Органы пропаганды и информационной войны КНР (2013)

Капитан 2 ранга А. Кировец

По данным зарубежных СМИ, в настоящее время в Китае создана мощная государственная система ведения идеологического противоборства, оказывающая массированное информационно-психологическое воздействие (ИПВ) на вероятного противника как в мирное, так и в военное время, С учетом особенностей государственного устройства этой страны основой такой системы являются организации наиболее важных министерств и ведомств. Среди них необходимо выделить следующие: исследовательское бюро при Государственном совете КНР, системно-аналитический центр министерства государственной безопасности и управление пропаганды Главного политического управления Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Фундаментальные исследования в области ИПВ, которые проводит академия военных наук НОАК, в последующем реализуются в ходе практических мероприятий государственных органов Китая.

Главное политическое управление (ГПУ) НОАК является высшим руководящим органом национальных ВС, отвечающим за партийную и идейно-воспитательную работу. ГПУ разрабатывает способы и формы ведения пропаганды как внутри страны, так и за ее пределами, в том числе мероприятия на период военного времени. Кроме него имеются несколько структурных подразделений, принимающих участие в подобной деятельности: управления по работе среди населения и по внешним связям, издательство газеты "Цзефанцзюньбао", киностудия "1 августа" и Народно-революционный военный музей Китая.

В НОАК за проведение операций информационной войны (ИВ) и обеспечение информационно-психологической защиты войск отвечает Главное политическое управление. При этом деятельность по использованию информационных технологий (ИТ) для нарушения функционирования объектов информационной и телекоммуникационной инфраструктуры вероятных противников рассматривается в КНР исключительно как составная часть ИВ на государственном уровне. Ее основным содержанием является "борьба с системами управления", под которой понимается совокупность мероприятий по комплексному воздействию на системы управления войсками и оружием противника, осуществляемому программными методами, ведением радиоэлектронной борьбы, а также посредством огневого поражения.

Координация деятельности по организации информационного противоборства в компьютерных сетях возложена на управление радиоэлектронной борьбы (РЭБ) генерального штаба (ГШ) НОАК. Ему подчиняются специализированные центры, занимающиеся изучением возможности доступа к информационным сетям противника и защитой собственных сетей управления. Возможности ведения ИВ анализируются также в частях психологических операций, РЭБ и связи центрального и окружного подчинения.

Необходимо отметить, что в настоящее время в НОАК разрабатывается организационно-штатная структура формирований, предназначенных для ведения информационного противоборства. По взглядам китайских специалистов, они должны включать подразделения компьютерной разведки и контрразведки, электронно-вирусных атак, антивирусной защиты и защиты от воздействия на электронно-вычислительную технику других средств поражения.

С 2006 года в структуре управления связи ГШ НОАК функционирует учебный (испытательный) центр по подготовке к ведению информационной войны. В его состав, в частности, включен Ханкоуский учебный центр, который является основным учебным полигоном для отработки форм и способов ведения информационного противоборства. Этим занимается лаборатория ведения ИВ (проводит исследования в области разведки, РЭБ, противоборства в компьютерных сетях, психологических войн и деструктивного информационного воздействия) и лаборатория обеспечения безопасности информации (исследует вопросы применения специальных технических и программных средств в соответствующих целях).

В министерстве государственной безопасности за организацию информационного противоборства отвечает ряд структурных подразделений, курирующих несколько институтов и лабораторий, в которых разрабатываются различного рода компьютерные вирусы и программы типа "логические бомбы" и "троянские кони".

Спецслужбами ряда развитых в промышленном и военном отношении стран (в том числе США, Германии, Великобритании, Индии и Японии) неоднократно фиксировались факты несанкционированного доступа к конфиденциальной информации и попытки нарушения работоспособности компьютерных сетей, осуществляемые с территории КНР.

В частности, в докладе МО США конгрессу отмечалось, что в период с 20 по 25 июня 2007 года после массированной компьютерной атаки Китай получил доступ к ряду информационных сетей Пентагона. Им также предпринимались попытки проникновения в компьютеры аппарата министра обороны, получения информации о новейшем истребителе F-35, внедрения в компьютерную систему управления американскими сетями электроснабжения В июле 2007 года со стороны Китая была предпринята попытка получить доступ к информационным сетям МО Великобритании, однако, по утверждению его представителей, она не удалась.

Аналогичные заявления поступали со стороны спецслужб Японии и Индии. В частности, в 2008-2009 годах были отмечены попытки взлома китайскими хакерами сетей военного ведомства Индии, официальных сайтов Далай-ламы и тибетских лидеров, находящихся на индийской территории в изгнании. Утверждалось также, что была похищена конфиденциальная информация по военно-техническому сотрудничеству Дели с другими государствами.

Кроме того, по данным соответствующих служб Тайваня, в ходе подготовки к президентским выборам на острове 2000 года КНР задействовала 168 компьютерных центров для осуществления атак на тайваньские компьютерные сети. Особый интерес китайцы проявляли к возможности получения доступа к данным центральной избирательной комиссии.

Стройная и целостная нормативно-документальная система, регламентирующая организацию мероприятий, связанных с использованием ИТ для нарушения функционирования объектов информационной и телекоммуникационной инфраструктуры зарубежных государств, в настоящее время в КНР пока отсутствует.

Взгляды руководства республики на информационное противоборство формируются преимущественно под влиянием американских концепций информационных операций. Так, китайские военные специалисты полагают, что залогом успешных боевых действий в войнах будущего станет информационное превосходство на поле боя, что подразумевает обеспечение возможности получать, анализировать и использовать информацию с целью оказания влияния на противника. Однако в отличие от стремящихся к глобальному доминированию США Китай руководствуется концепцией, которая носит оборонительный характер. Одна из главных ее задач - оказание противодействия предполагаемой военной угрозе со стороны Соединенных Штатов.

В зависимости от масштаба и характера решаемых задач, а также от используемых сил и средств в Китае различают два вида информационного противоборства:
- в широком смысле - проводимое на государственном уровне во всех сферах, скрытно или явно как в мирное, так и в военное время, предполагающее установление контроля над информационным пространством стран, представляющих угрозу национальным интересам КНР, а также в целях обеспечения собственной информационной безопасности;
- в узком смысле - осуществляемое непосредственно в ходе войн и вооруженных конфликтов и ограниченное пространственными рамками театров военных действий. Этот вид получил название "информационного противоборства в военной области", и его основным содержанием является нанесение значительного ущерба системам управления войсками и оружием противника, воспрещение или затруднение использования им систем высокотехнологичного оружия и ведения всех видов разведки.

В настоящее время различными военно-научными учреждениями НОАК под общим руководством академии военных наук КНР на основе изучения опыта локальных войн проводятся исследования по определению наиболее эффективных способов и методов информационной борьбы в военной сфере, включая расчеты необходимых для этого сил и средств.

Специалисты генштаба НОАК считают, что основными мероприятиями "военного противоборства в информационной сфере" являются:
- огневое (ядерное) поражение ключевых элементов системы государственного и военного управления противника;
- информационное воздействие, включающее управляемое информационное воздействие (распространение или доведение до противоборствующей стороны ложной либо искаженной информации);
- ИПВ, осуществляемое путем проведения специальных акций или операций;
- программно-аппаратное воздействие путем применения "информационного оружия" в отношении высокотехнологичных систем поражения и автоматизированных систем управления войсками, развертываемых на базе сетевой телекоммуникационной инфраструктуры.

При этом под указанным видом оружия понимается комплекс программно-аппаратных средств (генераторы помех, компьютерные вирусы, программные "закладки", "логические бомбы"), предназначенных для контроля информационных ресурсов противостоящей стороны и дезорганизации их работы, включая постановку помех, уничтожение, искажение и изъятие информации, а также вывод из строя электронных системно-сетевых структур различного назначения;
- защита от информационного воздействия противника;
- разведывательно-аналитическое обеспечение, заключающееся в выявлении важнейших объектов информационной инфраструктуры противника, оценке их доступности, определении основных способов и продолжительности воздействия на них; оценке и прогнозировании угроз информационной безопасности; анализе результатов проведенных мероприятий информационного противоборства и в предоставлении командованию необходимых данных для принятия решений.

По мнению китайского руководства, в сфере развития ИТ республика пока отстает от наиболее развитых в военном и экономическом отношении стран, что говорит о ее неготовности в настоящее время к ведению ИВ и достижению информационного превосходства. В этой связи предполагается ускорить комплексное развитие всех компонентов информационного противоборства, н прежде всего в военной области. Это касается, в частности, развития информационной инфраструктуры и технологий военного назначения, а также специальной подготовки личного состава.

Признавая существенное отставание от ведущих стран Запада в области создания командно-управляющих систем на базе современных информационно-телекоммуникационных технологий, Пекин делает в настоящее время ставку на формирование возможностей для проведения нестандартных информационных атак и других асимметричных действий.

К числу наиболее перспективных видов информационного оружия в Китае относят: электронно-вирусное оружие (ЭВО); средства, позволяющие вклиниваться в трансляции радио- и телепрограмм; устройства создания радиопомех; одноразовые и многоразовые генераторы различных видов электромагнитной энергии (взрыво-магнитные, взрывные магнито- гидродинамические, пучково-плазменные и другие).

По мере наращивания процессов информатизации в сферах государственного и военного управления ведущих стран мира в военно-научных кругах Китая все большее значение отводится проработке вопросов программно-электронного воздействия на информационные ресурсы, массивы данных, хранящиеся или циркулирующие в компьютерных информационно-управляющих системах. При этом на первый план выдвигается эффективное применение в ходе информационного противоборства электронно-вирусных средств, зачастую именуемых электронно-вирусным оружием.

Основными особенностями ЭВО считаются: относительная дешевизна его производства при большой эффективности воздействия, скрытность применения, автономность, длительность функционирования, возможность трансформации, многообразие способов внедрения (по радиоканалам, через компьютерные сети, агентурным путем), а также способность выводить из строя практически все современные системы управления войсками и оружием.

На ЭВО возлагается решение следующих основных задач: добывание информации, составляющей государственную или военную тайну противоборствующей стороны; введение ее в заблуждение; парализация систем управления; вмешательство в процесс управления войсками и оружием противника.

Для реализации возможностей электронно-вирусного оружия предполагается создать теорию ведения электронно-вирусной войны (ЭВВ), сформировать специальные части и подразделения, а также разработать соответствующие средства.

Для ведения такой войны разрабатываются средства электронно-вирусных атак и антивирусной защиты. Все средства ЭВВ подразделяются на программные (все типы вирусов) и аппаратные (средства воздействия как на электронное оборудование в целом, так и на его отдельные элементы).

Организация взаимодействия уполномоченных органов исполнительной власти с научными организациями и промышленными компаниями по вопросам развития соответствующих ИТ осуществляется под общим руководством Центрального военного совета КНР (высший орган военного управления) через генеральный штаб и главные управления НОАК.

Связующим звеном между органами управления вооруженных сил Китая и гражданскими учреждениями и организациями КНР является Государственное управление по оборонной науке, технике и промышленности (ГУОНТП), входящее в состав министерства промышленности и информатизации КНР.

Важную роль в создании положительного образа Китая в глазах мировой общественности при решении вопросов внешней политики играют государственные СМИ, аккредитованные за рубежом. В последние годы политические лидеры страны уделяют повышенное внимание этому вопросу. Так, по официальным данным китайской прессы, на проведение мероприятий пропаганды за пределами страны было выделено свыше 80 млрд долларов.

В ходе реализации китайским ВПР практических мероприятий государства по освещению важных политических, экономических, культурных и других событий как в стране, так и за рубежом была организована работа 400 корреспондентов в более чем 100 заграничных корпунктах, а к 2020 году планируется расширить корреспондентскую сеть до 180 представительств.

Высокий темп информатизации китайского общества привел к стремительному росту числа интернет-пользователей, что, в свою очередь, создает проблемы местным спецслужбам при осуществлении мероприятий по контролю за собственными гражданами, обладающими доступом во всемирную компьютерную сеть. В материалах зарубежных СМИ имеется информация о том, что для военнослужащих КНР установлено строгое ограничение на использование Интернета в личных целях, особенно когда речь идет о популярных мировых социальных сетях, создании собственных блогов или о поиске новой работы. По мнению политических работников ВС Китая, увлечение этим средством мировой коммуникации негативно сказывается на морально-психологическом состоянии солдат и офицеров, затрудняет воспитательную работу в войсках.

Одним из приоритетных направлений деятельности ВПР Китая является объединение континентальной части страны с Тайванем, в связи с чем особое внимание Пекин уделяет вопросам контр пропаганды и противодействия ИПВ со стороны зарубежных государств и политического руководства Тайваня. На государственном уровне представители китайских силовых структур осуществляют тотальный контроль деятельности СМИ стран Тихоокеанского региона, а на территории КНР установлены жесткие требования по аккредитации иностранных телевизионных и радиовещательных каналов. В частности, телеканалы ВВС и CNN, получившие лицензии для работы на территории Китая, подвергаются жесткой цензуре. Необходимо отметить, что печатные издания иностранных государств, не прошедшие проверку соответствующих китайских разрешительных органов, запрещены к распространению. Государственное управление по радиовещанию, кино и телевидению КИР опубликовало постановление, согласно которому все национальные радио- и телестанции не вправе предоставлять свое эфирное время зарубежным компаниям, а также осуществлять совместное вещание. Кроме того, введен запрет на участие иностранных граждан в программах, выходящих в прямом эфире либо на регулярной основе.

По заявлениям китайских официальных лиц, цель предпринимаемых шагов - "защитить национальную интеллектуальную собственность и гарантировать КНР первенство в культурной сфере", на деле же - не допустить пропаганды из-за рубежа, в частности со стороны Тайваня, и освещать мировые и внутренние события в соответствии с линией, принятой политическими лидерами Китая.

В мероприятиях ИПВ на политическое руководство и население Тайваня заметную роль играют СМИ специальных административных районов КНР - Сянгана (Гонконга) и Аомэня (Макао), которые до конца XX века были британской и португальской колониями соответственно. Китайские медиакор-порации - "Чайна дейли", "Глобал тайме" - активно выясняют мнения иностранных экспертов, освещающие важнейшие события на Тайване, в АТР и в мире в целом. Естественно, что выбор привлекаемых экспертов осуществляется на основе совпадения их оценок с официальной линий политических лидеров Китая. Оказывая информационно-психологическое воздействие, Пекин ставит перед собой следующие задачи:
- повлиять на общественное мнение Тайваня, а также на мировое сообщество в вопросе необходимости объединения Китая;
- создать в глазах политических лидеров зарубежных государств и населения этих стран образ тайваньского правительства как "сепаратистского";
- показать неизбежность поражения Тайваня в случае решения проблемы воссоединения китайского государства силовыми методами;
- продемонстрировать стремление руководителей КНР к дипломатическому процессу примирения и объединения и одновременно противодействие этому процессу со стороны Тайбэя.

В настоящее время противоборство между Пекином и Тайбэем находится в активной фазе. Необходимо подчеркнуть, что инициатива принадлежит руководителям КНР, которые уделяют повышенное внимание борьбе в информационной сфере. Успехи Китайской Народной Республики во многом объясняются тем, что спецслужбы этого государства все более ужесточают контроль над СМИ и мигрантами с острова, которые представляют угрозу информационной безопасности страны, а также привлекают для ведения пропаганды значительное количество международных и региональных медиасредств.

Однако следует отметить, что Тайбэем также в последнее десятилетие предпринимаются шаги, направленные на повышение собственного международного статуса. Тайвань является крупнейшим в мире поставщиком компонентной базы для компьютерной техники, на его территории реализуются крупные инвестиционные проекты иностранных компаний в сфере высоких технологий, что обеспечивает островному государству гарантии безопасного развития. Эти гарантии основываются на поддержке, которую предоставляют США, неоднократно заявлявшие о предоставлении военной помощи в случае эскалации конфликта между Пекином и Тайбэем.

Таким образом, военно-политическое руководство Китайской Народной Республики придает серьезное значение ведению информационного противоборства, одним из главных направлений которого остается продвижение положительного имиджа китайского государства.

Зарубежное военное обозрение. - 2013. - №9. - С. 28-33

Всего комментариев: 0
avatar