Фейк как один из современных инструментов информационных операций, проводимых Украиной и поддерживающими ее странами (2022)

Подполковник С. Заполев,
кандидат военных наук

С началом проведения Вооруженными Силами (ВС) Российской Федерации на Украине специальной военной операции (СВО) значительно повысилась интенсивность информационных операций (ИО) не только Украиной, но и поддерживающими ее странами, в первую очередь США, Великобританией и Польшей. Значительная их часть связана с подготовкой и массовым распространением в социальных сетях, мессенджерах, печатных СМИ, на новостных, аналитических, официальных сайтах и других интернет-ресурсах, радио и телевидении заведомо ложной информации – фейков – о событиях на Украине и вокруг нее. Помимо дискредитации ВС и военно-политического руководства РФ фейки служат для формирования антироссийских настроений в мире.

Взгляды американского командования на информационные операции переняло большинство европейских государств, являющихся членами НАТО, партнерами и кандидатами на вступление в альянс1. Учитывая этот факт, а также характер проводимой Украиной и поддерживающими ее странами информационной кампании против России, существует необходимость в определении взаимосвязей фейков с введением в заблуждение (дезинформацией), психологическими операциями, пропагандой и другими элементами ИО зарубежных стран.

С 24 февраля 2022 года производство антироссийских фейков и их распространение в социальных медиа и СМИ приобрели масштабный характер.

Это связано с тем, что по степени эффективности в достижении военных, экономических и политических целей рассматриваемый инструмент ИО может быть сравним с применением высокоточного оружия или другого дорогостоящего вооружения, вводом торговых и финансовых санкций, а также с поддержкой агентов влияния, оппозиционных и националистических антироссийских сил как в России, так и в неугодных США государствах.

При дословном переводе с английского языка fake означает подделка, обман или фальшивка. В первую очередь, он рассматривается как интернет-термин, употребляемый по отношению к поддельной новости, информационному сообщению или другому пользовательскому контенту (user-generated content), специально подготовленному для распространения в социальных медиа и электронных СМИ ложной информации под видом достоверной и рассчитанной на введение в заблуждение объектов воздействия. Этот термин употребляется и специалистами ИО ВС зарубежных стран в рамках военной дезинформации (military deception) – деятельности по целенаправленному введению в заблуждение вероятного или реального противника путем "предоставления" ему заведомо ложной либо необходимым образом измененной правдивой информации, а также путем манипулирования ею в ходе непосредственного сообщения (передачи). Цель военной дезинформации заключается в побуждении противника к бездействию или выполнению действий, способствующих успешному выполнению задач своими войсками (силами).

Понятие "фейк" стало основой для появления следующих терминологических словосочетаний: фейковые материалы (fake materials), в том числе документы (fake documents); фейковые тексты (fake texts), включая истории (fake narratives) и рассказы (fake stories); фейковые сообщения (fake announcements) и заявления (fake allegations); "фейк-ньюс", или фейковые новости (fake news); фото- (fake photo), видео- (fake video) и аудио- (fake audio) фейк; фейковые страница (fake page) и аккаунт (fake account).

Самым распространенным выражением среди перечисленных является фейковые новости, которые появились за рубежом в 2017 году, когда этот термин был внесен в толковый словарь английского языка Collins English Dictionary с определением "ложная, зачастую сенсационная информация, распространяемая под видом новостных сообщений". В 2018 году Оксфордский университет внес его в свой словарь: "фейковые новости – это ложная информация, передаваемая или публикуемая под видом новостей с целью обмана или по политическим соображениям". Кроме того, среди зарубежных специалистов в области ИО используется классификация фейков по качеству их подготовки. Так, они делятся на низкокачественные (cheapfakes) и высококачественные (deepfakes).

В настоящее время в США и других зарубежных странах происходит унифицирование понятийно-категориального аппарата в рассматриваемой сфере.

В целом фейк вне зависимости от его вида необходимо считать инструментом введения в заблуждение (дезинформирования) объектов воздействия (целевые аудитории).

Средой распространения фейков являются социальные медиа и средства массовой информации (СМИ).

При этом к социальным медиа отнесены: социальные сети и мессенджеры, блоги и блог-платформы, интернет-порталы совместного использования контента и другие цифровые площадки по обмену информацией между пользователями, а к СМИ – телевидение, радио, газетные и журнальные издания.

Необходимо выделить следующие основные способы введения в заблуждение (дезинформирования) объектов воздействия – целевой аудитории:
– сообщение или передача заведомо ложной информации;
– сообщение или передача необходимым образом измененной (искаженной) правдивой информации;
– манипулирование правдивой информацией в ходе ее непосредственного сообщения или передачи.

Так, при внимательном рассматрении первого способа на примере сообщения "ИНТЕРФАКС-Украина", становится очевидной подтасовка официальным Киевом данных о потерях, когда у российских войск (сил) они преувеличиваются, а украинских – преуменьшаются или не сообщаются.

Помимо текстовых фейков Украиной и другими западными странами для введения в заблуждение целевой аудитории активно используются:
– постановочные видео- и фотоматериалы, касающиеся, например, "жертв агрессии" Российской Федерации на территории республики или захвата якобы российских разведывательно-диверсионных групп, которых изображают личный состав центров информационно-психологических операций (ИПсО) сил специальных операций (ССО) Украины, активисты националистических формирований и случайные граждане;
– реальные видео- и фотоматериалы, которые необходимым образом изменяются. Так, сбитые вертолеты и самолеты, выведенные из строя боевые танки, боевые бронированные машины и другая техника ВСУ выдаются за уничтоженные российские образцы ВВТ, а намеренное и непреднамеренное (например, вследствие неисправности систем оружия) уничтожение гражданской и социальной инфраструктуры городов украинскими войсками (силами) – за акты (результаты) агрессии российских Вооруженных Сил;
– видео- и фотоматериалы, снятые в ходе военных конфликтов в других зарубежных странах или в рамках мероприятий оперативной (боевой) подготовки иностранных войск (сил) и выдаваемые за текущие боевые действия на Украине. В частности, их используют для подготовки фейков о том, как ВСУ легко уничтожают российские войска (силы), участвующие в СВО;
– записи компьютерных игр, выдаваемые за реальные бои с участием лучших военнослужащих Украины против российских войск (сил);
– якобы захваченные в бою, добытые украинскими спецслужбами и другими способами полученные важные документы ВС РФ. В их число вошли фиктивные документальные подтверждения массового отказа российских военнослужащих от участия в СВО.

Вышеперечисленное не охватывает весь перечень и все варианты применения зарубежными странами "материалов" для производства фейков, но дает представление о наличии у них широкого спектра возможностей по созданию ложной информации, используемой в противоборстве с Россией.

Одновременно с введением в заблуждение фейки могут предназначаться для информационно-психологического воздействия на целевую аудиторию и/или пропаганды определенных взглядов в интересах оказания влияния на когнитивные способности (восприятие, мышление, сознание и память), эмоциональное состояние, убеждения, занимаемую позицию и, в конечном счете, деятельность объектов воздействия2.

Так, Украина и поддерживающие ее страны используют фейки не только для введения в заблуждение объектов воздействия, но и для достижения следующих целей психологических операций:
– отвлечение или переключение внимания гражданского населения Украины от реальных политических, экономических, социальных, военных и других проблем в стране;
– овладение индивидуальным, групповым и массовым сознанием и управление поведением ("зомбирование") гражданского населения республики;
– стимулирование ненависти у личного состава силовых структур и гражданского населения Украины (преимущественно антироссийски и нейтрально настроенных его частей) по отношению к войскам (силам) России, Донецкой и Луганской народных республик (далее – ДНР и ЛНР);
– запугивание части гражданского населения Украины (преимущественно пророссийски настроенной);
– шоковое воздействие на мировое сообщество, в том числе на население стран, поддерживающих Украину, и нейтральных государств, а также на международные организации и лидеров общественного мнения, культурных, политических, религиозных и других сообществ зарубежных государств;
– дезориентация в информационном пространстве военно-политического руководства и личного состава ВС РФ, деморализация военнослужащих, участвующих в специальной военной операции, вызов у них чувства страха, растерянности и вины;
– создание и распространение панических настроений у граждан России, в первую очередь среди членов семей военнослужащих, участвующих в СВО;
– оскорбление чести, достоинства и ментальности русскоязычного населения, осквернение памяти советских и российских военнослужащих, погибших в Великой Отечественной войне и в ходе СВО соответственно, искажение духовного наследия и традиций русской культуры и искусства.

Так, фейки активно применяются Украиной для вызова у населения страны чувства страха, который как и другие негативные эмоции купирует здравый смысл и логику, не оставляя объектам воздействия возможности усомниться в правдивости информации. Часто они используются для переключения внимания целевой аудитории с военно-политических и социально-экономических проблем в своей стране на "информационный повод".

В свою очередь, например, это позволяет ослабить либо, напротив, усилить протестное настроение гражданского общества Украины.

Кроме того, Киев и поддерживающие его страны используют фейки не только для введения в заблуждение и информационно-психологического воздействия на целевую аудиторию, но и для пропаганды определенных взглядов. В частности, украинское ВПР в своих фейковых сообщениях и заявлениях регулярно дает ложную информацию о своих "мирных" намерениях по отношению к Российской Федерации и "бесчеловечных" действиях ее Вооруженных Сил в ходе СВО, призывает к войне с Россией и обосновывает необходимость ее масштабного развязывания и задействования для этого всех имеющихся в распоряжении поддерживающих Украину стран возможностей. Оно также активно популяризирует победы выдуманных украинских "героев войны", взгляды, побуждающие и разжигающие национальную и религиозную ненависть, вражду к российскому народу и ко всему русскому в целом, расовые теории о превосходстве украинцев над русскими, идеологические позиции отношения к России как к авторитарной стране с диким и невежественным населением, руководство которой не считается с нормами международного права.

В рамках пропаганды также может быть использована подтасовка данных о потерях. В ближайшем будущем следует ожидать того, что ВПР Украины начнет уже не преуменьшать, а преувеличивать число своих потерь для усиления русофобии среди украинского населения.

Значительный объем задач по подготовке и распространению фейков решается органами и силами киберопераций ВСУ и поддерживающих республику стран. В частности, ими размещаются на интернет-ресурсах, в социальных сетях и мессенджерах фейки или осуществляется искажение либо подмена передаваемых (сообщаемых) правдивых новостей и другой информации на фейковую. Для этого "взламываются" российские веб-серверы, сайты, приложения, ресурсы с телевизионными расписаниями ведущих операторов кабельных сетей России, проводятся другие сетевые атаки на социальные медиа и электронные СМИ. Кроме того, рассылаются фиктивные электронные письма, создаются фейковые (зеркальные) отдельные веб-страницы и многостраничные веб-сайты, публикующие недостоверные сообщения и заявления реальных представителей органов государственной власти, руководителей политических партий, общественных деятелей и т. д.

Так, фейковая новость, опубликованная на фейковом сайте партии "Единая Россия" (IP-адрес зарегистрирован в США) 16 апреля 2022 года, направлена на разобщение российского общества и дискредитацию Вооруженных Сил в связи с якобы поставленной Воздушно-космическим силам задачей по уничтожению орбитальной группировки системы спутниковой связи "Старлинк" американской компании SpaceX в связи с их предполагаемым задействованием в ударе по крейсеру "Москва" Черноморского флота. Вторая цель информационного вброса – подрыв доверия к заместителю председателя Совета Безопасности РФ – председателю партии "Единая Россия" Д. Медведеву и фракции в целом.

Конечные цели применения фейков могут быть различными. Если они имеют военно-политическое значение, как на Украине, то планируемый результат информационных мероприятий может варьироваться от изменения мнения и, как следствие, поведения или отношения целевой аудитории к определенным событиям, процессам, деятельности субъектов отношений, воспринимаемой действительности и т. п. до оказания деструктивного воздействия и создания угроз функционированию демократических институтов, общественно-политическому устройству и национальной безопасности вероятного или реального противника. Так, распространенной целью применения фейков рассматриваемыми зарубежными странами является дискредитация ВС РФ преимущественно путем обвинения российских войск (сил) в якобы совершении противоправных действий.

Цели применения фейков прямо или косвенно отражают объекты воздействия. Украиной и рядом других стран в ходе проведения ВС России специальной военной операции для воздействия (оказания влияния) выбраны следующие основные целевые аудитории:
– личный состав вооруженных сил и других силовых структур Украины, включая граждан, призванных на военную службу по мобилизации;
– гражданское население Украины, в том числе антироссийски, пророссийски и нейтрально настроенные его части и жители территорий республики, контролируемых войсками (силами) России, ДНР и ЛНР;
– мировое сообщество, включая население стран, поддерживающих Киев, и нейтральных государств, а также стран, оказывающих поддержку России;
– международные организации;
– лидеры общественного мнения, культурных, политических и религиозных сообществ, оппозиционные и другие различные общественно-политические силы зарубежных государств;
– военно-политическое руководство России, ДНР и ЛНР;
– личный состав ВС РФ, в том числе военнослужащие, участвующие в СВО, а также народной милиции ДНР и ЛНР;
– гражданское население России, включая членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту и участвующих в СВО, и военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, граждан призывного возраста и пребывающих в запасе;
– граждане России, проживающие за ее пределами;
– предпринимательские круги ВПК поддерживающих Украину стран.

Отметим, что один и тот же фейк может быть рассчитан на несколько целевых аудиторий.

Механизм воздействия фейками основан на следующем. Практически каждый человек проводит часть своего времени в так называемом информационно-коммуникационном пространстве – одной из основных информационных сред. Поведение в ней коррелирует не с объективной информацией о происходящих в сфере его интересов явлениях и событиях, а с коммуникативной информацией, содержащей подготовленное (чужое) мнение. Также важно подчеркнуть, что информационная среда может быть рассмотрена как подмножество информационного пространства, характеризующего по информационному взаимодействию объект (или их группу) окружения, на который оно оказывает влияние.

С точки зрения специалистов ИО, применение фейков позволяет "проникнуть" в уже существующую или сконструировать новую информационную среду, связанную с определенным объектом воздействия (управления), относительно которого эта среда рассматривается.

Для введения в заблуждение целевой аудитории бывает достаточно единичных фейков. Для манипулирования эмоциональным состоянием, оказания существенного влияния на когнитивные способности, убеждения, занимаемую позицию и в конечном счете деятельность целевой аудитории необходима совокупность фейков и их регулярное "тиражирование" в ходе так называемых информационных кампаний. Все это позволяет сформировать требуемую информационную реальность. Для гарантированного убеждения пользователей в "востребованности" фейкового контента и авторитете его создателей могут быть использованы различные способы. Например, в социальных медиа может осуществляться симуляция активности целевой аудитории путем покупки на специальных биржах и сервисах лайков, подписок, репостов, комментариев и других показателей вовлеченности пользователей. С этой же целью может создаваться сеть администрируемых фейковых аккаунтов. Для исключения подрыва доверия к сообщаемой информации распространение и создание "востребованности" фейкового контента осуществляется под внешним управлением. В частности, это позволяет избежать излишней "агрессивности" или навязчивости в его доведении до пользователей.

Вне зависимости от вида фейка его применение представляет собой комплекс мероприятий организационного и технического характера по созданию (подготовке, производству) и распространению ложной информации в социальных медиа и СМИ в интересах введения пользователей – объектов воздействия – в заблуждение.

Организационная составляющая деятельности Украины и поддерживающих ее стран по созданию и распространению фейков в первую очередь представлена:
1. Органами и силами военной дезинформации, психологических и киберопераций национальных вооруженных сил.
2. Органами по стратегическим коммуникациям и по связям с общественностью министерств обороны.
3. Другими министерствами и ведомствами (учреждениями), в том числе подведомственными им специальными службами.
4. Главами государств и их администрациями.
5. Специализированными центрами НАТО и ЕС.
6. "Независимыми" (партнерскими) СМИ и социальными медиа, а также их объединяющими новостными агентствами и медиакорпорациями.
7. Некоммерческими организациями, проводящими "журналистские" расследования.
8. Аналитическими некоммерческими структурами.
9. Коммерческими компаниями, специализирующимися на установлении связей с общественностью и коммуникациях. Отметим, что с руководителями этих компаний активно взаимодействуют как национальные спецслужбы, так и правительственные органы.
10. Консалтинговыми компаниями, активно взаимодействующими со СМИ и социальными медиа.
11. Антироссийски настроенными представителями государственной власти, лидерами гражданского общества, журналистами, блогерами, интернет-пользователями и другими "волонтерами", прямо или косвенно связанными с социальными медиа и СМИ.
12. Научно-исследовательскими организациями и образовательными учреждениями.

Способы создания фейков. В зависимости от вида фейка для его производства специальных знаний и умений или вообще не требуется, или они необходимы, причем на уровне сертифицированного специалиста либо инженера-программиста. В последнем случае важным является наличие навыков и опыта анализа результативности их применения и совершенствования тактики работы с целевой аудиторией. Значительно облегчает создание фейков владение информационными технологиями как "оружием" не только информационного, но и гибридного противоборства.

При подготовке фейка в первую очередь учитываются: объекты воздействия (одна или несколько целевых аудиторий); необходимость гарантированного привлечения их внимания; вид самого фейка. Так, существенным моментом при подготовке фейковых новостей является подбор броского заголовка. Причем в случае постановки задачи по осуществлению информационно-психологического воздействия на целевую аудиторию такой заголовок должен иметь не столько резонансный или сенсационный, сколько шокирующий, посыл.

В отличие от фейка с ложной текстовой информацией фотофейки и видеофейки создаются для повышения наглядности и эффективности подачи недостоверной информации. Ее текстовая часть заменяется фейком визуального типа – фотографией или видеорядом, над которым для информационного подлога были проведены определенные цифровые, графические, временные и другие манипуляции. Так, западными специалистами ИО для изготовления фотофейка по отношению к выбранной фотографии применяются технологии кадрирования, горизонтального отзеркаливания, монтажа, изменения даты съемки и географической привязки, а также другие приемы цифрового вмешательства. Для подготовки видеофейков широко используются кадры из фильмов, видеозаписи компьютерных игр, съемки мероприятий оперативной (боевой) подготовки вооруженных сил Украины и других стран и прочие подходящие для этого материалы.

Применение сложных технологий цифровой манипуляции, искусственного интеллекта и алгоритмов "глубокого обучения" на основе нейросетей позволяет создавать высококачественные фейки, или "дипфейки", – высокореалистичный фальсифицированный видеоконтент. Он делается с помощью специального ПО ограниченного распространения. В наиболее простом варианте осуществляется встраивание с абсолютным правдоподобием изображения необходимой личности, например политического лидера, вместо изначально присутствующего на видеозаписи другого человека, обращающегося к целевой аудитории с определенным заявлением или обращением. В другом – обрабатывается библиотека подобранных видеорядов, фотографий и аудиозаписей с изучением манеры речи, выражений лиц и поведения людей, составляется и визуализируется на фоне реальных элементов обстановки образ создаваемой личности, в том числе реальной, которая производит необходимые действия в соответствии с замыслом заказчика фейка.

Низкокачественные фейки создаются с использованием широко доступных инструментов редактирования видео-, фото-, аудиоматериалов и текстов.

За рубежом весьма распространено производство и аудиофейков. В частности, Украиной и поддерживающими ее странами распространяются якобы перехваченные материалы радиопереговоров российских военнослужащих, участвующих в СВО, между собой, с членами своих семей, командованием в пунктах постоянной дислокации и т. п. Для их подготовки используются имена и позывные, полученные украинскими спецслужбами в ходе допросов военнопленных, и собственно фейковая информация.

Существуют различные схемы распространения фейков. При распространении ложных новостей в СМИ в качестве двух основных факторов выступают направление "тиражирования" фейков в соответствии со значимостью задействуемых СМИ (технология "вирусного" маркетинга) и имеющееся в распоряжении время. В первом случае речь идет о последовательном цитировании фейка снизу-вверх, то есть по цепочке "местная организация (газетное или журнальное издание, радио- или телепрограмма) – региональная организация – национальная организация – международное новостное агентство", или наоборот – сверху-вниз. Как правило, первый вариант задействуется, когда органы ИО обладают достаточным временем для проведения информационной акции; второй – когда недостоверной информацией или манипуляцией правдивой информацией необходимо оперативно привлечь общественное внимание и/или вызвать нужную реакцию у целевой аудитории.

Согласно первой схеме процесс выглядит следующим образом. Местная организация самостоятельно фабрикует или использует предоставленную политическими акторами, спецслужбами либо другими заказчиками фальшивую новость и осуществляет ее публикацию (сообщение). При этом для подтверждения "подлинности" содержащейся в ней заведомо ложной информации приводится ссылка на источник, который трудно найти или которого в действительности не существует. Далее эту новость подхватывают СМИ регионального уровня, затем национального и в конечном счете "авторитетное" новостное агентство, которые при публикации фейка ссылаются на региональное СМИ. Чем больше имеется "точек" одновременного вброса фейка, тем шире распространяется нужная заказчикам информация. Это уже позволяет ссылаться на данные из разных, а главное из многочисленных источников.

Согласно второй схеме уже международное новостное агентство самостоятельно фабрикует или использует предоставленную заказчиком новость, содержащую ложные сведения, и распространяя ее в своих организациях-представительствах, находящихся в различных регионах мира. При этом источником таких сведений в большинстве случаев выступает некое (анонимное) высокопоставленное государственное должностное лицо. Далее новость быстро тиражируется СМИ каждого из нижестоящих уровней.

В обеих схемах, как правило, появление фейков на каждом из уровней совпадает по времени, а их исчезновение из списка актуальных новостей происходит практически одновременно во всех СМИ.

Более простой способ распространения фейковых новостей – в социальных медиа. Например, фейк вбрасывается в соцсеть, затем он многократно "тиражируется" в этой или другой сети, мессенджерах, интернет-блогах и т. п. В конечном счете воспроизводить фейк, особенно если он резонансного характера или является сенсационным, начинают сами пользователи, что оказывает помощь в достижении цели информационной кампании. Здесь важно отметить, что распространение фейков может осуществляться преднамеренно и непреднамеренно. В первом случае этому процессу предшествует подготовка заведомо ложной или изменение (искажение) необходимым образом правдивой информации для ее последующего сообщения (передачи) целевой аудитории либо манипулирование правдивой информацией в ходе ее непосредственного сообщения или передачи; во втором – процесс введения в заблуждение целевой аудитории основан на неумышленном (неспециальном) "предоставлении" самими пользователями ложной информации. Именно это и происходит в ходе бездумного "репостинга" фейков в социальных медиа.

Кроме того, для распространения фейковой информации в социальных медиа часто используют так называемых ботов и троллей, роль которых исполняют как отдельные пользователи, так и специальные программные средства.

Существенную роль в концентрации усилий задействованных в информационной кампании против России органов, сил и средств играют распространяемые специальные руководства, инструкции, так называемые темники, и другие документы с указаниями и рекомендациями, подготовленные центрами ИПсО ССО Украины и их кураторами, часть из которых обновляется ежедневно. Они посвящены:
– использованию в социальных медиа и СМИ "одобренного" понятийно-категориального аппарата;
– "правильному" освещению событий, процессов, деятельности субъектов отношений, воспринимаемой действительности и т. п. путем использования элементов введения в заблуждение (дезинформации), информационно-психологического воздействия и пропаганды;
– порядку участия в информационной компании против России (рисунок).

Успешному применению Украиной и поддерживающими ее странами фейков способствуют не только огромные задействованные возможности и ресурсы, которыми обладают вышеперечисленные субъекты воздействия, а также хорошо спланированная, организованная и проводимая антироссийская информационная кампания, но и ряд следующих факторов:
– произошедшая за последнее время стремительная популяризация зарубежных социальных медиа и СМИ, широкое их использование населением России, Украины и поддерживающих ее стран;
– наличие тотального информационного контроля над социальными медиа и "откровенной" цензуры СМИ;
– недостаточная развитость и популярность российских социальных медиа и СМИ, ограниченное их использование населением зарубежных стран;
– высокая скорость распространения контента в социальных медиа и СМИ, что связано с наличием повсеместного доступа к сети Интернет, в том числе в районе боевых действий, и телефонов с расширенными мультимедийными возможностями, обеспечивающих целевую аудиторию доступом к этой сети;
– психология мирных граждан, связанная с желанием на фоне опасности для здоровья и угрозы жизни распространять непроверенную информацию;
– склонность людей соглашаться с мнением большинства.

Кроме того, необходимо учитывать масштабное финансирование информационной кампании против России, обеспечиваемое:
– правительствами США, Великобритании и Чехии через органы исполнительной власти и подчиненные им структуры, а также через независимые агентства и корпорации;
– американским национальным фондом в поддержку демократии (Nаtional Endowment for Democracy), фондами "Открытое общество" (Open Society Foundations) Джорджа Сороса, фондом Форда (Ford Foundation) и др.;
– общественными и неправительственными организациями.

Таким образом, создаваемые и распространяемые Украиной и поддерживающими ее странами в социальных медиа и СМИ фейки являются одним из основных современных инструментов информационных операций против России, который применяется на государственном и международном уровне для введения целевой аудитории в заблуждение и, как правило, оказания информационно-психологического воздействия на нее и/или с целью пропаганды определенных взглядов. Использование фейков имеет важное военно-политическое значение для зарубежных стран, так как в качестве объектов их воздействия рассматриваются в первую очередь личный состав военизированных формирований Украины, мировое сообщество, международные организации и лидеры общественного мнения, а также руководство России и ее Вооруженные Силы.

В настоящее время задействование Западом различных функционально ориентированных на действия в информационном пространстве возможностей против России направлено на достижение и удержание информационного превосходства как над ее Вооруженными Силами в ходе проведения ими на территории Украины специальной военной операции, так и Российской Федерацией в целом при обеспечении ею своей национальной безопасности и отстаивании духовной, религиозной, культурной и цивилизационной идентичности, традиционных ценностей и исторической памяти.

1 См.: Зарубежное военное обозрение. – 2021. № 10. – С. 3–11; – 2021. № 11. – С. 27–33.

2 Задача по информационно-психологическому воздействию решается в ходе психологических операций (Psychological Operations). В вооруженных силах США этот элемент ИО переименован в операции военно-информационного обеспечения (Military Information Support Operations).
За рубежом существенный объем задач пропаганды возложен на органы стратегической коммуникации (Strategic Communication).

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №7. - С. 3-14

Всего комментариев: 0
avatar