Приоритеты военно-политического руководства Грузии по вступлению в НАТО (2015)

Капитан I ранга А. Аоексеев

Процесс становления современной грузинской государственности неразрывно связан с евроатлантическими устремлениями руководства республики. Значительная часть элиты страны настойчиво демонстрирует готовность к всестороннему сотрудничеству с Западом в обмен на помощь в политической, экономической и военной областях. При этом официальный Тбилиси определил вступление в Североатлантический союз первоочередной целью своего внешнеполитического курса, рассматривая альянс в качестве гаранта обеспечения национальной безопасности.

Отношения между Грузией и НАТО, развивающиеся с начала 1990-х годов, значительно углубились. Активизации такого партнерства способствовал приход к руководству государством в результате "революции роз" (2003) М. Саакашвили, придерживавшегося исключительно прозападных взглядов на развитие страны. Именно в годы его правления намерение Тбилиси расширять связи с Североатлантическим союзом стало основой внешней политики Грузии.

Пришедшие к власти в республике (2012) новые политические силы в лице правящей коалиции "Грузинская мечта" продолжили курс на сближение с альянсом. При этом принятие ими в 2013 году соответствующей резолюции фактически подтвердило приверженность Тбилиси скорейшей интеграции в НАТО.

В рамках реализации евроатлантических устремлений высшим грузинским руководством проводится полностью согласованная с западными партнерами, прежде всего с Соединенными Штатами, политика сотрудничества с блоком в различных областях.

Текущее взаимодействие между Брюсселем и Тбилиси осуществляется в рамках комиссии НАТО -Грузия (КНГ), которая является главной площадкой для консультаций, а также выработки и контроля практических шагов по приведению страны к единым для всех государств - членов альянса стандартам. Деятельность по линии КНГ организуется на основе ежегодной национальной программы (ЕНП), формируемой с учетом необходимости проведения реформ по ключевым направлениям: политика и экономика, оборона и вооруженные силы, ресурсы, безопасность и правовая сфера. Успешное исполнение ЕНП рассматривается Тбилиси как одно из решающих условий ускорения процесса вступления республики в блок.

Для интенсификации интеграционных процессов в области политики грузинская сторона задействует практически все государственные структуры. Так, наиболее активно используются возможности дипломатического аппарата и военного ведомства республики. С участием их представителей на регулярной основе проводятся переговоры с руководством Североатлантического союза и ряда стран - участниц организации.

Кроме того, высокопоставленные грузинские чиновники привлекаются к проводимым в рамках альянса консультативным мероприятиям. Основные усилия Тбилиси при этом направлены на формирование у западных партнеров положительного мнения о готовности республики к членству в НАТО, а также на получение от них поддержки в скорейшей интеграции Грузии в этот военно-политический блок и всесторонней помощи в приведении национальных силовых ведомств к стандартам альянса.

В результате предпринятых грузинскими властями активных внешнеполитических шагов удалось добиться от руководства Североатлантического союза по итогам саммита в Великобритании (г. Ньюпорт, Уэльс, 4-5 сентября 2014 года) присвоения республике статуса "партнера номер один" и предоставления ей "расширенного" пакета двустороннего сотрудничества с НАТО, предусматривающего оказание широкой консультативной, финансовой и материально-технической помощи в военной сфере.

Одновременно официальным Тбилиси организована информационно-пропагандистская кампания по подготовке позитивного общественного мнения внутри страны по вопросу вступления Грузии в Североатлантический союз, результатом которой является стабильно высокий процент местного населения (в 2014 году - около 60 %, 2010-м - более 70 %), поддерживающего евроатлантические устремления руководства государства. Этому в значительной степени способствуют активная деятельность информационных центров блока, размещенных в ряде городов республики (Тбилиси, Кутаиси, Батуми, Телави, Зутдиди), а также сформированный еще в период правления М. Саакашвили образ врага в лице Российской Федерации, якобы проводящей "агрессивную" политику в Закавказье и других регионах на постсоветском пространстве. В частности, сложная ситуация на юго-востоке Украины используется грузинскими властями в качестве предлога для обоснования перед Западом необходимости оказания помощи Грузии в создании современных боеспособных вооруженных сил, "содействия в ее защите от России" и скорейшей интеграции в Североатлантический союз.

Особое внимание Тбилиси уделяет углублению связей с НАТО и отдельными странами-участницами в оборонной сфере. Важную роль в процессе реформирования и приведения к стандартам альянса силовых структур и системы военного образования Грузии продолжают играть США. При непосредственном участии американских специалистов разработаны основные доктринальные документы республики - Концепция национальной безопасности, Стратегический оборонный обзор, Национальная военная стратегия, ежегодник "Видение министра обороны", в соответствии с которыми и ведется строительство грузинских вооруженных сил нового образца.

В ходе проводимой под контролем западных союзников реорганизации оборонного ведомства Грузии наиболее значительным изменениям подверглись центральные органы военного управления (ЦОВУ). С 2013 года по настоящее время в рамках министерства обороны расформированы либо включены в структуру других ЦОВУ более десяти подразделений, создано четыре новых департамента (государственных закупок; правового регулирования и парламентской координации; стратегических коммуникаций; по поддержке военнослужащих, получивших ранения в ходе службы), призванных повысить контроль гражданского общества над вооруженными силами. Кроме того, для противодействия угрозам в информационной сфере в состав аппарата МО вошло бюро кибербезопасности.

Структура генерального штаба ВС Грузии приведена к натовскому образцу. В целях поддержания соединений и воинских частей в состоянии, обеспечивающем их задействование по предназначению, созданы департаменты контроля боевой готовности, а также психологического контроля и мониторинга. Продолжается формирование единой разведывательной службы, предусматривающей концентрацию усилий на стратегическом, оперативном и тактическом уровне под централизованным управлением департамента военной разведки.

Для обучения военнослужащих альянса грузинской стороной предоставляются объекты военной инфраструктуры на территории республики. В рамках программы НАТО "Партнерство ради мира" с 2010 года задействуется центр горной подготовки "Сачхере" (150 км северо-западнее Тбилиси), где представители ВС государств блока и стран-партнеров проходят курс обучения перед отправкой в различные миссии под эгидой альянса.

Кроме того, 27 августа текущего года в Грузии состоялась официальная церемония открытия совместного с НАТО учебно-оценочного центра (УОЦ), создание которого предусмотрено "расширенным" пакетом двустороннего сотрудничества.

Данный объект включает элементы инфраструктуры пункта постоянной дислокации 4-й механизированной бригады (н. п. Вазиани, 15 км восточнее Тбилиси), общевойскового полигона Вазиани и национального учебного центра Крцаниси (14 км южнее Тбилиси). На его базе планируется осуществлять подготовку и сертификацию по единым стандартам Североатлантического союза подразделений грузинской армии, вооруженных сил НАТО и стран-партнеров, а также организовывать различные международные учения. По оценке начальника генштаба ВС Грузии генерал-майора В. Капанадзе, развертывание УОЦ позволит в перспективе существенно нарастить количество проводимых совместных учебно-боевых мероприятий, сделав их более разноплановыми.

В интересах приведения вооруженных сил в соответствие с натовскими требованиями и приобретения военнослужащими реального боевого опыта грузинское командование направляет национальные подразделения для участия в операциях под эгидой НАТО. Так, с января 2015 года грузинский воинский контингент (около 900 человек) задействуется в учебно-тренировочной миссии (УТМ) альянса "Решительная поддержка" в Исламской Республике Афганистан (ИРА). Ранее, до конца 2014 года, военнослужащие ВС Грузии (более 1,5 тыс. человек) выполняли задачи в составе Международных сил содействия безопасности в ИРА.

Тбилиси также предоставляет транспортный коридор странам - участницам УТМ "Решительная поддержка" для организации материально-технического обеспечения национальных воинских контингентов, действующих в Афганистане.

Большое внимание уделяется подготовке грузинских подразделений к направлению в состав сил первоочередного задействования (СПЗ) НАТО. В декабре 2014 года соответствующую сертификацию прошла рота 12-го легкого пехотного батальона 1 -й пехотной бригады (н. п. Коджори, 10 км юго-западнее Тбилиси) ВС республики.

Одним из основных направлений практической подготовки войск является привлечение грузинских военнослужащих к совместным со странами НАТО учебно-боевым мероприятиям как на своей территории, так и за рубежом.

Наиболее масштабными из них стали грузино-американские учения "Ноубл партнер-2015" (11-24 мая) и "Эджайл спирит-2015" (8-22 июля), проведенные в республике под непосредственным руководством американских военных специалистов. Кроме того, грузинские военнослужащие участвовали в совместных украинско-американских учениях "Сейбр гардиан/Рэпид трайдент-2015" (20-31 июля, Украина).

Одновременно Тбилиси принимает меры по оснащению национальной армии современными образцами вооружения и военной техники (ВВТ) западного производства. Наиболее тесно в вопросе закупок ВВТ МО республики взаимодействуют с США, Турцией, Украиной и Болгарией. Предпринимаются попытки восстановить связи с рядом других стран, прежде всего с Израилем. При этом основным координатором в укреплении военного потенциала Грузии по-прежнему выступает Вашингтон.

По рекомендации руководства НАТО в республике организована работа по налаживанию производства собственных ВВТ. Решение поставленной задачи возложено на государственный военный научно-технический центр "Дельта". При содействии американских и турецких компаний его специалисты разработали колесные бронированные машины "Дидгори", боевую машину пехоты "Лазика", реактивную систему залпового огня и тактический беспилотный летательный аппарат.

Несмотря на достаточно интенсивное взаимодействие с альянсом, его требованиям пока отвечают не более 30 % грузинских ВС. Прежде всего это соединения и части сухопутных войск, прошедшие подготовку и сертифицикацию для участия в операциях Североатлантического союза, а также силы специальных операций.

Значительная часть подразделений национальных ВС все еще имеет на вооружении устаревшие образцы военной техники советского производства, ^фактически отсутствует авиация и флот. Попытки военно-промышленного комплекса Грузии наладить серийный выпуск ВВТ собственного производства из-за недостаточного финансирования оборонного ведомства и низкой конкурентоспособности указанных вооружений не привели к ожидаемым результатам. В свою очередь, обещания западных партнеров обеспечить грузинские ВС современными образцами ВВТ остаются, как правило, невыполненными.

Только после настойчивых обращений Тбилиси к союзникам ряд стран несколько активизировал двустороннее сотрудничество с закавказской республикой в военно-технической сфере. В частности, в середине текущего года Франция выразила готовность поставить ей радиолокационные станции "Граунд Мастер" и зенитные ракетные комплексы ближнего действия "Мика". Кроме того, в июле 2015 года грузинская сторона объявила о начале переговоров с Соединенными Штатами по вопросу обновления парка боевых вертолетов.

Несмотря на имеющиеся трудности, Тбилиси пытается всячески продемонстрировать руководству НАТО якобы достигнутый в последние годы заметный прогресс в приведении республики к западным стандартам. В качестве подтверждения своего успеха приводятся примеры организации в стране свободных парламентских и президентских выборов, достижений в области совершенствования законодательства и судебной системы Грузии, а также строительства правового государства и обеспечения защиты прав человека.

Относительно сферы обороны в Тбилиси заявляют о значительных подвижках в вопросах повышения уровня совместимости национальных структур военного управления с органами альянса, установления эффективного гражданского контроля над деятельностью вооруженных сил. При этом особо отмечается вклад республики в проведение операций альянса в Афганистане, а также включение грузинского подразделения в СПЗ НАТО с 2015 года.

Главной целью предпринимаемых властями страны усилий является форсирование процесса получения статуса кандидата на вступление в блок, что позволило бы приступить к реализации "Плана действий по подготовке к членству в НАТО" (ПДПЧ). По мнению официального Тбилиси, это сделает фактически необратимым процесс евроатлантической интеграции Грузии.

В связи с этим большие надежды возлагаются на предстоящий в июле 2016 года в Варшаве саммит Североатлантического союза, в ходе которого грузинское руководство намерено добиться принятия положительного решения по вопросу ПДПЧ или предоставления упрощенного механизма вступления страны в НАТО.

В свою очередь, Брюссель продолжает заявлять о проведении в отношении Тбилиси политики "открытых дверей". Самым последовательным и влиятельным сторонником получения Грузией членства в Североатлантическом союзе продолжают оставаться США. Вашингтон в рамках контактов с европейскими партнерами на различных уровнях настойчиво навязывает им мнение о том, что республика не только формально готова к интеграции в НАТО, но и фактически выступает одним из наиболее активных участников проводимых этой организацией военных операций. Кроме того, подчеркивается, что наличие у Тбилиси территориальных проблем не является препятствием для ее вступления в альянс.

Однако ряд влиятельных стран-участниц придерживаются особого мнения о членстве Грузии в НАТО, считая преждевременным рассмотрение данного вопроса до разрешения конфликтов с Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия. Одновременно выражается сомнение в способности грузинской стороны выполнить все требования, предъявляемые государству - кандидату на вступление в блок.

На этом фоне руководство альянса продолжает заявлять о наличии реальных перспектив интеграции Грузии в Североатлантический союз и намерении активно способствовать данному процессу в случае выполнения властями страны всех предъявляемых требований. В то же время Брюссель под различными предлогами уклоняется от определения конечных сроков достижения этой цели, а также не дает Тбилиси сигналов о возможности достигнуть единого мнения по вопросу вступления закавказской республики в альянс на очередном саммите НАТО.

В сложившейся ситуации грузинские власти, надеясь в перспективе интегрироваться в Североатлантический союз, вынуждены довольствоваться предложенными "расширенными" механизмами взаимодействия с ним, которые, тем не менее, не гарантируют стране получения статут кандидата. При поддержке Вашингтона официальный Тбилиси намерен попытаться изменить позиции государств-участников, выступающих против членства республики в НАТО, за счет активного задействования политико-дипломатических рычагов и дальнейшей демонстрации неизменности курса Тбилиси на сближение с Западом.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №11, С. 35-39

Всего комментариев: 0
avatar