НАТО на пути реформирования в условиях "Угрозы с Востока" (2018)

Полковник В. Петров

Руководство Североатлантического союза прилагает активные усилия, направленные на адаптацию альянса к современным условиям, позволяющую блоку своевременно реагировать на изменения обстановки и активно продвигать западные "демократические ценности". В рамках этой деятельности увеличиваются расходы на оборону, модернизируется коалиционный военный потенциал, совершенствуются формы оперативной и боевой подготовки войск (сил).

Одновременно особое внимание уделяется преодолению системных проблем, препятствующих эффективному применению военной мощи НАТО. К их числу прежде всего относят "инертность" в принятии решений, недостаточно гибкую систему управления силами и средствами, отсутствие среди союзников единого подхода к принципам функционирования организации. По мнению специалистов блока, это не позволяет эффективно противодействовать новым вызовам безопасности, в первую очередь "гибридным" угрозам, когда явные признаки вооруженного нападения отсутствуют, а время проведение консультаций ограничено.

Необходимо отметить, что одним из основных препятствий на этом направлении является главный "демократический атрибут" НАТО - обязательный принцип консенсуса (всеобщего одобрения) при принятии решений. Увеличение количества государств - членов Североатлантического союза до 29 делает весьма затруднительным достижение в короткие сроки единого мнения по рассматриваемым вопросам. При этом принятие тех или иных решений зачастую не просто затягивается, а становится невозможным из-за принципиальных разногласий между союзниками. В частности, в 2003 году Германия и Франция заблокировали проведение коалиционной операции в Ираке. Греция до 2018 года ветировала вступление в альянс Македонии из-за спора со Скопье о наименовании бывшей югославской республики. Свои национальные интересы жестко отстаивают Турция и Венгрия, препятствуя развитию партнерских отношений организации с Австрией, Израилем и Украиной.

Несмотря на это, в Брюсселе не намерены отказываться от консенсуса как одного из базовых принципов функционирования Североатлантического союза. Против этого категорически выступают "малые" и слабые в военном отношении страны, которые в сфере безопасности полностью полагаются на своих более сильных союзников. По их мнению, такой шаг поставит под сомнение возможность оказания им коллективной помощи в рамках ст. 5 Вашингтонского договора в случае агрессии. При этом наиболее радикальную позицию занимают восточноевропейские государства (Польша, Румыния, страны Балтии), требующие к себе повышенного внимания под предлогом наличия "российской военной угрозы".

Оперативность реагирования альянса на изменение обстановки также снижает существующий в нем "многоступенчатый характер" процесса выработки и утверждения решений, в том числе на применение военной силы. Он предполагает последовательное проведение консультаций в рамках органов военного управления (Военного комитета), профильных политических комитетов и в последнюю очередь высшей инстанции - Совета НАТО.

Кроме того, в значительной части государств блока применение национальных ВС в операциях за пределами своих территорий допускается только с одобрения парламента, что увеличивает сроки разработки коалиционных директив и указаний, оперативного планирования и развертывания крупных коалиционных группировок войск (сил).

Другим негативным фактором является недостаточная осведомленность руководства организации о развитии обстановки в различных регионах мира. В первую очередь это обусловлено фактическим отсутствием в структуре блока собственных добывающих органов, слабой координацией действий национальных разведывательных служб, недостаточно интенсивным обменом информацией между союзниками. Последний фактор обусловлен нежеланием ведущих стран-участниц делиться конфиденциальной информацией вследствие их недоверия к "младонатовцам", а также отсутствием соответствующих договоренностей о взаимодействии, подобных соглашению о сотрудничестве спецслужб США и Великобритании 1946 года.

С целью ускорения процесса принятия решений предлагаются варианты одновременного совместного рассмотрения вопросов военными и политическими руководящими органами НАТО. По замыслу западных экспертов, это может обеспечить союзникам согласования единой позиции в срок до 24 ч. Наряду с этим принимаются меры по сокращению времени подготовки объединенных вооруженных сил блока к применению. Для этого верховному главнокомандующему ОВС предоставлены полномочия по приведению сил первоочередного задействования в повышенные степени боевой готовности. Кроме того, заблаговременно разрабатываются и уточняются планы обороны, в которых определяется порядок использования войск (сил) в случае нападения противника.

Одним из вариантов преодоления длительных внутриблоковых процедур является формирование в рамках альянса коалиций "заинтересованных государств" в интересах проведения операций с опорой на ресурсы НАТО. Характерными примерами такого подхода являются действия Запада в Ираке, Ливии и Сирии. В частности, в 2003 году Вашингтон приступил к проведению операции "Свобода Ираку" с привлечением только ближайшего союзника - Великобритании. В 2011 году в военных действиях против Ливии приняли участие всего 14 стран блока, хотя операция многонациональных сил официально проходила под руководством НАТО. В настоящее время в нанесении ударов по объектам ИГИЛ (запрещена в РФ) участвуют в основном США, Великобритания и Франция, несмотря на то что с 2017 года альянс официально является членом антитеррористической коалиции по борьбе с ИГИЛ.

Перспективным направлением "консолидации НАТО" в последнее время считается деятельность по повышению оперативности трансграничных перевозок войск в рамках Европейского ТВД. На саммите альянса в Брюсселе (11-12 июля с. г.) принято решение к 2020 году сократить срок получения необходимых разрешений на пересечение границ воинскими контингентами до 5 сут.

Наряду с перечисленными мерами с 2010 года происходит преобразование коалиционных руководящих органов, командно-штабной структуры ОВС и специализированных агентств, а также внедрение новых подходов к организации их деятельности, что в целом получило наименование "институциональной реформы". В частности, в интересах упрощения процесса выработки и согласования решений с 2010 по 2016 год проведено укрупнение профильных комитетов и групп в штаб-квартире блока. Црр этом их общее количество сокращено с 413 до 203.

В интересах повышения возможностей по реагированию на изменение обстановки в 2010 году в Международном секретариате НАТО образовано управление новых угроз безопасности. Кроме того, приняты меры по более рациональному (совместному) размещению гражданского и военного персонала Международного секретариата и Международного военного штаба (МВШ) альянса, а также по созданию объединенных структур. Это позволяет проводить совместную и поэтому более эффективную военно-гражданскую экспертизу, исключать ненужное дублирование функций и, как следствие, сокращать штаты подразделений. Так, в 2016 году численность сотрудников МВШ снижена с 413 до 402 человек.

В значительной степени данным преобразованиям способствует переезд штаб-квартиры Североатлантического союза (г. Брюссель) в новое здание. Общая площадь административных и служебных помещений этого комплекса составляет около 250 тыс. м2. На объекте налажен электронный документооборот. Информационная система включает около 500 автоматизированных рабочих мест, объединенных несколькими компьютерными сетями различного уровня доступа и сопряженных с национальными сетями государств - членов блока.

Одним из успешных результатов проводимой реформы считается создание в Международном секретариате НАТО в 2016 году объединенного управления разведки и безопасности (ОУРБ). Оно включает гражданские и военные разведывательно-аналитические органы из состава Международного секретариата и Международного военного штаба (разведывательное управление МВШ было целиком интегрировано в новую структуру), а также службу безопасности, выполняющую контрразведывательные функции.

В интересах ОУРБ функционируют центр сбора и обработки информации (г. Молсуэрт, Великобритания), региональный координационный центр "Юг" в составе объединенного командования ОВС НАТО "Неаполь" (г. Неаполь, Италия) и ситуационный центр штаб-квартиры альянса (г. Брюссель).

Они осуществляют отслеживание состояния и прогнозирование возможных вариантов развития военно-политической обстановки в мире и его отдельных регионах. По оценке западных экспертов, создание новой структуры позволило на 40% увеличить объем и скорость обработки разведсведений, а также повысить коалиционные возможности по борьбе с терроризмом.

С учетом положительного опыта ОУРБ в настоящее время рассматривается возможность слияния других подразделений Международного секретариата и Международного военного штаба НАТО, выполняющих схожие функции в сферах борьбы с терроризмом, партнерской деятельности и тылового обеспечения.

По замыслу Брюсселя, демонстрации "современного и демократического характера" альянса способствует реализация тендерной политики, направленной на расширение участия женщин в национальных и коалиционных структурах. На уровне стратегических командований ОВС НАТО введены должности советников по тендерным вопросам, а при штабах всех уровней открыты контактные пункты по данной проблематике. Кроме того, в рамках инициативы Североатлантического союза "Разумная оборона" (по повышению уровня коалиционного военного потенциала) реализуется многонациональный проект "Лидирующая роль женщин в сфере безопасности и обороны", который возглавляет Болгария. В 2017 году альянс присоединился к проходящей под эгидой ООН "оранжевой кампании" против тендерного неравенства.

В результате проводимой политики женщины занимают ряд руководящих постов: Р. Геттемюллер (США) - заместитель генерального секретаря НАТО, генерал-майор Д. Данлоп (США) - командующий командованием ДРЛО и управления авиацией "Авакс-НАТО". Доля женщин в Международном секретариате альянса составляет до 39%, а в Международном военном штабе - 16%

В рамках внутренних преобразований в последнее время особое внимание уделяется укреплению финансовой дисциплины. В частности, обновлены правила и процедуры совместного финансирования, разработаны соответствующие указания по приведению к единому стандарту отчетных документов. Кроме того, повышена транспарентность финансовой сферы. Так, обеспечен широкий доступ к ряду документов, в том числе аудиторским отчетам, на веб-сайте альянса. Наиболее действенным инструментом принуждения европейцев к выполнению финансовых обязательств в рамках НАТО является жесткая критика в их адрес (в первую очередь ФРГ) со стороны президента США Д. Трампа.

По настоянию Вашингтона на саммите НАТО в Брюсселе (25 мая 2017 года) государствам блока поручено ежегодно разрабатывать и представлять руководству Североатлантического союза соответствующие планы, в которых требуется отражать сведения об объемах ассигнований на оборону, о степени развития национальных военных возможностей, а также о масштабах участия в коалиционной деятельности. В настоящее время данные документы разработали уже 17 стран блока.

В ходе институциональной реформы особое внимание уделяется реорганизации командно-штабной структуры (КШС) объединенных вооруженных сил НАТО. Так, с 2013 по 2015 год количество постоянно развернутых органов управления было сокращено с 11 до семи, а штатная численность их личного состава уменьшена с 13 200 до 6 800 человек. Однако при этом так и не удалось полностью укомплектовать личным составом стратегические командования операций и реформирования ОВС альянса (недокомплект 10%).

С 2015 года руководство Североатлантического союза начало выражать сомнение, что существующая КШС в полной мере соответствует задачам обеспечения безопасности стран-участниц в современных условиях, в первую очередь коллективной обороны. В связи с этим было принято решение о необходимости внесения изменений в систему органов военного управления в интересах повышения возможностей НАТО по реагированию на "угрозы с Востока".

Основной целью преобразований является создание структур, способных организовывать масштабные переброски войск (сил), необходимые для проведения крупных межвидовых операций. По оценке натовских экспертов, обновленная структура органов военного управления должна быть "облегченной версией" КШС ОВС НАТО времен "холодной" войны. Для решения этой задачи были увеличены штаты стратегического командования операций ОВС альянса. Кроме того, в ноябре 2017 года принято решение о создании в командно-штабной структуре ОВС новых органов управления.

В частности, предполагается до 2021 года сформировать два командования оперативно-стратегического уровня: по защите океанских коммуникаций в Северной Атлантике и повышению оперативности воинских перевозок в пределах зоны ответственности блока. Местами дислокации новых подразделений определены США (г. Норфолк) и Германия (г. Ульм) соответственно.

Пентагон намерен сделать акцент на формировании ударных авианесущих группировок, активизации патрулирования вод Северной Атлантики, укомплектовании военно-морских и военно-воздушных компонентов современными средствами противолодочной борьбы.

Командование в ФРГ будет осуществлять руководство передовыми координационными центрами в странах Балтии, Болгарии, Венгрии, Польше, Румынии и Словакии, а также решать задачи по модернизации инфраструктуры и упрощению процедур пересечения воинскими контингентами государственных границ.

Кроме того, в составе стратегического командования операций ОВС альянса (г. Монс, Бельгия) намечено развернуть специализированный центр киберопераций. Его основной задачей станет централизованная защита компьютерных сетей, ведение активных действий (как оборонительных, так и наступательных) в киберпространстве, которое в 2016 году признано одной из операционных сфер.

В рамках реализации этих планов штатная численность коалиционных органов управления будет увеличена на 1,2 тыс. должностей. На проведение реформы КШС, по предварительным оценкам, может быть израсходовано до 250 млн долларов США.

Одним из направлений преобразований является оптимизация специализированных агентств альянса. На основе ранее существовавших 14 подобных структур сформированы два новых: по тыловому обеспечению и закупкам вооружений, а также по связи и информации. Одновременно образована организация НАТО по науке и технологиям.

Укрупнение агентств произведено по функциональному принципу. В частности, в состав агентства по тыловому обеспечению и закупкам вооружений (более 1350 человек) вошли подразделения, занимавшиеся программами разработки, производства, приобретения и эксплуатации ВВТ, обслуживанием инфраструктуры, поставкой материальных средств. Штаб-квартира агентства размещается в г. Капеллен (Люксембург). Кроме того, созданы периферийные подразделения, которые расположены в городах Брюнсюм (Нидерланды), Версаль (Франция) и Папа (Венгрия).

Агентство НАТО по связи и информации отвечает за координацию проектов по развитию автоматизированных систем управления, связи и разведки, в том числе для противоракетной обороны, а также обеспечивает функционирование единой системы реагирования на компьютерные угрозы. Штаб-квартира агентства находится в г. Брюссель, периферийные подразделения в городах Касто (Бельгия) и Гаага (Нидерланды).

Организация НАТО по науке и технологиям (ОННТ, штаб-квартира в г. Париж) образована на базе агентства по исследованиям и технологиям. В ее состав включен центр подводных исследований (г. Специя, Италия). Данная структура проводит фундаментальные исследования в военной области. В интересах ОННТ работают более 5000 ученых и инженеров. Ежегодная программа исследования включает более 250 проектов в таких сферах как автономные системы, противолодочная оборона, гиперзвуковые летательные аппараты, квантовые радары, влияние социальных сетей на военные операции и др.

В целом деятельность руководства Североатлантического союза по оптимизации внутренних процедур, а также по реформированию органов коалиционного управления и командно-штабной структуры ОВС НАТО свидетельствует о стремлении адаптировать блок к современным условиям, характеризующимся высокой динамичностью, обосновать и закрепить ведущие позиции альянса в сфере обеспечения региональной и глобальной безопасности.

Зарубежное военное обозрение. 2018, №10 С. 3-9

Всего комментариев: 0
avatar