Военно-политическое сотрудничество Евросоюза и НАТО (2014)

Полковник С. Клинов

Военно-политическое сотрудничество Европейского союза (ЕС) и Организации Североатлантического договора (НАТО) рассматривается их руководством как ключевой элемент сохранения и укрепления мирового доминирования Запада в условиях расширения и изменения характера современных вызовов и угроз евроатлантическому сообществу. Если в период "холодной войны" главным содержанием трансатлантического сотрудничества было обеспечение безопасности в Европейском регионе, то в настоящее время на первый план выдвигается противодействие глобальным вызовам, в качестве наиболее опасных из которых рассматривается возникновение новых центров силы, прежде всего Китая и восстанавливающей свою геополитическую мощь России.

Актуальность вопроса о взаимодействии ЕС и НАТО заметно возросла в конце 1990-х годов, когда первый стал превращаться в организацию, проявляющую свои глобальные интересы не только в политической и экономической сферах, но и в области безопасности. Возрастающая активность Евросоюза в урегулировании кризисных ситуаций и проведении миротворческих миссий в различных регионах мира с задействованием не только полицейских, но и вооруженных сил потребовала незамедлительной выработки согласованной военной политики партнеров.
Основополагающие принципы военно-политического сотрудничества союзов были сформулированы в Декларации НАТО - ЕС о европейской политике в области безопасности и обороны (2002). Это стратегическое партнерство, неделимость безопасности, совместные консультации, равенство и право на самостоятельность в принятии решений, уважение интересов всех членов ЕС и НАТО.

Целью такого сотрудничества было определено построение общей системы евроатлантической безопасности на основе достижения единого понимания возникающих угроз и принятия согласованных мер по противодействию им, а также взаимодополняющего развития военных возможностей обеих организаций. Конкретные его направления сформулированы в договоренностях "Берлин плюс" (2003), которые регламентируют порядок доступа Евросоюза к ресурсам альянса и определяют варианты совместной или самостоятельной деятельности организаций при урегулировании кризисов.

Происходящие в последние годы коренные перемены в сфере международной безопасности, а также ставший практически перманентным мировой экономический кризис привели к необходимости дальнейшего углубления сотрудничества евроатлантических стран на основе объединения усилий и рационального использования оборонных ресурсов всех партнеров. В стратегической концепции НАТО (2010) заявлено намерение альянса усилить стратегическое партнерство с ЕС в духе полной взаимной открытости и взаимодополняемости, расширить практическое взаимодействие по всему спектру кризисного урегулирования, активизировать политические консультации для обмена оценками и взглядами и выработки согласованных решений. На регулярной основе проводятся совместные заседания Постоянного совета НАТО и Комитета по вопросам внешней политики и политики безопасности ЕС, а также консультации между генеральным секретарем НАТО и высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности. В докладе исполняющей эту должность К. Эштон на заседании Европейского совета в декабре 2013 года указаны конкретные механизмы повышения эффективности военного сотрудничества с учетом инициатив "Разумная оборона" (НАТО) и "Объединение и совместное использование" (ЕС). Обе инициативы имеют по сути единую цель - интеграцию военных возможностей государств евроатлантического пространства, достигаемую путем определения приоритетных направлений наращивания военного потенциала, специализации государств и уменьшения дублирования в оборонной сфере при оптимизации военных расходов.

Кроме того, осуществляется взаимодействие военных штабов организаций. Так, при штабе стратегического командования операций ОВС НАТО открыто представительство ЕС, которое занимается вопросами планирования проводимых Евросоюзом операций с привлечением для этого необходимых органов и средств управления, а также объектов инфраструктуры. Примерами успешного взаимодействия обеих структур являются многонациональные операции по урегулированию кризисных ситуаций в Боснии и Герцеговине под руководством ЕС с использованием командных структур НАТО, а также в Косово, где тесно сотрудничают полицейские силы Евросоюза и группировка КФОР альянса. С 2007 года Евросоюз совместно с Международными силами содействия безопасности в Афганистане осуществляет политическую миссию в интересах содействия реформированию органов правопорядка.

Партнеры взаимодействуют в области нераспространения ОМП и контроля над вооружениями. Они поддерживают Договор о нераспространении ядерного оружия, однако США, Франция и Великобритания остаются приверженными сохранению своего стратегического ядерного потенциала. При этом Запад единодушен в необходимости контролируемого сокращения тактического ядерного оружия (ТЯО) до его полного в перспективе уничтожения. На Россию оказывается массированное давление с целью заставить ее первоначально уменьшить количество ядерных боеприпасов и баз хранения ТЯО с обозначением мест их дислокации, а затем перейти к его ликвидации.

ЕС и НАТО занимают консолидированную позицию в борьбе с терроризмом. Так, в Брюсселе создан разведывательно-аналитический центр Евросоюза, в котором функционируют подразделения сбора развединформации и отслеживания незаконных финансовых потоков, создана база данных по террористам, ведется информационный обмен с соответствующими структурами альянса. Успешно осуществляется взаимодействие в борьбе с морскими пиратами в районе Африканского Рога в рамках двух операций: НАТО "Океанский щит" и ЕС "Аталанта".

В то же время при всей приверженности партнеров консолидированному сотрудничеству они не могут преодолеть трудности в формировании общих целей и интересов, создании институциональной базы и механизмов принятия и выполнения общих решений, что является источником существенных разногласий во взглядах на дальнейшее развитие системы международной безопасности.

Военные кампании в Афганистане, Ираке и Ливии выявили несовпадение интересов западных стран и непонимание целей этих операций. Непрерывные военные действия, осуществляемые НАТО для оправдания смысла своего существования, вызывают опасение у многих стран ЕС, что следование в фарватере военной политики альянса, практически всецело определяемой Соединенными Штатами, втягивает их в конфликты, которые происходят далеко за пределами Европейского региона и разрешение которых отвечает только американским интересам.

Вот почему европейские страны не всегда согласны с американским подходом наносить превентивные удары по противнику и задействовать вооруженные силы в кризисных ситуациях без резолюции СБ ООН. В этой связи США пересматривают стратегию вовлеченности в международные конфликты и делают ставку не на безусловное доминирование в них, а на создание подконтрольных коалиций для решения конкретных задач, стараясь при этом придать максимальную легитимность своим действиям.

Фундаментальной причиной разногласий между ЕС и США является разное видение построения международной системы безопасности: ЕС - на основе многостороннего подхода преимущественно с опорой на мирные переговоры по урегулированию кризисных ситуаций, США - на основе униполярного подхода с возможностью применения военной силы. Многосторонний подход предполагает преодоление глубокого противоречия между глобальным характером возрастающих угроз и противодействием им на национальном уровне путем укрепления структур глобального управления, которые смогли бы преодолевать национальные ограничения и вырабатывать эффективные коллективные решения для обеспечения безопасности и стабильности мирового развития. С этой целью европейские страны в процессе углубления их интеграции все больше делегируют часть своей компетенции на наднациональный уровень Евросоюза.

Важно отметить, что многосторонность в европейском понимании на практике ограничивается лишь евроатлантическим форматом, а в отношении третьих стран или союзов осуществляется консолидированная жесткая политика доминирования. США, если и допускают многосторонний подход, то только в случае его подчинения своим интересам.

Весомым фактором, сдерживающим развитие евроатлантического сотрудничества, является нежелание Вашингтона видеть Евросоюз в качестве сильного равноправного партнера в вопросах политики безопасности, а также стремление сохранить статус НАТО, а значит и Соединенных Штатов, в качестве единственного гаранта безопасности Европы. Европейская военная составляющая допускается американской стороной только как дополняющая альянс, а не как самостоятельная и независимая структура. Такая позиция продиктована стремлением воспрепятствовать появлению в постбиполярном мире государств или союзов, потенциально угрожающих реализации гегемонистских планов по формированию нового мирового порядка под эгидой США.

Существующий характер взаимодействия между партнерами предполагает значительную зависимость военной политики Евросоюза от НАТО. Двойственность положения, когда большинство европейских стран, являющихся одновременно членами двух организаций, планирует выделять одни и те же силы и средства в состав ОВС НАТО и сил реагирования ЕС и одновременно обеспечивать развитие собственного оборонного потенциала, значительно ограничивает возможности Евросоюза стать полноценным в военном отношении глобальным игроком.

Это наглядно продемонстрировал ливийский кризис 2011 года, выявивший неспособность Евросоюза самостоятельно проводить масштабные военные операции. Хотя Великобритания и Франция и претендовали на ведущую роль в проведении операции, "незаметное руководство" осуществляли США, предоставившие свои стратегические Средства, такие как военно-транспортные самолеты и самолеты дозаправки в воздухе, крылатые ракеты типа "Томахок", средства управления и разведки.

В данных условиях Франция, ФРГ и другие поддерживающие их европейские страны предпринимают попытки снизить зависимость ЕС от НАТО и создать военный потенциал организации, обеспечивающий возможность самостоятельных военных действий с применением собственных сил реагирования. Подобные перспективы вызывают негативную реакцию со стороны США и их ближайших союзников, так называемых атлантистов (Великобритания, Нидерланды, страны Центральной и Восточной Европы), которые усматривают в этом прямую угрозу евроатлантической сплоченности и неоправданное увеличение военных расходов. Им удалось добиться закрепления положений сотрудничества, согласно которым ЕС не станет военным союзом и НАТО останется основой коллективной обороны в Европе, а военно-политические структуры альянса не будут дублироваться европейскими.

Полное доминирование США в евроатлантическом сотрудничестве в последнее время вызывает возрастающую озабоченность самих американцев слишком большой нагрузкой по обеспечению трансатлантической безопасности. Доля их военных расходов в альянсе возросла с 2001 года примерно на 10 % и в 2013-м составила 73 % (из доклада генерального секретаря НАТО о деятельности организации за 2013 год). Только у трех европейских государств (Великобритания, Греция и Эстония) расходы на оборону составляют не менее установленного минимума в 2 % А с учетом переориентации стратегии США на Азиатско-Тихоокеанский регион Вашингтон все настойчивее выдвигает требования к европейским странам об увеличении военных расходов с целью расширения возможностей самостоятельного обеспечения региональной безопасности. При этом подразумевается, что обеспечение глобальной безопасности, безусловно, должно находиться в компетенции Североатлантического союза.

С целью выравнивания баланса евро-атлантических военных расходов США в последние годы адаптируют стратегию присутствия в Европе. В частности, было закрыто более 200 военных баз при развертывании в основном на территории новых восточноевропейских союзников сети более мелких пунктов дислокации и усовершенствовании имеющихся там объектов инфраструктуры под стандарты НАТО. Продолжается сокращение численности американских войск в Европе - до конца 2014 года она не должна превышать 70 тыс. человек. При этом акцент делается на мобильные формирования, такие как боевые группы "Страйкер", которые являются эффективным инструментом реагирования на кризисные ситуации. Осуществляется наращивание важнейших оборонных элементов - противоракетной обороны, средств боевого (разведка, связь) и тылового обеспечения, системы кибер-безопасности. Такая стратегия означает приведение присутствия американских войск в Европе в соответствие с новыми обстоятельствами и угрозами, но ни в коем случае не ослабление позиций США в регионе.

Соединенные Штаты стремятся сохранить свое доминирование также в сфере военно-промышленного производства, используя для этого проамериканскую ориентацию стран-атлантистов, а также растущее стремление крупнейших европейских компаний разместить свои заказы на большом, предлагающем выгодные условия американском рынке. Противовесом этому доминированию является Европейское оборонное агентство, деятельность которого направлена на отстаивание интересов региональных производителей вооружения и военной техники. Вместе с тем с целью минимизации возможных негативных последствий конкурентной борьбы в рамках двух организаций достигнута договоренность о координации деятельности за получение контрактов на переоснащение ВС новых членов альянса.

Перспективы развития евроатлантического сотрудничества будут определяться дальнейшими изменениями военно-политической обстановки в мире, возникновением новых вызовов и угроз международной безопасности, а также решением ключевого вопроса о соотношении военных возможностей ЕС и США. Западные эксперты полагают, что для Евросоюза в обозримой перспективе не существует угрозы военного нападения, поэтому нет необходимости в создании самостоятельной европейской обороны. В этом случае НАТО по-прежнему будет оставаться гарантом европейской безопасности, а ЕС выступать в качестве дополняющей "мягкой" силы в обеспечении в основном региональной безопасности.

Вместе с тем многие западные политики допускают возможность распада НАТО ввиду отсутствия единого понимания смысла существования этой организации, ее целей и задач. В этом случае Евросоюзу понадобится своя военная организация, чтобы не оказаться незащищенным в случае развала трансатлантической обороны, но построена она может быть постепенно путем дальнейшего развития имеющихся и создания новых военных, военно-политических, военно-промышленных и научно-исследовательских структур.

Возможные варианты развития евроатлантического партнерства планируется реализовыватъ при дальнейшем сокращении военных расходов до 2020 года в Европе на 10-20 % и в США примерно на 15 % Однако на фоне событий вокруг Украины на Западе все громче звучат голоса о военной угрозе со стороны России и в связи с этим о необходимости расширения военных приготовлений НАТО на восточных рубежах блока и об увеличении военных расходов.

При любых вариантах дальнейшего развития евроатлантического партнерства оно помимо декларируемых целей в значительной мере будет оставаться направленным против РФ, и для парирования этой угрозы России необходимо обеспечивать паритет военных возможностей в противостоянии с Западом.

Зарубежное военное обозрение. 2014, №8, С. 7-12

Всего комментариев: 0
avatar