Состояние и перспективы развития партнёрской политики североатлантического союза (2016)

Подполковник С. Пушкин

После окончания периода "холодной войны" руководство Североатлантического союза в интересах формирования выгодной для себя стратегической обстановки в Евроатлантическом регионе активизировало деятельность по развитию партнерских отношений с государствами, не входящими в организацию, и международными институтами. По замыслу натовских специалистов, партнерство в его различных формах должно оказывать содействие обеспечению стабильности и безопасности на всем Евроатлантическом пространстве, а также способствовать углублению политического диалога и расширению сотрудничества в различных областях.

Кроме того, в НАТО полагают, что современные вызовы и угрозы, включающие, например, терроризм, имеют не только внутренние, но и внешние источники, а также носят транснациональный характер. При этом они зачастую исходят из периферийных районов Евроатлантического региона. В связи с этим руководство альянса приняло решение поддерживать всесторонние контакты не только с бывшими социалистическими странами Центральной и Восточной Европы, но и с государствами постсоветского пространства и другими партнерами по всему земному шару.

Эмблема Совета евроатлантического партнерства
Этапы расширения НАТО

Адаптация военно-политического курса Североатлантического союза к новым условиям нашла свое практическое отражение в принятой на Римском саммите (1991) "Стратегической концепции НАТО", в которой действовавшая в те годы стратегия "гибкого реагирования" была дополнена новым принципом - "сотрудничество". Наряду с этим в нынешней стратегической концепции (2010) обеспечение безопасности через механизмы партнерства отнесено к одной из трех ключевых задач деятельности альянса.

В настоящее время НАТО поддерживает политический диалог и практическое взаимодействие с 41 государством-партнером в рамках Совета евро атлантического партнерства (СЕАП)1 и действующей под его эгидой программы "Партнерство ради мира" (ПРМ), "Средиземноморского диалога" (СД)2, "Стамбульской инициативы по сотрудничеству" (СИС)3, а также в ходе двустороннего сотрудничества с "глобальными"4 партнерами и международными организациями. В частности, блок активно развивает контакты с ООН, Европейским союзом и ОБСЕ, а также с Африканским союзом, Международным комитетом Красного Креста, Международной организацией по миграции, Всемирным банком, Международной организацией гражданской авиации и Организацией по запрещению химического оружия.

По замыслу руководства НАТО, стратегическими целями развития партнерских отношений являются укрепление евроатлантической и международной безопасности при ведущей роли блока, развитие регионального сотрудничества, а также налаживание взаимовыгодных связей, в том числе в сфере противодействия новым вызовам и угрозам безопасности. Кроме того, сотрудничества направлено на подготовку заинтересованных стран к вступлению в НАТО (12 государств - участников программы ПРМ5 уже стали членами альянса, а Черногория находится на заключительном этапе вступления в него), продвижение "демократических" ценностей и реформ, наращивание поддержки операциям и миссиям блока, повышение возможностей по предотвращению кризисов. Партнерские связи также призваны служить созданию атмосферы доверия и взаимопонимания посредством расширенной общественной дипломатии, а также путем повышения осведомленности о роли и деятельности Североатлантического союза.

В рамках практической реализации данных установок НАТО стремится обеспечить расширение своего геополитического влияния, экономического и военного присутствия в регионах жизненно важных интересов, а также пытается максимально задействовать военный потенциал партнеров при проведении различных операций.

В ходе развития партнерских отношений основные усилия сосредоточиваются на следующих вопросах: проведение политических консультаций по вопросам безопасности в интересах предотвращения и урегулирования кризисов; сотрудничество в ходе операций и миссий, проводимых под руководством альянса; осуществление военных реформ и развитие возможностей в сфере военного строительства, подготовки и обучении; совершенствование оперативной совместимости войск (сил) ОВС НАТО с подразделениями ВС стран-партнеров; борьба с терроризмом; нераспространение ОМП и средств его доставки; противодействие новым угрозам и вызовам безопасности (кибератаки, нарушение поставок энергоресурсов, пиратство); гражданское чрезвычайное планирование.

Основным органом, отвечающим за организацию партнерской деятельности в рамках Североатлантического союза, является управление военного партнерства (УВП, сформировано в 2013 году на базе управления военного сотрудничества стратегического командования операций ОВС НАТО). Кроме того, при командованиях блока оперативно-стратегического и оперативного уровня созданы отделы, осуществляющие взаимодействие со странами-партнерами. Необходимо подчеркнуть, что УВП подчиняется СКО ОВС НАТО, а также решает задачи в интересах стратегического командования реформирования ОВС альянса. На начало 2016 года численность управления составляла около 160 военнослужащих, из которых около 100 - офицеры стран - участниц альянса, а остальные - представители государств-партнеров.

Управление осуществляет координацию взаимодействия Североатлантического союза со странами, не являющимися членами блока, и международными организациями в военной сфере. В его задачи входит планирование партнерской деятельности, организация мероприятий оперативной и боевой подготовки в рамках ПРМ, координация международных усилий по оказанию помощи странам-партнерам в реформировании национальных вооруженных сил.

Официальное представительство партнеров при штаб-квартире НАТО осуществляется посредством дипломатических миссий, аккредитованных при Североатлантическом союзе, а военное представительство в Военном комитете альянса - через соответствующих лиц партнерских стран. До настоящего времени при альянсе были официально аккредитованы только представители стран - участниц СЕАП и СИС. Однако в мае 2016 года при штаб-квартире блока были открыты представительства Бахрейна, Израиля, Иордании и Катара. При этом послы Бахрейна, Иордании и Катара в Бельгии, а также Израиля при Европейском союзе будут выступать в качестве глав соответствующих миссий при НАТО. Кроме того, аналогичные функции выполняют так называемые контактные посольства стран альянса в ряде государств-партнеров.

Наиболее активно система партнерств стала развиваться в последнее десятилетие. Так, в ходе Лиссабонского саммита Североатлантического союза (2010) было признано целесообразным устанавливать новые связи с заинтересованными странами и организациями, а также закреплена установка на задействование "гибких" форматов сотрудничества, которые смогут объединить НАТО и партнерские государства независимо от существующих рамок взаимодействия.

Наряду с этим в апреле 2011 года в Берлине министры иностранных дел стран блока одобрили ряд документов под общим названием "Политика для более эффективного и гибкого партнерства" ("Берлинский пакет"). В них были сформулированы принципы, цели и задачи деятельности НАТО в этой сфере, а также основные направления совершенствования партнерских механизмов. При этом разработанные Брюсселем предложения предусматривают унификацию действующих механизмов сотрудничества и поощрение всех категорий партнеров к более активному участию в операциях кризисного реагирования под руководством НАТО.

Следует отметить, что анализ взглядов руководства Североатлантического союза на совершенствование партнерской деятельности свидетельствует о переходе от регионального к функциональному принципу ее построения.

В Брюсселе утверждают, что новые подходы альянса к организации взаимодействия с заинтересованными государствами предусматривают дальнейшее развитие существующих форматов партнерства с сохранением присущей им специфики, основных целей и принципов. С этой целью всем странам-партнерам предложено расширить политические консультации по вопросам безопасности и практические контакты в различных сферах.

Кроме того, Североатлантический союз заявил о готовности налаживать связи с любым государством мира, не имеющим официально оформленных партнерских отношений с блоком, но "разделяющим коалиционные интересы". Так, при определении целесообразности развития сотрудничества с отдельными странами руководство альянса намерено исходить из оценки их заинтересованности в евроатлантической интеграции, подходов этих государств к проведению внутренних реформ на основе западных стандартов, их участия в оказании военной, политической, финансовой и другой поддержки операциям и миссиям НАТО и усилиям блока по противодействию новым угрозам и вызовам безопасности. Кроме того, во внимание принимается наличие у данных стран возможностей по финансированию совместных мероприятий, а также соответствие направлений двусторонней деятельности вышеперечисленным приоритетам в рамках партнерства.

Новые подходы альянса предусматривают широкое использование практики группирования партнеров на временной основе для достижения отдельных целей. Формирование "гибкого" механизма консультаций и сотрудничества предполагается осуществлять в формате "28 + n" как в рамках действующих программ партнерства, так и вне их. Данный механизм может использоваться для решения отдельных задач на определенных направлениях деятельности или создаваться по какому-либо конкретному поводу. В альянсе заявляют, что он будет применяться на нерегулярной основе без ущерба специфике существующих форматов взаимодействия и с учетом поступающих от партнеров запросов для проведения консультаций и организации сотрудничества в "гибких" форматах. Принятие решения на использование такого формата и определение состава его участников возлагается на Совет НАТО.

Значительные коррективы в подходы к развитию сотрудничества с государствами, не являющимися членами НАТО, были внесены руководством Североатлантического союза на саммите организации в Великобритании (2014). В частности, в настоящее время большинство программ и проектов в сфере партнерства реализуются в рамках "инициативы по оперативной совместимости с партнерами", которая включает в себя три формата сотрудничества: "платформа оперативной совместимости"; "расширенное" партнерство; взаимодействие с международными организациями.

В целом указанная инициатива направлена в первую очередь на совершенствование возможностей вооруженных сил стран-партнеров для проведения совместных с ОВС НАТО действий по урегулированию кризисных ситуаций. Указанная задача решается за счет увеличения количества мероприятий оперативной и боевой подготовки, проводимых на двусторонней основе, а также путем оказания блоком советнической и материально-технической поддержки заинтересованным государствам. Наряду с этим в интересах дальнейшего развития сотрудничества предусматривается проведение регулярных военно-политических консультаций на высшем уровне и привлечение представителей вооруженных сил партнеров к работе в составе органов оперативного планирования ОВС альянса. Не исключается возможность выделения этим странам квот на замещение вакантных должностей в штабах НАТО различного уровня.

Наиболее объемной по составу, содержанию и характеру решаемых задач является "платформа оперативной совместимости". Перечень государств-участников предусматривается определять ежегодно с учетом их "практического вклада" в деятельность альянса. При этом особое внимание будет уделяться оценке их усилий по участию в операциях кризисного урегулирования под руководством альянса.

По состоянию на начало 2016 года в данный формат включены 25 стран: Австралия, Австрия, Азербайджан, Армения, Бахрейн, Босния и Герцеговина, Грузия, Иордания, Ирландия, Казахстан, Македония, Марокко, Молдавия, Монголия, Марокко, Новая Зеландия, ОАЭ, Республика Корея, Сербия, Тунис, Украина, Финляндия, Черногория, Швейцария, Швеция и Япония.
Главной формой взаимодействия блока с указанными государствами является совместная реализация программ подготовки военнослужащих различных специальностей и проведение двусторонних учений в интересах достижения необходимого уровня оперативной совместимости войск (сил). Наряду с этим Североатлантический союз намерен активизировать подключение стран, обладающих необходимым научно-техническим потенциалом, к отдельным проектам инициативы "Смарт дефенс".

Вместе с тем в НАТО до сих пор не согласовано конкретное наполнение данного формата сотрудничества, а необходимые нормативные документы не утверждены ввиду отсутствия как у альянса, так и у партнеров общего понимания принципов выстраивания отношений. Именно по этой причине до настоящего времени было проведено всего лишь два заседания в данном формате, по результатам которых не было принято каких-либо значимых решений.

Другим механизмом втягивания внеблоковых государств во всестороннее сотрудничество с альянсом является "расширенное" партнерство. В настоящее время к числу участников "расширенного" партнерства относятся Австралия, Грузия, Иордания, Финляндия и Швеция, а их перечень планируется корректировать один раз в три года. Одновременно в блоке заявляют о готовности включить в состав данного формата и другие заинтересованные государства, которые вносят существенный вклад в деятельность НАТО.

Основными критериями для включения стран в данный формат взаимодействия является соответствие их военно-политического курса стратегическим установкам Запада, поддержание наиболее тесных отношений с блоком и внесение значительного практического вклада в операции, проводимые под эгидой альянса. Наряду с этим учитываются намерения государств выделять на безвозмездной основе собственные ресурсы для проведения коалиционных мероприятий и поддержания в высокой степени готовности национальных экспедиционных подразделений, сертифицированных по стандартам Североатлантического союза. Кроме того, в интересах стимулирования и углубления сотрудничества с участниками "расширенного" партнерства в НАТО намерены активизировать проведение с ними политических консультаций на высшем уровне и допустить представителей стран-участниц данного формата к процессу коалиционного военного планирования.

В интересах практического наполнения "расширенного" партнерства на саммите Североатлантического союза в Великобритании (2014) для Грузии был предоставлен "существенный пакет" помощи, включающий укрепление оборонного потенциала Тбилиси, проведение совместных мероприятия оперативной и боевой подготовки, совершенствование оперативной совместимости между ОВС НАТО и подразделениями грузинских вооруженных сил. Данные меры, по замыслу руководства блока, позволят Грузии продвинуться по пути подготовки страны к членству в НАТО.

Результатом реализации данного пакета мер стало участие в течение 2015 года в силах первоочередного задействования блока грузинской пехотной роты. Наряду с этим в августе 2015 года в Крцаниси был открыт Объединенный центр подготовки и оценки НАТО-Грузия (NATO-Georgia Joint Training and Evaluation Centre).

Кроме того, на встрече в Великобритании в 2014 году заявлено также о запуске "инициативы об укреплении оборонного потенциала и связанного с ним потенциала обеспечения безопасности" в интересах оказания содействия государствам, не являющимся членами Североатлантического союза, в развитии их национальных возможностей в области обороны и безопасности. Данный формат сотрудничества направлен на обеспечение практического взаимодействия альянса с любым государством мира, в том числе не имеющим официально оформленных партнерских отношений с блоком, но "разделяющим коалиционные подходы", с целью оказания им экспертной помощи в области строительства и реформирования силовых структур. При этом приоритет отдается странам, представляющим интерес для альянса в политическом, военном или экономическом плане.

В настоящее время в перечень таких государств входят Грузия, Иордания, Ирак и Молдавия. Для каждой из стран разработан индивидуальный пакет помощи в наращивании национальных военных возможностей. Кроме того, заявлено о возможности оказания Ливии поддержки в рамках данной инициативы, но как только будут созданы условия для безопасной деятельности на ее территории экспертов блока. Рассматривается возможность присоединения к этому формату Украины, что, полагают в блоке, приобретает особую важность в связи с продолжающейся российской гуманитарной помощью Луганской и Донецкой народным республикам.

В интересах упорядочения деятельности в рамках указанной инициативы Брюссель сформировал координационный центр при штабе стратегического командования операций ОВС НАТО (г. Касте, Бельгия) и создал специальные группы советников, которые предполагается направлять в оборонные ведомства заинтересованных стран.

В практическом плане усилия НАТО сосредоточены на предоставлении экспертной помощи в области строительства и реформирования силовых структур, включая разработку доктринальных документов, военное планирование, управление финансовыми и кадровыми ресурсами. Особое внимание предполагается уделить повышению уровня боевых возможностей национальных вооруженных сил за счет улучшения их оснащенности, а также совершенствования процесса подготовки и обучения личного состава. Кроме того, в рамках инициативы возможно предоставление консультативной помощи по вопросам борьбы с коррупцией, социальной адаптации увольняемых военнослужащих, разоружения незаконных воинских формирований, ликвидации излишков вооружений и военной техники и гуманитарному разминированию.

Для реализации инициативы планируется активно использовать уже существующие инструменты и механизмы партнерства. При этом считается, что особое внимание будет уделяться следующим мероприятиям: направление в заинтересованные государства военных экспертов и советников НАТО; подготовка личного состава местных силовых структур в учебно-тренировочных центрах альянса; организация совместных учений, семинаров и консультаций.

Используя нестабильную внутриполитическую ситуацию в Молдавии, Североатлантический союз в рамках реализации указанной инициативы стремится расширить свое влияние в данном государстве и закрепить евроатлантические амбиции Кишинева. При этом, по заявлениям натовских экспертов, Молдавия имеет "исключительную важность для обеспечения безопасности в регионе Черного моря". В связи с этим Брюссель последовательно расширяет взаимодействие с Кишиневом в военной сфере, оказывает необходимую поддержку в модернизации военно-технического потенциала Молдавии и содействует укреплению границ.

Так, в ходе сессии Совета НАТО на уровне министров обороны государств - членов блока (июнь 2015 года, г. Брюссель) были одобрены меры по оказанию поддержки Молдавии в сфере военного строительства. Основные усилия в рамках их реализации сосредоточены на помощи Кишиневу в разработке "Белой книги" в области обороны; преобразовании службы защиты гражданского населения в национальную систему реагирования на чрезвычайные ситуации; участии молдавских военнослужащих в операциях под руководством Североатлантического союза; выделении подразделений ВС Молдавии в силы первоочередного задействования НАТО; открытии в столице республики офиса связи блока; расширении масштабов участия страны в различных коалиционных программах и инициативах; повышении возможностей государства в сфере киберобороны.

Достаточно успешно продвигается взаимодействие НАТО с Иорданией. Подтверждением тому служит полученное Амманом приглашение подключиться к учениям типа "Кибер коалишн" (Cyber coalition), что является беспрецедентным событием для страны - участницы Средиземноморского диалога. На 2017 год запланировано проведение региональных маневров на иорданской территории. Предполагается, что это станет поворотным моментом в укреплении оборонного потенциала Аммана в области военного планирования.

В то же время, ввиду того что Иордания не в состоянии обеспечить расходы на участие национальных ВС в мероприятиях ОБП альянса, заявляется о целесообразности проработки вариантов оказания соответствующей помощи Амману. Кроме того, страна участвует в программе "Наука ради мира и безопасности", в том числе по вопросам обезвреживания самодельных взрывных устройств (СВУ). В качестве перспективных направлений развития сотрудничества рассматривается укрепление потенциала иорданских ВС в сфере управления и связи, а также усиления погранконтроля.

Расширяются контакты между Брюсселем и Багдадом. В ближайшее время планируется развернуть в Ираке миссию блока по оценке ситуации в государстве. Этому активно способствует посольство Великобритании в Багдаде. Предусматривается, что проекты в области противодействия СВУ, разминирования и уничтожения неразорвавшихся боеприпасов станут основными направлениями сотрудничества.

Руководство НАТО с целью упрощения процедуры оформления партнерских отношений признало целесообразным отказаться от существовавшей ранее разветвленной системы базовых перечней и индивидуальных программ сотрудничества. Вместо них начиная с 2012 года ежегодно формируется "Единый перечень мероприятий партнерского сотрудничества" (ЕПМПС). В свою очередь, государства-партнеры для формального закрепления двусторонних отношений с Североатлантическим союзом разрабатывают на его базе "Индивидуальные программы партнерства и сотрудничества" (ИППС), которые пересматриваются, как правило, каждые два года.

ЕПМПС направлен на расширение доступа заинтересованных стран к различным направлениям партнерской деятельности. За исходную основу документа был принят "План работы евроатлантического партнерства", который включал до 1 500 мероприятий по 34 направлениям сотрудничества.
Отношения в рамках ИППС затрагивают такие области, как военная политика и военное строительство, военно-гражданское сотрудничество, образование, подготовка и переподготовка военных кадров, совершенствование военной инфраструктуры, развитие систем управления и связи, кризисное урегулирование, чрезвычайное гражданское планирование. Предусматривается, что ИППС будет разрабатываться всеми партнерскими государствами, за исключением стран, участвующих в более "продвинутых" программах сотрудничества ("Процесс планирования и анализа программы ПРМ", "Индивидуальный план действий партнерства") и России. Данные программы продолжают действовать наряду с ИППС. В настоящее время в них принимают участие подавляющее количество государств - членов Совета евроатлантического партнерства.

Согласно действующим подходам программы и мероприятия "Единого перечня" являются открытыми для всех стран - участниц СЕАП/ПРМ, СД, СИС и других партнеров при выполнении ими определенных условий, таких как наличие соглашения с НАТО о защите информации. Кроме того, за альянсом сохраняется право введения ограничений на доступ отдельных партнеров к определенным программам исходя из "географических, политических и других соображений".

Страны, стремящиеся к развитию углубленного политического диалога с НАТО и обладающие соответствующими возможностями, осуществляют двустороннее взаимодействие в рамках "Индивидуального плана действий партнерства" (ИПДП), который предполагает проведение реформ по западному образцу в политической, экономической и военной сферах. Данный механизм сотрудничества был введен в действие в ходе Пражского саммита блока (2002). Присоединение какой-либо страны-партнера к разработке и реализации этого документа возможно только на основе решения Совета НАТО. Первым государством, оформившим отношения с Североатлантическим союзом в рамках ИПДП, стала Грузия (2004). В настоящее время "Индивидуальный план действий партнерства" реализуется помимо Тбилиси еще шестью странами - Азербайджаном (2005), Арменией (2005), Боснией и Герцеговиной (2008), Казахстаном (2006), Молдавией (2006) и Сербией (2015).

Важное место в политике Североатлантического союза отводится более активному привлечению государств, не являющихся членами НАТО, к участию в антикризисной деятельности организации. Как полагают в альянсе, этому должно способствовать закрепление в руководящих документах блока "структурной роли партнеров в принятии политических решений и разработке планов проведения операций под руководством НАТО". С этой целью в 2013 году были одобрены "Военно-политические рамки привлечения партнеров к участию в операциях, проводимых под руководством НАТО", заменившие подобный документ 1999-го, касавшийся только государств - членов ПРМ.

В соответствии с установленной градацией в альянсе различают "партнеров по операции" и "потенциальных партнеров по операции". К первой категории относятся страны, предоставляющие силы и средства для проведения операций под руководством блока или оказывающие им поддержку другими способами, которые Совет НАТО официально признает в качестве вклада в операцию. Вторую категорию составляют государства, только заявляющие о готовности к подобным шагам. При этом в данные категории могут быть включены страны, не имеющие официально оформленных партнерских отношений с НАТО, но заключившие временные соглашения с альянсом об участии в определенной операции.

Статус "партнера по операции" предоставляет возможность участвовать в ее планировании, но без права голоса при принятии странами блока окончательных решений.

Признание страны, не являющейся членом Североатлантического союза, в качестве "партнера по операции" осуществляется Советом НАТО на основе рекомендаций Военного комитета альянса при выполнении следующих требований: подача государством официального заявления о готовности внести вклад в поддержку операции, проводимой под руководством блока; предварительное признание Советом НАТО страны в качестве "потенциального партнера по операции"; заключение с "потенциальным партнером по операции" соглашений об участии, финансировании и защите информации; подписание, в случае необходимости, меморандума о взаимопонимании между военным руководством НАТО и властями "потенциального партнера по операции"; сертификация штабом ВТК ОВС НАТО вклада "потенциального партнера по операции".

Привлечение "потенциальных партнеров" ограничивается проведением совместных консультаций, обменом информацией и оценкой обстановки. Консультации считаются одной из основных форм взаимодействия с партнерами обеих категорий и проводятся по различным аспектам операции на всех ее этапах. В ходе консультаций партнерам предоставляется возможность излагать свое мнение по всем соответствующим вопросам.

В свою очередь, "партнеры по операции" привлекаются в формате "28 + п" к разработке всех планирующих документов предстоящих действий посредством работы национальных офицеров связи в военном штабе и/или в рабочих группах и комитетах НАТО. Основной целью этой деятельности является заблаговременное (до начала операции) интегрирование сил и средств партнеров в многонациональную группировку войск под командованием НАТО.

Непосредственный вклад "партнеров по операции" в ее проведение предполагает выделение сил и средств в распоряжение альянса и участие в процессе руководства. Этим странам предоставляется возможность занимать должности в штабах, осуществляющих непосредственное руководство группировкой войск (сил). В вышестоящих штабах, в том числе на стратегическом уровне, "партнеры по операции" будут представлены офицерами связи или военными представителями. В последующем "партнеры по операции" могут участвовать в изучении и обобщении опыта боевых действий.

Для обсуждения хода текущих операций предусматривается проведение периодических встреч с привлечением участвующих в них партнеров. При этом страны - участницы НАТО могут обсуждать любой вопрос, связанный с проведением операции, без приглашения партнеров, но с последующим их информированием о принятых решениях.

Несмотря на привлечение "партнеров по операции" к процессу выработки решения, право его окончательного принятия принадлежит альянсу. Процедура принятия решения предполагает его предварительное одобрение странами-участницами, официальное присоединение к нему "партнеров по операции" и окончательное утверждение решения натовскими государствами. Данная процедура проводится в соответствующих политических и военных органах блока, включая Совет НАТО и Военный комитет альянса.

В целом практическая реализация альянсом новой партнерской политики не оказала существенного влияния на взгляды руководства Североатлантического союза на выстраивание отношений со странами, не являющимися членами блока. При этом подходы альянса к роли государств-партнеров в принятии политических решений и планировании операций по-прежнему носят декларативный характер. Вместе с тем нельзя исключать, что на очередном саммите НАТО в Варшаве (8-9 июля 2016 года) развитию и укреплению взаимодействия с заинтересованными государствами будет придан дополнительный импульс, в том числе посредством выдвижения новых инициатив в сфере партнерств.

1 Образован в 1997 году на базе Совета североатлантического сотрудничества. В настоящее время в состав СЕАП входят 50 участников: 28 стран НАТО и 22 партнерских государства - Австрия, Азербайджан, Армения, Белоруссия, Босния и Герцеговина, Грузия, Ирландия, Казахстан, Киргизия, Македония, Мальта, Молдавия, Россия, Сербия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина, Финляндия, Черногория, Швейцария и Швеция.

2 Образован в 1994 году. В состав СД входят Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко и Тунис.

3 Создана в 2004 году. Государства - члены СИС: Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ.

4 Термин введен в 2011 году, ранее использовалось понятие "контактные" страны. В настоящее время к "глобальным" партнерам относятся Австралия, Афганистан, Ирак, Монголия, Новая Зеландия, Пакистан, Республика Корея и Япония.

5 Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, Словения, Хорватия и Эстония.

Зарубежное военное обозрение. 2016, №7, С. 3-13

Всего комментариев: 0
avatar