Перспективы развития Сил самообороны Японии в новых условиях международной обстановки в мире (2022)

Подполковник Е. Виталин,
кандидат военных наук;
майор П. Юрьев

После поражения Японии во Второй мировой войне обеспечение национальной безопасности традиционно рассматривалось правящими кругами страны с учетом позиции Соединенных Штатов. Масштабные изменения экономического, международно-политического, военного и технологического характера, произошедшие во втором десятилетии XXI века, побудили руководство государства к обновлению базовых подходов к политике в сфере национальной безопасности.

В качестве вызовов и угроз национальной безопасности официальный Токио рассматривает:
– наращивание экономического и военного потенциала КНР;
– международный терроризм;
– возрастание угроз судоходству на морских торговых коммуникациях;
– милитаризация космического пространства;
– рост угроз в киберпространстве, в первую очередь якобы со стороны Российской Федерации, КНР и КНДР.

На региональном уровне японские военные специалисты отмечают рост напряженности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях в связи с активизацией деятельности вооруженных сил Китая вокруг спорных территорий, развитие ядерной и ракетной программ КНДР, нерешенность проблемы принадлежности южных Курильских о-вов1.

Ответом на данные вызовы и угрозы японское руководство считает продолжение санкционной политики в отношении Пхеньяна, формирование на антикитайской основе межрегиональных блоков из лояльных руководству США государств, наращивание национальной военной мощи.

Отдельного внимания заслуживает позиция Японии в отношении проведения Российской Федерацией специальной военной операции на территории Украины. Токио официально осуждает российские действия и оказывает Киеву ограниченную военную помощь (без предоставления "летального" вооружения). Так, к настоящему моменту Япония приняла решение о выделении 600 млн долларов для закупки и передачи Украине малоразмерных БПЛА, бронежилетов, шлемов, теплой одежды, палаток, камер, средств гигиены, сухих пайков и генераторов.

Вместе с тем в апреле 2022 правящая либерально-демократическая партия предложила увеличить военный бюджет страны на 2023-й финансовый год (1 апреля 2022-го – 31 марта 2023-го) до 49 млрд долларов). Поводом для этого послужило якобы негативное влияние на военно-политическую обстановку в Азиатско-Тихоокеанском регионе ситуации на Украине, высокие темпы наращивания Китаем военного потенциала и рост напряженности на Корейском п-ове.

На этом фоне ряд японских политиков делает провокационные заявления о возможности силового присоединения "северных территорий", а Российскую Федерацию впервые в послевоенной истории назвал страной "незаконно их оккупировавшей".

В рамках военно-политического курса Токио направляет усилия на становление страны в качестве региональной военной державы и повышение ее роли в решении проблем общемирового масштаба. Данная позиция сформулирована в "Стратегии национальной безопасности" – основном доктринальном документе, принятом в 2013 году, и уточнена в утвержденных в конце 2018 года "Программе национальной обороны" и "Среднесрочном плане строительства вооруженных сил на 2019–2024 годы".

Как отмечается в японских концептуальных документах, Вашингтон продолжает оставаться главным военно-политическим союзником Токио.
Законодательной основой их альянса является договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между двумя государствами. Данный документ также регламентирует размещение американского воинского контингента на территории Японии (131 военный объект, используемый американской стороной). Согласно договору каждая из сторон расценивает любую военную агрессию против союзника как угрозу собственной национальной безопасности и вправе действовать в этой связи в соответствии с положениями действующей конституции.

Основные мероприятия по укреплению японо-американского военного союза направлены на повышение оперативной совместимости вооруженных сил, увеличение количества мероприятий оперативной и боевой подготовки войск (сил), дальнейшее углубление связей по обеспечению разведывательной деятельности, а также на наращивание возможностей системы противоракетной обороны.

Одновременно с этим японское руководство активно поддерживает политику Вашингтона по формированию военно-политических и экономических блоков, нацеленных на сохранение лидерства США в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Для повышения собственного военного потенциала в качестве первоочередного шага Токио считает пересмотр положений ст. 9 конституции2, содержание которой сформулировано по итогам Второй мировой войны. Японское руководство указывает, что главными аргументами для изменения трактовки основного закона являются такие факторы, как "ухудшение военно-политической обстановки вокруг страны и ее союзников, расширение географии применения вооруженных сил в условиях многосферных операций, "необходимость обладать вооруженными силами, достаточными для защиты территории с учетом новых вызовов и угроз".

С учетом этих факторов предусматривается развитие национальных вооруженных сил по следующим ключевым направлениям:
– расширение присутствия ВС Японии на наиболее важных морских коммуникациях Азиатско-Тихоокеанского региона;
– повышение боевых возможностей национальной системы противоракетной обороны;
– изучение и тестирование форм и способов ведения боевых действий в новых операционных средах (киберпространство, космос, электромагнитный спектр), реализация концепции "многосферных объединенных оборонительных сил";
– совершенствование системы управления вооруженными силами и др.

По мнению руководства японского государства, вопрос обеспечения безопасности морских коммуникаций стал наиболее чувствительным в связи с повышением напряженности в Южно-Китайском море вокруг спорных островных территорий. По этой причине с этим японское руководство приняло решение укрепить военно-техническое сотрудничество со странами АСЕАН, активизировать деятельность национальных ВМС в океанских зонах, обеспечить долгосрочное присутствие в Аденском заливе, продолжить наращивание военного сотрудничества с наиболее влиятельными политическими силами в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая нерегиональные державы – Великобританию, Францию, Германию.

Кроме того, активизируются контакты в рамках Регионального форума по безопасности (Азиатский Региональный Форум), совещаний министров обороны стран АСЕАН и других организаций.

Одновременно с этим на двусторонней основе ведутся переговоры премьер-министров, президентов и министров обороны.

На основе заключенных соглашений по взаимному тыловому обеспечению (с США, Австралией, Великобританией, Канадой, Францией, Индией) отрабатывается развитие форм и способов взаимодействия морских группировок в ходе совместных учений.

Одновременно военное ведомство Японии запланировало наращивание военно-технического сотрудничества со странами НАТО по проектам создания гиперзвукового оружия, истребителей пятого и шестого поколений, универсальных десантных кораблей, беспилотных летательных аппаратов различных типов и др. В качестве приоритетных задач указываются: внедрение модульных систем, оптимизация номенклатуры ВВТ, принятие на вооружение перспективных образцов и снижение стоимости их жизненного цикла.

Токио уделяет также серьезное внимание проведению мероприятий оперативной и боевой подготовки со странами-партнерами. К ним, в частности, относятся учения с ВС США типа "Пасифик уингард", "Пасифик шилд", с ВМС Великобритании – "Виджилант шторм", "Гардиан норт", ВМС Франции – "Лаперуза", ВМС Индии – "Малабар", "Дарума гардиан", "Шинъю митри", со странами АСЕАН – "Коуп норт", "Кобра голд" и другие. Ожидается, что могут получить дальнейшее развитие впервые проведенные в 2021 году маневры с ВМС Великобритании в составе авианосца "Куин Элизабет", ВМС Франции с участием авианосца "Шарль де Голль".

Наряду с расширением присутствия в Южно-Китайском море и Индийском океане Токио продолжит наращивать присутствие вокруг оспариваемых Пекином о-вов Сенкаку в Восточно-Китайском море. Удаленность данных территорий от заселенных островов требует от японского командования сосредоточить усилия на создании разветвленной системы контроля морского и воздушного пространства на юге страны. Одновременно с этим, планами военного строительства предполагается повысить готовность ВС Японии к ведению боевых действий в случае попытки Китая решить вопрос принадлежности островов силовым путем. 

В интересах реагирования на данную угрозу командование ВС Японии планирует направить усилия на увеличение огневой мощи войск (сил), повышение их мобильности и оперативности развертывания, а также возможностей применения воинских формирований при ведении многосферных операций.

Для эффективного управления межвидовыми группировками войск (сил) в оперативном подчинении объединенного штаба ВС Японии находятся три видовых командования: боевое командование сухопутных войск (СВ), боевое авиационное командование ВВС и командование флота ВМС.

Увеличение огневой мощи межвидовых группировок войск намечено осуществлять в соответствии с концепцией "сдерживания на расстоянии" (Stand-off defense), которая подразумевает создание единой информационно-разведывательной среды за счет интеграции межвидовых систем обнаружения, сопровождения и целеуказания на основе АСУ "Джэйдж" (JADGE), а также широкое применение противокорабельных ракет воздушного и наземного базирования, крылатых ракет различного типа и разрабатываемого гиперзвукового оружия (министерство обороны разрабатывает программу оснащения вооруженных сил в 2030 году гиперзвуковыми ракетами большой дальности).

В случае высадки формирований ВС КНР на острова Сенкаку предусматривается оперативное развертывание группировки войск (сил) на южном направлении и проведение морской десантной операции с целью освобождения захваченных территорий. Для этого намечено завершить реорганизацию четырех соединений (6 и 8 пд, 11 и 14 мпбр) на штат формирований быстрого реагирования, который предполагает широкое применение боевых машин с тяжелым вооружением тип "16" на колесной базе, легких бронеавтомобилей тип "01" и переносных ПТРК и ЗРК.

В последней редакции "Программы национальной обороны" впервые появились новые сферы возможного противоборства – космическая область, киберпространство, электромагнитная сфера. Кроме того, указано на необходимость изучения форм и методов гибридной войны как нового способа применения вооруженных сил. При этом важнейшим объектом исследований являются мероприятия по воссоединению Крыма с Россией в 2014 году. В связи с этим с 2018 года в концепцию строительства национальных вооруженных сил включено понятие "многосферные операции", что расширяет задействование ВС в мирное время. В соответствии с новым подходом планируется увеличить возможности органов военного управления ВС Японии по организации и ведению данных операций. Для этого необходимо улучшить качество управления межвидовыми группировками во всех сферах, широко задействовать разведывательный потенциал космического и киберкомпонентов, совершенствовать средства РЭБ и информационно-психологического воздействия. В среднесрочной перспективе также планируется внедрить достижения робототехники в разработку беспилотных образцов вооружения и военной техники.

Для успешного ведения боевых действий в многосферных операциях планируется обеспечить устойчивость системы управления силами и средствами, в том числе связи, надежность группировки космических спутников военного ведомства с задачами ведения спутниковой навигации и разведки. В интересах этого в боевом командовании ВВС сформирован первый воздушно-космический отряд с задачами постоянного контроля космической обстановки в интересах министерства обороны, обеспечения превосходства в использовании космического пространства в мирное и военное время. Методы и способы решения данных задач с 2021 года включены в рамки ежегодных японо-американских учений "Кин суорд" и отрабатываются в составе "космических оперативных групп".

Для действий в киберсфере в министерстве обороны создан отряд киберзащиты вооруженных сил, а в боевом командовании СВ – отряд киберопераций.

В их задачи входит контроль оперативной обстановки в киберпространстве, защита системы управления от кибератак, выработка методов и способов ведения операций в киберпространстве, координация действий подразделений киберопераций.

В интересах обеспечения устойчивого управления и связи межвидовых группировок войск (сил) в условиях применения противником средств радиоэлектронной борьбы, в министерстве обороны и объединенном штабе ВС созданы специальные рабочие группы, а в боевом командовании СВ сформирован отдельный отряд по действиям в электромагнитной сфере.

В ответ на ракетную и ядерную программы КНДР командованием ВС Японии предпринимаются усилия по повышению боевых возможностей системы ПРО, в том числе во взаимодействии со средствами обнаружения пусков баллистических ракет системы глобальной ПРО США. Поэтому развитие японской системы ПВО/ПРО продолжится за счет создания эшелонированной структуры с целью обеспечения надежной обороны против любых средств воздушно-космического нападения. Основными задачами станут: улучшение качества сопряжения АСУ "Джэйдж" с наземным компонентом системы ПРО (ЗРК "Пэтриот" ПАК-3) и морским компонентом (МСУО – многофункциональная система управления оружием "Иджис" с противоракетами "Стандарт-3"), а также модернизация ЗРК "Пэтриот" ПАК-3 и ЗУР "Стандарт" блок 2А.

В перспективе до 2028 года в боевом составе сухопутных войск Японии предполагается иметь: боевое командование, пять армий (Северная, Северо-Восточная, Восточная, Центральная, Западная), соединения, части и подразделения центрального подчинения. Боевому командованию подчинены бригада морской пехоты, воздушно-десантная бригада, вертолетная бригада, отдельные части и подразделения.

На вооружении сухопутных войск к 2028 году планируется иметь около 300 танков и 300 единиц полевой артиллерии.

Правительство намерено также закупить в США крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) "Томахок", что позволит укрепить потенциал сдерживания и получить в свое распоряжение средство нанесения ударов по базам потенциального противника.

Ориентировочно в 2026 году в Японии будут развернуты баллистические ракеты наземного базирования "Тип-12" собственного производства с дальностью пуска более 1 000 км. В 2027–2030 годах их модернизированными вариантами предполагается оснастить боевые корабли и самолеты.

Общую численность личного состава СВ намечено сохранить на уровне показателя 2022 года – 150 тыс.человек.

В интересах повышения боевых возможностей авиационных группировок ВВС Японии предусматривается увеличение количества многофункциональных истребителей F-35A, самолетов транспортной (С-2, конвертопланы V-22 "Оспрей") и транспортно-заправочной авиации КС-46А, расширение парка БПЛА различного назначения и модификаций (включая RQ-4 "Глобал Хок").

В перспективе военно-воздушные силы могут включать: четыре командования (боевое авиационное, боевого обеспечения, учебное, испытательное), части и учреждения центрального подчинения.

Командующему боевого авиационного командования подчиняются четыре авиационных направления (одно-два иакр, крыло обнаружения и управления, один-два отдельных зрдн в каждом), отдельные части и подразделения.

На их вооружении планируется иметь около 290 боевых самолетов и 80 самолетов вспомогательной авиации. Общая численность личного состава японских ВВС может составить 47 тыс. человек, что также в целом соответствует показателю данного вида японских ВС на начало 2022 года.

Основным направлением строительства военно-морских сил Японии считается повышение готовности сил флота к выполнению возложенных на них задач в интересах гарантированного завоевания превосходства на море. Для этого командование военно-морских сил планирует создавать многоцелевые оперативные группы различного состава с последующей их интеграцией в единую информационно-разведывательную систему, что планируется реализовать за счет принятия на вооружение новых типов ДЭПЛ, фрегатов, тральщиков, самолетов базовой патрульной авиации.

Кроме того, намечено повысить разведывательные возможности корабельных группировок за счет широкого применения беспилотных систем, включая глубоководные.

Безусловным приоритетом в среднесрочной перспективе станет создание авианосных ударных групп, основу которых составят легкие авианосцы с самолетами, имеющими короткий (вертикальный) взлет и посадку F-35B. Данный класс кораблей появится путем глубокой модернизации эскадренных миноносцев-вертолетоносцев типа "Идзумо", которую в настоящее время проходят два корабля данного проекта.

Планируется также модифицировать установки МСУО "Иджис" на кораблях  сил самообороны для пуска с их помощью КРМБ "Томахок". Кроме того, правительство изучает возможность создания подводной лодки, которая будет способна осуществлять их пуск. Процесс проектирования и создания прототипа субмарины может начаться в 2024 финансовом году (1 апреля 2024 года – 31 марта 2025 года). По результатам его испытаний будет принято решение о передаче военно-морским силам новой подлодки в течение 10 лет.

В целом в боевом составе ВМС планируется иметь: флот, пять военно-морских районов (Йокосука, Куре, Сасебо, Майдзуру, Оминато), соединения, части и учреждения центрального подчинения. Командующему флотом будут подчиняться: три командования (эскортных сил, подводных сил, авиационное), флотилия тральщиков, группы центрального подчинения (опытовая, океанографии, разведки, патрульный отряд спецназначения). На вооружении могут находиться более 50 эсминцев и фрегатов (в том числе восемь эсминцев УРО), 22 ДЭПЛ, 12 тральщиков, 190 самолетов и вертолетов.

Численность личного состава сохранится на уровне 45 тыс. человек.

Эта программа перевооружения сил самообороны потребует увеличения военных расходов более чем вдвое. Токио планирует по образцу стран НАТО довести их до уровня, превышающего 2% ВВП.

Таким образом, сохраняя общую численность сил самообороны на уровне 247 000 человек за счет проведения намеченных мероприятий военного строительства, руководство японского оборонного ведомства планирует улучшить качественные показатели боевого потенциала с учетом современных вызовов и угроз национальной безопасности, а также перспективных форм и способов ведения вооруженной борьбы. При этом главным требованием Токио является повышение готовности национальных вооруженных сил решать задачи по обеспечению военной безопасности государства, в том числе за пределами национальной территории.

1 Принципиальная позиция Российской Федерации состоит в том, что южные Курильские о-ова вошли в состав СССР, правопреемницей которого стала Россия, и являются неотъемлемой частью территории Российской Федерации на законных основаниях по итогам Второй мировой войны и закрепленными в Уставе ООН. Российский суверенитет над ними, имеющий соответствующее международно-правовое подтверждение, сомнению не подлежит. Позиция Японии заключается в следующем: "Северные территории" являются "вековыми" территориями Японии, продолжающими находиться под незаконной оккупацией России. В случае подтверждения принадлежности "северных территорий" Японии Токио готов гибко подойти ко времени и порядку их возврата.

2 Ст. 9 конституции Японии закреплена в 1947 году. Она провозглашает отказ государства от войны: "японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения данной цели никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается".

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №12. - С. 21-27

Всего комментариев: 0
avatar