Некоторые особенности реализации концепции "сетецентрическая война" в вооружённых силах КНР (2010)

Подполковник А. Кондратьев,
кандидат военных наук, профессор Академии военных наук

Руководство вооруженных сил Китайской Народной Республики (КНР) внимательно следит за всеми действиями США, предпринимаемыми ими для совершенствования своей "военной машины", а также внедрения новых технологий в военную сферу. Более того, китайские теоретики рассматривают ВС США в качестве эталона в области осуществления информационного обмена и применения новых информационных технологий (ИТ)1.

Одним из объектов пристального внимания китайских специалистов стала американская концепция "сетецентрическая война" (Network-Centric Warfare). Собственно ее появление обусловлено тем, что в эпоху "информационной эры" на первое место выходят новые ИТ, которые, по мнению ряда зарубежных экспертов, позволят на практике совершить "революцию" в военном деле. Их внедрение в военную сферу также направлено на повышение боевых возможностей формирований, но уже не только за счет улучшения огневых, маневренных и других характеристик отдельных образцов вооружения, а в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления в операции (бою). Кроме того, как полагают западные специалисты, реализация подобной концепции позволит не просто пересмотреть существующие формы и способы применения средств вооруженной борьбы, а разработать принципиально новые.

Но в первую очередь введение понятия "сетецентрическая война" определяет новые принципы управления войсками и оружием (данная концепция в отечественных источниках трактуется как "Ведение боевых действий в едином информационно-телекоммуникационном пространстве"). Теперь на первое место выдвигается постулат о том, что успех современных и, особенно, будущих операций будет зависеть главным образом от объединения всех участников боевых действий в рамках этого пространства в единую "команду".

Изучая американский опыт, военное руководство КНР начало разработку теории и доктрины применения более совершенных ИТ в военной сфере. Более того, в НОАК формируется новая, "сетецентрическая" архитектура построения боевых формирований, способных эффективно выполнять поставленные задачи в конфликтах ограниченного масштаба. Объясняется это уверенностью китайских военных специалистов в том, что успех в современных и будущих операциях XXI века может быть достигнут только при условии предоставления всем участникам боевых действий (операций) возможности использовать данные интегрированной системы боевого управления, связи, компьютерной техники, разведки и наблюдения (Command control, communications, computers, Identification, Surveillance and Reconnaissance - C4ISR2).

Разработка концептуальных положений. В настоящее время в КНР реализуется "сетецентрическая" концепция управления и ведения боевых действий "с китайской спецификой". В последних документах НОАК встречается термин "интегрированная сетевая и электронная война" (Integrated Network-Electronic Warfare - INEW), являющийся отражением современной китайской концепции, сравнимой с американской - "сетецентрическая война (операция)", но одновременно с этим имеющей и свои особенности.

Китайская концепция предусматривает проведение как наступательных, так и оборонительных действий. Однако американские военные аналитики отмечают в ней превалирование первых над оборонными инициативами. Так, в рамках реализации этой концепции разрабатывается наземное лазерное оружие для борьбы с космическими аппаратами (КА) вероятного противника, а также собственные навигационные системы космического базирования, рассматривается возможность создания интегрированных систем управления, связи и разведки, которые должны позволить не только смоделировав современные способы применения средств вооруженной борьбы, но и нивелировать технологическое преимущество США.

Вместе с тем в настоящее время китайскую армию трудно назвать высокотехнологичной. Некоторые системы на самом деле способны функционировать в едином информационном пространстве, но в большинстве своем до действительно высокотехнологичных, "цифровизированных" вооруженных сил Китаю пока далеко. По мнению американских экспертов, КНР сможет достичь нынешнего уровня "объединенности" ("сетецентричности") вооруженных сил США не ранее 2011 года3.

Что касается теоретических исследований и разработки новых доктринальных положений, то руководство ВС КНР продвигается довольно агрессивно и уже достигло определенных успехов, осуществляя при этом намеченную "революцию" в военном деле. Высшее командование китайских вооруженных сил делает больше, чем просто дискутирует по поводу "сетецентрической" концепции внедряются новые принципы управления, осуществляется их проверка на полевых учениях, а также закупается новая техника, в которой используются инновационные технологические решения. Более того, новые информационные технологии находят применение и на старых образцах боевой техники, что позволит адаптировать и привести их к необходимому уровню информационного взаимодействия.

Возможно, что наиболее ярким отражением долгосрочных планов военного руководства Китая в отношении создания интегрированной C4ISR является высказывание бывшего начальника генерального штаба ВС Китая (1992 1995) генерала Чжан Ваньняня: "Система боевого управления и связи должна быть интегрирована и связана единой сетью для повышения эффективности боевых формирований. ... причем "тот процесс должен сопровождаться одновременным снижением количества уровней управления"4, - отметил он Исходя из опыта вооруженных сил США, Ч. Ваньнянь указывал, что "процесс "цифровизации" и объединения сетей позволяет снизить количество уровней управления (layers of hrgher command) с пяти до трех". Генерал также предположил, что ВС КНР смогут рассчитывать на такой же эффект, интегрировав свои органы управления и участников боевых действий в единую сеть.

Военная наука в Китае фокусируется на исследовании войны в пятимерном боевом пространстве, или в пяти сферах, как их называют в самой стране. Пять сфер боевого пространства включают в себя: землю, море (в том числе и подводное пространство), воздушное, космическое и электромагнитное пространство (некоторые китайские эксперты вместо электромагнитного пространства выделяют информационное пространство, или сферу)5. И именно внедрение перспективных информационных технологий в военное дело позволит не просто повысить эффективность системы боевого управления, связи, вычислительной техники и разведки во всех сферах боевого пространства6, а полностью пересмотреть устоявшиеся взгляды на традиционные уровни системы боевого управления и связи7. Существует также мнение, что вооруженные силы должны сами структурироваться вокруг "неявных возможностей информации"8. То есть революция в военном деле должна произойти уже после внедрения перспективных информационных систем и привести к реорганизации ВС с изменением оргштатных структур формирований, а также форм и способов их применения.

Среди сфер боевого пространства китайские эксперты особое внимание уделяют космосу, утверждая, что ВС КНР должны быть готовы к ведению там полноценных боевых действий, а контроль космического пространства позволит достичь невиданной до этого мощи вооруженных сил и выиграть как информационные войны (ИВ), так и обычные сражения. Генерал-майор Чжан Лин (Zhang Ling) утверждал, что воздействие в космической сфере может быть осуществлено как "мягким" способом, направленным против информационных систем космического базирования, так и за счет физического уничтожения КА противника9. Уточняя формы воздействия, он подчеркивал, что "в космосе на удалении 120 км от земной поверхности нет разграничения по территориальным и государственным признакам, поэтому воздействие должно носить глобальный характер". Другие китайские исследователи - Сун Юнсинь и Го Ичжин (Song Yongxin и Guo Yizhing) - делали похожие заявления. Они соглашались, что война в космосе будет неотъемлемой частью ИВ и что контроль космического пространства позволит получить преимущества и перехватить инициативу в будущих сражениях10.

Обсуждая применение перспективных информационных технологий в военной сфере, китайские эксперты говорят и о довольно распространенном заблуждении, а именно о снижении значимости человеческого фактора. Наоборот, никакая на данный момент и ближнесрочную перспективу самая совершенная система (хотя подобные разработки ведутся полным ходом) не заменит человеческий мозг. В настоящее время действительно можно говорить о снижении участия человека, но только при решении отдельных задач, а вот от его участия в принятии решения на поражение еще очень долго никто не откажется. Таким образом, внедрение ИТ, по мнению китайских военных экспертов, нисколько не умаляет значение оператора. Наоборот, необходимо прилагать серьезные усилия, чтобы командиры (да и весь личный состав) получали необходимые знания и опыт в работе с современными информационными системами.

Внедрение перспективных ИТ в военную сферу, а также переход к новым принципам управления войсками и силами позволят в будущем не только получить преимущества в управляемости частей и подразделений на поле боя, в ведении разведки, но и окажет положительное влияние на боевые возможности формирований11. Так, Синь Цинь (Xin Qin) в своей книге "Война в информационном веке" отмечал, что современные информационные решения важны для повышения эффективности системы боевого управления и связи, маневренности, а в конечном счете и боевых возможностей формирований. Более того, в своих работах еще 1994 года китайские авторы соглашались, что информационные технологии являются ключевым связующим звеном для интеграции не только систем боевого управления, связи, но и всех участников военных (боевых) действий12.

На проводимых практически во всех военных округах учениях военные специалисты КНР занимались моделированием продолжительных боевых действий, а также исследовали работу центров и пунктов управления В одном из таких сценариев они специально смоделировали высоко "цифровизированную" группировку войск противника, которая противостояла и успешно разгромила формирования НОАК, имеющие существенные ограничения в системе боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки и наблюдении C4ISR13. Подобные учения были призваны показать дивизионному командованию эффект от интегрированной в единую сеть системы разведки и боевого управления. Такие интегрированные системы позволяли войскам противника с высокой точностью поражать силы НОАК еще в местах их сосредоточения до момента развертывания в боевые порядки. По результатам учений военным руководством страны было принято решение о необходимости "цифровизации" и интеграции в единую сеть всей системы боевого управления и связи вооруженных сил14.

Таким образом, по крайней мере на теоретическом уровне, Китай стремится сформировать перспективную структуру вооруженных сил, основывающуюся на инновационной системе знаний "сетецентрической войны"15.

Теоретические исследовании. в КНР досконально изучают всю информацию об экспериментальных учениях и опыте применения формирований в вооруженных конфликтах, отслеживают любые материалы, связанные с внедрением перспективных ИТ в военное дело, и уставные документы по принципам реализации новых "сетецентрических" концепций.

Например, сотрудники национального военного университета науки и техники (PLA's National Defense University of Science and Technology, г. Чанша) занимаются исследованием влияния информационных технологий на повышение боевых возможностей формирований, а также проблемами их внедрения в войска и системы оружия. В других китайских военных учебных заведениях также проводятся изыскания по подобной тематике. При этом особое внимание уделяется организации объединенных действий и повышению эффективности группировок.

Некоторое время назад в морском инженерном институте НОАК была опубликована работа, посвященная анализу путей более эффективного применения систем боевого управления, связи, компьютерной техники, разведки и наблюдения в боевых условиях16. В военно-морской академии (Navy Command Academy) китайские офицеры активно исследуют новые возможности применения систем C4ISR для обеспечения действия наступательных вооружений НОАК. Так, в одной из их работ рассматривалась возможность интеграции средств управления, связи, разведки и баллистических ракет (БР) в неядерном оснащении для поражения авианосных группировок противника. Такое комбинированное применение средств летального (кинетического) и нелетального поражения должно позволить НОАК эффективно преодолевать систему ПРО противника и наносить удары по авианосным группировкам и базам ВМС17.

В то же время американские морские офицеры скептически относятся к идее военного руководства КНР применять баллистические ракеты для поражения развернутых авианосных ударных группировок (АУГ) в районах предназначения. Они обосновывают это тем, что страна не имеет необходимых космических средств обнаружения АУГ в Мировом океане и, кроме того, головные части их ракет не могут маневрировать. Однако китайские специалисты считают идею применения БР в неядерном оснащении для поражения авианосных группировок довольно привлекательной и перспективной. Более того, в инженерном училище ракетных войск (Second Artillery Engineering College) проводились исследования на предмет усложнения траектории движения боеголовок на нисходящем участке для осуществления самостоятельного поиска, захвата и поражения цели, в роли которой выступала авианосная ударная группировка18 Исследования показали, что обеспечение ИК-наведения боеголовок на конечном участке траектории позволяет увеличить возможный радиус и точность поражения.

Для Китая, который не располагает хорошим ракетным вооружением большой дальности для борьбы с морскими целями и подходящими воздушными носителями такой способ применения баллистических ракет с неядерным оснащением имеет смысл. По мнению офицеров академии стратегических ракетных войск (Second Artillery Command Academy), подобное применение управляемого ракетного вооружения может стать "козырной картой" в достижении победы в высокотехнологичной войне19.

Необходимым условием реализации подобной концепции является не только комплексное использование мер противодействия, в том числе ложных головных частей, обеспечение точными данными целеуказания, но и обязательное задействование космических средств разведки, связи и управления, что и предусмотрено перспективной "сетецентрической" концепцией20.

Несмотря на ряд скептических мнений со стороны отдельных американских военных специалистов, китайский подход вызвал в Соединенных Штатах бурные дискуссии. Высшие офицеры объединенного стратегического командования также придерживаются мнения о необходимости иметь на вооружении баллистические ракеты различной дальности с неядерным оснащением, что позволит нанести ответный удар по террористическим группировкам уже через 60 мин после их обнаружения21. Эта концепция в США получила наименование "глобальный удар". Ее сторонники считают, что такие системы крайне необходимы хотя бы потому, что БР могут быстро применяться по любому объекту (цели) на земном шаре, в то время как на проведение аналогичного удара средствами стратегической авиации или крылатыми ракетами может потребоваться от нескольких часов до нескольких дней22.

В связи с этим для КНР, не обладающей пока авианосными группировками и имеющей ограниченные возможности заправочной авиации и ВМС по проведению крупномасштабных морских и океанских операций, применение баллистических ракет в неядерном оснащении действительно является "козырной картой".

Практическая реализация. Военная наука - великая сила, если она находит свое отражение в военной доктрине государства. В то же время простое интеллектуальное, то есть не прикладное, изучение этих возможностей - ничто и, более того, оно обманчиво (ложно), если в вооруженных силах нет ни сил, ни техники, ни систем для реализации данной теории.

Понимая необходимость движения вперед, китайское военное руководство осуществляет масштабные мероприятия по трансформации своих ВС и оснащению их перспективными средствами вооруженной борьбы, разработанными с использованием самых современных технологий, а также реализует национальную "сетецентрическую" концепцию "с китайской спецификой".

В настоящее время у КНР имеются средства боевого управления, связи, компьютерной техники, разведки и наблюдения (C4ISR) общенационального (стратегического) и регионального (оперативного) уровня.

Автоматизированная система боевого управления и связи уровня театра воплощена в систему "Цюй Дянь" (Qu Dian) По мнению американских экспертов, это несколько избыточная и сложная система уровня военный округ и ниже, связывающая ГШ и главные штабы видов ВС, службы и рода войск со штабами региональных (окружных) командований.

Китай начал развертывание "Цюй Дянь" по юго-восточной границе еще в 1990 году. Сейчас эта система способна обеспечивать эффективные действия объединенных группировок наземного, воздушного и морского базирования. Как отмечают европейские спецслужбы, по принципу работы она схожа с американской объединенной системой распределения тактической информации (Joint Tactical Information Distribution System - JTIDS), используемой США и их союзниками для связи и обмена разведданными между самолетами, кораблями и наземными формированиями союзных войск в военное время23.

В настоящее время наземная подсистема "Цюй Дянь" в юго-восточном Китае ориентирована на обеспечение операций (боевых действий) в возможном конфликте с Тайванем. Она обеспечивает связью войска Нанкинского и Гуанчжоуского военных округов (ВО) и включает в себя объединенный оперативный центр (ООЦ) боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки и наблюдения (Joint Operation C4I Centre (JOC), способный своевременно передавать приказы и команды по всей цепочке управления и обеспечивать разведывательной информацией органы принятия решения национального уровня и уровня округа. ООЦ имеет прямые каналы связи с центрами боевого управления связи, вычислительной техники, разведки и наблюдения (C4ISR) Нанкинского и Гуанчжоуского ВО, штабами ВМС, кораблями и ПУ в Восточном море, разведывательным центром подводных сил и др.

Система позволяет также командованию округа (театра) формировать и отображать единую картину оперативной обстановки,
объединять и коррелировать разведданные от средств наземной, воздушной, морской и космической разведки и обеспечивать их доведение до подчиненных формирований. Задействуемая аппаратура способна осуществлять контроль за большим количеством разнообразных средств разведки включая спутники ОЭР и РЛР, самолеты ДРЛО, РЭР, РЭБ, разведывательные корабли, наземные станции разведки и т. д.

В состав системы боевого управления "Цюй Дянь" помимо наземной подсистемы входят телекоммуникационные КА, получившие наименование "Фэнхо" (FengHuo-1 - FH-1). Первый из них был шпущен в 2000 году, второй - в 2003-м. Пентагон характеризует эту систему как закрытую помехозащищенную, с возможностью передачи больших объемов информации. Частотный диапазон аппаратуры космических аппаратов обеспечивает функционирование в С-диапазоне и УВЧ-диапазоне.

В ближайшие несколько лет Китай может получить и перспективную космическую систему разведки для обеспечения действия боевых формирований. Так, по данным ежегодного доклада Military Power of the People's Republic of China 2009, подготовленного министерством обороны США, КНР осуществляет развертывание перспективных КА видовой разведки серий "Цзыюань-2" (Ziyuan-2), "Яогань-1 (Yaogan-1) и -2", "Хайян-1В" (Haiyang-IB), CBERS-1 и -2, а также космической группировки КА наблюдения за земной поверхностью, формируемой по программе "Хуаньцзин" (Huanjing). В составе этой группировки планируется иметь 11 космических аппаратов ИК-, многоспектральной и радиолокационной разведки (РЛС с синтезированием апертуры антенны). В скором времени можно ожидать и появление у Китая собственных КА фоторазведки с высокой разрешающей способностью, а также средств наблюдения за морскими акваториями и др24.

Обсуждая потенциальные угрозы для Соединенных Штатов со стороны таких систем боевого управления, связи и разведки, американский конгрессмен Боб Шаффер отметил, что наличие баллистических ракет высокой точности, а также техническая способность наблюдать за ВС США из космоса теоретически могут позволять КНР осуществлять атаки надводных целей как в портах, так и в открытом океане И такие возможности интеграции систем боевого управления, связи и разведки достигнуты страной именно благодаря развертыванию группировки телекоммуникационных КА, а также перспективных средств разведки и наблюдения.

От технологического преимущества к профессионализму. Долгосрочными планами китайского военного руководства предусматривается создание современных вооруженных сил, причем в качестве вероятного противника рассматриваются ВС США25. Один из основных оперативных вызовов КНР со стороны американской военной машины - это их превосходство в воздухе, в том числе деятельность авианосных ударных группировок, поиск и уничтожение которых становится настоящей проблемой для НОАК26.

Вместе с тем в отличие от оборонительной тактики противников ВС США в войнах и вооруженных конфликтах, последовавших после окончания "холодной войны", НОАК готовится к проведению наступательных операций для перехвата инициативы, в частности, в любом сценарии развития ситуации с Тайбэем и нанесения решительного поражения как вооруженным силам Тайваня, так и его возможным союзникам.

Для реализации своих планов военное руководство Китая осуществляет революцию в военном деле, цель которой состоит не только в оснащении НОАК самыми современными средствами вооруженной борьбы, но и во внедрении инновационных технологических решений, что позволит реализовать и новые способы применения ВС.

Вполне очевидно, что основные усилия военного руководства страны направлены на разработку самых современных средств управления, связи, наблюдения и разведки (C4ISR), повышение роли информации и уровня информационного обмена, что в итоге обеспечит высокую степень управляемости боевых формирований и будет способствовать разработке инновационных способов применения средств вооруженной борьбы. Проводимые мероприятия представляют собой всестороннюю интеграцию средств разведки, связи, управления и поражения, чем по своей сути и является современная "сетецентрическая" концепция.

Реализация этой концепции в Китае вызывает у руководства Пентагона серьезную озабоченность. Американские специалисты отмечают: "Неважно, как они скопируют и адаптируют под свои нужды наш бренд "сетецентрическая война", важно, что они в разы повысят инвестиции в разработку перспективных средств разведки и высокотехнологичного оружия". Итогом этого однозначно станет технологический прорыв, который обеспечит китайцам необходимый уровень ситуационной осведомленности и понимания обстановки на поле боя (в боевом пространстве). То есть американские группировки будут вскрыты, а это (при наличии необходимых средств высокоточного оружия дальнего действия) равносильно их поражению

В подобной гонке обе стороны (США и Китай) могут довести уровень применения перспективных информационных средств и систем до логического завершения, когда столкновение двух высокотехнологичных ВС нивелирует само технологическое преимущество и приведет к повышению значимости человеческого фактора и собственно профессионализма.

1 Min Zenfu Kongjun Junshi Sixiang Gailun, (An Introduction to Air Force Military Thinking), Beijing: PLA Press, pp. 379-380.

2 Min Zengfu, Kongjun Junshi Sixiang Gailun, (An Introduction to Air Force Military Thinking), Beijing: PLA Press, pp. 376-377.

3 Zhongguo Junshi Kexue (China Military Science), Vol. 19, February 2006, pp. 60-66.

4 Zhang Wannian, ed., Dangdai Shijie Junshi yu Zhongguo Guofang (China's National Defense and Contemporary World Military Affairs), Beijing: Military Science Press, 1999, p. 80.

5 Chen Yong, Xu Guocheng, and Geng Weidong,. Gao Jishu Tiaojian xia Lujun Zhanyi Xue (The Study of Ground Forces Campaign Theory under High Technology Conditions), Beijing: Military Science Press, 2003, p. 71.

6 Han, Gao Jishu Zhubu Zhanzhang Lilun Yanjiu, p. 184.

7 Xin Qin, Xinxihua Shidai de Zhanzheng (Warfare in the Information Age), Beijing. National Defense University Press, 2000, pp. 1,10.

8 Shen Weiguang, Xmxi Zhangzhen (The New "On War"), Beijing: People's Publishing House, 1997, p. 178.

9 Yun Shan, "Zhimian Xin Junshi", Liaowang Xinwen Zhoukan, p. 16.

10 Song Yongxin and Guo Yizhong, "Research into Ground Radar Station Lountermeasures for Satellite Reconnaissance) Nanjing Hangtian Dinazi Duikang, July 19,2006, pp. 37-39,64.

11 Song Yongxin and Guo Yizhong, "Research into Ground Radar Station Countermeasure for Satellite Reconnaissance , Nanjing Hangtian Dinazi Duikang, July 19,2006, p. 41.

12 Zhu Youwen et al. Gai Jishu Tiaojian Xia de Xinxi Zhan (Information Warfare Under High Technology Conditions), Beijing: Military Science Press, 1994, p. 3.

13 Source Center, Wu Chao, Jia Zhaoping, and Chu Zhenjiang, "Getting close to the mysterious 'informationized' Blue Force", Beijing Zhanyou Bao, February 23,2006, p. 3.

14 Zhang, Dangdai Shijie Junshi yu Zhongguo Guofang, p. 80.

15 Song Junfeng, Zhang Weiming, Xiao Weidong, and Tang Jiuyang, "Study of Knowledge Infrastructure Construction for Network Centric Warfare", in Beijing Xitong Gongcheng Lilun yu Shyian (Systems Engineering Theory and Practice), August 1, 2005.

16 Wang Lu and Zhang Xiaokang, "Analysis of C4ISR System in NCW and Analysis of Its Effectiveness", Lianyungang Zhihui Kongshi yu Fangzhen, April 1, 2006.

17 Li Xinqin, Tan Shoulin, and Li Hongxia, "Model, Simulation Actualization on Threat Maneuver Target Group on Sea", in Qingbao Zhihui Kongzhi Xitong yu Fangzhen Jishu (Information Command and Control Systems and Simulation Technology), August 1, 2005.

18 Tan Shoulin and Zhang Daqiao. "Effective Range for Terminal Guidance Ballistic Missile Attacking Aircraft Carrier", in Qingbao Zhihui Kongzhi yu Fangzhen Jishu (Information Command and Control Systems and Simulation Technology), Vol. 28, No. 4, August 2006.

19 Ge Xinliu. Mao Guanghong, and Yu Bo, "Xinxi zhan zhong daodan budui mianlin de wenti yu duici" ("Problems Faced by Guided Missile Forces in Information Warfare Conditions and Their Countermeasures"). in Military Science Editorial Group, Wo Jun Xixi Zhan Wenti Yanjiu, pp. 188-189.

20 Min Zengfu, Kongjun Junshi Sixiang Gailun (An Outline of Air Force Military Thought), Beijing: PLA Press, 2006, pp. 377-378.

21 Amy F. Woolf, Conventional Warheads for Long-Range Ballistic Missiles: Background and Issues for Congress, Congressional Research Service Report for Congress RL 33067, Washington, DC: Library of Congress, March 13, 2006.

22 Там же, стр. 1-5.

23 Sun Yiming and Yang Liping, Xinxihua Zhan/heng Zhong de Zhanshu Shuju Lian (Tactical data links in Information Warfare), pp. 48-50.

24 Military Power of the People's Republic of China 2009 ANNUAL REPORT TO CONGRESS. Office of the Secretary of Defense.

25 Right sizing the people's liberation army: exploring the contours of china's military/ Edited by Roy Kamphausen Andrew Scobell September 2007.

26 Chinese Responses to U.S. Military Transformation and Implications for the Department of Defense RAND Corporation. 2006.

Зарубежное военное обозрение. 2010, №3, С.11-17

Всего комментариев: 0
avatar