О ходе строительства системы противоракетной обороны НАТО (2015)

Подполковник А. Лесков

Руководство Североатлантического союза в ходе проведения комплекса мероприятий по стратегическому сдерживанию Российской Федерации уделяет повышенное внимание вопросам создания системы противоракетной обороны альянса и разработки подходов к ее применению. В настоящее время заметный вклад в развертывание средств ПРО НАТО в Европе вносят Соединенные Штаты Америки, которые последовательно реализуют мероприятия в рамках так называемого поэтапного адаптивного подхода1.

В результате завершения первого этапа развертывания с 2012 года на боевое дежурство в акватории Средиземного моря на ротационной основе заступили корабли ВМС США, оснащенные многофункциональной системой управления оружием "Иджис" с противоракетами (ПР) "Стандарт-3" мод. 1А. В интересах обнаружения баллистических ракет задействуются РЛС передового базирования AN/TPY-2, развернутые в Турции и Израиле, станции AN/SPY-1 упомянутых кораблей. Обеспечена также возможность получения данных от других информационно-разведывательных средств ПРО США.

В настоящее время американские эсминцы УРО "Дональд Кук" и "Портер" базируются в военно-морской базе Рота (Испания) на постоянной основе. В составе командования ОВВС альянса (АвБ Рамштейн, ФРГ) функционирует оперативный центр ПРО, где организовано круглосуточное боевое дежурство в интересах руководства выделенными силами и средствами, отслеживания изменений обстановки и своевременного оповещения органов управления НАТО и государств-участников об угрозе ракетного нападения. Налажен оперативный обмен информацией между органами управления систем противоракетной обороны блока и глобальной ПРО США.

По заявлениям руководства Североатлантического союза, к настоящему времени система ПРО альянса достигла уровня "ограниченной оперативной готовности", который позволяет обеспечить защиту территории стран-участниц, расположенных в юго-восточной части Европы, от одиночных ударов тактическими и оперативно-тактическими ракетами.

На втором этапе (до конца 2015 года) предполагается повысить возможности системы ПРО НАТО за счет прибытия в ВМБ Рота эсминца УРО "Карни" ВМС США. Кроме того, намечено завершить развертывание наземного противоракетного комплекса "Иджис Эшор" в Румынии (н. п. Девеселу), оснащенного 24 ПР "Стандарт-3" мод. 1Б.

В ходе третьего этапа (до 2018 года) предусматривается развернуть наземный комплекс "Иджис Эшор" с ПР "Стандарт-3" мод. 2А в Польше (н. п. Редзиково), а также модернизировать несколько кораблей ПРО для размещения на них данных противоракет.

Ранее планировавшееся развертывание в рамках четвертого этапа (до 2020 года) перспективных ПР "Стандарт-3" мод. 2Б, способных осуществлять перехват МБР и БРПЛ, отложено на неопределенный срок в связи с возникшими техническими проблемами при разработке такой противоракеты.

Помимо этого, руководство США предусматривает базирование на континентальной части страны шести мобильных противоракетных комплексов ТХААД, которые в экстренном случае в сжатые сроки могут быть переброшены в Европу. Для повышения возможностей противоракетной обороны НАТО и в связи с необходимостью экономии финансовых средств Вашингтон планирует все более активно привлекать к созданию системы ПРО европейские государства - члены блока. Кроме того, развертывание противоракетных средств в Европе является мощным фактором сплочения союзников по НАТО (в первую очередь вокруг США) за счет более тесного военного и военно-технического сотрудничества между ними.

В рамках указанной деятельности одной из основных задач Североатлантического союза является интеграция имеющихся у европейских стран альянса противоракетных средств в единую систему и ее сопряжение со средствами глобальной ПРО США (к 2018 году).

Наибольший вклад в развитие системы противоракетной обороны НАТО способны внести Великобритания, Франция, Италия, Германия, Дания, Испания, Нидерланды, Норвегия и Польша. Так, к настоящему времени уже подписаны технические соглашения о включении в систему ПРО альянса национальных средств ВС Франции, Германии, Нидерландов, Италии и Польши.

В качестве средств усиления информационно-разведывательной составляющей системы ПРО НАТО рассматриваются РЛС "Смарт-L", которыми предусматривается оснастить четыре ФР УРО типа "Де Зевен Провинсиен" ВМС Нидерландов (оборудование фрегатов данной РЛС предусмотрено начать в 2018 году с темпом один корабль в год). На вооружении ВМС Франции, Италии и Великобритании имеются корабли, оснащенные ЗРК ПААМС с ЗУР "Астер-15/30" и РЛС дальнего обнаружения S-1850M (последняя может быть задействована для обнаружения и сопровождения пусков баллистических ракет).

Командование ВС Франции в рамках соответствующих национальных программ разрабатывает спутниковую систему раннего обнаружения пусков БР, а также наземную транспортабельную РЛС, которые смогут применяться в составе системы ПРО НАТО.

Кроме того, руководство Германии, Дании, Испании, Норвегии и Нидерландов изучает возможность модернизации фрегатов УРО национальных ВМС с целью их использования для перехвата ракет в составе верхнего эшелона ПРО Североатлантического союза.

В интересах наращивания потенциала нижнего эшелона противоракетной обороны альянса намечается использовать ЗРК наземного и морского базирования ВС европейских государств, способные осуществлять перехват баллистических целей: САМП/Т (Франция, Италия), ПААМС (Франция, Италия), "Патриот" ПАК-3 (Германия, Нидерланды). В частности, зенитный ракетный комплекс САМП/Т и его корабельный вариант ПААМС обеспечивают дальность перехвата TP и OTP до 35 км на высоте до 20 км, а ЗРК "Пэтриот" ПАК-3 - соответственно до 25 и 15 км.

В Германии и Италии продолжаются работы в рамках программы создания ЗРК МЕАДС (дальность перехвата до 35 км, высота до 20 км). В качестве потенциального партнера при проведении соответствующих НИР рассматривается Польша.

Помимо этого, во Франции и Италии разрабатывается ЗУР "Астер-30" мод. 1NT, а также противоракета "Астер-30" мод. 2.

По мнению руководства Соединенных Штатов, необходимо, чтобы европейские союзники не только выделяли информационно-разведывательные и огневые средства в состав системы ПРО НАТО, но и решали бы задачи всестороннего обеспечения ее функционирования. Такое участие может выражаться в предоставлении соответствующих подразделений для защиты объектов ПРО от ударов с воздуха, формирований инженерных войск и РХБ-защиты, а также в создании запасов противоракет для этой системы и т. д.

С целью налаживания взаимодействия и расширения сотрудничества в сфере противоракетной обороны с другими странами региона руководство альянса проводит регулярные консультации с представителями Австрии, Мальты, Ирландии, Швейцарии, Швеции и Финляндии.

На фоне напряженности отношений с Москвой в НАТО уделяют повышенное внимание не только организационно-техническим аспектам создания системы ПРО, но и обоснованию необходимости ее строительства в интересах формирования выгодного для себя общественного мнения и консолидации союзников.

Так, размещение Россией оперативно-тактических комплексов "Искандер-М" в Калининградской области и активизацию деятельности российских ВВС Брюссель трактует как доказательство повышения уровня ракетной угрозы для населения стран альянса. Данный факт используется в качестве дополнительного аргумента для обоснования необходимости расширения военного и военно-технического сотрудничества государств НАТО в области создания ПРО в Европе. Это также способствовало скорейшему улаживанию имевшихся разногласий между Вашингтоном и Варшавой относительно формальных деталей размещения комплекса "Иджис Эпюр" на территории Польши.

Аналогичные доводы применяются и для того, чтобы убедить руководство и население Дании, Испании, Нидерландов, Норвегии и ФРГ в обоснованности выделения финансовых средств для переоборудования кораблей ВМС этих государств в интересах их задействования в составе морского компонента ПРО НАТО.

По взглядам экспертов альянса, развертывание противоракетных средств способно в обозримой перспективе снизить значимость ядерного оружия в современных военных конфликтах, обеспечив высокую вероятность перехвата одиночных пусков оперативно-тактических и межконтинентальных баллистических ракет. Тем самым ставится под сомнение эффективность ограниченных ракетно-ядерных ударов (РЯУ) противника, которые тот мог бы применить в качестве "последней меры предупреждения". Таким образом, руководство противостоящей стороны вынуждено будет принимать гораздо более сложное решение о нанесении массированного РЯУ с практически гарантированным аналогичным ответом со стороны НАТО либо полностью отказаться от применения ядерного оружия в ходе боевых действий. В условиях значительного превосходства блока в неядерных ударных средствах стратегического радиуса действия данный фактор может иметь решающее влияние на исход военного конфликта.

Руководство Североатлантического союза считает, что при нарастании напряженности в зоне оперативных интересов альянса проведение внеплановых учений и практических стрельб с использованием системы ПРО позволит продемонстрировать решимость и единство стран-союзниц, а также станет важным фактором сдерживания противника.

В цепам характер и содержание проводимых руководством НАТО мероприятий свидетельствуют о стремлении завершить развертывание системы противоракетной обороны в запланированные сроки, что станет важным элементом комплекса мер по сдерживанию Российской Федерации. При этом развитию системы ПРО все в большей степени способствует деятельность, направленная на интеграцию возможностей средств противоракетной и противовоздушной обороны европейских союзников по НАТО в единый контур управления.

1См.: Зарубежное военное обозрение.-2015.-№2.-С. 63-69.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №6, С.28-30

Всего комментариев: 0
avatar