Основные итоги Лиссабонского саммита НАТО 2010 (2011)

Полковник В. Петров

В период с 19 по 20 ноября 2010 года в Лиссабоне (Португалия) состоялась сессия Совета НАТО на уровне глав государств и правительств стран-участниц. На саммит были приглашены также представители международных организаций (ООН, ОБСЕ, ЕС, Всемирного банка) и делегации более чем из 20 государств, не входящих в Североатлантический союз, которые приняли участие в совместном заседании по Афганистану, проведенном в рамках сессии.


Серьезное внимание лидеры стран альянса уделили рассмотрению вопросов, связанных с обновлением концептуальных основ деятельности организации, наращиванием коалиционных возможностей по противодействию новым угрозам и вызовам безопасности, урегулированием кризисных ситуаций в различных регионах мира, трансформацией военной составляющей блока. При этом важность и значение принятых на сессии решений по указанным вопросам позволили руководству блока заявить об "историческом" характере прошедшего мероприятия.

Одним из главных итогов саммита стало одобрение главами стран Североатлантического союза новой Стратегической концепции НАТО, определяющей ключевые направления политической деятельности и военного строительства блока на ближайшее десятилетие, Содержание этого документа является результатом компромисса, достигнутого членами альянса, многие из которых придерживались различных взглядов на характер и направления его будущей деятельности, Подобный подход нашел свое отражение в обтекающем характере формулировок новой концепции, позволяющем достаточно широко трактовать ее положения, в особенности касающиеся задействования военного потенциала организации.

Высокая оценка руководством НАТО значимости новой концепции обусловлена масштабностью задач, которые намерен решать альянс,1основываясь на установках этого документа. При этом обновленная стратегия предусматривает продолжение процесса трансформации блока из евроатлантической оборонной структуры в организацию, занимающуюся обеспечением безопасности в глобальном масштабе.

В соответствии с положениями принятой концепции ключевую функцию - обеспечение свободы и безопасности для всех стран НАТО - руководство альянса предусматривает выполнять путем обеспечения гарантированной коллективной обороны, урегулирования кризисов и укрепления международной безопасности на основе развития сотрудничества.

В области коллективной обороны сохранились неизменными установки на незыблемость действия статьи 5 Вашингтонского договора 1949 гола об оказании союзниками взаимопомощи в случае вооруженной агрессии. Одновременно в документе декларируются намерения обеспечить защиту стран - членов блока от широкого спектра традиционных и новых угроз и вызовов безопасности, обусловленных такими факторами, как распространение ОМП и средств его доставки, терроризм, очаги нестабильности за пределами границ НАТО, агрессивные действия в информационном пространстве (кибератаки), нарушение путей поставки энергоносителей, опасные тенденции в развитии высоких технологий, а также изменение окружающей среды.

В сфере кризисного регулирования закреплено намерение Североатлантического союза активно использовать собственные политические и военные инструменты для урегулирования кризисных ситуаций, способных повлиять на безопасность альянса, без конкретизации географических зон задействования его потенциала. Подобный подход фактически предусматривает возможность вмешательства блока в любой из существующих конфликтов в различных регионах мира. При этом в концепции отсутствует какое-либо упоминание о необходимости для НАТО иметь мандат Совета Безопасности ООН на применение военной силы.

В отношении решения задач кризисного регулирования подчеркивается важность так называемого всеобъемлющего подхода, предполагающего сочетание коалиционных усилий в политической, гражданской и военной сферах в рамках тесного сотрудничества с международными организациями, в первую очередь с ООН и Евросоюзом.

Делу укрепления международной безопасности должно также служить активное содействие НАТО усилению контроля над вооружениями, нераспространению ОМП и процессу разоружения путем расширения и совершенствования механизмов партнерских отношений блока.

Вместе с тем в новой Стратегической концепции НАТО заявляется о намерении блока сохранять собственный ядерный потенциал как основное средство обеспечения безопасности стран-участниц альянса до тех пор, пока в мире существует подобное оружие. При этом вопрос о ядерном разоружении ставится в прямую зависимость от перспектив размещения в Европе российского тактического ядерного арсенала.

В сфере партнерских отношений основное внимание уделено дальнейшему расширению их. географических рамок, углублению сотрудничества блока с другими международными организациями, обладающими соответствующим антикризисным потенциалом (ООН и ЕС), а также развитию региональных партнерских инициатив, представляющих особый интерес для НАТО (Средиземноморский диалог и Стамбульская инициатива по сотрудничеству).

В соответствии с положениями новой концепции строительство объединенных вооруженных сил альянса будет вестись в направлении создания высокоэффективных мобильных сил, способных выполнять широкий круг задан как в рамках обеспечения коллективной обороны, так и урегулирования кризисов за пределами зоны ответственности НАТО. При этом отмечается необходимость сохранения за блоком способности проводить одновременно крупные межвидовые операции оперативного уровня и несколько меньшие по масштабу операции для обеспечения коллективной обороны и урегулирования кризисов, в том числе на удаленных ТВД,

В рамках коалиционного военного строительства предусматривается также наращивание потенциала НАТО по защите от ОМП, противодействию международному терроризму и обеспечению безопасности в информационном пространстве. В документе подобного рода впервые заявлено о намерении альянса приступить к созданию системы территориальной противоракетной обороны, предназначенной для обеспечения защиты населения и территории стран-участниц от ракетной угрозы. При этом обозначена заинтересованность в налаживании сотрудничества в данной области с Российской Федерацией и другими государствами евроатлантического пространства.

В соответствии с решениями саммита конкретные направления реализации положений новой концепции НАТО намечается раскрыть в соответствующих планах и директивах. В частности, в марте 2011 года министры обороны стран - членов блока намерены утвердить так называемую Политическую директиву, определяющую перспективные задачи коалиционного военного строительства, а в июне 2011-го - директиву по конкретным направлениям реализации военных аспектов новой концепции.

Важнейшим итогом саммита, по оценке руководства Североатлантического союза, явилось принятие принципиального решения о создании системы противоракетной обороны НАТО. В интересах практической реализации данного решения предусматривается к марту 2011 года проработать вопросы, связанные с порядком управления перспективной ПРО альянса, и к июню подготовить проект плана действий по ее созданию.

Наряду с решением о формировании противоракетного потенциала блока участники заседания наметили пути повышения возможностей альянса по противодействию другим новым угрозам и вызовам безопасности. В частности. Постоянному совету НАТО поручено в эти же сроки разработать политику блока по обеспечению безопасности в информационном пространстве и подготовить план действий по ее реализации. В качестве практических шагов предполагается к 2012 году достигнуть оперативной готовности системы реагирования альянса на компьютерные инциденты.

В рамках обсуждения антикризисной деятельности Североатлантического союза лидеры стран-участниц особое внимание уделили перспективам стабилизации ситуации в Афганистане. По итогам консультаций по данной проблеме, проходивших в форматах Совета НАТО и совместного заседания с участием стран - партнеров по операции Международных сил содействия безопасности (МССБ), главы государств и правительств поддержали предложенный план передачи афганскому руководству ответственности за безопасность в стране в период с 2011 по 2014 год. При этом к концу текущего года намечено довести численность афганских сил национальной безопасности до 300 тыс. человек. Одновременно руководство блока подтвердило долгосрочный характер своих обязательств в отношении Афганистана, что предполагает возможность сохранения военного присутствия НАТО на территории этой страны после 2014 года.
Генеральный секретарь альянса А, Расмуссен и президент Афганистана X. Карзай подписали "Декларацию между НАТО и правительством ИРА о долгосрочных партнерских отношениях". Документ определяет основные направления развития двустороннего сотрудничества: формирование механизмов политического и военного диалога, оказание финансовой помощи Кабулу в создании государственных институтов обеспечения безопасности^ продолжение деятельности учебно-тренировочной миссии альянса по подготовке афганских силовых структур, реализация дополнительных индивидуальных программ сотрудничества.

В ходе рассмотрения общих проблем деятельности НАТО в сфере кризисного реагирования была отмечена необходимость повышения уровня согласованного использования военных и гражданских инструментов в процессе разрешения конфликтов и последующего восстановления пострадавших территорий, В соответствии с разработанными политическими указаниями по данному вопросу участники саммита приняли решение о формировании в структуре альянса гражданского компонента кризисного регулирования, на который будут возложены задачи организации планирования, проведения и координации невоенной деятельности в рамках решения антикризисных задач. Кроме того, Постоянному совету НАТО поручено обновить к апрелю 2011 года план действий по реализации всеобъемлющего похода, принятый в 2008-м на саммите блока в Бухаресте.

В контексте наращивания вклада Североатлантического союза в реализацию всеобъемлющего подхода планируется наладить и развивать прочные связи между штаб-квартирами ООН и Североатлантического союза, в том числе путем более регулярного проведения политических консультаций. Отношения с ЕС предусматривается строить на принципах "взаимной открытости, транспарентности, взаимодополняемости и уважения самостоятельности и институциональной целостности обеих организаций", принимая во внимание тот факт, что большинство государств - участников НАТО одновременно являются членами Европейского союза.

Значительным по содержанию стал блок вопросов, связанных с военной трансформацией Североатлантического союза. Основное внимание участники заседания уделили обсуждению планов реформирования командно-штабной структуры (КШС) ОВС и рабочих органов альянса, совершенствования военного потенциала и повышения его возможностей по урегулированию кризисов.

Участники заседания в целом поддержали предложения по оптимизации численности и реорганизации структуры штабов и командований ОВС НАТО. Однако из-за наличия острых противоречий между союзниками по вопросу о перспективной КШС на саммите была утверждена только общая концепция ее реформирования. При этом предполагается, что новая командно-штабная структура будет включать вместо 11 только семь органов управления; по два -на стратегическом и оперативно-стратегическом уровне, два видовых командования (ОВВС и ОВМС) и командование оперативной и боевой подготовки, подчиненное командованию стратегических исследований блока.

Лидеры стран НАТО приняли также решение оптимизировать сеть специализированных агентств альянса, деятельность которых связана с реализацией программ блока по разработке, производству, закупке и материально-техническому обслуживанию систем вооружения и военной техники (ВВТ), управления, связи и разведки, тыловому обеспечению, проведению научных исследований и стандартизации.

В рамках реформы предусматривается упразднить 14 агентств, расположенных в семи странах-участницах, и сформировать на их основе три новые структуры (агентства), сосредоточенные на разработках и закупках систем ВВТ, их обслуживании и тыловом обеспечении, а также на обеспечении функционирования систем управления, связи и разведки.

Согласно решению саммита окончательные варианты новой КШС ОВС НАТО и перспективной структуры агентств блока с указанием мест их дислокации будут представлены для утверждения на заседании Совета НАТО на уровне министров обороны, запланированном на июнь 2011 года.

Главы государств и правительств также рассмотрели и утвердили "Лиссабонский пакет первоочередных потребностей альянса в силах и средствах", определяющий приоритетные направления совершенствования военного потенциала организации в соответствии с согласованным^ объемами бюджетного финансирования и процессом оборонного планирования НАТО. Реализация пакета предполагает сосредоточение основных усилий на удовлетворении необходимых потребностей блока в ходе текущих операций кризисного урегулирования (разработка средств для борьбы с самодельными взрывными устройствами, совершенствование системы тылового обеспечения), наращивании возможностей по противодействию новым угрозам и вызовам (ПРО, кибербезопасность), а также на повышении потенциала альянса в сфере управления, связи и разведки. При этом особо отмечается целесообразность тесного взаимодействия с Евросоюзом в ходе осуществления указанных проектов.

Исходя из определенных приоритетов военного строительства, а также принимая во внимание негативные тенденции в сфере военного финансирования, лидеры стран НАТО заявили о намерении реформировать систему управления ресурсами альянса, что должно способствовать повышению эффективности использования имеющихся в его распоряжении сил и средств.

В интересах практической реализации указанных инициатив генеральному секретарю НАТО и Постоянному совету альянса поручено "безотлагательно начать процесс реформирования" и подготовить к марту текущего года отчет о проделанной работе.

Одним из главных итогов состоявшегося в Лиссабоне мероприятия руководство НАТО считает достижение качественного прорыва в отношениях с Россией, Проведение "на полях" саммита заседания Совета Россия - НАТО (СРН) на высшем уровне расценивается в Брюсселе в качестве нового :>тапа сотрудничества Североатлантического союза с РФ, ведущего к стратегическому партнерству. В ходе заседания СРН был утвержден "Совместный обзор общих вызовов безопасности XXI века", достигнуты договоренности о расширении прямого и об организации обратного транзита грузов для нужд МССБ через российскую территорию, расширении проекта СРН по подготовке антинаркотических кадров для Афганистана и стран Центральной Азии, создании в 2011 году трастового фонда по обеспечению технического обслуживания в Афганистане вертолетной техники советского/ российского производства.

Кроме того, стороны решили продолжить сотрудничество в области ПРО путем проведения совместной оценки ракетных угроз и возобновления взаимодействия по проблеме ПРО ТВД, В интересах изучения перспектив взаимодействия в сфере создания ЕвроПРО Совету Россия - НАТО поручено провести совместный анализ рамочных условий такого сотрудничества и подготовить к июню 2011 года соответствующий доклад о результатах этой работы.

Вместе с тем, несмотря на демонстрацию альянсом стремления к развитию сотрудничества с РФ, между сторонами сохраняются принципиальные противоречия по ряду вопросов. В частности, Брюссель по-прежнему не намерен признавать независимость Абхазии и Южной Осетии и выступает за вывод российских войск с их территории.

В целом основные итога прошедшего саммита свидетельствуют о намерении руководства Североатлантического союза продолжить курс на дальнейшую трансформацию блока в интересах закрепления его ведущей роли в обеспечении глобальной и региональной безопасности путем придания НАТО качественно новых политических и военных возможностей, адаптированных к угрозам и вызовам ближайшего десятилетия.

Зарубежное военное обозрение. - 2011. - №2. - С. 3-8

Документы Декларация Лиссабонского саммита

Всего комментариев: 0
avatar