Текущее состояние и перспективы развития НАТО ч1 (2015)

Подполковник С. Пушкин

Североатлантический союз (North Atlantic Treaty Organization - Организация Североатлантического договора, НАТО) является военно-политической организацией, созданной в соответствии с Североатлантическим договором, подписанным 4 апреля 1949 года в Вашингтоне.

В настоящее время в НАТО входят 26 европейских государств, Соединенные Штаты Америки и Канада. Общая площадь территории стран альянса составляет 24,17 млн км2, численность населения на начало 2015 года - около 900 млн человек, а регулярных вооруженных сил - свыше 3,5 млн.

Штаб-квартира Североатлантического союза находится в Брюсселе (Бельгия). Официальными языками организации являются английский и французский.

Высшие руководящие органы альянса - Совет НАТО, Группа ядерного планирования и Военный комитет. Общее руководство и координацию деятельности структур блока осуществляет генеральный секретарь.

Совет НАТО является единственной структурой блока, полномочия которой определены непосредственно Вашингтонским договором. Его заседания организуются на уровне глав государств и правительств, министров иностранных дел, министров обороны, а также постоянных представителей государств-участников с установленной периодичностью. Так, встречи на высшем уровне проводятся, как правило, раз в два года (2010 год - Лиссабон, 2012-й - Чикаго, 2014-й - Ньюпорт, 2016-й - Варшава). При этом решения, принимаемые Советом НАТО, обладают одинаковой юридической силой вне зависимости от уровня его представительства.

На Группу ядерного планирования НАТО возложены разработка ядерной стратегии Североатлантического союза и планов развития ядерных сил блока, а также рассмотрение вопросов развертывания, обеспечения безопасности, сохранности и живучести ядерного оружия. Франция, несмотря на принятое в 2010 году решение о возвращении в военные структуры блока, не принимает участие в работе группы, поскольку оставляет за собой исключительное право на применение национальных ядерных сил.

Военный комитет НАТО, как высший военный орган Североатлантического союза, осуществляет информирование руководства блока о военно-политической обстановке (ВПО) в различных регионах мира и подготовку рекомендаций по военным вопросам, участвует в разработке концепций применения ОВС блока и планов проведения операций и миссий. Его заседания проводятся на уровне начальников генеральных штабов (главнокомандующих вооруженными силами) стран - участниц альянса или постоянных военных представителей. Военный комитет НАТО возглавляет председатель, избираемый на трехлетний срок. В настоящее время данную должность занимает генерал К. Бартелс (Дания), а с июля 2015 года его сменит генерал-полковник П. Павел (Чехия). Работу Военного комитета обеспечивает Международный военный штаб НАТО.

Высшим должностным лицом Североатлантического союза является генеральный секретарь блока. Он не входит в состав какой-либо национальной делегации и подотчетен только Совету НАТО, которым избирается по принципу консенсуса, как правило, на четыре года. С 1 сентября 2014 года должность генерального секретаря альянса занимает И. Столтенберг (Норвегия), который сменил на этом посту А. Расмуссена (Дания).

Генсекретарь НАТО имеет заместителя и семь помощников по различным вопросам деятельности Североатлантического союза, которые одновременно возглавляют основные управления Международного секретариата альянса. Данный орган выполняет административно-консультативные функции при Совете НАТО.

Высшие руководящие органы Североатлантического союза в своей работе опираются на комитеты, рабочие группы и другие специальные органы, охватывающие различные сферы деятельности организации и обеспечивающие представительство каждого государства - члена блока при проведении внутренних консультаций. В период с 2010 года их количество было значительно сокращено. Непосредственно в интересах Совета НАТО и Военного комитета альянса сейчас действуют свыше 20 руководящих комитетов, в структуре которых функционируют около 60 рабочих групп, свыше 110 рабочих подгрупп и семь экспертных групп.

Зона ответственности ОВС альянса включает в себя территорию стран-участниц (за исключением США и Канады) и принадлежащие им острова, акватории Северного, Ирландского, Норвежского, Балтийского, Средиземного, Черного и Азовского морей, зоны проливов - Балтийских, Черноморских, Гибралтарского и Ла-Манш, северную часть Атлантического океана (к северу от тропика Рака), а также воздушное пространство над ними.

В целях нейтрализации угроз для безопасности Североатлантического союза его руководство определяет временные районы оперативных интересов за пределами зоны ответственности блока. В настоящий момент к таким районам отнесены Западные Балканы, Афганистан, Средиземное море и акватория Индийского океана у побережья Сомали.

Вооруженные силы НАТО представляют собой совокупность ВС государств Североатлантического союза, которые по степени подчиненности коалиционным органам управления подразделяются на объединенные вооруженные силы (ОВС) и вооруженные силы, остающиеся в национальном подчинении.

Для управления ОВС альянса создана система командований и штабов трех уровней - стратегического, оперативно-стратегического и оперативного.

Наиболее боеготовой составляющей ОВС НАТО являются силы первоочередного задействования (СПЗ) блока, предназначенные для решения широкого спектра военных задач в любом районе мира.

Кроме того, объединенные вооруженные силы включают в себя тактические ядерные силы альянса в Европе, а также силы общего назначения, которые в случае обострения ВПО предусматривается задействовать по коалиционным планам.

В соответствии со средствами ведения военных действий ОВС НАТО подразделяются на ядерные силы и силы общего назначения.

Составными компонентами ядерных сил НАТО являются стратегические ядерные силы (СЯС) и тактические ядерные силы альянса в Европе. При этом ядерным силам блока согласно установкам стратегической концепции в первую очередь отводится роль "сдерживания и устрашения вероятного противника".

СЯС альянса включают стратегические наступательные силы США и независимые стратегические ядерные силы Великобритании и Франции.

Силы общего назначения альянса состоят из формирований сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Сухопутные войска - самый многочисленный вид вооруженных сил, предназначенный для ведения наступательных, оборонительных операций и действий по стабилизации обстановки. Важнейшими качествами современных СВ НАТО считаются их способность вести высокоманевренные боевые действия, захватывать и удерживать важные районы и объекты на территории противника, оказывающие существенное влияние на достижение целей в стратегических операциях на континентальных ТВД.

Формирования тактической авиации военно-воздушных сил рассматриваются как главная ударная сила при проведении операций (боевых действий) с использованием только обычных средств поражения. Основной формой применения ВВС является воздушная кампания (воздушная наступательная операция - ВНО), проводимая как самостоятельно, так и в рамках воздушно-наземной операции на ТВД. В ходе ВНО решаются следующие задачи: уничтожение средств ядерного поражения, завоевание господства в воздухе, поражение сил и средств ПВО, оказание непосредственной авиационной поддержки сухопутным войскам и ВМС, изоляция районов боевых действий, ведение воздушной разведки. Для выполнения задач в ходе воздушных операций кроме тактической авиации могут привлекаться самолеты стратегической авиации и авиации ВМС.

На военно-морские силы НАТО возлагается решение следующих задач:
- установление контроля над важными морскими районами в интересах обеспечения действий группировок войск (сил) блока и лишения противника возможности использования этих районов;
- уничтожение сил флота противника, в основном ракетных подводных лодок и надводных кораблей;
- осуществление поддержки группировок вооруженных сил НАТО, действующих на приморских направлениях;
- защита океанских и морских коммуникаций и нарушение (срыв) морских перевозок противника;
- обеспечение высадки морских десантов и перебросок морем войск и воинских грузов.

В настоящее время руководство НАТО способно развернуть в Европе группировку войск (сил) в составе до двух армий, 23 дивизий и 84 бригад, в которой может насчитываться свыше 10 тыс. танков, около 15 тыс. боевых бронированных машин, более 18,5 тыс. орудий полевой артиллерии, около 3,9 тыс. самолетов и 1,2 тыс. ударных вертолетов.

Военное строительство в НАТО в целом, как и в других государствах, предполагает наращивание военного потенциала блока, а его основные направления закреплены в стратегической концепции блока. Действующая стратегическая концепция НАТО, принятая в 2010 году на саммите организации в Лиссабоне, определяет перспективы развития альянса на ближайшее десятилетие. Согласно ей "Североатлантический союз должен в соответствии с международным правом продолжать эффективно решать три ключевые задачи, которые гарантируют обеспечение безопасности членов альянса: коллективная оборона, урегулирование кризисов и обеспечение безопасности на основе сотрудничества".

Кроме того, руководство альянса в интересах "осуществления сдерживания и защиты населения государств блока от любой угрозы для их безопасности" намерено:
- поддерживать сбалансированное сочетание ядерных и обычных вооруженных сил;
- сохранять способность альянса проводить одновременно крупные межвидовые и несколько меньших по масштабу операции для обеспечения коллективной обороны и кризисного реагирования, в том числе на удаленных ТВД;
- развивать и поддерживать в готовности к развертыванию мощные мобильные формирования обычных ВС для выполнения обязательств по ст. 5 Вашингтонского договора и проведения экспедиционных операций;
- проводить необходимую боевую подготовку и учения, осуществлять планирование действий в чрезвычайных ситуациях и обмен информацией для защиты от всего спектра традиционных и новых вызовов в сфере безопасности, а также предоставлять соответствующие зримые гарантии и поддержку всем странам-участницам;
- обеспечивать широкое участие государств альянса в планировании применения ЯО в рамках коллективной обороны, в решении вопросов базирования ядерных сил в мирное время, а также в работе органов военного управления, контроля и проведения консультаций;
- в качестве одного из ключевых элементов коллективной обороны развивать потенциал для защиты населения и территорий стран блока от нападения с применением баллистических ракет, что будет являться вкладом в неделимую безопасность Североатлантического союза;
- совершенствовать способность НАТО по защите от угрозы применения ядерного, химического, биологического и радиологического оружия;
- развивать возможности по обнаружению и предотвращению кибератак, а также по защите и ликвидации ущерба от них, используя в частности процесс планирования в НАТО для укрепления и координации национальных средств киберзащиты, включив все структуры организации в централизованную систему компьютерной защиты, улучшив интеграцию механизмов альянса и стран-участниц в области осведомленности об информационной опасности, предупреждения и реагирования на киберугрозы;
- совершенствовать потенциал выявления и защиты от международного терроризма путем более тщательного анализа угроз, расширения консультаций с партнерами и наращивания соответствующего военного потенциала, включая оказание помощи в подготовке местных сил для самостоятельной борьбы с терроризмом;
- развивать возможности в области обеспечения энергетической безопасности, включая защиту ключевых элементов энергетической инфраструктуры, транзитных территорий и маршрутов, а также сотрудничества с партнерами и проведения консультаций между странами - участницами НАТО на основе результатов стратегического анализа и планирования действий в чрезвычайных ситуациях;
- добиваться повышения возможностей Североатлантического союза по оценке влияния новых технологий на безопасность альянса, а также по организации военного планирования с учетом потенциальных угроз;
- поддерживать необходимый уровень военных расходов, с тем чтобы объединенные вооруженные силы обладали достаточными ресурсами;
- продолжать анализировать комплексную стратегию НАТО по обеспечению сдерживания и обороны от всего спектра угроз альянсу с учетом изменений складывающейся обстановки в сфере международной безопасности.

При этом в качестве главной цели деятельности альянса провозглашается обеспечение свободы и безопасности для всех его членов как политическими, так и военными средствами. Одновременно отмечается необходимость повышения возможностей НАТО по противодействию современным угрозам и вызовам безопасности, а также подчеркивается готовность блока активно действовать за пределами своей традиционной зоны ответственности и развивать систему партнерских связей в глобальном масштабе.

Одно из центральных мест в действующей концепции занимает обоснование востребованности Североатлантического союза в изменившихся военно-стратегических условиях и подтверждение правомерности претензий этой организации на ведущую роль при решении наиболее острых проблем международной безопасности. В связи с этим в документе зафиксирован курс на трансформацию НАТО из евроатлантической оборонной структуры в глобальный инструмент поддержания мира и стабильности, а также отражены ведущие позиции организации в процессе нейтрализации новых вызовов и угроз.

В целях корректировки концептуальных установок по реформированию антикризисного потенциала Североатлантического союза в документе уточнены оценки существующих и потенциальных угроз для стран Запада.

В частности, в стратегической концепции отмечается изменение их природы и характера проявления в современных условиях. При этом на первый план выносятся невоенные или так называемые асимметричные угрозы. Их источники имеют политическую, экономическую, социальную и другие составляющие. Как подчеркивают в Брюсселе, большинство из источников таких угроз находится на "периферии" и за пределами евроатлантического пространства.

Современные угрозы для безопасности Североатлантического союза подразделяются на глобальные и региональные.

К наиболее опасным глобальным угрозам, способным в следующем десятилетии нанести максимальный ущерб "западной демократии", традиционно отнесено распространение ядерного и других видов ОМП, а также средств их доставки.

После террористических атак, имевших место в США в сентябре 2001 года, к числу основных глобальных угроз для безопасности стран Запада руководство НАТО отнесло и международный терроризм.

В стратегической концепции особо отмечена опасность использования экстремистскими группировками современных технологий, а также их попыток заполучить ядерные, химические или биологические средства, применение которых может привести к масштабным разрушениям и значительному числу жертв среди мирного населения.

Сохраняется актуальность угроз, обусловленных неопределенностью развития обстановки и возможной нестабильностью за пределами евроатлантического региона. При этом в новых условиях у руководства организации вызывает озабоченность не столько угроза территориальной целостности членов блока, сколько "нестабильность или конфликт за пределами границ НАТО" с точки зрения их влияния на "рост экстремизма, терроризма и транснациональной нелегальной деятельности, такой, как незаконная торговля оружием, наркотиками и людьми".

Анализируя актуальные проблемы современного мирового развития, руководство Североатлантического союза пришло к выводу об изменении характера традиционных рисков для безопасности блока и о появлении новых угроз глобального масштаба.

Одной из таких "асимметричных" угроз для безопасности альянса признаны компьютерные атаки на информационные системы НАТО и стран - участниц организации. Потенциальными целями кибертеррористов являются политические, военные, правоохранительные и экономические информационные сети, воздействие на которые может нарушить систему государственного и военного управления.

В этой связи исходя из необходимости повышения уровня защиты информационной инфраструктуры Североатлантического союза ставится задача совершенствовать национальные средства киберзащиты и создать в рамках альянса централизованную систему предупреждения о компьютерных атаках и реагирования на киберугрозы.

Кроме того, обострение борьбы за дефицитные энергоносители отнесено к угрозам глобального характера. В документе также детально рассматриваются пагубные последствия зависимости государств блока от иностранных поставок углеводородов и уязвимости энергетической инфраструктуры от подрывных действий, способных привести к перебоям в энергоснабжении.

В действующей концепции спектр современных угроз расширен за счет включения в него нарастающих глобальных экологических проблем. При этом состояние окружающей среды рассматривается руководством НАТО не столько в силу его влияния на экономическую и экологическую безопасность стран-участниц, сколько с точки зрения воздействия на здоровье личного состава ОВС блока, который принимает участие в операциях, проводимых в государствах со сложной экологической и эпидемиологической обстановкой.

Согласно стратегической концепции альянса в интересах обеспечения безопасности своих членов Североатлантический союз сосредоточивает собственную деятельность на решении трех "ключевых задач".

В рамках решения первой задачи - "коллективная оборона" - подтверждается неизменность положений ст. 5 Вашингтонского договора об обязательствах стран-участниц оказывать друг другу помощь в случае нападения на кого-либо из них. При этом в концепцию включено расширенное толкование условий и географических границ реализации данных обязательств, что предполагает "сдерживание и защиту от любой угрозы агрессии, а также от новых вызовов в сфере безопасности там, где они угрожают отдельным членам или альянсу в целом".

Кроме того, с учетом особой остроты проблемы сохранения достаточного уровня военных расходов Североатлантического союза в новой стратегической концепции впервые поставлена задача усовершенствовать сложившуюся систему финансирования деятельности организации. Для достижения этой цели в Брюсселе полагают необходимым добиться неукоснительного выполнения всеми странами НАТО принятых обязательств по формированию национальных военных бюджетов и выделению средств на военные нужды альянса, пересмотреть приоритетные инвестиционные программы блока и повысить эффективность расходования финансовых ресурсов.

С целью реализации данных установок главы государств и правительств Североатлантического союза в ходе прошедшего в сентябре 2014 года саммита НАТО в Великобритании одобрили "Трансатлантическую декларацию", в которой закреплены обязательства стран-участниц по выделению на военные нужды не менее 2 % ВВП, а на военно-технические программы не менее 20 % объема национальных оборонных бюджетов. При этом тем из них, где доля ВВП, выделяемая на оборону, ниже этого уровня, предписано остановить снижение расходов на оборону и повысить их в реальном выражении по мере роста ВВП.

Одновременно таким государствам указано на необходимость приближения к рекомендуемому показателю в 2 % в течение десятилетия в интересах "ликвидации нехватки сил и средств НАТО". В настоящее время данному критерию соответствуют только четыре страны - США, Великобритания, Греция и Эстония.

Кроме того, в отношении тех членов блока, которые тратят на реализацию военно-технических программ меньше 20 % своих ежегодных военных бюджетов, высказывается пожелание увеличить в течение десятилетия свои ежегодные инвестиции до 20 % или более от общих расходов на оборону.

В ходе решения второй задачи - "урегулирование кризисов" - руководство Североатлантического союза по-прежнему считает необходимым опираться на действующую концепцию "управления кризисами", которая предполагает комплексное задействование соответствующих политических и военных инструментов на различных этапах развития кризисной ситуации - в условиях зарождения конфликта, в ходе его урегулирования и в период ликвидации последствий вооруженного противоборства.

Руководство НАТО намерено активно использовать концепцию так называемого всеобъемлющего (или комплексного) подхода к обеспечению безопасности и урегулированию конфликтов1, которая в значительной мере предопределяет направленность политических и военных преобразований альянса в целях повышения его возможностей по противодействию "асимметричным" угрозам безопасности. Основываясь на опыте проведения военных операций на Балканах, в Афганистане и Ливии, в НАТО пришли к выводу о целесообразности расширения потенциала блока по урегулированию конфликтов за счет объединения и комплексного использования военно-силового и гражданского антикризисных потенциалов других международных организаций и государств-партнеров при решении миротворческих задач.

В рамках третьей задачи - "обеспечение безопасности на основе сотрудничества" - основными направлениями деятельности Североатлантического союза по развитию взаимодействия с другими организациями и государствами определены:
- усиление контроля над вооружениями, содействие разоружению и формированию режима нераспространения оружия массового поражения;
- продолжение процесса расширения организации в рамках политики "открытых дверей";
- совершенствование системы партнерских отношений.

В условиях расширения масштабов и повышения динамичности процессов распространения ОМП и средств его доставки руководство НАТО стремится активизировать усилия мирового сообщества по противодействию попыткам отдельных государств завладеть таким оружием и технологиями его производства.

Одним из важнейших направлений деятельности блока по расширению своей зоны ответственности является продолжение политики "открытых дверей", осуществляемой с целью вовлечения в Североатлантический союз "всех европейских демократий", представляющих стратегический интерес для организации. При рассмотрении вопроса о приеме в НАТО новых членов учитываются не столько критерии реальной готовности стран-претендентов на вступление в альянс, сколько их приверженность "западным ценностям", а также "готовность принять на себя ответственность и обязательства, связанные с участием в этой военной структуре".

Главным инициатором такого курса являются США, стремящиеся использовать НАТО в качестве инструмента для реализации своих внешнеполитических целей. По замыслу Вашингтона, дальнейшее расширение состава блока позволяет также сохранить внутри организации такую расстановку сил, которая гарантирует американской администрации реализацию практически любой ее инициативы.

По мнению руководства альянса, одним из ближайших претендентов на вступление в организацию является Македония, с 1999 года успешно выполняющая "План действий по подготовке к членству" в НАТО (ПДПЧ). Главной проблемой на пути балканской страны в блок остается спор с Грецией по поводу официального наименования государства. Учитывая отсутствие подвижек на переговорах между Скопье и Афинами по данному вопросу, альянс постоянно оказывает давление на обе стороны в целях скорейшего достижения компромисса.

В отношении Черногории руководство НАТО констатирует "заметный прогресс", достигнутый Подгорицей в выполнении направленного ей в декабре 2009 года ПДПЧ. При этом особо подчеркивается готовность страны продолжить направление воинских контингентов в Афганистан после 2014 года. Кроме того, положительную оценку Брюсселя получает деятельность ее правительства по продвижению западной модели балканского урегулирования, прежде всего в отношениях между Сербией и самопровозгласившим независимость Косово.

В то же время в НАТО указывают на тот факт, что интеграция Черногории в Североатлантический союз пока не находит должной поддержки у населения этой страны. С целью популяризации идеи евроатлантической интеграции в обществе в Подгорице в ноябре 2012 года открыт информационный центр НАТО. Черногорским властям также рекомендуется активизировать деятельность по борьбе с оргпреступностью и коррупцией, увеличению расходов на оборону до принятого в альянсе уровня, перераспределению военного бюджета с переносом акцента на модернизацию вооруженных сил. Вместе с тем в Брюсселе отмечают, что альянс не намерен ставить Подгорице какие-либо дополнительные условия для ее вступления в блок.

В апреле 2010 года предварительное согласие на предоставление ПДПЧ получила Босния и Герцеговина (БиГ). Окончательное решение вопроса о полноправном подключении БиГ к Плану действий будет зависеть от выполнения ею ряда условий, в частности передачи военных объектов под контроль министерства обороны страны. При этом в Брюсселе выражают недовольство в связи с затянувшимся решением данного вопроса, что ставит под сомнение возможность начала реализации Боснией и Герцеговиной ПДПЧ.

Наиболее проблемным из всех претендентов на вступление считается Грузия. Несмотря на то что руководство Североатлантического союза постоянно подтверждает намерение принять эту страну в альянс, между союзниками, как отмечают западные эксперты, сохраняются разногласия по поводу вступления ее в НАТО. Наибольшей проблемой на пути интеграции Грузии в эту организацию является неурегулированность пограничных вопросов с Южной Осетией и Абхазией.

Вместе с тем отмечается "прогресс", достигнутый Тбилиси на пути реализации своих евроатлантических устремлений. В связи с этим блок намерен и в дальнейшем укреплять контакты с Грузией, в том числе путем расширения политического диалога, практического взаимодействия и повышения уровня оперативной совместимости грузинских ВС с объединенными ВС альянса.
В ходе прошедшей в рамках саммита блока в Великобритании встречи министров иностранных дел государств-участников и тех, кто стремится к членству в НАТО, признано, что ни одна из перечисленных стран не выполнила в полном объеме условия для перехода на более высокий уровень сотрудничества с альянсом.

Одновременно в очередной раз было заявлено о поддержке евроатлантических устремлений Боснии и Герцеговины, а правительству страны указано на необходимость принятия незамедлительных мер для реализации "Плана действий по подготовки к членству". Было также подтверждено намерение до конца 2015 года рассмотреть вопрос о принятии в НАТО Черногории.

Грузинской стороне был предложен "расширенный пакет мер", предусматривающий ускорение подготовки республики к вступлению в Североатлантический союз. В частности, планируется направить в Грузию группы советников по развитию военного потенциала, расширить офис связи НАТО в Тбилиси, создать региональный учебный центр для подготовки как грузинских военнослужащих, так и личного состава ВС государств - членов альянса.

Что касается Украины, то в интересах наращивания боевых возможностей ее ВС на саммите принято решение о формировании четырех трастовых фондов в сфере управления, разведки и связи; тылового обеспечения; киберобороны; переподготовки и социальной адаптации увольняемых военнослужащих. Для решения этих задач выделено 15 млн евро.

Кроме того, в ходе встречи министров иностранных дел стран НАТО (2 декабря 2014 года, Брюссель) было объявлено о создании еще одного трастового фонда в интересах осуществления физической и психологической реабилитации участников боевых действий. При этом Болгария заявила о своем намерении возглавить данный проект.

Наряду с этим руководство НАТО планирует и в дальнейшем развивать особое партнерство между альянсом и Украиной, которое, по его замыслу, внесет свой вклад в построение "стабильной, мирной и неделимой Европы".

Со своей стороны Верховная рада в декабре 2014 года приняла законопроект, отменяющий внеблоковый статус страны и способствующий тем самым реализации евро-атлантических устремлений Киева. Вместе с тем генеральный секретарь НАТО И. Столтенберг, комментируя данный факт, заявил, что до членства Украины в блоке "еще далеко и может потребоваться не менее пяти лет для урегулирования всех вопросов", касающихся ее подготовки к вступлению в альянс. В частности, необходимо провести реформы в секторе безопасности и обороны, добиться соответствия национальных вооруженных сил натовским стандартам, а также устранить проблемные аспекты, включая территориальные споры.

С целью усиления влияния альянса за пределами евроатлантического пространства его руководство стремится увеличить состав государств-партнеров путем совершенствования существующих форматов партнерства. Тем не менее предполагается сохранить прежние формы взаимодействия (Совет евроатлантического партнерства, СЕАП, 28 государств НАТО и 22 страны - участницы программы "Партнерство ради мира"; Средиземноморский диалог - Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко, Тунис; Стамбульская инициатива по сотрудничеству - Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ) с постепенным переводом связей на двустороннюю основу.

Одновременно руководство НАТО заявляет о готовности налаживать связи с любым государством мира, не имеющим официально оформленных партнерских отношений с блоком, но "разделяющим коалиционные интересы". При этом приоритет отдается странам, представляющим интерес для альянса в политическом, военном и экономическом плане, а также влиятельным международным организациям.

Главной целью изменений партнерской политики Североатлантического союза является адаптация существующих механизмов взаимодействия к реалиям современной ВПО и задачам, решаемым Западом в различных регионах мира. В качестве перспективных направлений реформирования рассматриваются введение избирательного подхода к развитию партнерских отношений и повышение возможностей по оказанию влияния на внутриполитические процессы в странах, не являющихся членами альянса. В рамках реализации решений саммита альянса в Великобритании (г. Ньюпорт) руководство Североатлантического союза внесло существенные коррективы в подходы к развитию сотрудничества с внеблоковыми государствами. При этом основной акцент делается на упорядочение деятельности НАТО на данном направлении и углубление взаимодействия с заинтересованными странами и международными организациями в различных областях, представляющих практический интерес для Запада.

Большинство программ и проектов в сфере партнерства намечено реализовывать в рамках утвержденной в г. Ньюпорт инициативы по развитию оперативной совместимости с партнерами. Данная инициатива предусматривает три формата сотрудничества: "платформа оперативной совместимости", "расширенное" партнерство и взаимодействие с международными организациями.

Наиболее значимой по составу, содержанию и характеру решаемых задач является "платформа оперативной совместимости". Перечень государств-участников предполагается определять ежегодно с учетом их практического вклада в деятельность альянса. В ходе саммита состоялось первое заседание в данном формате, на котором присутствовали представители 24 стран (Австралия, Австрия, Азербайджан, Армения, Бахрейн, Босния и Герцеговина, Грузия, Иордания, Ирландия, Казахстан, Македония, Марокко, Молдавия, Монголия, Новая Зеландия, ОАЭ, Республика Корея, Сербия, Финляндия, Черногория, Швейцария, Швеция, Украина и Япония).

Главной формой сотрудничества НАТО с этими государствами станет совместная реализация программ подготовки военнослужащих различных специальностей и проведение учебно-боевых мероприятий в интересах достижения необходимого уровня оперативной совместимости войск (сил). Кроме того, Североатлантический союз намерен активизировать подключение стран, обладающих необходимым научно-техническим потенциалом, к отдельным проектам инициативы "Смарт дефенс".

(Продолжение следует)

1Понятие "всеобъемлющего (комплексного) подхода" введено на Рижском саммите НАТО (2006). Содержание концепции раскрыто в "Плане действий по реализации всеобъемлющего подхода альянса к решению задач противодействия современным угрозам", утвержденном в 2008 году на сессии Совета НАТО в Бухаресте.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №4, С.7-16

Всего комментариев: 0
avatar