Европейский Центр передового опыта по противодействию «гибридным» угрозам (2021)

Полковник А. Свиридов

В последний период Североатлантический союз и Евросоюз проводят масштабную информационную кампанию против России как «агрессора», обвиняя ее в нарушении международных норм, подрыве мировой стабильности и ведении так называемой гибридной войны. Свидетельством этому, по мнению руководства обеих организаций, служат многочисленные примеры, которые, кстати, сам Запад провоцирует и инспирирует («отравление» Скрипалей и Навального, фальсификации вокруг крушения самолета Боинг-777 «Малайзийских авиалиний», «оккупация» Крыма, организация допингового скандала вокруг российских спортсменов, «неэффективность» российских вакцин от коронавируса, вмешательство России в выборы США и Великобритании, проведение РФ испытаний космического противоспутникового оружия и многое другое).

Ведущаяся активная информационная война с повсеместным использованием дезинформации, лжи и новостных фейков объясняется возрастающей конкуренцией и влиянием России на мировой арене, чего не могут допустить в первую очередь сторонники однополярного мира – Соединенные Штаты.

Несмотря на, казалось бы, достаточную проработанность теории ведения «гибридной» войны, в настоящее время у этого термина нет четкого определения.

В целом под этим понятием подразумевают согласованное применение политико-дипломатических, информационно-психологических, экономических и силовых инструментов для достижения каких-либо стратегических целей.

В правительственных структурах и аналитических сообществах иностранных государств широко используются такие определения, как «неявные военные действия», «нелинейные», «асимметричные», «нетрадиционные» и «гибридные» операции.

В само понятие «гибридные операции», широко употребляемое в Североатлантическом союзе, его руководство изначально заложило негативный смысл, то есть действия, осуществляемые в рамках таких операций, носят безнравственный, противозаконный и вероломный характер. Поэтому данный термин никогда не применяется альянсом в отношении собственных действий, которые рассматриваются как законные и соответствующие морально-этическим нормам, хотя они как раз и взяты из арсенала «гибридных» операций. Любые же мероприятия России на постсоветском пространстве подпадают под раскручиваемое Западом понятие «гибридная» операция.

К таковым там относят:
– информационные операции, проводимые в целях воздействия на органы государственного и военного управления противника для введения его в заблуждение, нарушения обмена данными и провоцирования на принятие выгодных для себя решений;
– применение современных технологий пропаганды и информационной обработки населения, оказание влияния на общественное мнение в выгодном для себя свете; предоставление искаженных данных, заведомое умалчивание фактов, симуляция несуществующих событий и дискредитация руководящего состава неугодных государств;
– психологические операции, направленные на подавление морально-психологического состояния населения и боевого духа личного состава вооруженных сил, создание в обществе атмосферы недоверия, формирование мотивации к радикальным и деструктивным действиям оппозиции;
– кибератаки на государственные и коммерческие инфраструктуры с целью выведения из строя или затруднения работы критически важных объектов, а также получения несанкционированного доступа к «чувствительной» информации;
– введение экономических санкций, прекращение инвестиций, блокирование товарооборота в отношении государств, создающих препятствия для достижения целей «гибридных» операций;
– протестные акции оппозиционных движений, деструктивные действия «агентов влияния», внедренных в структуры местной власти и поддерживающих курс на сепаратизм и самоопределение территорий;
– диверсионные действия, осуществляемые сепаратистскими силами и террористическими структурами, а также специальными воинскими формированиями без опознавательных знаков их государственной принадлежности.

Под «гибридными» угрозами в целом понимается согласованное применение политико-дипломатических, информационно-психологических, экономических и силовых инструментов для достижения стратегических целей
Комплексный подход к противодействию «гибридным» угрозам

Стратегические концепции НАТО предполагали использование широкого спектра «гибридных» средств воздействия на противника без объявления официальной войны еще с 1950-х годов, когда смещалось политическое руководство многих стран Азии, Африки и Латинской Америки. Североатлантический союз и ведущие страны-участницы на протяжении последних 20 лет также активно внедряют в практику в различных регионах мира «гибридные» методы в интересах достижения своих военно-политических целей.

Данное направление деятельности альянса реализуется в рамках так называемого всеобъемлющего подхода к обеспечению безопасности. Современный опыт устранения неугодных Западу режимов путем проведения операций с опорой на силы внутренней оппозиции, а также формирования условий для совершения «цветных революций» свидетельствует о практическом выполнении Североатлантическим союзом положений «всеобъемлющего подхода».

Следует отметить, что свержение законной власти на Украине в 2014 году, после чего к управлению страной пришли проамериканские нацистские силы, враждебные по отношению к России, считается одним из самых успешных случаев реализации «гибридной» войны со стороны ЕС и НАТО.

На фоне якобы разворачиваемой РФ «гибридной» войны против западных стран Евросоюз и НАТО в 2017 году открыли в Хельсинки Европейский центр передового опыта по противодействию «гибридным» угрозам (Hybrid CoE, далее – Центр) с ежегодным бюджетом 2,8 млн евро. Первоначально в апреле того же года свои подписи под Меморандумом о взаимопонимании поставили девять стран: Финляндия, Швеция, Латвия, Литва, США, Франция, Германия, Польша и Великобритания. Затем к ним присоединились еще 19 государств: Эстония, Норвегия и Испания – в 2017 году, Нидерланды, Дания, Италия, Австрия, Чехия, Канада, Румыния, Кипр – в 2018-м, Греция, Черногория, Словения, Турция, Люксембург, Венгрия, Португалия – в 2019-м и Словакия – в августе 2020 года.

В число партнеров Центра входят: Международный военный штаб НАТО и Международный секретариат альянса, Центр асимметричных угроз и исследований терроризма в Швеции, а также Европейская комиссия и Европейская внешнеполитическая служба. Последние две структуры в 2016 году разработали стратегию по борьбе с «гибридными» угрозами, предусматривающую комплекс мероприятий для выявления таковых и повышения к ним устойчивости. Кроме того, консультантами Центра являются члены Совета НАТО и комитета по внешней политике и безопасности ЕС.

Задачами Центра определены:
– сотрудничество между Евросоюзом и НАТО в области противодействия «гибридным» угрозам;
– обмен информацией и разведывательными данными между государствами – членами ЕС и его партнерами;
– проведение научных исследований в области «гибридных» угроз и разработка методологии противодействия им;
– организация консультаций, семинаров, тренингов и учений, которые призваны проверять способность стран-участниц реагировать на подобные действия;
– привлечение заинтересованных лиц к сотрудничеству для решения конкретных вопросов, вступать в диалог с правительственными и неправительственными экспертами, работающими в разных профессиональных областях;
– повышение устойчивости космической инфраструктуры к «гибридным» угрозам;
– участие в обеспечении защиты финансовой системы и ее инфраструктуры от кибератак;
– поведение активных мероприятий по противодействию фейковым новостям.

За время своей деятельности Центр разработал ряд концепций по противодействию «гибридным» угрозам, подготовке кадров и проведению учений.

Созданы рабочие группы: по «гибридному» влиянию (Великобритания), по негосударственным субъектам (Швеция), по факторам уязвимости и устойчивости (Финляндия). Четвертая группа, занимающаяся стратегией и обороной под руководством Германии, работает над стратегическим пониманием «гибридной» борьбы. В рамках этих подразделений осуществляется обмен опытом по таким вопросам, как устойчивость правовых систем, безопасность на море и в портах, защищенность энергетических сетей, использование беспилотных летательных аппаратов в диверсионных целях и противодействие вмешательству в проведение выборов.

Центром проводятся также занятия и учения по раннему предупреждению и ситуационной осведомленности, стратегической пропаганде и обмену информацией, кризисному реагированию, укреплению мер кибер- и энергетической безопасности посредством диверсификации энергоносителей и маршрутов их доставки. Ставятся задачи расширения возможностей по обнаружению «гибридных» угроз и принятия соответствующих мер против кампаний по дезинформации.

Организуются мероприятия по повышению готовности к химическим, бактериологическим, радиоактивным атакам: разрабатывается список химических веществ, которые представляют собой угрозу; ограничивается доступ к таким веществам; пересматриваются сценарии угроз и проводится анализ существующих систем обнаружения опасных веществ для улучшения эффективности их обнаружения. В этой связи в составе Центра планируется создать специализированные отделы по сбору и анализу разведданных в области химической, биологической, радиационной и ядерной безопасности.

В настоящее время основная задача ЕС и НАТО – снизить до минимального уровня международное влияние России, дискредитировать ее высшее военно-политическое руководство и привести к власти своих сторонников. Для достижения поставленной цели применяются уже упомянутые мероприятия «гибридной» войны:
– блокирование практически всех внешнеполитических инициатив, выдвигаемых Россией на международной арене по урегулированию конфликтов в непосредственной близости от своих границ;
– активное применение права вето в СБ ООН для блокирования конструктивных решений РФ по урегулированию конфликтных ситуаций;
– представление России в официальных внешнеполитических заявлениях и документах как врага, агрессора и нарушителя международного законодательства, что позволяет увеличивать финансирование военного бюджета Североатлантического союза, а также сохранять его единство;
– подмена странами ЕС и НАТО дипломатии откровенной русофобией;
– информационные атаки на любые шаги по взаимодействию России с другими странами в военной сфере;
– воспрепятствование экономическим интересам РФ, значимым проектам по сотрудничеству с другими государствами (например, газопровод «Северный поток-2») и вытеснение российских компаний с международных рынков;
– поощрение сепаратизма, национализма, социальных конфликтов и противостояния на почве религиозных убеждений;
– попытки дискредитации России в медицинской сфере путем критики ее вакцин от коронавируса;
– изменение традиционных ценностей и менталитета населения в сторону индивидуализма, социального эгоизма, меркантилизма и разрушения семьи;
– фальсификация исторических событий с целью представления России как «империи зла» со времен царского самодержавия, Советского Союза и в настоящее время.

Кроме того, по линии руководства стран Запада ведется активная борьба с влиянием российских средств массовой информации на международной арене, организуются кампании по отлучению российских спортсменов от участия в олимпиадах (или участия, но не под российским государственным флагом) без предъявления весомых доказательств их вины, а также все другие акции «гибридной» войны.

Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на опасения мирового сообщества относительно ведения Россией так называемой гибридной войны, Центр, другие западные организации и страны никак не отреагировали на предложение президента В. Путина «достигнуть универсальных международных правовых договоренностей, направленных на предупреждение конфликтов и выстраивание взаимовыгодного партнерства в мировом информационном пространстве для быстрого внедрения самых передовых технических решений в интересах предотвращения потенциальных рисков в этой сфере».

Таким образом, Европейский центр передового опыта по противодействию «гибридным» угрозам, Евросоюз и НАТО, приписывая Российской Федерации якобы исходящие от нее «гибридные» угрозы, в свою очередь проводят комплекс активных мероприятий во всех сферах жизнедеятельности (военной, политической, дипломатической, экономической, информационной, медицинской и др.), направленных на дискредитацию российского государства, изменение ментальной (цивилизационной) основы его населения, а также на объединение усилий этих организаций и стран-партнеров по повышению своей устойчивости и безопасности в таких областях, как военный потенциал альянса и Евросоюза, киберпространство, космос и спутниковая связь, критическая инфраструктура (в том числе энергетические сети и атомные электростанции), финансовая система и информационное поле.

Зарубежное военное обозрение. - 2021. - №7. - С. 17-21

Всего комментариев: 0
avatar