Информационная война Грузии против Южной Осетии и Абхазии (2008)

Полковник П. Колесов,
кандидат философских наук

Информационная война (ИВ) - это комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны - инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфраструктуры управления противника.

В понятии "информационная война" можно выделить две составляющие: информационно-техническую (блокирование работы технических средств системы государственного и военного управления противника) и информационно-психологическую (информационно-психологическое воздействие - ИПВ - на его руководителей, личный состав вооруженных сил и население). Следует также отметить, что информационные операции могут быть направлены на союзников и нейтральные государства с целью вовлечения их в ИВ на своей стороне.

Информационная война Грузии против Южной Осетии и Абхазии началась задолго до перехода к боевым действиям. Она велась преимущественно на информационно-психологическом поле, хотя периодически стороны пытались заблокировать работу сайтов противника.

В этой войне на одной стороне активно выступали Грузия, США, Великобритания и страны - лимитрофы США (страны Прибалтики и Восточной Европы), а на другой - самопровозглашенные республики. Страны Западной Европы в основном соблюдали нейтралитет, хотя и "сочувствовали" Тбилиси. Ключевыми темами информационной войны в это время были историческая (являются ли "сепаратистские регионы" исторически частью Грузии или нет) и правовая (имеют ли эти регионы право на самостоятельное существование или только в пределах Грузии). Грузинской стороной также постоянно устраивались антироссийские провокации с целью оказания ИПВ на мировое общественное мнение (обсуждение падения "российской" ракеты на территорию Грузии с привлечением международных экспертов, скандал вокруг сбитого беспилотного аппарата грузинских ВС над территорией Абхазии, арест российского вооружения, якобы запрещенного к использованию в зоне конфликта, у миротворцев и др).

Естественно, что перед началом боевых действий резко активизировалась и деятельность "информационных воинов".

Например, 8 августа массированной DDoS-атаке (так называют действия хакеров, когда на сайт поступает большое количество запросов, с которыми он не в состоянии справиться и в результате "виснет") подверглись практически все южноосетинские сайты, размещавшие сведения о ходе боев. В частности, некоторое время были недоступны сайты главного информационного агентства "ОСинформ", а также "Осетинского радио и телевидения". Кроме того, еще в ночь с 7 на 8 августа была нарушена работа официального сайта Государственного комитета по информации и печати Республики Южная Осетия.

С грузинской стороны урон был значительно серьезнее. Атаке подверглись интернет-ресурсы МИДа, МВД, МО, практически всех других национальных министерств и ведомств, а также многих информационных агентств. К примеру, был взломан и почти уничтожен один из ведущих грузинских интернет-ресурсов страны "Грузия оп-line". Атакована хакерами была и веб-страница национальной телекомпании "Рустави-2".

Министерство иностранных дел Грузии вынуждено было завести интернет-дневник на популярном блог-сервисе Blogspot.Com, мотивируя свои действия невозможностью работы на своем сайте из-за атак хакеров противной стороны. Свой официальный сайт властям Тбилиси предоставил президент Польши Лех Качиньский.

Хакерские атаки заставили хозяев ряда грузинских сайтов перенести хостинг в США, на площадку американской компании TULIP Systems, однако это мало помогло. По словам ее специалистов, они начиная с 9 августа с большим трудом отбивают массированные DDoS-атаки. Вот что сказал в тот день и. о. руководителя компании Том Берлинг: "Сейчас ситуацию можно описать как игру в шахматы. Мы принимаем удар, сайт виснет, 2 часа мы восстанавливаем систему, минут 30-45 сайт работает, потом хакеры снова находят способы сломать его". Он также заметил, что эти атаки носят массированный характер.

Начиная с 9 августа массированной хакерской атаке подверглись и новостные агентства, освещающие события с российской стороны. В частности, на следующий день жертвами атаки хакеров стало РИА "Новости", что затруднило работу практически всех служб агентства и осложнило доступ на сайт http://www.rian.ru/.

Кроме того, хакерской атаке подверглись сайты ИТАР-ТАСС, ИА REGNUM, Lenta.ru, газет "Известия" и "Твой день", а также радиостанции "Эхо Москвы".

Очень важным "полем" информационной войны в Интернете являлись различные форумы и онлайн-голосования. Здесь победа явно осталась на стороне противников США и Грузии, причем не только на русскоязычных сайтах. Пример тому - флешмоб-накрутка в онлайн-голосовании на сайте CNN. Этот ресурс предложил аудитории оценить действия России по отношению к Грузии. Примерно 92 % голосов (более 329 тыс. человек) было отдано за вариант ответа, признававший поведение РФ миротворческим, и всего 8 % оценили происходящее между двумя странами как вторжение в Грузию. Ясно, что CNN очень оперативно закрыла это голосование.

С первых часов конфликта грузинским руководством сразу же было организовано ИПВ на свое население как внутри страны, так и зарубежном. Например, 8 августа в офисе телекомпании "Триалети" (г. Гори) открылся медиацентр, круглосуточно обслуживавший грузинских и зарубежных журналистов. Большинство основных грузинских электронных СМИ, в частности "Грузия Оп-line", телекомпания "Руста-ви-2", информагентство Интерпресс Ньюс, радиостанция "Имеди", включились в активное распространение информационных материалов, в том числе и видеосъемок с мест противостояния.

Следует также отметить и мощнейшую поддержку усилий Тбилиси по ведению ИВ со стороны ведущих англосаксонских СМИ (прежде всего таких информационных агентств, как CNN, ВВС, Рейтер, Блумберг и др.). С началом боевых действий "Голос Америки" удваивает объем вещания на Грузию. В сообщении этой радиостанции было сказано, что "вместо 30-минутных ежедневных передач теперь в эфир будут выходить часовые программы, в том числе новости, информация, интервью, аналитика и реакция на кризис из бывших советских республик". Исполнительный редактор "Голоса Америки" Стив Редишия заявил: "Мы хотим быть уверенными, что грузинский народ полностью информирован о том, что происходит в его стране".

Что касается содержания и формы подачи материалов ИПВ, то здесь можно отметить как удачи, так и неудачи.

С самого начала боевых действий серьезнейшей ошибкой англосаксонских СМИ было их замалчивание. Такая "информационная тактика" могла бы иметь успех, если бы в современном мире кроме них не было бы других источников информации либо разговор шел не о полномасштабном бое-столкновении, а о "рядовой" перестрелке на грузино-югоосетинской границе. Однако сами грузинские СМИ "подвели" своих коллег: они не только показывали обстрел Цхинвала с использованием установок "Град" и движение автомобильных колонн с грузинскими войсками в сторону столицы Южной Осетии, но и "вывешивали" на своих сайтах картины расстрелов из танков и бронемашин безоружных людей и домов мирных жителей. Фактически американцы и англичане снова не учли особенности менталитета грузинской нации.

Неудачны были также и репортажи о вводе на территорию Южной Осетии частей 58-й армии. На основных английских и американских каналах демонстрировалась почти статичная картинка, сопровождающаяся одними и теми же комментариями.

В этом отношении действия грузинских СМИ были, как это ни покажется парадоксальным, более профессиональными.

Очень профессионально был смонтирован материал о налете спецназа Грузии на колонну российской бронетехники с попыткой пленения командующего 58-й армией СКВО: ранение, гибель или пленение генерала, тем более занимающего такой высокий пост, очень серьезно сказывается на состоянии воинского духа противостоящей стороны, вид пленных врагов всегда вдохновляет собственную армию и союзников, а также деморализует противника.

К плюсам прогрузинской пропаганды англосаксонских СМИ следует отнести показ выступлений грузинского руководства, точнее президента Грузии М. Саакашвили. Прежде всего следует отметить тот факт, что этот персонаж все свои публичные выступления записывал на фоне флага ЕС. Для массовой аудитории, которая вряд ли знает, какие страны входят в ЕС, создавалось впечатление, что воюет страна, входящая в Евросоюз. Фактически уже заранее подготавливалась позиция, что Европа поддерживает Грузию. И надо сказать, что отчасти этот маневр удался -Европа волей-неволей оказалась втянутой в манипулятивные сети, раскинутые саакашвилиевскими советниками.

М. Саакашвили и другие грузинские официальные и неофициальные лица буквально "оккупировали" экраны и страницы ведущих англосаксонских СМИ. Односторонняя подача информации в них упорно выставляет Грузию в виде жертвы российской "военной машины". К примеру, заметки в Reuters и Associated Press отражают лишь официальное мнение Тбилиси.

Любопытным представляется и следующий момент: весьма нелицеприятные для грузинского президента кадры о том, как он, испугавшись непонятно чего, трусливо удирает или съедает перед камерой свой галстук, первыми в эфир выдали опять же покровители Грузии - англосаксы. Скорее всего, это свидетельствует о том, что они в информационной войне готовы пожертвовать нынешним руководителем Грузии. Правда, стоит отметить, что они снова не учли "кавказский менталитет": если на Западе такое поведение М. Саакашвили будет воспринято как невменяемость, то на Кавказе и в Закавказье - как трусость. Никто из уважающих себя руководителей стран этого региона больше никогда не будет иметь с ним дело.

Другими активными действующими лицами в этой информационной войне, безусловно, были президент и госсекретарь США - Д. Буш и К. Райе, но содержание их выступлений не дало должных результатов. В них совершенно отчетливо просматривались своекорыстные цели руководства США в Кавказском регионе.

Весьма малоубедительной оказалась и "аналитика по свежим следам" англосаксонской прессы. Так, 10 августа в газете "Тайме" ("The Times", Великобритания) была опубликована статья Эдварда Лукаса, автора книги "Новая холодная война" (The New Cold War), "Как Грузия попала в расставленную врагами ловушку".

Сама статья с пропагандистской точки зрения построена довольно грамотно, поскольку использует фактически все западные "штампы" относительно Грузии и Южной Осетии.

Что касается Грузии, то здесь и "лучшая армия на Кавказе", и "самый демократичный режим" ("Грузия не идеальна, но она -не диктаторская страна. Ее руководство не размахивает фальшивой идеологией, как Кремль мешаниной из советской ностальгии и царского шовинизма. Грузия - это процветающее гражданское общество, это активная оппозиция, это государство, которое страстно желает оказаться в рядах Европейского союза и НАТО"), здесь и интересы Европы.

Соответственно Южная Осетия - это "бандитско-контрабандистский анклав", который существует исключительно благодаря помощи Москвы.

Но в этой статье, написанной 10 августа, то есть в самый разгар боев, нет ни слова о самом главном на тот момент -о массовой гибели мирного осетинского населения. Ничего не говорится также об обстрелах грузинскими военными российских миротворцев и их гибели, что тоже является достаточно животрепещущей проблемой для Запада, чьи миротворческие контингенты сейчас находятся в "горячих точках". К моменту написания статьи вышеизложенные факты уже были достаточно широко известны. Именно их необходимо было "интерпретировать соответствующим образом".

Югоосетинская сторона изначально была поставлена в гораздо менее комфортные условия для ведения "официальной" информационной войны против Грузии. Кроме российских СМИ и СМИ еще нескольких государств трибуну для выступления президентов тогда еще непризнанных республик никто не предоставил. Поэтому, как уже говорилось выше, основным полем ИВ для республик стал Интернет. В сети буквально с первого дня агрессии появились фотографии и видеоролики с показом зверств грузинских войск. Гораздо более убедительными, чем прогрузинские, были и выступления представителей югоосетинской стороны на форумах, и их материалы в блогах, причем как на русском, так и на английском языках. Весьма оперативно появились карикатуры и комедийные видеомонтажные ролики на руководящих лиц противостоящей стороны.

Не менее активно велась югоосетинской стороной и контрпропагандистская работа. Буквально на следующий день после появления в Интернете фотографий, якобы свидетельствующих о зверствах югоосетинских войск, там же появились их разоблачения как постановочных. Довольно оперативно разоблачались и попытки англосаксонских СМИ выдать фотографии разрушений в Южной Осетии за разрушения в Грузии.

В целом можно отметить, что если грузинская сторона построила свою стратегию ведения информационной войны на официальном уровне, пытаясь победить за счет массовости в популярных, прежде всего англосаксонских, изданиях, то югоосетинская сторона сделала ставку на вовлечение в ИВ как можно большего числа своих сторонников в Интернете.

Говорить о победителях в этой информационной кампании не имеет смысла, поскольку она еще продолжается, но следует отметить, что на протяжении пяти дней "горячей войны" в большинстве своем мировое общественное мнение склонялось все-таки на сторону Южной Осетии. Это говорит о том, что использование "массовых информационных армий", ведущих прямой диалог с людьми в Интернете, более эффективно, чем "опосредованный" диалог руководителей государств с народами мира.

Зарубежное военное обозрение. 2008, №10, С. 18-21

Всего комментариев: 0
avatar