Перспективы строительства системы противоракетной обороны НАТО (2015)

Полковник О. Игнатьев

Руководство Североатлантического союза придает большое значение созданию противоракетной обороны НАТО. Основополагающим решением в данной области стала одобренная на Пражском саммите альянса (2002) инициатива по разработке концепции создания потенциала ПРО НАТО для защиты территорий, войск и важных объектов стран блока.

Для реализации данной инициативы было проведено технико-экономическое исследование (ТЭИ), которое позволило определить потенциальные возможности европейских стран-участниц и их военно-промышленного комплекса. Ответственность за ТЭИ была возложена на многонациональную промышленную группу альянса. Исследование проводилось совместно с консультативным агентством НАТО по связи и управлению, а также со специальной рабочей группой по ПРО.

В дальнейшем руководством альянса был выполнен комплекс мероприятий, направленных на обеспечение реализации планов создания системы противоракетной обороны НАТО.

Так, по итогам Бухарестского саммита альянса (2008) все его участники одобрили планы Вашингтона по развертыванию в Европе элементов американской глобальной системы ПРО. Кроме того, была поддержана идея сопряжения американских и имеющихся в объединенной системе ПВО блока европейских средств ПВО/ПРО.

На саммите НАТО в Лиссабоне (2010) было принято принципиальное политическое решение о создании системы противоракетной обороны альянса. В соответствии с ним руководство Североатлантического союза приступило к разработке концептуальных документов по созданию интегрированной системы ПВО/ПРО.

В 2012 году стратегическое командование реформирования ОВС блока (Норфолк, США) разработало документ "Концепция создания интегрированной системы ПВО/ПРО НАТО" (далее - концепция).

В соответствии с данным документом строительство интегрированной системы ПВО/ПРО предполагает сопряжение двух подсистем - существующей объединенной системы ПВО и перспективной системы ПРО блока, на основе имеющихся в распоряжении НАТО средств связи и автоматизированного управления.

Концепция определяет направления повышения (сохранения) боевых возможностей сил и средств, устанавливает требования к их боевой готовности, а также распределяет полномочия между коалиционными и национальными органами. Согласно изложенным в документе подходам возможности альянса по эффективной организации противоракетной обороны в значительной степени зависят от успешной реализации четырех основных направлений строительства интегрированной системы ПВО/ПРО НАТО: развитие автоматизированной системы боевого управления, связи и разведки; совершенствование разведывательного обеспечения; проведение мероприятий активной ПВО; принятие мер пассивной ПВО.

Архитектура автоматизированной системы боевого управления, связи и разведки является основой для интеграции противовоздушных и противоракетных средств. Данная система предполагает четкие административные процедуры, а также информационный обмен между всеми задействованными структурами.

Достоверное и полное разведывательное обеспечение рассматривается в качестве необходимого условия для оценки текущей обстановки, принятия решения на применение систем оружия и организации управления для осуществления комплексных задач ПВО/ПРО. Система разведывательного обеспечения призвана способствовать созданию так называемой обобщен-ной картины оперативной обстановки, через которую будут поступать и распределяться данные раннего предупреждения о потенциальных угрозах воздушного и ракетного нападения, необходимые для своевременного и адекватного реагирования.

Активная ПВО предполагает задействование оборонительных средств ПВО (при поддержке других сил и средств) в интересах уничтожения (подавления) средств воздушного нападения и баллистических ракет или снижения эффективности наносимых ударов.

Мероприятия пассивной ПВО должны способствовать повышению живучести сил и средств путем снижения возможности наведения на них ударных систем, а также сведения к минимуму эффективности средств воздушной и космической разведки противника. Они позволят снизить возможности противника по наведению на цели средств поражения, обеспечить защиту своих средств, объектов и важных районов от воздушных и ракетных ударов путем уменьшения степени их уязвимости, а также оперативно восстановить их после нанесенных ударов.

Эти мероприятия предусматривают следующее: задействование систем тревог и раннего предупреждения об опасности, передачу срочной информации о возможных ракетных пусках, маскировку жизненно важных объектов и средств, физическую защиту зданий и убежищ, рассредоточение объектов возможного поражения, введение противника в заблуждение, применение технологии "стэлт". Кроме того, запланированы мероприятия по контролю над электромагнитными излучениями, обеспечению скрытности проведения операций, защите от ОМП. При необходимости пассивные меры ПВО могут предприниматься во взаимодействии с гражданскими организациями, что позволит минимизировать ущерб от воздушных и ракетных ударов для населения, территории и войск (сил) стран альянса.

Структура управления консультативной промышленной группой

Председатель КПГ от США - Роберт Е.(Боб) Денерт; председатель КПГ от европейских стран - Бернд Крайенбаум (Германия)

Группы разработки

информационно-разведывательных средств средств разведки, боевого управления и связи противоракетных комплексов элементов системы всестороннего обеспечения
Председатель от США - Лаура Шампайн ("Рейтеон"); председатель от европейских стран - Кристина Вивес ("Индра") Председатель от США - Алан Мербаум ("Локхид-Мартин"); председатель от европейских стран - Гильметтеле Менестрел (NRS) Пять сопредседателей: Андреас Линман ("Астриум"); Майк Попович ("Боинг"); X Стивене "{Локхид-Мартин"); Клаудио Понзи (VDDF); Чак Лайентс ("Рейтеон") Председатель от США -Бобби Дэвис ("Локхид-Мартин"); председатель от европейских стран - Ярослав Сулковитский (ITWL)

Согласно концепции интегрированная система ПВО/ПРО НАТО по степени готовности к применению должна быть легко адаптируемой для мирного времени, кризиса и конфликта.

Для координации усилий военно-промышленного комплекса стран - участниц по строительству противоракетной обороны альянса создана консультативная промышленная группа (КПГ, "НИАГ" -NIAG). В настоящее время специалистами НИАГ сформирован перспективный облик и разработаны основные направления строительства системы ПРО НАТО, в рамках которой будут развернуты подсистемы: разведки, боевого управления и связи; информационно-разведынательная; противоракетных комплексов и всестороннего обеспечения.

В интересах решения информационно-разведывательных задач планируется использовать средства наземного, морского, воздушного и космического базирования.

Сухопутный компонент средств информационно-разведывательного обеспечения намечается развивать по следующим направлениям:
- модернизация уже принятых на вооружение РЛС ПВО дальнего радиуса действия (DADR/FADR, "Мастер- А400/500", AN/TPS-80, AN/TPS-77, FPS-117 и EL/M-2080), эксплуатируемых в интересах объединенной системы ПВО НАТО, и станций, создаваемых в рамках многонациональных программ, например ЗРК "Меадс", с целью придания им способности по решению задач раннего обнаружения, сопровождения и селекции баллистических целей на среднем и конечном участках их траектории, оценке результатов стрельбы, а также по выдаче целеуказаний взаимодействующим противоракетным комплексам и ЗРК объектовой системы ПВО;
- принятие на вооружение и поставка в войска РЛС ПРО (AN/TPY-2, AN/SPY-1), выпуск которых уже освоен промышленностью.

При этом на отдаленную перспективу (после 2020 года) запланирована совместная разработка европейской РЛС ПРО и создание объединенной сети радиолокационных постов, размещенных на территории стран региона. Наибольший вклад в создание данной системы могут внести фирмы "БАэ системз", "Кассидиан, "Индра", "Се-лекс" и "Талес".

При разработке морских радиолокационных систем основное внимание планируется направить на совершенствование принятых на вооружение РЛС ПВО дальнего радиуса действия ("Эмпар", "Смарт-L", S1850M, AN/ SPY-ID, "Сэмпсон") и оптико-электронных систем поиска и сопровождения целей, выпускаемых фирмами "Талес" и "Нортроп-Грумман", для придания им возможностей ПРО, а также на создание (после 2020 года) РЛС нового поколения.

Основное внимание при разработке оптико-электронных систем воздушного базирования уделяется созданию бортовой аппаратуры обнаружения инфракрасного диапазона. Данную аппаратуру предполагается устанавливать на БЛА типа "Глобал Хок" или другие летательные аппараты. Технологической основой этих комплексов могут служить уже принятые на вооружение системы производства компании "Нортроп-Грумман" - проект ЕО DAS (применяется на тактических истребителях F-35 "Лайтнинг-2") или "Рей-теон" - проект MTS-B (на БЛА MQ-9 "Предатор"), а также разрабатываемые фирмами "Диль" и "Сажем" - проект "Мирадор".

Космической составляющей информационно-разведывательных комплексов может стать проходящая испытания космическая спутниковая система США СТСС1 и разрабатываемая ПТСС. После 2020 года планируется создать европейскую космическую группировку, обеспечивающую ПРО НАТО.

Основу огневого компонента ПРО блока составят противоракетные комплексы, осуществляющие перехват на верхнем и нижнем эшелонах2.
Поражение БР на верхнем эшелоне будет обеспечиваться противоракетными комплексами "Тхаад", а  также наземным и корабельным вариантами системы управления оружием "Иджис" с ПР "Стандарте" американского производства. В отдаленной перспективе (после 2020 года) предполагается разработать и принять на вооружение европейскую противоракету "Астер-30" мод. 2, а также приступить к разработке ракеты-перехватчика нового поколения "Экзогард"3.

Для поражения целей на нижнем эшелоне планируется использовать находящиеся на вооружении стран НАТО ЗРК "Пэтриот", "САМП/Т" и "ПААМС", а также разрабатываемый комплекс "Меадс". В ближайшей перспективе их намечается оснастить противоракетами с улучшенными характеристиками "Пэтриот" ПАК-3 MSE и "Астер-30" мод. INT.

Всестороннее обеспечение строительства ПРО, по мнению натовских специалистов, предполагает реализацию следующих направлений: научно-исследовательская и учебно-боевая деятельность; тыловое и техническое обеспечение; формирование политико-правового поля применения средств ПРО.

В научно-исследовательской и учебно-боевой деятельности разделяют теоретическую и практическую сферы. К теоретической относятся моделирование, аппаратное тестирование, компьютерные учения, а также командно-штабные учения и тренировки. Под практической сферой понимают исследовательскую и учебно-боевую деятельность с осуществлением запусков противоракет. В нее входят разработка и использование мишеней, адекватных предполагаемым целям, тестовые пуски противоракет, учебно-боевые пуски и проведение учений с практической стрельбой.

К мероприятиям тылового и технического обеспечения системы ПРО относятся: организация технического обеспечения на всех этапах жизненного цикла элементов системы, создание единой службы тыла и ее зональных организаций, формирование и ведение единой базы данных поставщиков служб тыла, организация управления и взаимодействия по тыловому обеспечению4.

При формировании политико-правового поля применения системы ПРО особое внимание уделяется созданию единой системы стандартов для тылового и технического обеспечения (при содействии агентства НАТО по стандартизации и польского военного центра по стандартизации и контролю WCNJiK), организации единой системы связи (польская фирма UKE), разработке системы отображения обстановки (на базе единой системы КВП и УВД), подключению противоракетной обороны к системе управления кризисами альянса (RAMZES Польша), налаживанию сотрудничества с гражданскими организациями по действиям в чрезвычайных ситуациях.

Промежуточные итоги строительства ПРО НАТО нашли подтверждение на саммите Североатлантического союза в Чикаго (2012), где было заявлено о достижении "предварительной оперативной готовности" системы. По мнению военных экспертов блока в настоящее время это позволяет осуществлять зонально-объектовое прикрытие группировок войск на ТВД от одиночных ударов тактических и оперативно-тактических ракет.

В целом характер и содержание проводимых руководством Североатлантического союза мероприятий свидетельствуют о его стремлении выполнить взятые на себя обязательства по развертыванию ПРО в запланированные сроки. Вместе с тем участие европейских стран НАТО в создании системы противоракетной обороны изначально носит ограниченный характер и лишь частично дополняет американские элементы глобальной ПРО, размещаемые в Европе.

1 В настоящее время в состав космической группировки входят два KA данной системы.

2 В соответствии с классификацией, принятой в НАТО, перехват баллистических целей на высотах до 30 км считается перехватом на нижнем эшелоне, на высотах более 30 км - на верхнем.

3 Рассматриваются два основных варианта базирования противоракеты: морской (в корабельных пусковых установках "Сил вер" А70) и наземный (в составе самоходной ПУ).

4 В рамках проектов SHARE - организация взаимодействия по тыловому обеспечению и COMMIT- создание системы управления заказами на межгосударственном уровне.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №2, С.63-69

Всего комментариев: 0
avatar