О подходах НАТО к борьбе с терроризмом (2016)

Полковник В. Петров,
подполковник Д. Царев

Руководство Североатлантического союза рассматривает терроризм в качестве одной из основных угроз безопасности альянса и Запада в целом. Данная установка закреплена в действующей стратегической концепции НАТО и других доктринальных документах этой организации.

В Североатлантическом союзе под терроризмом понимают преднамеренное незаконное применение или угрозу применения силы против гражданского населения, военнослужащих, государственных, военных и промышленных объектов, а также элементов инфраструктуры для запугивания или оказания давления на органы власти и общество в интересах достижения политических целей.

Борьба с терроризмом была включена в перечень приоритетных задач альянса после событий 11 сентября 2001 года, когда он в ответ на теракты в США впервые за весь период своего существования (с 1949-го) применил ст. 5 Вашингтонского договора (о коллективной обороне).

По оценке экспертов НАТО, основным источником терроризма в современных условиях и на среднесрочную перспективу остаются исламские экстремистские группировки. Их главной целью является установление радикальных режимов в мусульманских странах и вытеснение США и союзников Вашингтона из арабского мира посредством использования террористических методов воздействия. Отмечается также стремление исламистов распространить свое влияние за пределы мусульманского мира и укрепить собственные позиции в странах и регионах, где ислам не является ведущей религией, но где имеются мусульманские общины, в среде которых популярны или могут быть распространены идеи сепаратизма.

Особую опасность для альянса представляет глобальный характер деятельности экстремистских организаций, таких как "Аль-Каида" или "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ, впоследствии переименована в "Исламское государство", запрещена в РФ), применение ими асимметричных и "гибридных" методов борьбы и средств поражения, в том числе ОМП, а также активное использование террористами информационного пространства для распространения своей идеологии.

Ситуация для Североатлантического союза осложняется наличием вблизи границ НАТО "несостоявшихся" государств, в первую очередь на Ближнем Востоке и в Северной Африке, имеющих слабые институты власти и способствующих дальнейшему распространению терроризма.

Потенциальную угрозу для альянса представляет также возвращение из кризисных районов в свои страны боевиков из числа граждан государств -членов НАТО, имеющих практический опыт террористической деятельности.

С учетом комплексного характера террористической угрозы руководство Североатлантического союза с начала 2000-х годов было вынуждено пересмотреть свои подходы к обеспечению коллективной безопасности и задействованию для решения данной задачи коалиционного потенциала. При этом в Брюсселе взяли курс на закрепление за альянсом ведущей роли в сфере борьбы с терроризмом, опираясь преимущественно на военные возможности блока. В частности, в мае 2002 года министры иностранных дел стран НАТО заявили, что альянс будет бороться с терроризмом, "когда и где это потребуется".

В сентябре 2002 года была принята "Военная концепция НАТО по борьбе с терроризмом". Согласно ее положениям основные усилия Североатлантического союза сосредоточиваются на осуществлении антитеррористических (превентивных) действий, ликвидации последствий террористических атак, проведении контртеррористических операций, а также на налаживании сотрудничества с другими международными организациями и государствами-партнерами.

Антитеррористическая деятельность альянса обеспечивается наличием необходимого потенциала для быстрого реагирования на проявления терроризма (силы первоочередного задействования, объединенная система ПВО).

Ликвидация последствий терактов предполагает: задействование необходимых сил и средств; предоставление помощи странам - членам блока в вопросах защиты от ОМП; организацию совместной подготовки профильных структур; привлечение Евроатлантического координационного центра реагирования на стихийные бедствия и катастрофы.

Принятие в НАТО степени террористической угрозы

Контртеррористическая деятельность предусматривает использование войск (сил) блока в интересах уничтожения экстремистов и используемой ими инфраструктуры.

В соответствии с "Концепцией НАТО по проведению операций по борьбе с терроризмом" (2004) планируется развертывание группировок многонациональных оперативных сил (МНОС), которые должны включать формирования различных видов и родов войск ОВС НАТО и вооруженных сил стран-партнеров.

Порядок подготовки и проведения контртеррористических операций соответствует алгоритму действий штабов и войск, принятому в НАТО при организации общевойсковых операций (боевых действий). Общее руководство операциями предполагается возложить на верховного главнокомандующего ОВС блока, а непосредственное - на командующего и объединенный штаб МНОС. Особенностью проведения операций является коллективная ответственность стран-участниц за организацию тылового и технического обеспечения национальных воинских контингентов. Координация деятельности тыловых структур возлагается на штаб ВГК ОВС НАТО.

На начальном этапе операции в качестве передовых подразделений могут использоваться силы первоочередного задействования Североатлантического союза, которые будут решать задачи по созданию необходимых условий для применения основных группировок войск (сил).

В настоящее время руководящие документы альянса предполагают возможность одновременного проведения в любом регионе мира до четырех контртеррористических операций оперативно-тактического уровня (численность сухопутного компонента - от бригады до дивизии). При этом предусматривается, что боевые действия будут вестись на территории противника, а доставка войск и грузов будет осуществляться по воздуху и морем.

В научно-технической сфере с 2004 года альянсом реализуется программа "Защита от терроризма", представленная на конференции национальных директоров по вооружениям НАТО. В соответствии с ней планируется разработка перспективных технологий, которые обеспечат:
- снижение уязвимости широкофюзеляжных гражданских и военных самолетов от ПЗРК;
- защиту портовых акваторий и кораблей с помощью сенсорных сетей, детекторов и необитаемых подводных аппаратов;
- снижение уязвимости вертолетов от огня крупнокалиберных пулеметов;
- борьбу с самодельными взрывными устройствами (СВУ);
- обнаружение компонентов ОМП и защиту от них;
- развитие возможностей разведки, наблюдения и целеуказания;
- совершенствование технологий уничтожения взрывоопасных предметов и ликвидации последствий взрыва;
- развитие средств защиты от огня минометов;
- защиту критически важных объектов инфраструктуры;
- развитие оружия нелетального действия.

Согласно принятым в 2012 году "Руководящим указаниям по борьбе с терроризмом" предусматривается дальнейшее расширение обмена информацией, создание необходимых сил и средств, а также укрепление сотрудничества со странами-партнерами и международными организациями.

Основой для практических действий в сфере борьбы с терроризмом является "Система кризисного реагирования НАТО" (2013). Данный документ предполагает реализацию политическим и военным руководством блока комплекса мер исходя из оценки степени вероятности террористического нападения. При этом устанавливаются четыре степени террористической угрозы - "альфа", "браво", "чарли" и "дельта".

Наряду с нормативно-правовой базой в структуре руководящих и рабочих органов альянса за последние десять лет сформированы профильные подразделения, решающие задачи антитеррористической направленности.

Так, в 2006 году на территории Турции (Анкара) создан центр передового опыта НАТО в области борьбы с терроризмом. Он занимается выработкой предложений для руководства Североатлантического союза по применению ОВС блока в интересах противодействия терроризму, подготовке национальных контртеррористических подразделений и обеспечению их взаимодействия, а также организует обучение руководящего состава и проведение тематических межведомственных конференций и семинаров. В настоящий момент центр поддерживает связи с более чем 50 странами и 40 организациями.

По оценке экспертов блока, основной формой террористических нападений остается использование самодельных взрывных устройств. В целях предотвращения подобных действий в Мадриде развернут центр передового опыта НАТО по борьбе с СВУ. Главной его задачей является изучение и внедрение в практику способов повышения уровня защищенности войск стран-союзниц от возможного применения против них самодельных бомб.

Ряд аналогичных задач возложен на центр передового опыта НАТО по обезвреживанию взрывоопасных предметов (г. Тречин, Чехия), на базе которого также проводится подготовка специалистов-саперов для стран-партнеров, в частности для Ирака.

В июле 2010 года в структуре Международного секретариата альянса создано управление новых угроз безопасности, в состав которого входит отдел по борьбе с терроризмом.

Важную роль в готовности Североатлантического союза противостоять проявлениям терроризма играет комитет НАТО по гражданскому чрезвычайному планированию. В его компетенцию входят вопросы защиты гражданского населения от последствий терактов и техногенных катастроф.

Под эгидой комитета функционирует Евроатлантический координационный центр реагирования на стихийные бедствия и катастрофы, основной задачей которого является общее руководство и организация взаимодействия в ходе ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, в том числе терактов с применением ОМП. Кроме того, этот орган организует учения по отработке практических действий по реагированию на стихийные бедствия и катастрофы.

Для своевременного реагирования на проявления терроризма с использованием ОМП и оказания помощи гражданским властям стран блока предусматривается также привлекать многонациональный батальон радиационной, химической и биологической защиты сил первоочередного задействования НАТО.

Вместе с тем, несмотря на значительный коалиционный потенциал, Североатлантический союз обладает ограниченными возможностями по оперативному реагированию на террористическую угрозу и нейтрализации причин возникновения и распространения терроризма. Это обусловлено отсутствием в распоряжении блока специализированных контртеррористических подразделений и невоенных инструментов по предотвращению терроризма.

В связи с этим значительное место в коалиционной деятельности отводится расширению сотрудничества с государствами-партнерами и другими международными и региональными организациями, которое организуется в соответствии с Планом действий партнерства по борьбе с терроризмом (принят в 2002 году, пересмотрен и дополнен в 2004-м).

Согласно данному документу основные усилия Североатлантического союза сосредоточиваются на привлечении партнеров к проведению коалиционных операций и участию в учениях, налаживании взаимодействия в сфере охраны границ, осуществлении контроля над распространением ПЗРК, обмене разведывательной информацией, противодействии финансированию терроризма, сотрудничестве в сфере гражданского чрезвычайного планирования. Как отмечается, большая часть данных задач решается в рамках реализации государствами индивидуальных программ партнерства и сотрудничества с НАТО.

Особое значение в альянсе придают взаимодействию с международными организациями, призванными давать политическую оценку терактам и предоставлять блоку мандат на проведение контртеррористических операций. В этом контексте основное внимание уделяется организации сотрудничества с ООН и ОБСЕ. Стратегическим партнером Североатлантического союза считается также Евросоюз.

В интересах противодействия распространению терроризма предполагается оказание помощи государствам, не являющимся членами альянса, в укреплении их потенциала безопасности и обороны. С этой целью в 2014 году в НАТО принята одноименная инициатива, которая должна обеспечить "проецирование стабильности" в потенциально конфликтных регионах мира без задействования существенных воинских контингентов.

По замыслу натовских экспертов, основные усилия необходимо сосредоточить на оказании помощи странам в реформировании национального сектора безопасности и обороны, подготовке их силовых структур по западным стандартам, утилизации излишков оружия и боеприпасов, чрезвычайном гражданском планировании. Для решения этих задач в НАТО могут формироваться мобильные группы инструкторов, а также использоваться коалиционные военные учебные заведения и учебно-тренировочные центры отдельных стран, входящих в альянс. В состав первых участников данной инициативы включены Грузия, Иордания, Ирак и Молдавия. Однако практическая работа пока ограничивается только решением организационных вопросов. В качестве потенциальных кандидатов в Брюсселе рассматривают также Ливию, Мавританию, Марокко, Тунис и Украину.

Одним из направлений практической деятельности в сфере борьбы с терроризмом является проведение (с октября 2001 года) в акватории Средиземного моря операции ОВМС НАТО "Эктив индевор" по недопущению незаконной перевозки вооружения и военной техники, ОМП и его компонентов.

С этой целью задействуется группировка ОВМС блока, включающая четыре тактические группы: контроля водного пространства, сопровождения грузов через Гибралтарский пролив, подводных лодок (ПЛ) и базовой патрульной авиации (БПА). В них может насчитываться до 15 боевых кораблей, в том числе пять-шесть ПЛ, и около 20 самолетов БПА. Кроме того, к операции регулярно привлекаются самолеты Е-3А системы "Авакс-НАТО". С 2016 года планируется также использовать беспилотные летательные аппараты "Глобал Хок" из состава перспективной системы воздушной разведки наземной (надводной) обстановки AGS (АвБ Сигонелла, Италия).

Досмотр подозрительных судов производится на основании полученной информации об их возможной причастности к террористической деятельности с согласия страны-судовладельца. В случае отказа от проверки данные суда в сопровождении кораблей ОВМС НАТО следуют в порты назначения. Однако за 14 лет проведения операции не было выявлено ни одного плавсредства с террористами или их грузами, хотя всего было опрошено (по радио) 122 тыс. судов и досмотрено около 170 из них.

В настоящее время военное руководство альянса изучает возможность изменения формата задействования сил и средств ОВМС блока в операции за счет создания Глобальной системы контроля морской обстановки. При этом предполагается перейти к развертыванию группировки разнородных сил флота "по вызову" из пунктов базирования за счет получения разведывательных сведений в реальном масштабе времени. Кроме того, в Брюсселе считают целесообразным расширить мандат "Эктив индевор" путем ее преобразования из контртеррористической в операцию по обеспечению морской безопасности. С учетом этого в рамках ее могут решаться задачи по обеспечению свободы судоходства, защите объектов критической инфраструктуры, блокаде с моря, предотвращению распространения ОМП.

Одновременно активизирована работа по вовлечению в операцию государств-партнеров. В частности, Военный комитет НАТО проинформировал партнерские страны о планах корректировки ее формата. На текущий момент Израиль и Марокко уже подписали документы, позволяющие им выделять силы и средства в состав соответствующей группировки ОВМС альянса. Аналогичный шаг ожидается также со стороны Иордании.

Контртеррористические задачи частично решаются Североатлантическим союзом в рамках стабилизации ситуации в Афганистане.

Существенное место в коалиционной деятельности отводится участию структур НАТО в обеспечении безопасности при проведении массовых общественных мероприятий. В частности, в 2004 году организация оказала помощь Греции в обеспечении безопасности летних Олимпийских игр в Афинах. С этой целью Военным комитетом блока был разработан и реализован оперативный план, предусматривавший заблаговременное развертывание на территории и в воздушном пространстве Греции, а также в прилегающих морских акваториях группировки войск (сил) альянса с задачей не допустить проведения терактов против участников и гостей Олимпиады.

Так, в период с 15 июня по 16 сентября 2004 года контроль воздушного пространства Греции обеспечивался силами командования ДРЛО "Авакс-НАТО". Кроме того, с этой целью альянс использовал воздушное пространство стран-партнеров по "Средиземноморскому диалогу" на основе двусторонних соглашений с Алжиром, Египтом, Марокко и Тунисом.

Организация контроля морских коммуникаций и патрулирование за пределами греческих территориальных вод были поручены постоянному соединению ОВМС НАТО в Средиземном море, имевшему в своем составе до десяти боевых кораблей.

Сухопутный компонент группировки был представлен многонациональным батальоном радиационной, химической и биологической защиты СПЗ НАТО, находившемся в месте постоянной дислокации (Чехия) в 24-часовой готовности к решению задач по ликвидации последствий возможного применения оружия массового поражения. Кроме того, в г. Халкида (Греция) была размещена тактическая группа данного батальона. Наряду с этим на территории Греции были развернуты до шести полевых лабораторий химической и радиационной разведки, один плавучий и до пяти полевых госпиталей.

Непрерывный сбор, анализ и обмен разведывательной информацией осуществлялся с использованием автоматизированной информационной системой НАТО "Кронос" и американской спутниковой системой детальной оптико-электронной разведки. Всего на оказание помощи Греции в обеспечении безопасности летних Олимпийских игр 2004 года по линии Североатлантического союза было затрачено около 900 млн долларов США.

До "замораживания" российско-натовских отношений борьба с терроризмом была одной из приоритетных и продуктивных сфер сотрудничества между РФ и блоком. В частности, в рамках Совета "Россия - НАТО" активно реализовывалась "Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве" (по предотвращению терроризма с использованием воздушного транспорта), в стадии испытаний находился проект "Стандекс" (по дистанционному обнаружению взрывчатых веществ). Кроме того, продуктивно развивались контакты в сфере борьбы с СВУ.

Начиная с 2012 года периодически проводились учения серии "Бдительное небо", а в марте 2012-го состоялись КШУ под эгидой Совета "Россия -НАТО" по реагированию на захват террористами круизного лайнера.

В настоящее время основные усилия Североатлантического союза сосредоточены на борьбе с "Исламским государством Ирака и Леванта". По оценке натовских экспертов, данная организация обладает значительным военным потенциалом, который позволяет исламистам успешно противостоять действиям международной террористической коалиции и правительственным войскам Ирака и Сирии.

Вместе с тем активность альянса на данном направлении ограничивается отслеживанием ситуации в регионе, оказанием политической поддержки и содействия Турции в обеспечении защиты национального воздушного пространства, а также предоставлением некоторым странам региона консультативной помощи в сфере безопасности и обороны.

В частности, над восточной частью акватории Средиземного моря выполняют полеты самолеты ДРЛО Е-3А "Авакс-НАТО", а также задействуется разведывательная авиация альянса. Одновременно активизирован обмен разведывательной информацией между государствами блока, а также со странами-партнерами.

В конце 2015 года в Брюсселе было принято решение о продлении до начала 2017-го срока размещения на турецкой территории батареи ЗРК "Патриот" ВС Испании, об организации непрерывного присутствия постоянных групп ОВМС блока в Восточном Средиземноморье, а также о переброске в Турцию самолетов ДРЛО Е-3А "Авакс-НАТО".

Следует отметить, что после терактов в Париже (13 ноября 2015 года) руководство Североатлантического союза заявило о возможности задействования ст. 5 Вашингтонского договора в случае соответствующего обращения Франции. Вместе с тем некоторые государства альянса выражают сомнение в целесообразности такого шага, что, по их мнению, может привести к непредсказуемым последствиям для отношений между Западом и исламским миром.

Всё вышеизложенное говорит о том, что НАТО стремится иметь в наличии эффективные инструменты противодействия террористической угрозе и играть ведущую роль в борьбе с международным терроризмом там, где он представляет опасность для интересов Запада. Однако в действительности всё оказалось не совсем так. Видимо, предпринимаемые меры оказались недостаточно эффективными. В столице НАТО и ЕС в Брюсселе 22 марта произошла серия терактов. Два взрыва прогремели в аэропорту бельгийской столицы, еще один -в брюссельском метро, в результате которых 34 человека погибли и 230 получили ранения. Наряду с другими контртеррористическими и предупредительными мероприятиями из столицы были эвакуированы король Филипп и королева Матильда. Ответственность за совершенные взрывы взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство", которая грозит новыми акциями в Европе. Эти преступления доказывают несостоятельность политики НАТО, полное непонимание альянсом международной ситуации, а также факт дезориентации общественного мнения в Европе, которому вместо реального врага - международного терроризма - навязывают мнимого, в частности Россию.

Зарубежное военное обозрение. 2016, №4, С. 3-10

Всего комментариев: 0
avatar