Информационно-психологическое воздействие КНР на Тайвань (2014)

А. Гущин

Исторические корни информационного противостояния. История взаимоотношений между Китайской Народной Республикой (КНР) и Китайской Республикой (а именно так переводится само название непризнанного государства на территории о. Тайвань), которую сам Пекин по праву считает своей провинцией, во многих аспектах является уникальным явлением, корни которого восходят к историческим процессам прошлого столетия.

До того как в 1949 году на материке победила коммунистическая революция, в "Большом Китае" правила националистическая партия Гоминьдан во главе с генералиссимусом Чан Кайши. Военное поражение от Мао Цзэдуна и его компартии вынудило гоминьдановцев бежать на о. Тайвань.

Сегодня руководство КНР придерживается курса отхода от явной политической конфронтации (как это было раньше) ввиду ее нецелесообразности. В первую очередь это обусловлено двумя факторами.

Первый (экономический). Китай давно сотрудничает с Тайванем в экономической сфере. За последние 30 лет наблюдался значительный рост товарооборота между Пекином и Тайбэем. Если в 1978 году он составлял всего 50 млн долларов США, то к 2011-му достиг уже 130,5 млрд, а среднегодовой прирост составил 37 %

В 80-е годы XX века Тайвань активно инвестировал в развитие КНР, что, несомненно, помогло развить экономику уже нового, открытого миру Китая. В последнее время наблюдается обратная тенденция. Теперь уже сам материковый Китай инвестирует большие деньги в развитие тайваньской инфраструктуры, обладая достаточными финансовыми и интеллектуальными ресурсами.

Второй (политический). Независимость Тайваня признана некоторыми развивающимися государствами и неофициально поддерживается рядом мировых держав. В связи с этим эскалация военного конфликта с Тайбэем может вызвать широкий международный резонанс и вовлечь Пекин в конфронтацию со странами Запада, и в первую очередь с США. Однако китайское руководство не стесняется демонстрировать свою военную мощь и периодически "напоминает" Тайваню, что в случае решения проблемы силовым методом шансов у острова остаться независимым немного.

Исходя из этого, сегодня обе стороны делают упор на ведение информационной войны, которая, по сути, и не прекращалась с 1949 года.

В сложившейся ситуации информационно-психологическое воздействие (ИПВ) является одним из эффективных способов давления Пекина на военно-политическое руководство Тайваня, население и вооруженные силы острова, а также мощным инструментом формирования мирового общественного мнения в свою пользу.

В целом при оказании ИПВ на Тайвань Китай ставит перед собой следующие задачи:
- повлиять на общественное мнение как в самом Тайване, так и в мире в вопросе о необходимости объединения страны, то есть воссоединения одного народа под одним государственным флагом;
- создать в глазах мирового сообщества образ тайваньского правительства как "сепаратистского";
- дать понять, что существует возможность решения тайваньской проблемы силовыми методами, в случае реализации которой Тайбэй обречен на поражение;
- показать стремление Пекина к дипломатическому процессу примирения и объединения при одновременном противодействии руководства Тайваня этому процессу.

Органы пропаганды и информационной войны КНР. Следует отметить, что решением первых двух задач на стратегическом уровне занимаются в основном государственные органы и учреждения. В частности, по данным зарубежных СМИ, в настоящее время в Китае создана мощная государственная система ведения информационного противоборства, которая позволяет осуществлять массированное ИПВ на противника как в мирное, так и в военное время.

Научным ядром системы является исследовательское бюро при Госсовете (правительстве) КНР и системно-аналитический центр министерства государственной безопасности (МГБ). В качестве теоретической базы используются рекомендации и разработки Академии военных наук Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

В самой НОАК задачи ИПВ на оперативно-тактическом уровне решают политические органы под руководством главного политического управления (ГПУ) армии.

Главное политическое управление является высшим руководящим органом, отвечающим за партийную и идейно-политическую работу в вооруженных силах Китая. Партийные структуры имеются во всех частях и соединениях НОАК. Без подписи политкомиссара ни один приказ, в том числе боевой, не имеет силы. В состав ГПУ входят в том числе управления пропаганды и агитации, по связям с общественностью, а также издательство газеты "Цзефанцзюньбао" и другие подведомственные учреждения: народно-революционный военный музей Китая, киностудия "1 августа" и т. п. Задачей этого органа является также разработка основных методов ведения внешнеполитической пропаганды в военное время.

В структуре генштаба НОАК вопросами психологической войны занимается отдельное техническое управление, более известное как третье управление. Оно координирует работу информационных служб разведки и ведет мониторинг телекоммуникаций армий противника, обеспечивает ГШ информацией, основанной на собранном материале военного характера, проводит радио- и радиотехническую разведку. Наиболее совершенные китайские системы сбора информации базируются в горных районах Китая, а также на островах, осуществляя покрытие стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). С конца 90-х годов прошлого века подобными системами оснащаются и корабли военно-морских сил НОАК.

Цензура как средство контрпропаганды. Особое значение в КНР уделяется вопросам контрпропаганды и противодействия ИПВ со стороны Тайваня. В этих целях ведется тотальный контроль за СМИ стран Тихоокеанского региона, а в самом Китае иностранные средства массовой информации запрещены на официальном уровне. При этом каналы, которые в свое время успели получить лицензия на вещание зарубежных СМИ (ВВС, CCN), подвергаются жесткой цензуре. Запрещена подписка и продажа мировой печати, не прошедшей проверку.

Министерство культуры КНР выпустило специальное постановление, согласно которому все национальные радио- и телестанции не могут предоставлять эфирное время зарубежным компаниям, а также вести с ними совместное вещание. Кроме того, запрещено участие иностранцев в программах, выходящих в прямом эфире либо на регулярной основе. Для всех остальных видов сотрудничества с вышеуказанными компаниями необходимо получить разрешение в местных отделениях министерства.

В то же время в Китае с каждым годом стремительно растет число интернет-пользователей, что создает все больше проблем для органов надзора. Местные спецслужбы тщательно отслеживают пользователей, которые посещают запрещенные сайты. В частности, их интересуют те, кто набирает в поисковых системах слова "Тайвань", "права чело-века", "диссидент", "демократия" и т. д.

Власти страны посредством цезуры не допускают, чтобы граждане Китая выходили в своих дискуссиях за рамки дозволенного. Интернет-полицейские в режиме реального времени контролируют и направляют дискуссии на форумах и 1 блогах. При этом пользователям из КНР открыт лишь один поисковик - национальный Baidu, а к таким ресурсам как Google, Yahoo, Bing и т. п., доступ ограничен.

В июне 2011 года для защиты информационных ресурсов руководство республики приняло решение о создании специального подразделения по противодействию кибератакам.

По словам китайских чиновников, цель всех этих шагов - "защитить национальную интеллектуальную собственность и гарантировать первенство государства в культурной сфере". На деле же поставлены следующие задачи: не допустить пропаганды из-за рубежа (в частности, из Тайваня), манипулировать общественным мнением, а также освещать мировые и внутренние события под углом, выгодным руководству страны.

Использование государственных и региональных СМИ. Существенную роль в доведении до мировой общественности позиции Пекина по внешнеполитическим вопросам играют государственные СМИ, имеющие представительства и корреспондентские сети за рубежом.

Руководство КНР уделяет повышенное внимание СМИ. В частности, по данным китайской прессы, только за последние несколько лет на внешнеполитическую пропаганду было выделено свыше 80 млрд долларов.

Центральное информагентство Китая Синьхуа организовало круглосуточную телевизионную службу новостей на английском языке со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Государственные СМИ уже разместили около 400 своих корреспондентов в более чем 117 зарубежных корпунктах, а к 2020 году планируют расширить эту сеть до 180 информбюро. Данные меры были предприняты с целью сформировать у зарубежной аудитории прокитайскую точку зрения на решение тайваньской проблемы.

В ИПВ на Тайвань заметную роль играют также СМИ двух бывших британских колоний - Сянган (Гонконг) и Аомынь (Макао), которые пользуются авторитетом как на Тайване, так и в мире. Китайские медиакорпорации, такие как "Синьхуа", "Чайна дейли", "Глобэл тайме", международное агентство "Чайна ньюс" со штаб-квартирой в г. Синьган и сетью корреспондентов в основных городах КНР и ЮВА, а также официальный орган ЦК КПК газета "Жэньминь жибао" активно занимаются опросом иностранных экспертов относительно важнейших событий на Тайване, в АТР и мире в целом. Естественно, выбор привлекаемых экспертов осуществляется исходя из схожести их оценок с официальной точкой зрения КПК.

Демонстрация военной мощи КНР. Анализ методов ИПВ Китая на население Тайваня показывает, что к наиболее эффективным из них относятся: использование эмоционального фактора, факторов сенсационности и срочности, метода неоднократного повторения информации, подачи "нужной" информации и давления военной мощью. В моменты обострения отношений с Тайванем Пекин делает ставку именно на последний метод.

Демонстрация военной техники, участие в выставках - продажах оружия и регулярное проведение учений - все это является элементами предупреждения Тайбэя о возможных для него последствиях. Они особенно эффективны в отношении Тайваня, так как остров уязвим для ракетных атак со стороны КНР, а противоракеты американского производства "Пэтриот" ПАК-2 сосредоточены в округе Тайбэя, оставляя Тайчжун и Гаосюн - два других крупнейших города, фактически без защиты.

Убедительным примером эффективного проведения Китаем операции по давлению военной мощью являются события 1996 года - в период первых выборов президента на острове. До этого главой Тайваня был лидер правящей партии Гоминьдан, что оставляло шанс на объединение полностью на пекинских условиях (наличие президента - один из основных атрибутов государственности).

Однако официальный визит лидера Тайваня Ли Дэнхуэя в США в преддверии выборов вызвал сильное негодование со стороны Пекина. В течение нескольких месяцев в китайских СМИ распространялась информация об абсурдности самой идеи независимости Тайваня и неминуемом применении военной силы со стороны КНР в случае ее провозглашения.

Кульминационным моментом стали широкомасштабные учения НОАК, во время которых были произведены пуски оперативно-тактических ракет "Дунфэн-15" в районы, расположенные в непосредственной близости от острова. Результатом подобных действий явилось то, что, несмотря на избрание в конечном итоге президента Тайваня, ни в 1996 году, ни в последующий период руководство острова не помышляло об официальном провозглашении собственной независимости.

Тайваньский план противодействия материковому Китаю. Стремительно развивающийся пропагандистский аппарат Китая, подпитываемый внушительными денежными и иными ресурсами, а также мощная система контроля над собственным информационным пространством дают стране существенное преимущество в ведении информационной пропаганды на Тайвань.

Напуганные размахом китайской активности, тайваньские власти разработали и утвердили специальный план, направленный на противодействие разведывательной и иной деятельности спецслужб материкового Китая. Этот план можно рассматривать в качестве основы при принятии решений, связанных с ведением информационной войны, механизма формирования и функционирования этой системы, повышения и поддержания эффективности военных учений, раскрытия фактов психологического воздействия противника, его политической и религиозной пропаганды.

Однако и у КНР есть свои слабые места, которые Тайвань активно использует при проведении ИПВ. Например, надзорные органы Китая испытывают определенные сложности в отслеживании информации, передаваемой посредством систем мгновенных коротких сообщений, подобной "Твиттер". Интернет-полиции не всегда удается контролировать общение пользователей с материка с такими "сепаратистскими личностями", как, например, духовный лидер Тибета Далай-лама.

Существенным рычагом давления со стороны Тайваня является также наличие определенных сепаратистских настроений в Синьцзян-Уйгурском и Тибетском автономных районах. Помимо этого, значительное внимание уделяется бывшим иностранным колониям Сянган и Аомынь.

На сегодняшний день информационное противоборство Пекина и Тайбэя находится в активной фазе. Важно отметить, что инициатива сегодня принадлежит Китаю, который все стремительнее набирает обороты в информационной сфере, а тайваньская сторона предпринимает попытки наверстать упущенное. Успех КНР во многом объясняется тем, что китайские спецслужбы постоянно ужесточают контроль над СМИ и мигрантами с острова, которые могут нести потенциальную угрозу информационной безопасности государства.

Недальновидность руководства Тайваня в свое время наложила свой негативный отпечаток на соотношение сил и средств на "поле боя" в этой сфере. Как показывает практика, Китай очень эффективно использует всю полученную информацию, а также обладает широким списком международных и региональных СМИ для оказания воздействия на население острова и мировую общественность, чего нельзя сказать о "мятежном острове".

Однако стоит отметить, что Тайваню за последнее десятилетие удалось существенно повысить свой международный статус, и в первую очередь за счет бурного экономического роста. На сегодняшний день он является основным мировым поставщиком различной компьютерной техники, а на его территории реализуются крупные иностранные проекты в сфере высоких технологий. Это дает острову надежду на предоставление определенных гарантий безопасности со стороны заинтересованных государств.

Если вспомнить, то даже бегство Гоминьдана с материковой части Китая на Тайвань происходило под прикрытием 7-го флота ВМС США, хотя официально Соединенные Штаты не вмешивались в гражданскую войну в этой стране. Вместе с тем союзники Вашингтона в АТР неоднократно заявляли о готовности защитить Тайбэй от "грозного" соседа в случае эскалации конфликта. Хотя ни одно крупное государство мира (включая США и Японию) так и не признало факт независимости "мятежного острова", Тайвань и по сей день остается одним из острых углов Азиатско-Тихоокеанского "неправильного" треугольника.

 Зарубежное военное обозрение. 2014, №10, С. 39-43

Всего комментариев: 0
avatar