Новая стратегическая концепция НАТО (2011)

Полковник А. Симанов,
кандидат военных наук,
профессор Академии военных наук

Принятие каждой новой стратегической концепции НАТО, как правило, знаменовало собой очередную веху в развитии альянса. Их содержание отражало те или иные актуальные изменения военно-стратегического характера.

Нынешний документ, появление которого ожидали в 2009 году, по своей новизне явно уступает предыдущему варианту - юбилейной стратегической концепции 1999 года. Необходимо напомнить, что 11 лет тому назад альянс открыто провозгласил о своей глобальной ответственности и роли в поддержании международной безопасности.


Новый вариант по отношению к принятому в 1999 году обладает преемственностью, которая выражается такими фразами, как «настоящая стратегическая концепция будет являться руководством для следующей фазы в эволюции НАТО», «фундаментальная и долговременная цель Североатлантического союза - гарантировать свободу и безопасность всем его членам политическими и военными средствами», «сегодня альянс остается важнейшим источником стабильности в непредсказуемом мире», «государства-участники формируют уникальную общность ценностей, будучи приверженными принципам свободы личности, демократии, прав человека и верховенства закона».

В новой стратегической концепции Североатлантический союз в очередной раз заявил о своей приверженности принципам ООН. Преемственность отражена и в стиле документа, подтверждающем непоколебимость и уверенность авторов в правоте дела, ради которого существует организация.

В представленном варианте (в начальной его части) часто упоминаются такие слова, как нация, народ, граждане. Так, в преамбуле концепции говорится: «Мы, главы государств и правительств народов стран НАТО, убеждены в том, что альянс продолжит играть свою уникальную и важную роль в обеспечении нашей общей обороны и безопасности...» и далее «...она (концепция) подтверждает обязательства между нашими народами защищать друг друга от нападений, включая новые угрозы безопасности для наших граждан». Кроме того, отмечено, что «...граждане наших стран полагаются на НАТО в том, что касается защиты народов альянса...».

Таким приемом в совокупности с «приверженностью принципам ООН» авторы концепции как бы придают легитимность планам и замыслам альянса. Обращение же от имени народа или нации напоминает американский стиль разработки подобных документов.

Как и предполагалось, новая стратегическая концепция НАТО была написана по лекалам Соединенных Штатов, взгляды военно-политического руководства которых изложены в основополагающих документах - «Стратегия национальной безопасности США» (2010) и «Стратегия национальной обороны» (2008).

В целом новая концепция вписывается в стратегический замысел альянса, изложенный во всеобъемлющей политической директиве (утверждена на Рижском саммите НАТО в ноябре 2006 года и в Декларации о безопасности Североатлантического союза (принята на встрече в верхах в Страсбурге и Келе) и заключающийся в достижении глобального и безоговорочного доминирования но всем аспектам мирового развития.

Подчеркивая наличие широкого и постоянно меняющегося набора «вызовов безопасности для территории и населения стран НАТО», авторы концепции выделяют три «ключевые фундаментальные» задачи альянса, к которым отнесены коллективная оборона, кризисное урегулирование и безопасность на основе сотрудничества.
Коллективная оборона предполагает обязательство всегда оказывать помощь дру! другу в случае нападения в соответствии со ст. 5 Вашингтонского договора. Следует отметить, что смысл и рамки чанной задачи несколько расширились по сравнению с концепцией 1999 года. Если в прошлой концепции это заключалось во фразе: «Североатлантический союз в случае вооруженного нападения на территорию входящих в его состав государств будет действовать в соответствии со ст. 5 и 6 Вашингтонского договора», то в нынешней редакции данное обязательство является «твердым и юридически обязывающим». И далее: «...НАТО будет сдерживать и защищать от любой угрозы агрессии, а также от новых вызовов безопасности там, где они угрожают фундаментальной безопасности отдельных его членов или альянса в целом».

Задача участия НАТО в кризисном урегулировании предусматривает, что Североатлантический союз будет активно задействовать соответствующий набор политических и военных инструментов для урегулирования развивающихся
кризисных ситуаций, потенциально способных повлиять на безопасность альянса» (в предыдущем подобном документе наименование и содержание данной задачи выглядело как «Урегулирование кризисных ситуаций в соответствии со ст. 7 Вашингтонского договора в случае согласия всех стран блока на участие в этом процессе»).

Безопасность на основе сотрудничества будет достигаться путем выстраивания партнерских отношений с соответствующими странами и международными организациями, активного содействия контролю над вооружениями, нераспространению и разоружению, а также за счет открытости членства в альянсе для всех европейских демократий, которые соответствуют стандартам НАТО.

В концепции 1999 года безопасность планировалось обеспечивать «путем развития демократических институтов и разрешения спорных вопросов мирными средствами, то есть когда ни одна страна не сможет использовать силу или угрозу ее применения против другой».

Характеризуя обстановку в области безопасности, руководство НАТО отмечает, что угроза нападения на страны-участницы с использованием обычных вооружений является незначительной. Одновременно подчеркивается, что «...это - исторический успех политики надежной обороны, евроатлантической интеграции и активного развития партнерских сетей, на которые Североатлантический соня опирался в течение более полувека».

Вместе с тем в новом концепции говорится и о том, что «...угрозу нападения с применением обычных вооружений игнорировать нельзя». Как считают в НАТО, это обусловлено тем. что во многих регионах и странах «...существенно наращиваются современные военные потенциалы с последствиями для международной стабильности и евроатлантической безопасности, которые сложно предугадать». При этом особую обеспокоенность у альянса вызывает распространение баллистических ракет, что «...представляет собой реальную и растущую угрозу Евроатлантическому региону».

К другим угрозам отнесены распространение ядерного и других видов оружия массового поражения, терроризм, нестабильность или конфликты за пределами границ НАТО, которые могут непосредственно угрожать безопасности альянса, а также кибератаки, «...наносящие все больший ущерб правительственным органам, деловому сообществу, экономикам, а в перспективе транспортным коммуникациям и сетям снабжения, а также другим объектам критически важной инфраструктуры ».

По мнению руководства альянса, «распространение ЯО и другого оружия массового поражения в течение следующего десятилетия будет иметь критический характер для отдельных, самых беспокойных регионов мира».

В концепции обращается внимание на то, что зависимость некоторых государств - членов НАТО от иностранных поставщиков энергоносителей и в ряде случаев от зарубежных сетей поставок и распределения энергоносителей для обеспечения их нужд будет возрастать, а угроза перебоев в поставках энергоресурсов, как считают в НАТО, становится все более реальной.

К угрозам отнесен и ряд аспектов, связанных с развитием оборонных технологий, включая развитие лазерного оружия, средств радиоэлектронной борьбы и технологий, препятствующих доступу в космическое пространство. При определенных условиях это может привести к «...серьезному глобальному эффекту», который окажет существенное влияние на военное планирование НАТО.

Кроме того, в документе впервые отражены негативные факторы, связанные с окружающей средой и нехваткой ресурсов (воды и др.), а также растущие энергетические потребности, которые могут оказать негативное влияние на международную безопасность.

Оборона и сдерживание являются основной задачей и ключевым элементом общей стратегии Североатлантического союза. При этом «...возникновение условий, при которых возможно применение ядерного оружия, маловероятно. Но пока оно существует, НАТО будет оставаться ядерным альянсам».

Исходя из таких оценок в концепции указано, что «гарантией безопасности союзников являются главным образом стратегические ядерные силы блока, в особенности те, которые принадлежат США, а также независимые ядерные силы Великобритании и Франции, обладающие собственной сдерживающей силой и вносящие вклад в общее сдерживание и безопасность союзников».

В документе перечислен ряд наиболее важных мероприятий по обеспечению готовности ОВС к парированию «угроз безопасности народов» стран НАТО. Это, в частности: сбалансированное сочетание ядерных и обычных сил, сохранение способности проводить одновременно операции оперативного уровня и несколько меньшие но масштабу операции, развитие потенциала для защиты народов и территорий от нападения с применением баллистических ракет.

Отмечается также, что альянс намерен активно стремиться к сотрудничеству по ПРО как с Россией, так и североатлантическими партнерами, развивать потенциал НАТО по обороне от угроз химического, биологического, радиологического и ядерного оружия, по обнаружению, предотвращению и защите от кибератак и обеспечению энергетической безопасности, включая защиту критической энергетической инфраструктуры, транзитных территорий и маршрутов.

В особый раздел выделен аспект обеспечения безопасности через кризисное урегулирование. В частности, подчеркивается, что для эффективного урегулирования кризисов и конфликтов помимо задействования военных механизмов необходимы политические и гражданско-правовые усилия на всех этапах их развития с привлечением заинтересованных сторон, в том числе международных организаций.

В целях обеспечения эффективности антикризисной деятельности НАТО предполагается наладить более тесное сотрудничество в области обмена информацией внутри блока, продолжать работу по развитию доктрин и совершенствованию военного экспедиционного потенциала. Кроме того, заявлено о необходимости создания надлежащего, хотя и незначительного, гражданского потенциала соответствующей направленности.

Международная безопасность является одной из главных тем, фигурирующих в концепции. В разделе «Содействие международной безопасности через сотрудничество» декларируются намерения НАТО о готовности продолжить деятельность по укреплению контроля над вооружениями и способствовать разоружению. Аналогичную поддержку альянс готов оказать и процессу недопущения распространения ОМП.

Вклад НАТО в дело разоружения подчеркивается фразой о том, что после окончания «холодной войны» блок резко сократил количество ЯО, размещенного в Европе. Дальнейший процесс сокращения вооружений в регионе, по мнению авторов концепции, зависит от желания Российской Федерации повысить открытость по ее ядерным вооружениям и осуществить их передислокацию в удаленные от территории стран-участниц районы. При этом отмечается, что Россия имеет более существенный арсенал тактического ядерного оружия.

В документе также делается вывод о том, что «расширение альянса внесло существенный вклад в обеспечение безопасности союзников...» и способствовало еще более широкому распространению стабильности в Европе. Одновременно подчеркивается, что двери для вхождения в НАТО остаются открытыми для всех европейских демократий, которые разделяют ценности альянса, желают и могут взять на себя ответственность и обязательства, предусмотренные членством в блоке, и чье вступление может способствовать укреплению общей безопасности и стабильности.

Последние инициативы НАТО по расширению зоны своего влияния указывают на то, что военно-политическое руководство альянса проводит эту политику и без официального оформления членства какой-либо страны в нем.

В связи с этим немаловажное значение в концепции придается расширению партнерства с внеблоковыми государствами и организациями мира. При этом декларируется, что этот процесс будет развиваться с применением набора «гибких форматов». Наиболее значимыми из них считаются диалог и практическое сотрудничество, консультации но вопросам безопасности, предоставление партнерам по операциям конструктивной роли в определении стратегии и решений и другие.

Взаимодействие с ООН планируется осуществлять в направлении углубления диалога и практического сотрудничества (в соответствии с Декларацией ООН - НАТО (2008), посредством развития связей между двумя штаб-квартирами, более регулярного проведения политических консультаций, укрепления практического сотрудничества в урегулировании кризисов, где задействованы обе организации.

Европейский союз, по оценке, данной ему в концепции, является активной и эффективной организацией, которая способствует обеспечению общей безопасности в Евроатлантическом регионе. Альянс намерен осуществлять взаимодействие с ЕС в духе полной взаимной открытости, транспарентности, взаимодополняемости, уважения самостоятельности и институциональной целостности обеих организаций. Выражаются намерения относительно расширения практического сотрудничества в операциях, углубления процесса разрешения вопросов, вызывающих общую озабоченность, необходимости взаимных усилий в области развития потенциалов и исключения дублирования в целях достижения максимальной эффективности совместных усилий.

Следует отметить, что и в прошлой концепции руководство альянса также уделяло значительное внимание взаимодействию с ООН и ЕС. Вместе с тем сегодня эта тема преподносится с некоторыми характерными особенностями. Во-первых, НАТО признает, что «приоритет ответственности» за поддержание мира принадлежит Совету Безопасности ООН. Во-вторых, в новом документе выражена мысль об укреплении между блоком и ООН практического сотрудничества в вопросах, касающихся урегулирования кризисов.

По замыслу авторов, именно подобные авторитетные международные организации способны оказать альянсу поддержку в реализации стратегических планов.

При оценке сложившихся взаимоотношений между НАТО и Россией отмечается их стратегическое значение. Авторы концепции заявляют о том, что «альянс не представляет собой угрозы для РФ» и намерен установить отношения в духе истинного стратегического партнерства и будет действовать в этом направлении, ожидая взаимопонимания от России. При этом подчеркивается, что в НАТО готовы активнее проводить политические консультации и расширять сотрудничество с РФ в областях совместно разделяемых интересов, включая ПРО, борьбу с терроризмом, пиратством, а также содействовать общей международной безопасности.

Касаясь темы партнерства, отмечается, что центральными элементами взаимодействия между государствами Европы являются Совет Евроатлантического партнерства и инициатива НАТО «Партнерство ради мира».

В концепции отражена заинтересованность альянса в развитии отношений со странами Персидского залива в рамках Средиземноморского диалога и Стамбульской инициативы по сотрудничеству, а также с Украиной и Грузией в рамках комиссий Украина - НАТО и Грузия - НАТО, основываясь на принятом в Бухаресте в 2008 году решении об их евроатлантической ориентации.

При рассмотрении темы реформирования и трансформации Североатлантического союза отмечается, что он должен обладать достаточными ресурсами - финансовыми, военными и человеческими для проведения своих миссий. При этом данные ресурсы должны использоваться наиболее рациональным и эффективным способом. В частности, предполагается максимально повышать возможности по развертыванию войск и их способность проводить операции в течение продолжительного времени, обеспечивать максимальную согласованность усилий в сфере оборонного планирования, продолжать процесс непрерывного реформирования и оптимизации военных структур.

В заключительном разделе концепции выражена мысль о том, что политические лидеры НАТО полны решимости продолжить обновление альянса с тем, чтобы он соответствовал своему назначению в реагировании на вызовы безопасности XXI века.

В целом принятая в Лиссабоне 29 ноября 2010 года Стратегическая концепция Североатлантического союза открывает новый этап в развитии альянса.

Исходя из текста стратегической концепции, этот этап будет характеризоваться следующими особенностями военно-политической деятельности альянса:
- продолжающимся доминированием США в различных аспектах деятельности организации;
- продолжением курса на завоевание лидерства в международных делах с постепенным втягиванием в орбиту военно-политической деятельности альянса не только отдельных государств, но и таких организаций, как ООН и ЕС, а также других региональных межгосударственных объединений;
- повышением военного потенциала организации на основе новых технологических прорывов, включая создание действенных механизмов по борьбе с баллистическими ракетами, повышение информационно-коммуникативных возможностей, развитие средств воздушно-космического нападения и защиты от таких средств и т. п.;
- активизация деятельности, направленной на оптимизацию и более равномерное распределение затрат и ответственности среди союзников по альянсу в рамках коалиционного военного строительства и в ходе проведения операций.

Зарубежное военное обозрение. - 2011. - №1. - С.3-8
 

Всего комментариев: 0
avatar