Турция: курс на дестабилизацию обстановки в регионе (2016)

С. Иванов,
ведущий научный сотрудник
Центра международной безопасности
ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук

Стремление турецкого лидера любой ценой превратить Турцию в президентскую республику и реализовать свои амбициозные планы по возрождению Оттоманской империи привело лишь к дестабилизации ситуации в самой стране и негативно сказалось на ее отношениях с соседними государствами.

На пути к усилению своей власти Р. Эрдоган инициировал судебные процессы и внесудебные расправы над курдскими активистами, военными, полицейскими, судьями, журналистами, вносил дискриминационные поправки в законодательство. Раскрывшие преступления турецких властей по торговле оружием, нефтью с группировкой ИГИЛ и другими исламистами турецкие журналисты были приговорены к пожизненным тюремным срокам. Для въезда в Турцию российских журналистов были введены визовые ограничения.

Не получив должной поддержки со стороны избирателей своей партии на парламентских выборах летом 2015 года, Р. Эрдоган развязал новую масштабную антикурдскую кампанию в стране и 1 ноября прошлого года практически в условиях военного времени провел повторные, уже внеочередные выборы, где все же добился возможности для своей партии сформировать однопартийное правительство. Расчеты турецкого лидера на поддержку своих реформистских планов конституционным большинством парламента и консолидацию общества путем привлечения на сторону властей националистов и исламистов пока не оправдались.

Вооруженный конфликт с курдами приобрел характер новой гражданской войны, масштабные теракты и вылазки исламистов стали нормой, межэтнические и межконфессиональные противоречия усилились.

На заметно обострившиеся внутриполитические проблемы и общую криминогенную обстановку в стране накладывает свой негативный отпечаток и резкое ухудшение социально-экономического положения населения, а также продолжающаяся изоляция Турции в регионе и на международной арене.

Безусловно, главным внешним раздражителем для Р. Эрдогана остается правящий в Сирии режим и все, что с ним связано. Расчеты Анкары на скорое свержение Б. Асада не оправдались. Участие в военных операциях на стороне Дамаска ВКС РФ и усиление его поддержки Ираном по мере снятия с Тегерана ограничительных санкций, похоже, окончательно похоронили планы турецких властей превратить Сирию или хотя бы часть ее в свой плацдарм в регионе.

Более того, по мере ужесточения контроля за сирийско-турецкой границей со стороны сирийских курдов и правительственных войск Анкара утрачивает возможности по поддержке своих сателлитов в Сирии (бандформирований туркоманов, "Братьев-мусульман", других протурецких исламистских группировок). Несут потери и турецкие теневые "бизнесмены", специализирующиеся на нелегальной миграции, переброске боевиков, контрабанде нефти, музейных артефактов, оружия и т. п.

Стремясь хоть как то воспрепятствовать ликвидации своих транзитных коридоров и окон на турецко-сирийской границе, Анкара прибегает к артиллерийским и минометным обстрелам этих районов, главным образом тех, которые контролируются сирийскими курдами.

Россия вынуждена инициировать в Совете Безопасности ООН обсуждение противоправных действий турецких властей и все новых угроз прямого вторжения турецких войск на сопредельную сирийскую территорию.

Анкара не ограничивается провокациями на сирийской границе. Несмотря на протесты Багдада, Турция вторгалась целыми воинскими частями с тяжелым вооружением на север Ирака, продолжает наносить ракетно-бомбовые удары по лагерям и базам Рабочей партии Курдистана в Кандильских горах.

В общем, можно констатировать, что к сегодняшнему дню широко разрекламированная внешняя политика Р. Эрдогана под лозунгом "ноль проблем с соседями" превратилась в свою противоположность. Акт государственного терроризма (уничтожение российского военного самолета) испортил отношения Турции с Россией, и Анкара, по сути, замкнула вокруг себя кольцо соседних государств, с которыми она оказалась в конфронтации (Греция, Кипр, Россия, Армения, Сирия, Ирак, Иран). Исключением можно считать участок границы Турции с Иракским Курдистаном, который на правах субъекта федерации пока продолжает с ней взаимовыгодное приграничное сотрудничество.

Можно отметить, что провокации Турции на сирийской и иракской границах и продолжающийся шантаж ею стран ЕС из-за проблемы беженцев все больше отдаляют от Анкары ее традиционных союзников в лице США, НАТО и ЕС. В Вашингтоне и Брюсселе начинают понимать, что действия Турции объективно провоцируют военные конфликты с Россией и Ираном из-за Сирии, представляют собой не только угрозу региональной безопасности, но и общей обстановке в мире и Европе.

Вскрывшиеся факты сотрудничества частных и государственных структур Турции с ИГИЛ, "Джабга ан-Нусра" и другими исламистскими группировками уже признаются многими политиками в США, других западных странах и Израиле. Как следствие, высокопоставленные эмиссары из Вашингтона, Брюсселя, Берлина и других западных столиц зачастили в Анкару, где пытаются урезонить выходящего из-под контроля союзника.

Чтобы хоть как-то компенсировать потери от сворачивания своих отношений с соседними странами, турецкий лидер предпринимает усилия по поиску новых партнеров в лице Саудовской Аравии, Катара, Израиля, Украины и других стран. При этом явное предпочтение отдается противникам Асада, Ирана и России.

В конце 2015 года Р. Эрдоган совершил свой визит в Эр-Рияд, где договорился активизировать двусторонние отношения во всех областях, включая военную. Турция вошла в новую антитеррористическую коалицию под эгидой Саудовской Аравии. Король Саудовской Аравии пообещал выступить посредником в нормализации турецко-египетских отношений, свернутых по инициативе Анкары после свержения исламистского режима М. Мурси. В начале 2016 года между Анкарой и Дохой достигнуто соглашение о военном сотрудничестве, в частности о строительстве военных баз (турецкой в Катаре и катарской в Турции).

По инициативе Р. Эрдогана активизировались и турецко-израильские переговоры по возможному восстановлению двусторонних отношений. Анкара рассчитывает компенсировать потери от сворачивания газовых проектов с Россией за счет нового строительства газопровода из Израиля.

15 февраля 2015 года премьер-министр Турции Давотуоглу посетил Киев, где сделал ряд недружественных по отношению к России заявлений, в частности насчет государственной принадлежности Крыма и проблемы крымских татар.

Р. Эрдоган пытается расширить диапазон своих отношений и в Закавказье, и в странах Азии. Так, сообщается, что Турция и Китай совместно с Казахстаном, Азербайджаном и Грузией создали консорциум по транспортировке грузов из Китая в Европу в обход России. Договоренность была достигнута в ходе презентации возможностей Транскаспийского транспортного маршрута Китай - Турция - Европа. Как ожидается, в течение 2016 года через территорию Грузии будут перевезены первые несколько тысяч контейнеров из Китая в направлении Турции и Европы. Стороны также планируют начать в следующем году перевозку грузов через Украину в Северную и Восточную Европу.

Вряд ли новые союзники и партнеры Турции смогут компенсировать ее потери от сворачивания отношений Анкары с Москвой, Багдадом, Тегераном и другими региональными игроками. Имидж Р. Эрдогана как серьезного и надежного партнера и государственного деятеля серьезно подмочен, и даже его патронов в Вашингтоне и Брюсселе все больше настораживает политика провокаций и шантажа со стороны Анкары.

Р. Эрдоган намерен шантажом войти в Европу и получить от нее дополнительные миллиарды евро. Страну захлестнула новая волна мигрантов и беженцев из Сирии и Ирака. По оценкам западных экспертов, их число превышает 3 млн человек. Турция по прежнему остается транзитным коридором для тысяч исламистов-джихадистов со всего мира. Стамбул и грузинский пограничный пункт Сарпи являются для джихадистов основными воротами для последующей их переброски на турецко-сирийскую или турецко-иракскую границу.

Угроза новых потоков нелегальных мигрантов в страны Евросоюза вынуждает лидеров ЕС идти на уступки явно завышенным требованиям Анкары. Остроту данному вопросу придает проникновение вместе с мигрантами так называемых джихадистов, способных осуществлять масштабные теракты в странах Европы.

18 марта лидеры ЕС и Турции завершили свой саммит в Брюсселе. Турция предложила разместить у себя всех нелегальных мигрантов, прибывающих на греческие острова с Ближнего Востока вне зависимости от их гражданства, а также забрать всех мигрантов, уже попавших в Европу с турецкой территории и не получивших там убежища. Взамен за каждого сирийского беженца, вернувшегося обратно в Турцию, ЕС в дальнейшем будет принимать одного сирийца из лагерей для беженцев на турецкой территории.

Такая система, как предполагается, лишит мигрантов, в том числе и из Сирии, желания пытаться проникнуть в Европу нелегально, с помощью контрабандистов. При этом Анкара требует увеличить по меньшей мере в 2 раза выделяемые из бюджета ЕС на эти цели средства (с 3 до 6 млрд евро). Аппетиты Р. Эрдогана в финансовом отношении не ограничиваются заявленными суммами, в Анкаре называются цифры в 9 и даже 20 млрд евро. Республика в качестве компенсации себе за помощь Брюсселю ставит вопрос о введении безвизового режима со странами ЕС для турецких граждан и предлагает ускорить процесс вступления Турции в Европейский союз.

Похоже на то, что политика шантажа Р. Эрдогана в отношении стран ЕС срабатывает. Европейские лидеры с некоторыми оговорками все же склоняются на сделку с Турцией на предлагаемых ею условиях. Как заявила канцлер Германии А. Меркель: "Европа готова принять требования Анкары об упрощении визового режима. Если предложенный Турцией план будет принят и реализован, то безвизовый въезд в Европу для ее граждан может быть введен уже в июне", - пообещала канцлер. Глава Евросовета Дональд Туск также заявил об успешном "согласовании принципов", изложенных в плане турецкого премьера А. Давутоглу.

Чем объяснить такую уступчивость и покладистость лидеров ЕС? Как известно, неконтролируемая миграция в страны ЕС является одной из самых серьезных угроз, с которой сейчас сталкивается Евросоюз.

По данным европейского статистического агентства, в 2015 году прошение об убежище попросили 1,25 млн иностранцев. Как ожидается, в 2016 году их число заметно возрастет, что не устраивает ряд государств - членов Шенгенской зоны. Они требуют навести порядок по периметру "шенгена", угрожая в ином случае восстановлением контроля на своих внутренних границах (и тем самым ставя под вопрос принцип свободного перемещения внутри этой зоны - один из основополагающих принципов евроинтеграции).

Значительная часть беженцев поступает в ЕС через так называемый Балканский коридор - с территории Турции в Грецию, а дальше через Восточную Европу в Германию и другие западноевропейские страны, которые не раз просили Анкару перекрыть границы и не пускать этих беженцев в Евросоюз.
Соглашение ЕС с Р. Эрдоганом вряд ли решит проблему нелегальной миграции в Европу. Дело в том, что финансовые вливания ЕС в Турцию ни в коей мере не устраняют первопричины миграционных потоков на этом направлении. Анкара вот уже несколько лет активно вовлечена в вооруженные конфликты в Сирии и Ираке и не собирается сворачивать своей провокационной и подрывной деятельности.

В Сирии главной целью Р. Эрдогана остается свержение режима Б. Асада, военная и другая поддержка сил вооруженной оппозиции, бандформирований туркоманов и ряда других исламистских группировок. Несколько завуалированно, но продолжается сотрудничество турецких властей и с радикальными исламистами (ИГ, "Джабга ан-Нусра").

Фактов поставок джихадистам оружия, боеприпасов, транзита тысяч новых наемников и добровольцев через территорию республики в Сирию и Ирак, закупки турецкими посредниками нефти, музейных артефактов у боевиков ИГ предостаточно, об этом заявляют даже турецкие военные и журналисты. Несмотря на объявленное Дамаском и оппозицией перемирие, турецкие войска продолжают обстрелы из тяжелого оружия сопредельных районов Сирии, где располагаются курдские анклавы. Таким образом, Анкара наносит удары по воюющим с ИГ и "Джабга ан-Нусра" курдским ополченцам.

Чтобы снизить поток мигрантов с Ближнего Востока в Европу, надо прежде всего активизировать начавшийся мирный процесс между Дамаском и оппозицией в Сирии, лишить всякой поддержки и изолировать радикальные исламистские группировки в обеих странах, нанести боевикам ИГ и "Джабга ан-Нусра" решающее военное поражение и освободить оккупированные ими ранее территории (города Ракка и Мо-сул). Только тогда можно будет создать условия для прекращения гражданских войн в Сирии и Ираке, восстановления инфраструктуры, жилого комплекса и систем жизнеобеспечения региона, что позволит приступить к поэтапному возвращению беженцев к местам своего исторического проживания.

Сегодня Турция и ее региональные партнеры (Саудовская Аравия, Катар, Иордания) объективно препятствуют восстановлению мира в регионе и своими действиями провоцируют новый исход коренного населения из стран Ближнего Востока в Европу. Следует также учитывать и негативные последствия развязанной турецкими властями масштабной военной операции против Рабочей партии Курдистана на юго-востоке страны. Несмотря на то что счет погибшим и раненым мирным жителям идет на тысячи, разрушаются и стираются с лица земли жилые кварталы городов и сельские населенные пункты, Европа не замечает этих преступлений Анкары. В ближайшее время к потокам мигрантов из арабских стран могут добавиться и тысячи оставшихся без крова и средств к существованию курдских семейств из самой Турции. В Европе уже проживает свыше 6 млн натурализованных выходцев из Турции (турок и курдов).

Таким образом, выделяя значительные финансовые средства Р. Эрдогану, руководство ЕС ни в коей мере не решает проблемы беженцев, а лишь поощряет тем самым авантюризм и всё нарастающую агрессивность в региональной и внутренней политике Анкары.

Зарубежное военное обозрение. 2016, №4, С. 24-27

Всего комментариев: 0
avatar