Милитаризм и его особенности в XXI веке (2022)

Полковник А. Михайлов

Россия независимо от общественно-политической формации всегда выступала и выступает за разоружение, жесткий контроль над вооружениями и сохранение мира на Земле. Еще в мае 1899 года по инициативе императора Николая II в Гааге открылась первая мирная конференция по разоружению. А в августе 1898-го министр иностранных дел граф М. Муравьев обращался к представителям России за границей с циркулярной нотой: "Охранение всеобщего мира и возможное сокращение тяготеющих над всеми народами чрезмерных вооружений являются, при настоящем положении вещей, целью, к которой должны бы стремиться усилия всех правительств…

Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастья – таков ныне высший долг для всех государств".

На конференции был принят целый ряд конвенций, в том числе о мирном разрешении международных споров путем посредничества и третейского разбирательства, а также учреждение действующего и сейчас Гаагского международного суда. Однако главная цель конференции – сокращение вооружений и военных бюджетов –достигнута не была, что было обусловлено позициями Германии и Франции. Как заметил император Вильгельм II: "Я согласен с этой идеей… Но на практике в будущем я буду полагаться только на Бога и на свой острый меч!" (этот меч он обнажил в августе 1914 года, развязав Первую мировую войну).

Завершилась Вторая мировая война, начавшаяся благодаря Западу, направившему милитаристские устремления Гитлера на Советский Союз. Сразу после ее окончания любитель сталинского армянского коньяка У. Черчилль инициировал в 1946 году "холодную войну", а Соединенные Штаты приступили к реализации подготовленных мероприятий в рамках плана ядерной бомбардировки СССР, обозначенного президентом Д. Эйзенхауэром как "массированное возмездие".

На причины войн и конфликтов на планете указывала советская пресса: "Период начала 80-х годов ознаменовался эскалацией агрессивности американского империализма, до предела накалившего международную обстановку. Военно-политическая доктрина Вашингтона все больше ориентируется на силу, грубое и многократное ее использование даже в мирное время. Шаг за шагом, методично и расчетливо претворяется в жизнь интервенционистская политика Соединенных Штатов. Военная мощь провозглашена главным и чуть ли не единственным "предварительным условием мира".

Характерной чертой внешней политики администрации США по прежнему остаются авантюризм, стремление решать острые проблемы современности при помощи угроз и проведением силовой политики. Это отчетливо проявляется в стремлении Белого дома к разжиганию конфликтов, в гонке вооружений и расширении милитаристских приготовлений. Для оправдания агрессивности курса американской администрации в глазах общественности усиленно раздувается затасканный миф о "советской военной угрозе".

"Чтобы заставить страну взять на себя бремя, требующее содержания мощных вооруженных сил, надо создать эмоциональную атмосферу, близкую к военной истерии. Надо вызвать страх перед опасностью извне" (Джон Фостер Даллес, государственный секретарь США при президенте Д. Эйзенхауэре). Одним из важнейших факторов, определяющих развитие современного общества в целом и систем национальной и военной безопасности государств, остается глобализация – процесс формирования единого общемирового экономико-информационного пространства на основе внедрения новых технологий.

Этот процесс характеризуется ослаблением влияния институтов государства и укреплением власти транснациональных образований. В этих условиях Соединенные Штаты реализуют стратегию создания однополярного мира и его предпосылок: противопоставление правящих элит собственным народам, а также противопоставление стран – сателлитов США их региональному окружению (если оно враждебно американцам); насаждение "управляемого хаоса" в целях подкрепления "исключительной миссии избранного американского народа как последнего гаранта мирового порядка".

В систему глобализма закладывается принцип несостоятельности национальных суверенитетов и неспособности правительств справиться с зачастую инспирированными извне внутриполитическим хаосом, "майданами", терроризмом, межэтническими войнами, эксцессами религиозного фундаментализма и национал-экстремизма. Поэтому глобалисты, в основном Соединенные Штаты, не случайно заинтересованы в подрыве стабильности и сложившегося миропорядка, заменяя его хаосом, военными и экономическими кризисами. Последние выступают в качестве реальных источников угроз любому государству вне зависимости от их природы, масштабов и удаленности от территории с конфликтной ситуацией.

10 государств мира, лидирующих по военным расходам (по состоянию на 2020 год)

В эпоху глобализации вооруженное насилие остается приоритетным инструментом разрешения проблем мировой политики, фактор милитаризма продолжает сохранять свое значение в формировании внешнеполитической стратегии многих государств. В свою очередь это активизирует процессы милитаризации, гонки вооружения, оснащения ВС современными видами вооружений и военной техники (ВВТ). Количество ядерных держав за последние 20 лет увеличилось с семи до девяти. Теперь ядерное оружие (ЯО) превращается в оружие бедных государств, обеспечивающее их суверенитет и независимость.

По утверждению генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, одним из кризисных для мировой безопасности проявлений стала новая рекордная за последние 12 лет гонка вооружений по всему миру, в которую включены десятки различных государств и надгосударственных структур.

Если суммировать все эти расходы, то в мире на военные цели расходуется около 2 трлн долларов в год.

Вместе с тем следует различать принципиальную разницу между милитаризмом и стремлением ряда стран укреплять свою обороноспособность. Так, Российская Федерация вынуждена поддерживать свой военный потенциал на достаточном для защиты собственных границ от государств-милитаристов уровне. При этом последние используют это законное право для обвинения РФ в милитаризме, в ее якобы подготовке оккупации Украины и аннексии стран-лимитрофов.

Милитаризм XXI века наряду с традиционными признаками имеет особенности, обусловленные разработкой ЯО и обычного оружия с более качественными характеристиками (скорость, мощность, дальность и точность, быстродействие, противодействие помехам и т. д.), созданием вооружений на новых физических принципах (лазерное, гиперзвуковое, так называемое чистое оружие – нейтронные бомбы, радиологическое оружие, способное распространять радиоактивные материалы не только при помощи взрыва, но и путем распыления. В ряде стран НАТО в военных целях ведутся разработки способов прямого воздействия на климат, на физические свойства воды, газо- и термический обмен гидросферы и атмосферы), происходит дальнейшее развитие многосферных операций, в том числе в космосе и киберпространстве. На этом фоне США стремятся сохранить роль мирового жандарма с опорой на Североатлантический союз и страны-партнеры.

В условиях формирования многополярного мира Соединенные Штаты требуют довести уровень военных бюджетов стран – участниц НАТО до 2% ВВП и более, осуществляют активную продажу ВВТ через программу торговли продукцией военного назначения с зарубежными странами (FMS).

Пентагон также наделен правом оказывать финансовую поддержку вооруженным силам иностранных государств, нерегулярным воинским формированиям, группам лиц или отдельным лицам, содействующим американским силам специальных операций.
Государственный департамент США, располагая таким же правом, запросил на 2021–2022 финансовый год 6,1 млрд долларов на оказание финансовой помощи другим странам в военных целях.
Характерной особенностью расширения масштабов военного сектора мировой экономики в настоящее время является не только тенденция к повышению абсолютных размеров мировых военных затрат, но и увеличение его доли, то есть милитаризация мировой экономики в мирное время. При этом наблюдается тенденция к расширению круга стран, которые стремятся создать собственную военную промышленность.

В настоящее время следует отметить происходящую милитаризацию международных отношений, что проявляется в стремлении отдельных государств (англо-саксонских), используя политику силы, экономические санкции, шантаж и угрозы, превратить другие государства в послушные марионетки. В ряде случаев это удается благодаря компрадорской буржуазии, в других – используется следующий механизм. Сначала выдвигаются заведомо неприемлемые требования в адрес объекта будущей агрессии, затем вводятся санкции прежде всего Совета Безопасности ООН, на ограниченное применение военной силы и "обеспечение бесполетных зон", "разъединение воюющих сторон" и т. д. На третьей стадии реальные действия атакующей стороны выходят за рамки отведенных им полномочий либо полностью игнорируют мнение международных структур, не дающих санкций на дальнейшее развитие агрессии.

Именно подобным образом складывалась ситуация во время весенней войны в Ливии в 2011 году. Четвертая стадия предполагает признание результатов агрессии со стороны международного сообщества, для чего расширяется состав оккупационных сил за счет государств-сателлитов, а также держав, ранее воздерживавшихся от участия в коалиции.

Еще один пример – организация "майдана-2014" – от начала до конца американской спецоперации по превращению Украины в американского сателлита, русофобское государство с дальнейшей его милитаризацией якобы для защиты от агрессии со стороны России.

Милитаризация международной политики проявляется также в ревизии и игнорировании норм международного права, международных организаций, призванных ограничивать насилие в мировой политике, разработку новых вооружений и наступательных технологий. Таким образом, милитаризация международных отношений представляет собой идеологию и практику военной экспансии, инструмент реализации замыслов государств-милитаристов достижения глобального или регионального доминирования.

Особенностью милитаризации эпохи глобализации следует признать изменение состава участников данного процесса. Усиливается значение транснациональных и негосударственных субъектов вооруженной борьбы, фактически бесконтрольной остается деятельность неправительственных организаций, занятых интеллектуальным и идеологическим обеспечением политики милитаризма. Военно-промышленный комплекс становится политической и экономической силой, представляющей новую более высокую ступень процесса милитаризации, переплетения интересов частного бизнеса и властных государственных структур. В ВПК, как правило, входят или примыкают к нему различные милитаристские организации, среди которых выделяются три основные группы: ассоциации военных промышленников, профессиональные ассоциации кадровых и бывших военнослужащих. Все эти организации выступают за использование военной силы в международных отношениях и за увеличение военных бюджетов.

В системе милитаризма заметное место занимают не только военно-промышленные концерны, но и компании сырьевой отрасли. Так, нефтедобывающие корпорации США и Великобритании являются наиболее влиятельными группами давления, желающими подчинить своим интересам политику национальных правительств. Именно стремление к контролю над нефтяными ресурсами во многом обусловило войны в Персидском заливе – агрессию Ирака против Кувейта в 1991 году и интервенцию многонациональной коалиции в Ираке в 2003-м.

В настоящее время активными участниками боевых действий являются частные военные компании, нанимаемые для решения задач, несовместимых с международными военными конвенциями.

Размытие границ между военными и невоенными средствами противоборства обуславливает активное применение экономических санкций, проведение информационно-психологических операций, ведение "гибридных войн", использование "мягкой" силы как одной из форм современного милитаризма. Так, информационно-психологические операции направлены на решение таких задач, как изменение мировоззрения и формирование требуемой линии поведения целевых аудиторий, а также дезорганизацию системы управления противника. Кроме того, США и НАТО придают серьезное значение психологическому воздействию на руководство неподконтрольных им государств, используя различные формы угроз, шантажа, подкупа и иные специфические методы.

Судя по определению, одной из самых милитаристских стран современности являются Соединенные Штаты с общим военным бюджетом на 2022 финансовый год в размере 768,3 млрд долларов (больше чем 2021-м на 2,3 млрд долларов), более 600 военными базами по всему миру и принявшие за последние 50 лет участие в качестве "гаранта мира и демократии" почти в 130 военных конфликтах и войнах. Такая политика была закреплена в военных стратегиях США, которые характеризовались направленностью на силовое обеспечение лидерства и господства в мире, формированием военной силы, способной уничтожить экономическую и военную инфраструктуру любого государства. На доктринальном уровне эта "империя добра" закрепила за собой одностороннее право на ведение превентивных войн без оглядки на международные законы. Вторжение в Афганистан в 2001 году (операция "Несгибаемая свобода") и военная интервенция Вашингтона против Ирака в 2003-м ("Свобода Ираку") – реализация положений этих документов.

Милитаризация подрывает стратегическую стабильность в мире, приводит к безответственному отношению к международным договорам в военной сфере. Так, Соединенные Штаты за сравнительно короткий срок вышли из Договора по ПРО 1972 года, Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы и Договора по открытому небу. Наряду с этим они недобросовестно выполняются Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3) и Договор о нераспространении ядерного оружия США, и разместив ЯО на территории пяти европейских государств, где проводят отработку практических навыков его использования на самолетах-носителях.

Согласно заявлению генсека НАТО Й. Столтенберга, американские ядерные бомбы могут оказаться в Восточной Европе (например, в Польше), если Германия откажется от их размещения на своей территории. При этом с 2024 года Польша станет принимать на вооружение американские истребители F-35A, которые адаптированы в качестве носителей ядерных бомб B-61 Mod.12. Кроме того, польские F-35A являются носителями американской крылатой ракеты JASSM-ER c радиусом действия 1 тыс. км и возможностью оснащения ее ядерной боевой частью.

Под предлогом поддержания европейской безопасности альянс с 1 октября 2014 года реализует военно-политическую инициативу "Сдерживание агрессии в Европе", которая предусматривает наращивание масштабов присутствия американских ВС на Европейском континенте, в Черноморской и Балтийской морских зонах, увеличение количества многонациональных мероприятий оперативной и боевой подготовки войск (сил), модернизацию размещенных в Европе объектов военной инфраструктуры, наращивание запасов ВВТ в рамках системы заблаговременного хранения. В 2021 году на "защиту Соединенных Штатов и их европейских союзников в условиях роста угрозы странам Запада со стороны РФ" направлено 4,5 млрд долларов. С учетом предполагаемых на эти цели проектом военного бюджета США на 2022 год еще 3,7 млрд долларов общий объем ассигнований на программу "Сдерживание агрессии в Европе" составит 26 млрд долларов. Одновременно Соединенные Штаты и другие западные государства размещают воинские контингенты и строят базы вблизи границ с Российской Федерацией. Так, создаваемые на Украине американские учебные центры фактически являются базами НАТО.

Особую активность в милитаризации этой страны стала проявлять Великобритания. В июне 2021 года был подписан меморандум о проекте морского партнерства между консорциумом промышленности королевства и ВМС республики. Тогда же было объявлено о том, что ВСУ получит от Лондона кредит в размере 1,25 млрд фунтов стерлингов на развитие вооруженных сил. Важными в военном сотрудничестве Лондона и Киева стали договоренности об участии Британии в строительстве на Украине военно-морских баз в Очакове (Николаевская область) и Бердянске (Запорожская область). Кроме того, королевство подготовило 600 бойцов спецназа для экстренного ввода в республику посредством переброски их на украинские аэродромы, так и высадки с парашютом.

Если Украина действительно разместит у себя крупные контингенты войск западных государств, то с учетом полного отсутствия у "самостийной державы" суверенитета она под влиянием англо-саксов может стать детонатором широкомасштабного вооруженного конфликта.

Белый дом оказывает также военную помощь иностранным государствам, которая осуществляется путем содействия закупкам американской военной техники путем предоставления кредитов на приобретение ВВТ, подготовку и обучение военного персонала и другие мероприятия. В 2022 году на эти цели планируется израсходовать 11,7 млрд долларов.

Серьезная проблема для народонаселения планеты – выполнение Вашингтоном Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО, вступил в силу в 1975 году). США ратифицировали ее в 1972 году, однако в 2001-м отказались принимать протокол к конвенции, предусматривающий механизмы взаимного контроля. Таким образом, проверить исполнение Вашингтоном КБТО с помощью международно-правовых средств не представляется возможным. Как заявил глава МИД России С. Лавров, "мы не раз привлекли внимание к ситуации, связанной с созданием и развитием биологических лабораторий, большинство из них под эгидой Пентагона, которые США создают по всему миру, в том числе на пространстве ШОС, на постсоветском пространстве, и эти лаборатории достаточно плотно формируются по периметру границ РФ и, соответственно, рядом и с границами Китая".

Опасные виды заболеваний, модифицированные в этих лабораториях, уже применяются для нанесения ущерба сельскому хозяйству, а также против населения государств, враждебных политике Вашингтона.

ВС США, кроме ведения боевых действий на суше, в воздухе и на море, намерены перенести их в космос и киберпространство. Так, массированные кибернетические атаки должны парализовать деятельность государственных институтов, связи и электроснабжения, отрезать население от информационных каналов и лишить его адекватного представления о происходящих событиях, создать впечатление, что поражение неизбежно и сопротивление приведет к еще большим потерям. Таким образом американское командование рассчитывает превратить деморализованное и дезориентированное население противника в пятую колонну, стремящуюся немедленно согласиться на полную капитуляцию и вынудить пойти на этот шаг руководство страны. Отмечается также задействование в военной стратегии США противоборства в когнитивно-информационной области, когда главная цель "усмирения" России – изменение национального сознания, ценностных основ и культурных начал населения, в том числе с использованием мирового информационного пространства и цифровизации всех сфер жизнедеятельности. Желаемый итог – приведение к власти в Кремле политических сил, полностью подвластных Вашингтону и враждебно настроенных к Китаю.

В настоящее время переход от прежнего типа стратегической стабильности двухполюсного мира времен "холодной войны" к глобальной нестабильности вызван стремлением Соединенных Штатов сохранить политическое, военное и экономическое доминирование на мировой арене при полном игнорировании норм международного права и интересов других государств, подменить ООН, снизив ее роль в вопросах поддержания мира на планете и разрешения кризисных ситуаций. Ни США, ни НАТО не намерены менять свою политику, наделяя себя глобальной мессианской миссией.

Об этом свидетельствует также принятая США и Великобританией на саммите "семерки" в июне 2021 года новая англо-американская Атлантическая хартия, которая задумана как своего рода отправная точка строительства мирового порядка исключительно по западным лекалам. Этот документ не содержит каких-либо упоминаний ООН или ОБСЕ, жестко фиксируя приверженность коллективного Запада обязательствам в рамках НАТО в качестве "единственно легитимного центра принятия решений". В документе главным препятствием на пути реализации этой хартии обозначены Россия и Китай. К КНР выдвигаются претензии слишком активного продвижения своих экономических интересов и наращивания военной и технологической мощи, а РФ обвиняют в "агрессивной политике" противодействия ультрарадикальным и неонацистским тенденциям на Украине и в прибалтийских странах, подавляющих права русских и других национальных меньшинств.

Последние инициативы США, Великобритании и Австралии по созданию военного союза также ставят под удар всю архитектуру безопасности в Азии. Кроме того, в сентябре 2021 года реанимировал свою деятельность созданный в 2007 году четырехсторонний диалог по безопасности QUAD (Quadrilateral Security Dialogue) – стратегический диалог между США, Австралией, Индией и Японией по проблемам безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе с задачами разработки и реализации широкого круга инициатив, направленных на противодействие растущему влиянию Пекина в этом регионе.

В связи с этим Китай выступил с резкой критикой QUAD, полагая, что США по-прежнему стремятся сохранить международный порядок, в котором "американская гегемония, запугивание и доминирование" могут продолжаться. А по утверждению секретаря Совета безопасности России Н. Патрушева, "QUAD – это прообраз азиатского аналога НАТО, нового военно-политического блока с выраженным проамериканским характером. И Вашингтон будет стараться втянуть в эту организацию и другие страны, главным образом для проведения антикитайской и антироссийской политики". Из этого следует, что, подобно расширению НАТО на Восток, американцы собираются приращивать QUAD странами АСЕАН, чтобы затем разместить в них нацеленное на Китай и далее на Россию ядерное оружие со средствами доставки.

Таким образом, в условиях формирования многополярного мира сохраняется тенденция милитаризации большинства стран. При этом возросшие потребности зарубежных государств в ВВТ усилили роль транснациональных военных корпораций и компаний сырьевой отрасли в принятии ими политических и военных решений, способствующих дальнейшей милитаризации международных отношений. Этот процесс обостряют Соединенные Штаты, которые, игнорируя нормы международного права, стремятся сохранить доминирующую роль в мире, что как и во времена существования СССР "проявляется в стремлении Белого дома к разжиганию острых конфликтов, в безудержной гонке вооружений, в расширении милитаристских приготовлений". Для оправдания агрессивности курса администрации Белого дома в глазах общественности усиленно раздувается затасканный миф теперь уже о российской военной угрозе.

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №1. - С. 3-12

Всего комментариев: 0
avatar