"Проецирование стабильности" в политике НАТО (2017)

Полковник В. Петров

Североатлантический союз в рамках притязаний на ведущую роль в разрешении острых проблем международной безопасности стремится обеспечить контроль за развитием военно-политической обстановки в соседних регионах и районах стратегических интересов ведущих стран Запада. При этом основной акцент делается на урегулирование кризисных ситуаций "там, где это возможно и необходимо", борьбе с асимметричными угрозами (прежде всего с терроризмом) и на закреплении внеблоковых государств в сфере своего влияния.

Вместе с тем решение данных задач требует привлечения значительных ресурсов, что достаточно затруднительно для альянса в целом и тем более для его отдельных членов. Так, финансовые затраты на проведение операции Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане (2002-2014) только по линии министерства обороны США составили около 725 млрд долларов.

Кроме того, активное военное вмешательство блока за пределами зоны ответственности ведет к "имиджевым потерям", росту неприятия действий альянса, особенно в исламском мире, и усилению террористической угрозы для стран организации.

С учетом этого руководство НАТО стремится к комплексному использованию в своих интересах всех имеющихся в наличии политических, военных и гражданских возможностей, а также к привлечению потенциала других членов международного сообщества. Одновременно отмечается смещение акцента с проведения широкомасштабных операций по урегулированию кризисных ситуаций на "проецирование стабильности" в "проблемных" регионах мира. Так, если "на пике" операции МССБ в Афганистане (2010) коалиционная группировка войск только в этой стране насчитывала около 147 тыс. человек, то в настоящее время во всех операциях и миссиях НАТО принимают участие не более 20 тыс. человек, в том числе представителей стран-партнеров.

В основе "проецирования стабильности" лежит сотрудничество Североатлантического союза с внеблоковыми государствами (партнерская деятельность), направленное на оказание им помощи в развитии возможностей по обеспечению собственной безопасности, предотвращению и урегулированию конфликтов. Одновременно создаются условия для использования при необходимости инфраструктуры данных стран в интересах альянса.

В Брюсселе подчеркивают, что подобный подход позволяет разрешать конфликты без развертывания крупных коалиционных группировок войск и, как следствие, с максимальной экономией собственных ресурсов. Кроме того, такие действия не требуют санкции СБ ООН, что значительно расширяет возможности Североатлантического союза по вмешательству во внутренние дела третьих государств.

Для развития сотрудничества широко используются существующие партнерские программы и инициативы. Однако их основной целью, как правило, является повышение оперативной совместимости ВС стран-партнеров с ОВС НАТО в интересах широкого привлечения внеблоковых государств к участию в операциях и миссиях альянса. Это достигается посредством перевода национальных вооруженных сил на натовские стандарты и нормативы путем изменения организационно-штатной структуры национальных ВС, оснащения воинских формирований западными вооружением и военной техникой, а также за счет внедрения коалиционных подходов к планированию операций, организации оперативной и боевой подготовки.
Непосредственно для решения задач "проецирования стабильности" в 2014 году руководство альянса приняло инициативу "Содействие внеблоковым государствам в укреплении их потенциала безопасности и обороны" (Defence and related security capacity building). Проект предполагает предоставление третьим странам преимущественно консультативного содействия в области военного строительства. Параллельно, как правило, им оказывается значительная военная и военно-техническая помощь со стороны отдельных государств - членов блока на основе двусторонних договоренностей.

В рамках инициативы на стратегическом уровне сформирована группа военных экспертов и введена должность специального координатора, которую занимает заместитель генерального секретаря НАТО. Кроме того, могут формироваться выездные группы специалистов или мобильные команды инструкторов для обучения военнослужащих стран-партнеров на их территории. Наряду с этим предполагается использовать коалиционные военные учебные заведения и учебно-тренировочные центры отдельных государств альянса.

В интересах практической реализации инициативы в 2015 году учрежден трастовый фонд НАТО, в формировании которого приняли участие Великобритания, Дания, Италия, Люксембург, Норвегия и Турция. На начало 2017 года общая сумма взносов составила около 4 млн евро.

В настоящее время основные усилия инициативы сосредоточены на государствах постсоветского пространства, Ближнего Востока и Северной Африки. В состав ее участников включены Грузия, Молдавия, Иордания и Ирак. Каждой стране предоставлен индивидуальный "пакет помощи", который содержит конкретные проекты по наращиванию национальных военных возможностей.

В частности, пакет для Грузии включает перечень мероприятий по 15 направлениям взаимодействия, основным из которых считается создание совместного учебно-тренировочного центра в Крцаниси (14 км южнее г. Тбилиси). Возможности центра позволяют осуществлять одновременную подготовку до 1 500 военнослужащих государств — членов альянса и стран-партнеров. Руководство блока выступает за придание данному объекту статуса регионального учебного центра и увеличение вкладов союзников в финансирование его деятельности.

В рамках "пакета помощи" предполагается также оказание Тбилиси содействия в укреплении противовоздушной обороны, развитии сил специальных операций, реформировании системы тылового обеспечения, создании потенциала в области кибербезопасности и пропаганды. В настоящее время в центральном аппарате министерства обороны и других военных структурах Грузии находится несколько групп советников из 20 стран НАТО.

В 2015 году "специализированный пакет помощи" был предоставлен Молдавии. Он включает проекты в области подготовки и обучения военнослужащих, кибербезопасности и борьбы с коррупцией.

"Пакет помощи" для Иордании предусматривает оказание поддержки Амману в сферах защиты информации, кибербезопасности, борьбы с СВУ, управления войсками, охраны государственной границы. В частности, при технической поддержке альянса создана национальная группа по реагированию на компьютерные инциденты. С октября 2016 года в ВС Иордании начато внедрение натовской системы кодификации.

В рамках реализации "пакета помощи" Ираку с февраля 2017 года на территории этой страны под эгидой альянса ведется подготовка иракских военнослужащих (параллельно с их обучением силами международной антитеррористической коалиции и подготовкой в Иордании) в семи областях: борьба с СВУ и разминирование; военная медицина; реформа сектора безопасности; оперативное планирование; гражданское чрезвычайное планирование; кибербезопасность; военное образование.

Кроме того, изучается возможность подключения к инициативе Ливии, обратившейся в феврале с. г. к руководству блока с просьбой об оказании помощи. При этом основные усилия планируется сосредоточить на содействии правительству национального единства в формировании министерства обороны, генерального штаба и спецслужб страны.

Наряду с перечисленным обширная работа в интересах "проецирования стабильности" ведется вне рамок рассмотренной инициативы.

Так, в ближайшей перспективе при поддержке НАТО планируется завершить создание в Тунисе регионального центра сбора и обработки разведывательной информации. Данная структура будет функционировать в интересах борьбы с терроризмом и подготовки национальных сил специальных операций, осуществляемой при участии Североатлантического союза.

В ноябре 2016 года в Мавритании при содействии альянса развернут национальный центр кризисного урегулирования.

В 2016 году в Кувейте открыт региональный центр "Стамбульской инициативы по сотрудничеству" (данный партнерский формат включает Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ). Центр ориентирован на укрепление сотрудничества между НАТО и арабскими государствами Персидского залива в сферах борьбы с терроризмом, стратегического анализа, реагирования на чрезвычайные ситуации. В текущем году в работе центра принимают участие несколько мобильных учебно-тренировочных групп блока.

Для повышения возможностей стран по нейтрализации угроз и вызовов безопасности командование ОВС НАТО "Неаполь" периодически проводит для представителей стран Ближнего Востока и Северной Африки мобильные учебные курсы по тематикам борьбы с терроризмом и повстанческой деятельностью, а также по реагированию на инциденты с использованием радиологических, химических, биологических и ядерных материалов.

Важное внимание в планах альянса уделяется созданию устойчивой "сети" элементов тыловой поддержки в интересах проведения блоком экспедиционных операций прежде всего в регионах стратегических интересов Запада. В этом контексте существенным результатом в Брюсселе считают заключение в феврале 2016 года между Североатлантическим союзом и Кувейтом соглашения об использовании военной и транспортной инфраструктуры эмирата для переброски личного состава, и ВВТ блока в районы конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке.

Задачи "проецирования стабильности" решаются также в рамках миссий и операций Североатлантического союза. Наиболее масштабной из них является учебно-тренировочная миссия (УТМ) "Решительная поддержка", развернутая с 1 января 2015 года на территории Афганистана. Основная цель УТМ заключается в подготовке афганских национальных сил безопасности (АНСБ) к самостоятельному поддержанию стабильности и правопорядка в стране.

В настоящее время численность миссии составляет около 13,2 тыс. военнослужащих и гражданских специалистов от 39 стран, в том числе от 13 государств, не являющихся членами альянса. Непосредственное обучение представителей АНСБ осуществляют около 1,5 тыс. иностранных советников и инструкторов. Остальные участники миссии (11,7 тыс. человек) привлекаются к всестороннему обеспечению УТМ, охране мест дислокации учебно-тренировочных групп и важных военных объектов.

Для оснащения и подготовки АНСБ создан трастовый фонд НАТО, сумма взносов в который составляет около 1,8 млрд долларов США. Предполагается, что данный уровень финансирования афганских силовых структур сохранится как минимум до 2020 года.

В интересах обеспечения своего присутствия в ИРА альянс принимает меры по обеспечению доступа к объектам транспортной инфраструктуры стран Центральной Азии, Закавказья и Пакистана.

В соответствии с начатой в ноябре 2016 года в Средиземном море коалиционной военно-морской операцией "Си гардиан" ("Морской страж") по обеспечению безопасности южного фланга НАТО также предусматривается предоставление помощи внеблоковым государствам региона в строительстве национальных военно-морских сил и структур береговой охраны.

В рамках операции "Джойнт энтерпрайз" в Косово Североатлантический союз оказывает поддержку Приштине в формировании Сил безопасности Косово (СБК). Кроме того, при министерстве СБК действует консультативная группа численностью около 40 человек. В рамках блока создан трастовый фонд (37,4 млн евро), средства которого направляются на подготовку и оснащение СБК.

Для временного базирования и транзита воинских контингентов группировки КФОР используются объекты инфраструктуры других балканских государств, в частности аэродромы Тузла (Босния и Герцеговина) и Скопье (Македония).

В качестве вклада альянса в международные усилия по "проецированию стабильности" рассматривается содействие операции Бвросоюза "София" по контролю за миграционными потоками в акватории Средиземного моря, многонациональной коалиции во главе с США по борьбе с ИГИЛ в Ираке и Сирии, а также миротворческой миссии Африканского союза в Сомали.

По оценкам западных экспертов, несмотря на смещение акцента на "небоевую" деятельность в сфере обеспечения стабильности на "периферии" НАТО, альянсу необходимо продолжить применение военной силы за пределами своей традиционной зоны ответственности. Это аргументируется опасениями его руководства утратить стратегическую инициативу в урегулировании кризисных ситуаций по приемлемым для Запада сценариям.

Кроме того, практика продемонстрировала, что подготовленные блоком национальные силы безопасности ряда государств, в частности Афганистана и Ирака, оказались неспособны самостоятельно обеспечить внутреннюю стабильность. В этой связи альянс будет вынужден сохранять военное присутствие в кризисных регионах, а также поддерживать готовность ОВС НАТО к проведению ограниченных экспедиционных операций.

Таким образом, рассматривая деятельность Североатлантического союза по "проецированию стабильности", можно говорить о фактическом слиянии двух основных функций альянса: "кризисного регулирования" и "обеспечения безопасности на основе сотрудничества". При этом не исключается, что данный подход будет официально закреплен в очередной стратегической концепции НАТО, которая будет определять приоритеты функционирования и развития организации на последующее десятилетие.

Зарубежное военное обозрение. 2017, №10 С. 3-8

Всего комментариев: 0
avatar