Военная политика и военная доктрина Японии (2014)

 

Подполковник П. Иванов

Одним из самых заметных событий конца 2013 года в Японии стало принятие правительством программных документов в области обеспечения национальной безопасности, что наглядно продемонстрировало происходящую в последние годы трансформацию военно-политического курса Токио.

В период после Второй мировой войны обеспечение национальной безопасности традиционно рассматривалось правящими кругами Японии в тесной увязке с Соединенными Штатами ("Основные принципы японо-американского сотрудничества в области обороны- - главный документ, определяющий военное партнерство Вашингтона и Токио). Масштабные изменения экономического, международно-политического, военного и технологического характера, произошедшие в начале второго десятилетия XXI века, побудили Японию к обновлению базовых подходов к политике в сфере национальной безопасности.

Многие из этих изменений официальный Токио рассматривает в качестве вызовов и даже угроз национальной безопасности. В их числе провокационная, по мнению японского руководства, политика КНДР, направленная на развитие собственного ракетно-ядерного потенциала, рост военной мощи Китая, претендующего на о-ва Сенкаку, международный терроризм и киберпреступность.

В 1980-е годы кабинет министров Японии взял курс на так называемое подведение итогов Второй мировой войны с целью "окончательного избавления от синдрома проигравшей нации-, а также всех самоограничений, которые страна, провозгласившая пацифизм основой государственной политики, наложила на себя в послевоенный период.

Со временем официальный Токио постепенно отказался от большинства самоограничений, в том числе снял запрет на отправку военнослужащих сил самообороны Японии (ССЯ) за рубеж, существенно смягчил лимиты на военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами, создал министерство обороны и т. д.

Однако именно после повторного прихода к власти премьер-министра С. Абэ в декабре 2012 года, взявшего курс на формирование полноценных вооруженных сил, политика правительства по созданию сильного в военном отношении государства получила реальное воплощение. Несмотря на сохраняющиеся в стране финансовые трудности, в 2013 году ССЯ начали финансироваться в приоритетном порядке. В ноябре того же года был создан совет национальной безопасности, который предназначен для выработки рекомендаций по определению и реализации главных направлений внешней политики и обороны Японии.

В настоящее время наибольший общественный резонанс вызывает предстоящее принятие правительством решений по трем направлениям политики государства в области обороны.

Первое направление - официальное признание права на коллективную самооборону. В настоящее время ССЯ имеют основания применять оружие и участвовать в боевых действиях только в случае прямого нападения или при возникновении непосредственной угрозы стране. По этой причине силы самообороны не могут оказывать союзникам эффективную помощь и оперативно взаимодействовать при выполнении совместных боевых задач. Изменение данного положения необходимо и для увеличения вклада Японии в миротворческие операции, проводимые под эгидой ООН, так как действия японских миротворцев в зонах поддержания мира ограничиваются только проведением гуманитарных операций и запретом на их участие в боевых действиях.

Второе направление - возможность наносить превентивные удары по военным объектам противника. Данный вопрос отражает обеспокоенность японского общества непредсказуемостью развития ситуации вокруг ракетно-ядерной программы Пхеньяна. Право первыми наносить удар по ракетным базам на территории другого государства, безусловно, стало бы беспрецедентным для Японии, которая всегда отличалась сугубо оборонительным характером своей военной доктрины. Тем не менее официальный Токио намерен рассмотреть вопросы о реагировании на угрозу возможных ракетных пусков КНДР и о том, какие меры в связи с этим предпринимать.

Третье направление - частичное снятие запрета на экспорт вооружений. В соответствии с тремя принципами, утвержденными парламентом страны в 1967 году, Токио отказался от поставок оружия странам коммунистического блока; тем, в отношении которых действует запрет ООН на ввоз оружия; вовлеченным либо имеющим высокую вероятность быть вовлеченными в активные военные действия. Несмотря на это, Япония уже с середины 1980-х годов участвует в международных проектах по разработке новых видов вооружений, причем не только оборонительного характера. Наиболее известный пример последнего времени - участие в разработке нового многоцелевого истребителя F-35.

Что касается программно-теоретического и законодательного воплощения новой военной политики, то, как упоминалось ранее, в декабре 2013 года японское правительство приняло пакет программных документов, определяющих государственную стратегию в области обеспечения национальной безопасности на обозримую перспективу. В их числе Стратегия национальной безопасности. Программа национальной обороны и План строительства вооруженных сил Японии в 2014-2018 годах, содержащие ряд новых моментов в сфере военной политики и национальной безопасности страны.

Одним из таких нововведений является прямое объявление Китая страной, представляющей угрозу национальной безопасности. Впервые после распада СССР и окончания "холодной войны- Токио назвал конкретного вероятного противника. Причем поводом и причиной возможного военного столкновения согласно выдвинутым сценариям могут послужить американо-китайские противоречия (в частности, по тайваньскому вопросу) и наличие военных баз США на островах.

В настоящее время японо-китайские отношения осложняет неразрешенный территориальный спор о принадлежности о-вов Сенкаку. Серьезные противоречия существуют по определению границ между национальными исключительными экономическими зонами в Восточно-Китайском море из-за претензий обеих сторон на приоритет в разработке находящихся в спорных районах нефтегазовых месторождений. К тому же обеспокоенность Токио вызывает "дальнейшее усиление военных возможностей КНР и превращение страны в сильнейшую державу Азиатско-Тихоокеанского региона-, а также демонстрация Пекином решимости защищать свои национальные интересы, в том числе при помощи военной силы.

Серьезную озабоченность Японии вызывают и планы Северной Кореи по развитию ракетно-ядерного потенциала. Учитывая сложный комплекс проблем Корейского п-ова, сложность отношений между Пхеньяном и Токио, а также непредсказуемость нынешнего военно-политического руководства КНДР, японские эксперты с высокой вероятностью оценивают возможность нанесения ракетного удара по территории страны.

В связи с этим важной особенностью новой стратегии комплексного обеспечения национальной безопасности является стремление Японии активизировать собственные усилия по повышению обороноспособности страны.

Дальнейшее укрепление стратегического партнерства с США и развитие двусторонней системы обеспечения безопасности в АТР также остаются одними из важнейших направлений военной политики Токио. Объективно оценивая ситуацию, японские руководители понимают, что альянс с Вашингтоном и сохранение американского военного присутствия в регионе были и остаются важным инструментом обеспечения национальных интересов Японии, причем не только в АТР, но и в мире в целом.

Наряду с этим японское правительство считает актуальным конкретизировать роли и задачи сторон в самой двусторонней системе безопасности и в рамках стратегического партнерства. В качестве мер по укреплению сотрудничества между Японией и США предполагается:
- усилить обмен развединформацией и взглядами на состояние международной обстановки;
- создать условия для оперативного взаимодействия и активизации совместных учений и тренировок;
- содействовать оптимальному размещению вооруженных сил США в Японии, в том числе за счет сокращения американских объектов на о. Окинава.

Основной направленностью этих мер является всемерное использование американского военного присутствия в первую очередь для подготовки и повышения боевых возможностей японских вооруженных сил. По мнению японских военных аналитиков, национальные ВС должны быть в состоянии самостоятельно и эффективно ответить на все новые угрозы и изменения в международной обстановке, а также принимать активное участие в деятельности по обеспечению международной безопасности.

Программа национальной обороны предусматривает также изменение подходов к определению самой структуры вооруженных сил. Так, на ближайшую перспективу намечено сократить контингент ВС на территории страны. В то же время больше внимания намечается уделять совершенствованию национальной системы ПРО, а также созданию сил, способных вести боевые действия на "удаленных (спорных) территориях- и борьбу с терроризмом.

В связи с этим японское правительство намерено создавать "многофункциональные и эффективные вооруженные силы-, которые будут характеризоваться высоким уровнем боеготовности и мобильности, а также разведывательными возможностями.

В интересах формирования таких войск (сил), а также повышения их возможностей по раннему предупреждению и оповещению в сухопутных войсках намечается провести следующие мероприятия:
- создать боевое командование СВ, которому будут подчинены все пять армий и части из состава центрального командования сил быстрого реагирования, подлежащего упразднению;
- для защиты "удаленных островных территорий- намечается сформировать на базе отдельного пехотного полка Западной армии бригаду амфибийных сил, реформировать роты охраны побережья, а также перевести на штат соединений быстрого реагирования две дивизии и две бригады;
- в рамках курса на повышение мобильности ВС приступить к реализации мер по сокращению количества танков (с 700 до 300) в Северо-Восточной, Восточной и Центральной армиях и принятию на вооружение БМТВ нового типа. В Западной армии предусматривается сформировать танковый полк армейского подчинения. Кроме того, в Северо-Восточной, Восточной, Центральной и Западной армиях предполагается сформировать артиллерийские полки армейского подчинения с одновременным сокращением артиллерийских полков (дивизионов) дивизионного и бригадного уровня.

В военно-морских силах правительство Японии намерено создать структуру, которая позволила бы обеспечить превосходство на море. Для этого в интересах повышения противолодочных, разведывательно-информационных возможностей, защиты прилегающих морских акваторий, обеспечения безопасности навигации и осуществления международной миротворческой деятельности японское военное ведомство запланировало реформировать эскортные силы флота. В частности, все четыре флотилии миноносцев намечено перевести на организационно-штатную структуру, которая предусматривает наличие одного эскадренного миноносца-вертолетоносца, двух ЭМ УРО и пяти ЭМ.

Кроме того, предполагается сформировать дополнительно отдельный дивизион эсминцев и довести количество таких дивизионов до 14 (кораблей с 48 до 54 единиц).

В плане развития подводных сил намечается увеличить количество подводных лодок до 22 единиц (с 18 имеющихся). Новые ПЛ необходимы Японии для обеспечения постоянного патрулирования акватории Восточно-Китайского моря и возможности немедленного реагирования на обострение ситуации в районе (из-за споров с КНР по поводу островов).

Согласно озвученным планам ВМС страны будут ежегодно получать одну новую ПЛ типа "Сорю- (до 2015 года в боевой состав должны войти восемь лодок данного типа). Для изыскания финансовых средств, необходимых для приобретения новых ПЛ, министерство обороны намерено списывать другие корабли, включая тральщики, до этого времени обеспечивавшие безопасность судоходства в регионе.

В рамках совершенствования возможностей авиации ВМС запланировано принятие на вооружение современного самолета БПА Р-1 на замену имеющихся в наличии устаревших Р-ЗС "Орион-. Как ожидается, в перспективе военно-морские силы страны закупят 70 машин данного типа. Кроме того, намечается создать другие модификации самолетов, в том числе РЭБ.

В составе военно-воздушных сип предусматривается оптимизировать размещение самолетов истребительной авиации, довести количество авиаэскадрилий истребительной авиации до 13 в результате создания эскадрильи, укомплектованной исключительно современными истребителями F-35, а также сформировать вторую эскадрилью самолетов-заправщиков. Общее количество истребителей планируется довести до 280 единиц. Проведение только этих мероприятий будет способствовать росту возможностей японских ВВС за счет повышения эффективности управления ими в ходе боевых действий, а также расширения зоны их досягаемости.

Особое место в планах военного строительства Японии уделяется совершенствованию системы противоракетной обороны страны (национальной ПРО). Начало исследованиям в этой области было положено в 1993 году после испытательного пуска Северной Кореей баллистической ракеты, траектория полета которой прошла над японской территорией. Официальное решение о начале создания системы ПРО кабинет министров Японии принял в конце 2003 года.

По мнению ВПР страны, создание системы ПРО обеспечит ей несколько преимуществ, в числе которых наряду с непосредственной защитой национальной территории от "случайно запущенных ракет- называются расширение доступа к американским технологиям в этой области (в связи с заинтересованностью США в прикрытии своих баз), а также развитие своих возможностей по созданию новых видов вооружений.

В соответствии с этим согласно программе национальной обороны осуществляется наращивание финансирования ведущихся в данной области работ и увеличение их удельного веса в оборонном бюджете до 3 % в 2016 году.

В конечном счете к 2019-2020 годам предусматривается иметь в системе ПРО восемь эсминцев с системой "Иджис- и шесть дивизионов ЗРК "Пэтриот- ПАК-З непосредственно для борьбы с баллистическими ракетами.

В качестве средств обнаружения пусков баллистических ракет предполагается использовать стационарные РЛС J/FPS-3UG и J/FPS-5. Последние предназначены для обнаружения и сопровождения воздушных и космических целей, а также для выдачи целеуказаний средствам перехвата.

Основой системы боевого управления ПРО Японии станут модернизированные АСУ ПВО/ПРО "Джейэйдж- (JADGE - Japan Aerospace Defense Ground Environment) на базе АСУ ПВО "Бэйдж-, и тактическая система обмена данными TDS (Tactical Data Exchange System). Система "Джейэйдж- обеспечивает обработку данных, поступающих от наземных РЛС контроля воздушно-космического пространства, самолетов ДРЛО и управления, эскадренных миноносцев с многофункциональной системой управления оружием "Иджис-, радиолокационных средств ЗРК "Пэтриот-, а также выдачу целеуказаний средствам перехвата морского и наземного базирования сил самообороны.

В целом штатная численность личного состава сухопутных войск по состоянию на конец 2014 года достигнет 159 тыс. человек (151 тыс. в регулярных войсках и 8 тыс. резервистов), ВМС и ВВС - по 45-47 тыс.

Значительное внимание в военных планах Токио отводится космосу. Если в конце XX века Япония даже не рассматривала возможности использования космического пространства в военных целях, то уже в марте 2003 года при японском космическом агентстве был создан центр спутникового слежения для организации космической разведки. Тогда же по заказу управления обороны на орбиту были выведены два первых разведывательных спутника.

В настоящее время в центре работают более 300 человек, включая 100 экспертов по расшифровке фотоматериалов, а действующие планы предполагают дальнейшее активное наращивание состава и возможностей орбитальной группировки. Кроме того, к решению задач по обеспечению военных действий могут быть привлечены ИСЗ картографии, метеообеспечения, связи и дистанционного зондирования Земли, а также все спутники телекоммуникации и связи, принадлежащие независимым коммерческим компаниям.

Важными элементами повышения оперативных возможностей ВС, по мнению японского ВПР, являются подготовка к ведению совместных операций, а также реорганизация системы подготовки кадров и использования резервов. Существенную помощь в этом должно оказать расширение участия страны в международных миротворческих операциях, а также более широкое взаимодействие с мировым сообществом в вопросе обеспечения безопасности международных океанских (морских) коммуникаций. В частности, планируется создать специальную структуру для обучения личного состава и проведения исследований в данной области, расширить и повысить возможности по ротации войсковых подразделений, а также закупить соответствующие ВВТ.

Основные типы ВВТ, предусмотренные к поставке в вооружённые силы Японии

Вид ВС Наименование ВВТ Количество
СВ Боевые танки (Тип 10) 44
Орудия ПА (за исключением минометов) 31
БМТВ 99
БТР и БМП 76
Транспортно-десантные самолеты MV-22 "Оспрей- 17
Транспортные вертолеты (CH-47JA) 3
ЗРК средней дальности 5 комплексов
Противокорабельные ракеты 9 комплексов
ВМС Эскадренные миноносцы 5
в том числе с МСУО "Иджис- 2
Подводные лодки (типа "Сорю-) 5
Другие корабли 5
ВМС Всего новых кораблей 15
Суммарное водоизмещение, тыс. т 52
Самолеты БПА (Р-1) 23
Патрульные (противолодочные) вертолеты SH-60K 23
Многоцелевые вертолеты 9
ВВС Тактические истребители F-35A 28
Модернизация истребителей ПВО F-15J 26
Новые транспортно-заправочные самолеты 3
ВВС Новые самолеты ДРЛО 4
Транспортные самолеты С-2 10
Модернизация ЗРК "Патриот- (противоракеты ПАК-3 MSB 2 зрдн и учебный зрдн
БЛА "Глобал Хок- 3

На протяжении ближайших пяти лет Япония планирует серьезно пересмотреть состояние разведслужб страны, усилить разведывательное управление за счет подготовки высококвалифицированных кадров и повышения возможностей по сбору и анализу разведданных. Токио не исключает также варианта создания представительств своих спецслужб при ЦРУ США. Для решения этих задач предусматривается модернизация самолетов РЭБ и переоборудование нескольких самолетов F-15J в самолеты-разведчики, а также закупка БЛА, способных действовать на большой высоте и дальности ("Глобал Хок-).

Реформируемое разведывательное управление должно обеспечить эффективное управление всеми силами и средствами разведки с целью своевременного получения руководством страны и ВС необходимой оперативной информации, в первую очередь при ведении совместных операций. Считается, что данная структура "позволит систематизировать все имеющиеся информационные ресурсы в военных базах данных-.

Объемы финансирования наглядно показывают, какое значение японское руководство уделяет вопросам национальной безопасности. В частности, лимит общей суммы расходов на оборонные нужды на пятилетний период составит примерно 250 млрд долларов (порядка 50 млрд долларов в год) по ценам на 2013 финансовый год. В период формирования годовых бюджетов правительство Японии будет принимать решения в рамках расходов, предусмотренных соответствующими документами, при этом оно будет стремиться достичь разумного соотношения с другими намеченными мероприятиями. В случае возникновения непредвиденных расходов они могут быть увеличены при условии, что это решение будет утверждено советом национальной безопасности.

Существенно будет меняться концепция так называемых базовых оборонительных сил. Если ранее декларировалось, что ВС Японии предназначены исключительно для защиты ее территории, то теперь правительство ставит перед собой задачу создать многофункциональные универсальные вооруженные силы, способные действовать, как уже выше упоминалось, также за пределами своей страны как самостоятельно, так и в составе многонациональных контингентов. Пока речь идет лишь о контингентах под эгидой ООН. Однако уже в весьма недалеком будущем японские военнослужащие, вероятно, смогут принимать непосредственное участие в вооруженном конфликте в составе коалиционных войск, не имеющих никакого отношения к деятельности ООН.

Все это позволяет сделать определенные выводы. Хотя японское руководство ранее неоднократно отмечало, что военная политика страны носит сугубо оборонительный характер и пока остается неизменной, практические шаги официального Токио в данной области заставляют в этом усомниться. В первую очередь беспокойство вызывает процесс пересмотра положений законодательства страны, которые регламентируют вопросы строительства и использования вооруженных сил.

После окончания Второй мировой войны побежденная Япония была лишена права иметь какие-либо воинские формирования. Так, в ст. 9 конституции страны подчеркивается: "Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения силы как средства разрешения международных споров. В связи с этим в Японии никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны-.

Однако в течение последующих 60 лет большинство законов было проигнорировано или их каким-либо образом удалось обойти. В 2013 году силы самообороны насчитывали 251 тыс. военнослужащих, имеющих на вооружении современную технику, около 100 кораблей и свыше 300 боевых самолетов. Таким образом, Япония фактически располагает хорошо оснащенной армией, не уступающей по численности ВС такого государства, как Великобритания. Ежегодные расходы на оборону Страны восходящего солнца составляют около 50 млрд долларов (Япония входит в пятерку лидеров в этой сфере).

В настоящее время ст. 9 конституции ставит японское руководство в затруднительное положение, выход из которого оно видит в принятии дополнительных законов и поправок к ним, что позволит легализовать существующее положение вещей. Ныне действующий премьер-министр С. Абэ открыто назвал своей целью пересмотр действующей конституции. При этом он имеет много сторонников не только среди радикалов, но и среди умеренных политиков. Как показывают социологические опросы, население также склонно поддержать шаги правительства в данном направлении. Таким образом, устранение главного препятствия к обретению Японией полноценных вооруженных сил представляется лишь вопросом времени.

Проводимая нынешним руководством страны военная политика ставит целью существенно повысить ее военные возможности. Несмотря на заявления о том, что статус сил самообороны согласно военно-доктринальным принципам остается неизменным, все очевиднее становится желание Токио усилить значимость ВС как средства достижения внешнеполитических целей. Все это указывает на истинные намерения Японии превратиться в будущем в одну из сильнейших в военном отношении держав мира.

Такая перспектива вызывает вполне обоснованное беспокойство в мире, прежде всего в странах Азии. В современном японском обществе сильны идеи реваншизма. Именно они заставляют японское руководство выдвигать территориальные претензии ко всем своим соседям без исключения. Нельзя не обратить внимание и на интенсивное обсуждение как в японских средствах массовой информации, так и в правительственных кругах вопроса о возможности создания ядерного оружия и средств его доставки. Пока подобного рода заявления и предложения не могут быть реализованы прежде всего по политическим причинам. Однако уже сейчас есть все основания предполагать изменение баланса сил на Дальнем Востоке.

Зарубежное военное обозрение. 2014, №11, С. 19-25

Всего комментариев: 0
avatar