Средиземноморский диалог - развитие отношений НАТО со странами средиземноморья (2013)

Полковник В. Петров

Руководство Североатлантического союза в рамках реализации курса на расширение сферы влияния организации проводит целенаправленную политику, предусматривающую развитие отношений со странами, расположенными в стратегически важных для альянса регионах мира.

Особое место в планах НАТО отводится государствам Ближнего Востока и Северной Африки. Это обусловлено зависимостью Запада от поставок энергоресурсов из данного региона, а также необходимостью эффективно противодействовать исходящим из него угрозам европейской безопасности.

Политический курс на сближение альянса со странами Средиземноморского бассейна был в общих чертах определен в 1990 году на Лондонском саммите НАТО. Данная идея получила дальнейшее развитие в декабре 1994 года, когда министры иностранных дел блока выразили готовность к установлению отношений на индивидуальной основе со средиземноморскими странами, не являющимися членами альянса. Налаживание диалога было направлено на укрепление региональной безопасности и стабильности, достижение взаимопонимания и преодоление в странах Ближнего Востока и Северной Африки "ошибочных" представлений о Североатлантическом союзе.

В интересах решения этих задач руководство НАТО в феврале 1995 года направило Египту, Израилю, Мавритании, Марокко и Тунису формальные приглашения принять участие в новой инициативе блока, получившей название Средиземноморский диалог (СД). В ноябре 1995 года подобное предложение получила Иордания, а в феврале 2000-го - Алжир.

В качестве основополагающих принципов нового формата сотрудничества были определены: возможность его дальнейшего расширения; равноправие стран-участниц в выстраивании отношений с НАТО; их самостоятельность в определении характера и содержания взаимодействия; совместное финансирование мероприятий.

Важным этапом в развитии Средиземноморского диалога стал Мадридский саммит НАТО 1997 года. В соответствии с его решениями в структуре международного секретариата блока была создана группа средиземноморского сотрудничества, в состав которой вошли советники внешнеполитических ведомств стран -участниц диалога. Группа стала первым постоянным рабочим органом, ответственным за организацию консультаций по вопросам сотрудничества и проблемам региональной безопасности.

В ходе саммита было принято решение о разработке для СД ежегодной рабочей программы (ЕРП) в виде перечня мероприятий сотрудничества в различных сферах деятельности (информационной, гражданского чрезвычайного планирования, науки и окружающей среды, кризисного регулирования, военной политики и стратегии, гуманитарного разминирования, нераспространения, борьбы с терроризмом). Составной частью ЕРП стала военная программа Средиземноморского диалога, включавшая до 85 % от общего количества мероприятий ежегодной рабочей программы. При этом совместная деятельность ограничивалась проведением конференций, семинаров и консультаций.

Одним из важных итогов Мадридской встречи стало открытие в странах Средиземноморского бассейна контактных представительств НАТО при посольствах государств - членов блока (см. таблицу).

Новый импульс Средиземноморский диалог получил в ходе Стамбульского саммита НАТО (2004), на котором отношениям с государствами - участниками СД официально был придан статус партнерских. Основной упор делался на развитие практического сотрудничества, направленного на расширение и углубление политического диалога, достижение оперативной совместимости воинских контингентов, проведение реформ вооруженных сил, организацию взаимодействия в борьбе с терроризмом.

В интересах реализации данных установок был повышен представительский уровень совместных военно-политических мероприятий. В частности, предусматривалось проведение встреч министров иностранных дел и обороны, что позволяло принимать важные политические решения.

Таблица Перечень контактных представительств НАТО в странах участницах средиземноморского диалога в посольствах государств альянса

Страны - участницы Средиземноморского диалога Государства - члены НАТО
Алжир Хорватия
Египет Нидерланды
Израиль Италия
Иордания Чехия
Мавритания Испания
Марокко Португалия
Тунис Бельгия

В практической плоскости основными направлениями деятельности были определены: ведение разъяснительной работы о целях и задачах Североатлантического союза; участие стран диалога в учениях и других мероприятиях оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО; оказание содействия в проведении преобразований по западному образцу.

В сфере борьбы с терроризмом основные усилия сосредоточивались на организации эффективного обмена разведывательной информацией и военно-морского сотрудничества, в том числе в рамках операции ОВМС НАТО "Эктив индевор" в Средиземном море. Одновременно предполагалось активизировать контакты по недопущению распространения ОМП и средств его доставки. Кроме того, значительное внимание уделялось развитию сотрудничества в сфере обеспечения безопасности границ с целью противодействия незаконной миграции и перемещению легкого стрелкового оружия.

Руководство блока выразило также заинтересованность в налаживании практического взаимодействия в области гражданского чрезвычайного планирования. При этом странам - участницам инициативы предоставлялась возможность обращения для получения поддержки в Евроатлантический координационный центр реагирования на стихийные бедствия и катастрофы.

В интересах развития сотрудничества в рамках Средиземноморского диалога было признано целесообразным задействовать инструменты и механизмы программы "Партнерство ради мира" (ПРМ) или аналогичные им. С этой целью отмечалась необходимость заключения между странами СД и НАТО соглашений о защите информации.

Одновременно было принято решение приступить с 2004 года к разработке и выполнению странами - участницами диалога индивидуальных программ сотрудничества, которые формировались на основе ежегодной рабочей программы СД. При этом количество совместных мероприятий было значительно увеличено. Так, в 2011 году государствам СД предлагалось около 700 мероприятий в более чем 30 областях сотрудничества.

После Стамбульского саммита заметно активизировались политические и военные связи Североатлантического союза и государств Средиземноморья. За прошедший период состоялось три многосторонние встречи глав внешнеполитических ведомств, две - министров обороны и десять заседаний на уровне начальников генеральных (главных) штабов ВС государств блока и стран - участниц диалога. В 2005-2006 годах генеральный секретарь НАТО посетил страны СД с целью установления прямых контактов с их руководством.

В настоящее время деятельность в рамках Средиземноморского диалога организуется в основном в двустороннем формате. Вместе с тем периодически проводятся мероприятия с участием всех государств СД ("НАТО + 7").

Политический диалог ведется в ходе регулярных встреч на уровне экспертов, послов (постоянных представителей) и министров, а также в рамках визитов высокого уровня. Повестку дня таких консультаций составляют проблемы региональной безопасности, а также вопросы развития сотрудничества.

Практическое взаимодействие, в том числе в военной сфере, выстраивается на основе индивидуальных программ сотрудничества. Дважды в год проводятся консультативные встречи военных представителей стран Средиземноморского диалога в формате "НАТО + 7".

Практикуется приглашение государств СД на учения ОВС НАТО, в том числе проводимые в рамках программы ПРМ. Важное место занимают обучение военнослужащих стран-партнеров в военном колледже альянса в Риме (Италия) и школе блока в Обераммергау (Германия), а также стажировка представителей участников СД в коалиционных органах военного управления. Со своей стороны Североатлантический союз организует визиты кораблей ОВМС в порты стран диалога, выездные занятия мобильных учебных групп, оказание экспертной помощи в реализации планов военного строительства.

В соответствии с решениями Стамбульского саммита государствам - членам Средиземноморского диалога предоставлена возможность участия в различных программах СЕАП/ПРМ, к которым, в частности, относятся: концепция повышения оперативных возможностей (в 2012 году к ней подключилась Иордания), а также планы действий партнерства по борьбе с терроризмом и гражданскому чрезвычайному планированию.

Кроме того, альянс активно задействует механизмы целевых (трастовых) фондов, что дополнительно способствует контролю за перемещением оружия в регионе. Так, в настоящее время реализуются программы утилизации боеприпасов в Иордании (6 млн евро) и Мавритании (2,3 млн).

В целях повышения заинтересованности стран СД в проведении совместных мероприятий руководство Североатлантического союза осуществляет финансирование некоторых из них из бюджета НАТО.

Важное место в рамках партнерства отводится привлечению государств диалога к участию в операциях, проводимых под руководством альянса. В частности, начиная с 1996 года Египет, Иордания и Марокко выделяли воинские контингенты для урегулирования кризиса на территории Боснии и Герцеговины.

В 2011 году самолеты боевой авиации (шесть тактических истребителей F-16) и подразделения специального назначения ВС Иордании приняли непосредственное участие в операции многонациональных сил под руководством

НАТО в Ливии. При этом активное содействие антиливийской коалиции оказывалось со стороны Египта и Туниса. В настоящее время иорданские военнослужащие (около 300 человек) задейству-ются в операции Международных сил содействия безопасности в Афганистане, а воинский контингент Марокко (более 150 человек) входит в состав группировки КФОР в Косово.

В интересах содействия операции ОВМС НАТО "Эктив индевор" в Средиземном море государства СД осуществляют наблюдение за судоходством в своих территориальных водах и обмен развединформацией с международным военным штабом альянса. Кроме того, Израиль и Марокко подписали с Североатлантическим союзом соглашения о непосредственном участии в операции.

В интересах укрепления позиций альянса в регионе руководство Североатлантического союза активно поддерживает силовые акции США против неугодных режимов арабских государств, а также оказывает помощь прозападным силам в регионе в проведении реформ в ВС. Подтверждением данного курса является решение Совета НАТО на уровне министров обороны (4-5 июня с. г.) об изучении перспектив налаживания военного сотрудничества с новым ливийским руководством. Одновременно в Брюсселе стремятся использовать установление и развитие отношений с пришедшими к власти силами в странах Ближнего Востока и Северной Африки для сглаживания арабо-израильских противоречий.

В рамках реализации новой партнерской политики НАТО, принятой в 2011 году в Берлине, развернута деятельность по унификации инструментов сотрудничества СД и приведению их в соответствие с новыми установками. В частности предполагается замена существующих планирующих документов Средиземноморского диалога единым перечнем мероприятий партнерского сотрудничества и индивидуальными программами партнерства и сотрудничества.

Между тем расширению практического взаимодействия и развитию диалога как самостоятельного формата партнерства препятствует ряд проблем, в частности, отсутствие прогресса в подписании и ратификации странами СД соглашения о статусе сил, что затрудняет проведение совместных с ОВС НАТО учений и тренировок. Данный документ регламентирует правовые и организационно-технические вопросы пребывания военнослужащих, военной техники и вооружения стран альянса и государств-партнеров на территории друг друга.

Сохранение острых противоречий между Израилем и арабскими странами диалога привело к приостановке с 2008 года практики проведения министерских встреч в формате "НАТО + 7".

По причине неулаженного конфликта между Анкарой и Тель-Авивом по поводу инцидента вокруг "флотилии мира" (2010) Турция фактически заблокировала всю партнерскую деятельность в рамках СД по военной линии. При этом в 2013 году общее количество предлагаемых партнерам мероприятий сокращено с 1 600 до 940, а Израиль не допущен к участию в тех из них, которые проводятся на территории Турции.

Помимо этого, Анкара препятствует развитию двусторонних связей между Израилем и НАТО. Тель-Авиву отказано в открытии постоянного представительства при штаб-квартире альянса в Брюсселе. Турция также наложила вето на участие Израиля в Чикагском саммите НАТО в мае 2012 года. Тот по-прежнему не допускается к практическому участию в операции ОВМС НАТО "Эктив индевор", несмотря на улаженные юридические формальности и сертификацию одного боевого корабля израильских ВМС для задействования в интересах альянса.

Зашли в тупик переговоры по вопросу реализации выдвинутой Марокко в 2012 году инициативы о разработке нового рамочного документа, который должен придать формату более структурированный характер. При этом турецкая -сторона поддержала предложение Алжира и Египта о внесении в текст документа положений, касающихся перспектив ближневосточного урегулирования, что оказалось неприемлемым для Израиля.

В целом развитие сотрудничества между странами НАТО и государствами Ближнего Востока и Северной Африки в большинстве областей выстраивается на двусторонней основе, а Средиземноморский диалог как самостоятельный формат многостороннего взаимодействия сталкивается с серьезными проблемами, препятствующими его функционированию в качестве эффективного инструмента обеспечения безопасности в регионе.

Зарубежное военное обозрение. - 2013. - №9. - С. 3-7

Всего комментариев: 0
avatar