Нормативно-правовые аспекты строительства и применения Сил самообороны Японии в военных конфликтах (2020)

Полковник А. Николаев,
кандидат военных наук

Японская империя, потерпевшая поражение во Второй мировой войне, в соответствии с условиями капитуляции была вынуждена расформировать вооруженные силы под контролем коалиции стран-победительниц. Через год после подписания акта о капитуляции (принят 2 сентября 1945 года) Япония официально заявила об отказе от "угрозы применения и использования вооруженной силы как средства разрешения международных споров", закрепив это положение в 9-й статье конституции, принятой 24 августа 1946 года и вступившей в силу 3 мая 1947-го. Так, глава II конституции страны, которая называется "Отказ от войны", содержащая всего одну статью 9, гласит: "Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения указанной цели никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается".

Однако уже в начале 50-х годов прошлого столетия ВС страны были фактически воссозданы в нарушение договоренностей между союзными государствами и вопреки положениям действующей конституции. В 1950 году главнокомандующий союзными оккупационными войсками в Японии американский генерал армии Дуглас Макартур, который принимал активное участие в послевоенном реформировании страны и подготовке основного закона, в обращении к японскому народу заявил, что страна имеет "право на самооборону". В июле того же года им был издан приказ о формировании полицейского резервного корпуса численностью 75 тыс. человек. В августе 1952 года японское правительство преобразовало его в корпус национальной безопасности (около 110 тыс. человек), а 1 июля 1954-го парламент страны, обладающий в соответствии с конституцией всей полнотой законодательной власти, принял закон о создании на его основе сил самообороны Японии (ССЯ).

После окончания Второй мировой войны японская политика в области национальной безопасности базировалась на доктрине бывшего премьер-министра правительства страны (1946-1947, 1948-1954) Сигэру Ёсиды, предусматривавшей ограничение военных расходов и укрепление союза с США в целях ускоренного экономического развития страны под американским "ядерным зонтиком". Следует отметить, что в Японии до настоящего времени имеются сторонники ориентации на доктрину Ёсиды и поддержание статус-кво во взаимоотношениях с администрацией Белого дома.

В сентябре 1951 года в Сан-Франциско между Японией и Соединенными Штатами Америки был подписан Договор о безопасности, военном союзе и сотрудничестве, в соответствии с которым США получали исключительные права на размещение воинских формирований на территории Японии, а вероятное нападение на нее стало считаться нападением на вооруженные силы США. В 1960-м в Вашингтоне между двумя государствами был заключен Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности сроком на 10 лет, продленный в 1970 году на неопределенное время. В соответствии с этим соглашением Япония рассматривалась как "особый партнер" США в Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом.

Анализ официальных документов и практика военного строительства показывают, что в 80-е годы прошлого столетия японское военно-политическое руководство (ВПР) взяло курс на определенную ревизию общепризнанных итогов Второй мировой войны с целью "окончательного избавления от синдрома проигравшей нации", а также пересмотра самоограничений. В частности власти страны сняли запрет на отправку военнослужащих сил самообороны Японии за рубеж, существенно смягчили лимитирование военно-технического сотрудничества с иностранными государствами, создали министерство обороны и осуществили ряд других мероприятий.

В этот период японское военно-политическое руководство активизировало свою деятельность по правовому обеспечению сотрудничества с США в сфере национальной безопасности и строительства национальных сил самообороны. Так, в октябре 1980 года парламент Японии официально разрешил использовать ССЯ за пределами страны "для спасения находящихся там граждан Японии", а также признал "формальное право" на вооружение армии бактериологическим и химическим оружием, и с этого же года они начали принимать участие в военных учениях "Римпак"1.

В 1981 году на встрече президента США Рональда Рейгана и премьер-министра Японии Дзэнко Судзуки в Вашингтоне на официальном уровне было впервые объявлено о намерении морских сил самообороны действовать за пределами 200-мильной зоны вокруг побережья Японских о-вов.

1 августа 1986 года совет национальной обороны был упразднен, а вместо него создан совет безопасности Японии, возглавляемый премьер-министром, предназначенный для выработки рекомендаций по определению и реализации главных направлений внешней политики государства и обеспечения национальной обороны.

В 1987 году правительство Японии аннулировало ограничения на размеры военного бюджета, который до этого времени не должен был превышать 1% ВВП страны.

Проводимые мероприятия позволили в значительной степени модернизировать и повысить возможности японских ВС. По оценке зарубежных военных экспертов, к началу 1990-х годов по своей организации, боевому оснащению и функциям ССЯ полностью соответствовали ВС развитых в техническом отношении стран. Высокая степень укомплектованности подготовленным командным составом обеспечивала в период мобилизационного развертывания в короткие сроки значительное увеличение численности личного состава войск. В 1992 году был принят закон, разрешающий "силам самообороны" выполнять некоторые международные функции, не связанные с ведением боевых действий, включая материально-техническое снабжение, грузовые перевозки, восстановление разрушенной инфраструктуры и полицейские операции.

Масштабные изменения экономического, международно-политического, военного и технологического характера, произошедшие в начале XXI века, побудили японское правительство к обновлению базовых юридических подходов к политике в сфере национальной безопасности. Некоторые тенденции военно-политической обстановки в регионе кабинет министров рассматривает в качестве вызовов и даже угроз государству, а именно: политика КНДР, направленная на развитие собственного ракетно-ядерного потенциала; рост военной мощи Китая, претендующего на о-ва Сенкаку2; активизация военно-учебной деятельности Корейской Республики в районе спорных островов Токто (Такэсима), расположенных в Японском море; международный терроризм и киберпреступность.

Анализируя правовую базу, следует отметить, что основными юридическими документами, определяющими необходимость создания и направления строительства ССЯ, являются законы "О силах самообороны" и "Об учреждении управления обороны", вступившие в силу в июне 1954 года. После этого они неоднократно дополнялись различными поправками, регламентирующими развитие и применение сил самообороны. Указанные выше законы составляют также базу для разработки и реализации на практике других юридических документов, директив и приказов различного уровня и предназначения. Наиболее важными нормативными документами, по оценке зарубежных экспертов, являлись:
- закон "О сотрудничестве с ООН в деятельности по поддержанию мира" (1992 год, поправки внесены в августе 1995-го);
- закон "О мерах по обеспечению мира и национальной безопасности в условиях чрезвычайной обстановки вокруг Японии" (вступил в силу 25 сентября 1999-го) юридически обеспечивает практическую реализацию "Основных принципов японо-американского сотрудничества в области обороны");
- закон "Об осуществлении досмотра судов в условиях чрезвычайной обстановки в прилегающих к Японии районах" (2001);
- закон "О специальных мерах по борьбе с терроризмом" (2001);
- закон "Об особых мерах, направленных на гуманитарную и восстановительную помощь и поддержку безопасности в Ираке" (2003);
- закон "О придании оборонной службе статуса министерства" (2006);
- закон "Об особых мерах технической поддержки" (2008);
- закон "О мерах по противодействию пиратству" (2009).

Новый этап в развитии юридического обеспечения военного строительства был обусловлен повторным приходом к власти в декабре 2012 года премьер-министра Синдзо Абэ, взявшего курс на формирование полноценных ВС. Именно в этот период политика правительства по созданию сильного в военном отношении государства получила реальное воплощение. Несмотря на сохраняющиеся в стране финансовые трудности, с 2013 года ВС начали финансироваться в приоритетном порядке. По оценке зарубежных экспертов, ВПР Японии в этот период определило в сфере военного строительства три главных направления.

Во-первых, аргументация необходимости официального признания права на коллективную самооборону. В настоящее время ССЯ имеют основания применять оружие и участвовать в боевых действиях только в случае прямого нападения или при возникновении непосредственной угрозы стране. По этой причине они не могли оказывать союзникам эффективную помощь и оперативно взаимодействовать при выполнении совместных боевых задач, в том числе в ходе миротворческих операций.

Во-вторых, обоснование возможности наносить превентивные удары по военным объектам противника, что обусловлено главным образом непредсказуемостью развития ситуации вокруг ракетно-ядерной программы КНДР.

В-третьих, частичное снятие запрета на экспорт вооружений. В соответствии с этими принципами, утвержденными парламентом страны в 1967 году, Япония отказалась от поставок оружия странам коммунистического блока; государствам, в отношении которых действует запрет ООН на ввоз оружия, а также вовлеченным либо имеющим высокую вероятность быть вовлеченными в активные военные действия.

В качестве законодательного обоснования новой военной политики японское правительство разработало в декабре 2013 года пакет нормативных документов, определяющих государственную стратегию в области обеспечения национальной безопасности на обозримую перспективу, а именно: Стратегию национальной безопасности, Программу национальной обороны и План строительства вооруженных сил Японии.

В 2014 году правительство во главе с премьер-министром Синдзо Абэ приняло решение "о переосмыслении" послевоенной конституции страны и инициировало законопроекты, расширяющие полномочия сил самообороны. Резолюция правительства "О совершенствовании законодательства в сфере безопасности с целью обеспечения выживания Японии и защиты ее населения" (принята 1 июля 2014 года) определила основные задачи: обеспечение внутриведомственного взаимодействия и сотрудничества с американскими ВС в ситуациях "серых зон" безопасности, пересмотр критериев участия сил самообороны в международных операциях, признание права на коллективную самооборону. Можно утверждать, что именно это решение японского правительства положило начало процессу внесения радикальных изменений в военное законодательство страны.

Пакет документов, регулирующих деятельность сил самообороны в различных операциях за пределами страны, известный под названием "Законодательство об обеспечении мира и безопасности", вступивший в силу в марте 2016 года, обеспечил новое юридическое толкование 9-й статьи конституции (без формального изменения текста). В частности, отменяется запрет на применение оружия японскими военнослужащими в ходе международных миротворческих операций за рубежом и предусматривается возможность их участия в операциях для защиты японских граждан в других странах (операции по освобождению заложников); допускается использование сил самообороны за пределами японской территории для защиты союзников от нападения общего противника (право на коллективную самооборону при нападении на государства, имеющие союзнические отношения); упрощается процедура принятия кабинетом министров решения об использовании сил самообороны.

По оценке экспертов, новое законодательство создает необходимую юридическую базу применения права на коллективную самооборону, добровольный отказ, от которого долгое время являлся характерной особенностью оборонной политики Японии. Нормативные документы меняют масштабы и характер участия ССЯ в операциях за пределами своей территории, снимая некоторые ограничения на действия в рамках обеспечения международной безопасности.

По данным японских информационных источников, против законодательных изменений выступают от 50 до 60% населения. Противники новых законов считают, что предлагаемые законодательные акты являются прямым нарушением конституции страны. Кроме того, расширительная трактовка 9-й статьи основного закона может спровоцировать вовлечение государства в военные действия, в которых Япония не принимала участия после окончания Второй мировой войны.

В декабре 2018 года парламент страны принял в новой редакции упомянутые ранее нормативные, правовые документы, а именно: Программу национальной обороны (ПНО), рассчитанную до 2029 года, и Среднесрочный план строительства вооруженных сил Японии (2019-2024). Документы регламентируют деятельность государственных органов в оборонной сфере, определяют основные тенденции развития сил самообороны и конкретизируют планы закупок вооружения и военной техники. По сообщению министерства обороны страны, только за первые 5 лет на реализацию ПНО планируется израсходовать 27 трлн иен (238 млрд долларов), что на 6,4% больше, чем предусматривалось предыдущим бюджетом.

Главными задачами военного строительства на ближайшую перспективу являются: формирование благоприятных условий для обеспечения национальной безопасности путем интеграции всех возможностей государства и общества, создание эффективной структуры сил и средств, способной парировать угрозу вторжения противника на территорию страны с минимальным ущербом для экономики и населения.

Белая книга обороны Японии 2020
"Белая книга" Японии в библиотеке Factmil.com

В военно-политической области приоритетом по-прежнему останется укрепление союзнических отношений с США, которые и в обозримой перспективе сохранят статус гаранта национальной безопасности Японии в условиях угрозы широкомасштабного вооруженного конфликта. Как отмечается в ПНО, "...в условиях нарастания конкурентной борьбы между странами в различных сферах США признают, что важной задачей становится стратегическое соперничество с Россией и Китаем, которые пытаются изменить глобальный и региональный порядок".

В военно-техническом отношении предполагается осуществить ряд мер, связанных с модернизацией военно-морского компонента ССЯ, в частности, продолжить переоборудование двух эсминцев-вертолетоносцев "Идзумо" в легкие авианосцы и закупить для этих целей партию из 42 истребителей пятого поколения F-35B. Для замены устаревшего авиационного парка ВВС дополнительно планируется приобрести 63 единицы F-35A. До 2023 года намечено развернуть на о. Хонсю два наземных комплекса системы ПРО "Иджис эшор". Кроме того, в планах министерства обороны предусмотрено создать специализированный самолет РЭБ и разработать истребители нового поколения для замены F-15J и F-2.

 Кроме того, в перечне приоритетов военного строительства также названо усиление возможностей в космической сфере и киберпространстве.

Таким образом, в результате принятия вышеуказанных законов были устранены географические ограничения на деятельность сил самообороны, а также снижен порог применения ими военной силы, что, безусловно, отражается на глобальном и региональном статусе Японии. Проведенные реформы, а также разработанные в последние годы нормативные правовые документы, позволяют Токио более полно реализовать международные обязательства, связанные с урегулированием конфликтов, и, как ожидается, могут в будущем повысить шансы японской дипломатии на приобретение статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Законодательство закрепляет глобализацию японо-американского союза и создает новые возможности для многостороннего взаимодействия. Кроме того, создается нормативная база для более тесных отношений с Организацией Североатлантического договора (НАТО), которая фактически является основной участницей урегулирования вооруженных конфликтов во всем мире, действуя исключительно в интересах западных стран.

Следует отметить, что предпринимаемые ВПР Японии меры в интересах обеспечения юридического признания сил самообороны в качестве полноправных и полноценных ВС отражают общие тенденции к усилению националистической направленности внутренней и внешней политики государства. В правительстве и парламенте страны укрепляются позиции сторонников коренного изменения послевоенного законодательства и исключения из него в ближайший период положений, формально ограничивающих военные возможности Японии.

Несмотря на заявления о том, что статус сил самообороны согласно военно-доктринальным установкам остается неизменным, все очевиднее становится стремление Токио усилить значимость ВС как средства достижения внешнеполитических целей. Следует отметить, что изложенное выше указывает на истинные намерения Японии превратиться в будущем в одну из сильнейших в военном отношении держав мира.

Вполне очевидно, что основным препятствием для претворения в жизнь этих намерений является в настоящее время конституция страны. Однако, как известно, еще в мае 2017 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ установил предельный срок для пересмотра 9-й статьи конституции (2020) с целью всестороннего обеспечения нормативно-правового статуса сил самообороны.

Японские СМИ в связи с 60-летием подписания японо-американского договора безопасности отмечают: "Прошедшие годы характеризовались постепенным отходом Японии от принципов, зафиксированных в 9-й статье конституции страны. Этот отход выражается в усилении военного сотрудничества с Соединенными Штатами Америки, а также ставшим уже привычным направлением военных контингентов японских сил самообороны за границу"3.

Таким образом, результаты анализа законодательной базы Японии в области национальной безопасности и военного строительства позволяют утверждать, что действующие в настоящее время правовые нормы юридически обеспечивают эффективное функционирование сил самообороны в мирное и военное время. Основными направлениями совершенствования военного законодательства на ближайшую перспективу руководство страны определяет дальнейшую корректировку нормативной и правовой базы, включая основной закон государства, как необходимую для гарантированного обеспечения национальной безопасности в условиях неблагоприятного развития обстановки в регионе.

1 "Римпак"- крупнейшие учения ВМС в АТР проводятся с периодичностью раз в 2 года с участием США, Канады, Японии, Республики Корея, Австралии, Чили.

2 Принадлежность о-вов Сенкаку, находящихся под контролем Японии (китайское название - о-ва Дяоюйдао - архипелаг в Восточно-Китайском море общей площадью около 7 км2), оспаривается КНР и Тайванем.

3 Асахи симбун. 2020 г. Интернет-ресурс: https://inosmi.ru/politic/20200120/246650151.html.

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №6. - С. 16-21

Всего комментариев: 0
avatar