Военно-доктринальные взгляды военно-политического руководства Турции (2010)

Е. Крылатых

Роль и место турецких вооруженных сил Турецкой Республики (TP) в структуре государственной власти определяются конституцией 1982 года. Верховным главнокомандующим является президент. Руководство строительством ВС осуществляет министр национальной обороны (гражданское лицо) через министерство национальной обороны (MHO).

Высшим органом оперативного управления вооруженными силами TP является генеральный штаб (ГШ), которым руководит начальник ГШ, являющийся главнокомандующим ВС. Он назначается президентом по рекомендации высшего военного совета. Ему подчинены командующие видами ВС: сухопутными войсками, военно-воздушными и военно-морскими силами и жандармскими войсками. Согласно турецкому табелю о рангах начальник ПН занимает четвертую строчку среди высших должностных лиц государства после президента, председателя парламента и премьер-министра страны.

В мирное время вопросы внешней и внутренней политики, обороны страны, использования вооруженных сил решает совет национальной безопасности (СНБ), возглавляемый президентом Турецкой Республики. Постоянными членами СНБ является: премьер-министр, три его заместителя, министры национальной обороны, юстиции, внутренних и иностранных дел, образующие так называемое гражданское крыло, а также начальник генерального штаба (НГШ), командующие видами ВС и жандармерии, составляющие «военное крыло» совета.

Заседания СНБ проводятся один раз в два месяца. В случае необходимости (обострение международной обстановки или внутриполитического положения) созывается внеочередное заседание. Fro повестку определяет президент с учетом предложении премьер-министра и НГШ. Непосредственной подготовкой заседаний занимается генеральный секретариат сове-та, который с августа 2004 года возглавляв представитель министерства иностранных дел.

СНБ Турции принимает решения, связанные с выработкой политики в области национальной безопасности и ее реализацией. Они направляются правительству в качестве рекомендательных. Кабинет министров уделяет решениям совбеза приоритетное внимание.

Еженедельно, как правило но четвергам, начальник ГШ докладывает президенту о ситуации в войсках, потребностях вооруженных сил, взглядах армейскою руководства на обстановку в мире и стране, а также о ходе выполнения правительством решений СНБ по военным аспектам.

Премьер-министр использует в качестве совещательного органа по военным вопросам высший военный совет, который собирается на заседания два раза в год. В его состав входят: премьер-министр (предсе-да1сль совета в мирное время), начальник ГШ (председатель совета в военное время), министр национальной обороны, командующие видами вооруженных сил, жандармскими войсками, полевыми армиями, заместитель НГШ (генеральный секретарь совета), генеральный секретарь СНБ, а также все армейские генералы, состоящие на кадровой службе в ВС Турции.

На высший военный совет возлагаются следующие задачи: выработка военно-стратегических концепций, принятие основных программ строительства ВС, рассмотрение военных законов, уставов и наставлений, присвоение воинских званий, увольнение генералов и офицеров из вооруженных сил, продление срока службы генералам (адмиралам), утверждение новых назначений и др.

Таким образом, данная структура позволяет высшему военному руководству, в первую очередь начальнику ГШ, оказывать существенное влияние на формирование военной политики государства. Основная ее цель заключается в стремлении к наращиванию военного и экономического потенциала Турции до уровня, обеспечивающего внутриполитическую стабильность и реализацию стратегических национальных интересов, главным из которых является превращение страны в одного из политических и военных лидеров в Южно-Европейском регионе.

Военно-политический курс TP определяется ее геостратегическим положением на стыке Европы и Азии, членством в НАТО, отношениями с ведущими мировыми державами (прежде всего с США, европейскими государствами и Россией), а также ролью в исламском мире и стремлением в $ять на себя функции посредника в разрешении региональных проблем и установлении «межцивилизационного диалога» между Востоком и Западом.

Реализации данного курса способствует особая роль вооруженных сил в политической жизни страны, поддержание высокого уровня военных расходов (около 10 млрд долларов, то есть приблизительно 5,3 проц. ВВП), расширение и углубление военно-политических связей с США, Европейским сонном. Кроме того, стремясь играть роль лидера на Ближнем и Среднем Востоке, Анкара проводит курс на развитие всесторонних отношений со всеми странами региона, в первую очередь с Ираном. Ираком и Сирией.

Военно-доктринальные взгляды руководства TP изложены в «Политическом документе о национальной безопасности», вступившим в силу в марте 2006 года после его подписания президентом Турции. В соответствии с его положениями военно-доктринальные взгляды руководства страны объединяются термином «оборонная политика» и включают два ключевых компонента - стратегию национальной безопасности, определяющую социально-политическую сторону военной доктрины, и национальную военную стратегию, регламентирующую ее военно-техническую сторону. При этом официально декларируется оборонительный характер военной доктрины.

Основные принципы оборонной политики TP, по заявлениям высшего руководства страны, сводятся к следующему:
- обеспечение гарантированной защиты независимости, территориальной целостности и республиканского общественного строя;
- принятие всех мер для предотвращения кризисов и конфликтов и внесение тем самым максимального вклада в дело снижения международной напряженности;
- активное участие в системах коллективной безопасности и выполнение всех обязательств, возлагаемых в связи с этим на ТР.

В основу военно-доктринальных взглядов положен тезис об абсолютной приоритетности членства Турции в НАТО (а на перспективу - и в военных структурах Евросоюза). Активное участие страны в деятельности Североатлантического союза рассматривается её ВНР в качестве гарантии обеспечения безопасности и возможности реализации, при поддержке союзников, целей своей внешней и военной политики. В связи с этим национальные вооруженные силы часто привлекаются к миротворческим операциям НАТО и совместным учениям со странами блока. Турция активно участвует в деятельности Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане.

В последнее время особо подчеркивается также то, что оборонная политика TP должна носить активный характер, для чего ставится задача «генерировать» такие инициативы, установки и мероприятия, которые оказывали бы реальное позитивное воздействие на региональную безопасность.

Социально-политическая сторона военной доктрины включает три основополагающие концепции:
- сдерживания (сохранение «потенциала сдерживания», позволяющего устранять угрозы национальной безопасности без
применения военной силы, что возможно только за счет поддержания боевой мощи национальных ВС и высокой степени их боегоговности);
— управления кризисами (заблаговременная отработка и принятие мер военного и невоенного характера для отражения угроз, порождаемых политическими, военными и гуманитарными кризисами, при этом предпочтение отдается невоенным мерам);
- создания благоприятного внешнего окружения (урегулирование имеющихся и предотвращение новых кризисных ситуаций по периметру границ).

При этом две первые концепции практически заимствованы у США и реализуются в рамках единой натовской стратегии безопасности. Что же касается третьей концепции, то она занимает приоритетное место в практической деятельности турецкого руководства и преследует цель формирования «зоны мира и безопасности» вокруг страны.

Военно-техническая сторона военной доктрины представлена четырьмя базовыми концепциями:
- поддержание постоянного высокого уровня боеготовности и боевой мощи и технической оснащенности ВС;
- проведение решительных действий с применением обычных средств поражения;
- ведение военных операций с ограниченными целями;
- приведение «иных, чем война», операций.

Анализ военно-политической обстановки в мире и регионе привел турецких специалистов к выводам о том, что новые тенденции ее развития внесли принципиальные коррективы в вопросы роли и места страны в системе региональной безопасности, а также изменили характер противостоящих ей угроз.

К внутренним угрозам безопасности «по традиции» отнесены радикальный исламизм, курдский сепаратизм и левацкая деятельность ультралевых группировок. При этом они рассматриваются как реальные и приоритетные по отношению к внешним, которые на данном этапе считаются потенциальными. Впервые указано и на прямую взаимосвязь между внутренними и новыми («асимметричными») угрозами, которые перечислены в следующем порядке: международный терроризм, наркобизнес, нелегальная миграция и торговля людьми, угроза распространения ЯО в регионе, проблема нехватки водных ресурсов. В документ также впервые включен тезис о внутренних угрозах безопасности (безработица, значительный разрыв в уровне жизни в различных регионах страны, постоянно возрастающий консолидированный долг - 346 мдрд долларов по итогам 2005 года и усиливающаяся зависимость от импорта основных энергоносителей около 75 проц. ввозится из-за рубежа).

Что касается внешних угроз, то впервые в подобном документе встречается принципиально важное положение о том, что на данном этапе и на обозримую перспективу Турция не рассматривает ни одну из соседних стран как потенциального военного противника. Вместе с тем при характеристике отношений с государствами по периметру границ подчеркивается, что со стороны отдельных из них по-прежнему могут во шикать «частные угрозы и вы юны» се национальным интересам и безопасности. Для их отражения предусматривается использовать прежде всею политико-дипломатические методы, подкрепляемые, однако, поддержанием на должном уровне «потенциала сдерживания», основу которого составляет боевая мощь ВС.

В ряду подобных угроз и вызовов указаны неразрешенные противоречия с Грецией по кипрской проблеме, а также по воздушным и морским границам в акватории Эгейского моря, подчеркнуты «серьезные озабоченности» в связи с деятельностью Ирана по развитию ракетной и ядерной программ, возможностью возобновления конфликта из-за Нагорного Карабаха, сохраняющейся нестабильностью в Ираке и связанной с этим проблемой антитурецких действий с его территории курдских сепаратистских организаций.

В отношениях с Западом во внешнеполитическом курсе TP просматриваются два основных вектора: американский п европейский. При этом отношения с Соединенными Штатами как с ведущей мировой державой и главным союзником по НАТО рассматриваются в качестве основополагающих во внешней политике. Двустороннее сотрудничество охватывает политическую, экономическую, военную и военно-техническую сферы. Несмотря на заметное охлаждение американо-турецких отношений после начала военной операции США в Ираке, руководители обоих государств предпринимают шаги по восстановлению прежней степени доверия и уровня военно-политического сотрудничества.

Вместе с тем, агрессивная политика Белого дома в регионе во многом не отвечает интересам турецкого руководства. Прежде всего это касается силового давления на Иран и Сирию, роли США и НАТО в решении задач обеспечения безопасности в Черноморском регионе, возможного размещения американских средств ПРО на турецкой территории. Однако руководство TP отдаст себе отчет в том, что без поддержки Белого дома ему придется столкнуться с серьезными политическими и экономическими проблемами и оставить свои надежды на региональное лидерство. В свою очередь, Вашингтон, учитывая стратегическое значение Турции в регионе, ее близость к границам СНГ и странам Ближнего Востока, рассчитывает на содействие Анкары в реализации своих планов.

Большое значение для TP имеет интеграция в Европейский союз, являющимся мощным экономическим, торговым и военным партнером. С 3 октября 2005 года ведутся официальные переговоры о полноправном членстве турецкого государства в этой международной организации. Для вступления в ЕС Анкаре необходимо решить ряд серьезных задач, наиболее острая из которых - урегулирование кипрской проблемы, в том числе открытие турецких портов и аэропортов для судов и самолетов Республики Кипр. И хотя, по заявлениям лидеров Евросоюза, процесс интеграции может затянуться на 10-15 лет, ему отдан приоритет во внешней политике ТР.

Среди западноевропейских стран Турция поддерживает тесные контакты с Германией, которая оказывает ей разностороннее экономическое и научно-техническое содействие в общей и военной сферах на безвозмездной и льготной основе. Двустороннее сотрудничество затрагивает различные сферы военного производства, однако наиболее активно оно развивается в области строительства боевых кораблей и катеров как на германских, так и на турецких судоверфях. Интеграционные связи военно-технического характера углубляются также с Италией, Францией, Великобританией, Нидерландами, Бельгией, Испанией и другими европейскими государствами.

Турецко-греческие отношения, несмотря на некоторое общее позитивное развитие, и в частности официально заявленную Грецией поддержку принятия Турции в ЕС, остаются сложными и периодически усугубляются инцидентами в Эгейском море.

В целях снижения напряженности в двусторонних отношениях командование ВС Турции сократило масштабы и активность учебно-боевых мероприятий в акватории Эгейского моря в весенне-летний период. Имеется договоренность об обмене визитами начальников генеральных штабов и командующих береговой охраной. Однако все эти шаги носят преимущественно демонстративный характер и не ведут к коренному урегулированию имеющихся проблем.

Кроме того, в целях снижения напряженности в турецко-греческих отношениях и развития сотрудничества между двумя странами достигнута договоренность о формировании совета сотрудничества высокого уровня (ССВУ), который возглавят главы правительств. В рамках работы ССВУ особое внимание будет уделено взаимодействию в военной сфере, в первую очередь с целью недопущения инцидентов с участием боевых кораблей и самолетов Турции и Греции в районе Эгейскою моря.

Стремясь к лидерству на Ближнем и Среднем Востоке, Анкара проводит курс на развитие всесторонних отношений со странами региона. При этом укрепление торгово-экономических связей рассматривается в качестве основы обеспечения стабильности поставок нефти и газа и привлечения инвестиций в национальную экономику. Вместе с тем в настоящее время отношения TP с Израилем серьезно обострились после ряда заявлений председателя правительства Турции, обвинившего Тель-Авив в совершении военных преступлений в Секторе Газа.

Несмотря на в целом прозападную направленность внешней политики, Анкара всячески стремится укреплять свои связи с исламским миром и придает большое значение развитию сотрудничества со странами организации «Исламская конференция». Лиги арабских государств, предпринимает попытки оживить деятельность содружества восьми развивающихся мусульманских государств (Д-8).

На Балканах Турция ставит перед собой цель стать проводником интересов проживающего в регионе мусульманского населения, негласно поддерживая планы создания «Великой Албании».
Что касается основных тенденций в политике по отношению к странам Закавказья и Центральной Азии, то Анкара выступает за территориальную целостность Грузии, предлагая ей посредничество в переговорах с Абхазией. Турецкая Республика тесно сотрудничает с Азербайджаном, отказываясь от дипломатического признания Армении до решения проблемы Нагорного Карабаха.

Турция считает территорию Центрально-азиатских государств зоной своих особых экономических интересов, видя в них, в частности, альтернативный источник энергоресурсов.
В российско-турецком диалоге все четче просматривается тенденция реального развития многопланового партнерства. Общими являются позиции сторон по черноморской проблематике (предупреждение появления в Черном море внерегиональньгх сил), а также по Ираку, ситуации вокруг Сирии, по ближневосточному урегулированию и ядерной программе Ирана. При этом устойчивой базой политического взаимодействия остается торгово-экономическое сотрудничество, и прежде всего его энергетическая составляющая.

Переосмысление руководством страны характера и направлений внешних угроз, а также выводы генерального штаба Турции о снижении числа и качества потенциальных военных противников легли в основу процесса корректировки концепции применения ВС ТР.

Принятие «Политического документа о национальной безопасности» потребовало переработки комплекта документов, определяющих национальную военную стратегию, с тем чтобы окончательно «согласовать» социально-политическую и военно-техническую стороны военной доктрины в новых международных условиях и с учетом изменившегося характера угроз.

В настоящее время считается целесообразным готовить вооруженные силы не к «двум с половиной», а к «полутора войнам», то есть одному вооруженному конфликту высокой интенсивности (войне) с внешним противником и широкомасштабным боевым действиям против вооруженных формирований курдских сепаратистов внутри страны.

В соответствии с национальной военной стратегией Турция до завершения полной модернизации ВС, надежного обеспечения стабильности внутриполитической и финансовой ситуации, существенного наращивания экономического и научно-технического потенциалов должна избегать развязывания вооруженного конфликта высокой интенсивности (войны) с внешним противником по своей инициативе
Таким образом, на современном этапе и в перспективе до 2015 года ВНР страны, формируя свои военно-доктринальные взгляды, будет придерживаться следующих приоритетов:
1. Членство в НАТО как неотъемлемая часть политики национальной безопасности государства.
2. Ориентация на сохранение традиционных вероятных источников внешних угроз национальной безопасности Турции.
3. Невозможность нанесения ни одним из потенциальных противников республики внезапного удара группировкой войск мирного времени, что снижает потребность страны в постоянном содержании крупных группировок войск.
4. Признание основным способом военных действий переход в наступление после полного или частичного стратегического развертывания ВС.
5. Определение двух основных вариантов развязывания коалиционной войны: после постепенного нарастания международной напряженности и в условиях резкого обострения обстановки.
6. Необходимость оснащения ВС таким образом, чтобы они были способны проводить наступательные операции в составе ОВС блока уже в начальный период крупномасштабной войны, а в локальных войнах - самостоятельно.

Обеспечение национальной безопасности Турции считается возможным лишь при наличии мощных, хорошо подготовленных и оснащенных вооруженных сил.

Исходя из этого, государство последовательно реализует план и программы военного строительства, направленные на дальнейшее укрепление ВС за счет обеспечения их соответствующим финансированием, выполнения программ закупок и модернизации вооружения и военной техники, оптимизации организационно-штатной структуры.

По мнению турецкого командования, в настоящее время показатели численного и боевого состава национальных ВС близки к оптимальным и в среднесрочной перспективе не нуждаются в изменениях. При этом устаревшие образцы ВВТ будут выводиться из боевого состава по мере их замены новыми системами оружия.

После завершения плана реорганизации и модернизации вооруженных сил сухопутные войска должны быть готовы к велению высокоманевренных военных действий в различных условиях обстановки. Этого планируется достигнуть за счет оснащения объединений, соединений и частей новыми образцами вооружения и военной техники. В их составе повышается удельный вес современных танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем на самоходной тяге, противотанковых и зенитно-ракетных средств, а также ударных вертолетов армейской авиации.

В военно-воздушных силах предусматривается значительно повысить боевые возможности тактической авиации, а также сил и средств ПВО за счет модернизации самолетного парка, совершенствования аэродромной сети, системы управления и связи, повышения боевой выучки летного и технического состава.

Военно-политическим руководством проводятся активные мероприятия, направленные на создание современных военно-морских сил. Основными направлениями развития ВМС являются реформирование организационно-штатной структуры, принятие на вооружение новых образцов вооружения и военной техники и модернизация имеющихся.

Успешно реализуется также программа дальнейшего развития жандармских войск и береговой охраны как главных резервных компонентов ВС.

Дополнительно

Десять регионов приоритетного внимания внешней разведки Турции

Руководство национальной разведывательной организации (Milli Istihbarat Teskilati - MIT) перечислило десять регионов, представляющих наибольший интерес для турецкой внешней разведки и потому обязательных к изучению в экономическом, политическом, культурном и демографическом отношении». Перечень этих регионов с выделением основных проблем, явлений и процессов, на которые, по мнению руководства МП, должно быть обращено первостепенное внимание, представлен ниже.

Кавказ. Новая стратегия России в регионе. Усилия Грузии по вступлению в НАТО. Взаимоотношения Турции, Армении и Азербайджана. Нагорно-Карабахский вопрос.

Балканы. Напряженность между государствами бывшей Югославии. Независимость Косово. Процесс вступления Сербии и Хорватии в ЕС. Планы по вступлению в ЕС Македонии и Албании и инвестиции в экономику этих стран. Капиталовложения Греции в финансовые и телекоммуникационные компании стран Балканского п-ова.

Дальний Восток и Азиатско-Тихоокеанский регион. Усиление экономической конкуренции стран региона с США и ЕС. Противоборство Китая и Японии. Террористическая деятельность в Афганистане.

Ближний Восток. Развитие Ирака и . 1ивана Израильско-палестинский вопрос. Усилия Ирана по строительству атомной электростанции. Внешняя политика Сирии в регионе. Возможные перемены во власти в эмиратах Арабского п-ова.

Средиземноморский регион. Кипрский вопрос. Концентрация энергоносителей в Средиземноморской регионе. Соглашения между Египтом и Республикой Кипр о поиске нефти на средиземноморском континентальном шельфе. Трубопроводы Баку - Тбилиси Джейхан и Самсун - Джейхан.

Эгейское море. Делимитация юн национального воздушного пространства между Турцией и Грецией. Вопрос о ресурсах континентального шельфа.

Черное море. Запасы нефти в восточной части Черного моря и деятельность по поиску новых месторождений. Конкуренция между прибрежными государствами в параллельном строительстве трубопроводов д.ля транспортировки энергоносителей.

Африка. Кризисы в Бурунди. Анголе. Сьерра-Леоне, Эфиопии, Эритрее и Демократической Республике Конго, чреватые перерастанием в гражданские войны. Развитие связей Турции со странами Северной Африки путем экспорта и инвестиций в текстильную промышленность.

Красное море и Аденский залив. Проблемы контроля над стратегическими линиями коммуникаций, обеспечение транзита нефти и природного газа.

Центральная Азия и Каспийский бассейн. Раздел запасов нефти и природного газа. Возможные прокладки новых трубопроводов. Российско-китайские энергетические соглашения. Стратегия добычи и представления на международном рынке нефтегазовых богатств Каспийского региона.

Таким образом, обозначение руководством MIT десяти регионов ее приоритетного внимания говорит о том, что турецкая разведка, имеющая репутацию сальной и многопрофильной спецслужбы, намерена заниматься решением самого широкого спектра задач по информационно-аналитическому обеспечению политики страны в интересующих ее районах мира. При утаи особое место в общей программе работыMIT занимают вопросы, связанные с поиском, добычей и транзитом углеводородного сырья, что свидетельствует о намерениях Турции и в дальнейшем использовать в своих интересах ее выгодное стратегическое положение-близость к богатым энергоресурсами регионам и нахождение на важных путях транзита энергоносителей.

Зарубежное военное обозрение. 2010. - №10. - С.14-21

Всего комментариев: 0
avatar