Международная обстановка и угрозы национальной безопасности России (2018)

Генерал-майор С. Афанасьев

Международная обстановка в 2017 году осложнилась, что оказало существенное влияние на безопасность Российской Федерации. Основными факторами, обусловившими негативные тенденции ее изменения, явились: неготовность США и их союзников признавать объективные реалии формирующегося многополярного мира; наращивание под предлогом мнимой российской угрозы военного присутствия НАТО у границ РФ; стремление главарей международных террористических организаций, несмотря на поражение в Сирии и Ираке, продолжить распространение экстремистской идеологии в нестабильные страны; попытки ряда государств использовать исламских радикалов в своих интересах.

Наряду с этим серьезное деструктивное воздействие на глобальную и региональную безопасность оказывали неурегулированные кризисы и вооруженные конфликты, прежде всего в Афганистане, Донбассе, вокруг Северной Кореи, на севере Африки, а также жесткая конкурентная борьба между различными "центрами" финансовой и экономической власти.

Значительный вклад в недопущение эскалации международной напряженности в 2017 году внесла Россия. Благодаря решительным действиям Вооруженных Сил Российской Федерации были достигнуты серьезные успехи в борьбе с международным терроризмом в Сирии. Предотвращен распад государства, создан задел для политического урегулирования и национального примирения. Сформировался антитеррористический союз с Турцией и Ираном, укрепились связи с Саудовской Аравией, Иорданией, Катаром и Египтом. На новый уровень вышло сотрудничество с Китаем и Индией.

Касаясь перспектив развития международной ситуации на ближайший период, необходимо отметить следующее.

Значительная по уровню напряженность сохранится у западных границ России, где Североатлантический союз продолжит реализацию решений саммитов НАТО 2016 и 2017 годов по развертыванию дополнительных контингентов объединенных вооруженных сил, развитию военной инфраструктуры, увеличению интенсивности оперативной и боевой подготовки коалиционных и национальных ВС блока.

Продолжатся провокации со стороны националистических батальонов и ВСУ на Востоке Украины с целью отвлечь внимание населения страны от провального курса Киева, ведущего к дальнейшему расколу государства, обнищанию граждан и потере страной самостоятельности.

Переместившиеся из Сирии и Ирака в Афганистан, на Синайский п-ов, в Северную Африку и Юго-Восточную Азию "недобитые" террористы будут пытаться сформировать дееспособные структуры за счет вербовки местных "единомышленников" и вновь реализовать идею создания нового "Халифата".

В Юго-Восточной Азии главными проблемами безопасности останутся развертывание США и их союзниками региональной системы ПРО, территориальные споры в Южно-Китайском море, а также продолжение Пхеньяном ракетной и ядерной программ на фоне нежелания Вашингтона искать какие-либо компромиссные варианты разрешения кризиса.

Значимое влияние на безопасность мирового сообщества будут оказывать столкновение интересов ведущих держав в Арктике, эффективность контроля над вооружением и нераспространением ОМП, ситуация в Венесуэле, Йемене, Ливии, других нестабильных странах.

Одним из главных "катализаторов" глобальной и региональной нестабильности являются правящие элиты Соединенных Штатов.

После смены в январе 2017 года демократической администрации на республиканскую во главе с Д. Трампом Вашингтон продолжил деструктивный курс в отношении России и ее союзников. Антироссийская деятельность стала стержневым элементом как внутренней, так и внешней политики исполнительной, законодательной и судебной власти США.

Белый дом, несмотря на жесткую критику прежнего руководства страны, сохраняет преемственность его международного курса. Особую опасность представляют решения президента Соединенных Штатов, принимаемые исходя из соображений внутриполитической конъюнктуры, спонтанно, без должного анализа и учета всех возможных последствий для стабильности и безопасности в мире.

Ключевым негативным фактором деятельности Белого дома на российском направлении останется значительное ограничение самостоятельности президента в вопросах внешней политики, в том числе системой сдержек и противовесов исполнительной и законодательной власти, а также искусственно нагнетаемой в стране антироссийской кампанией.

Всё вышесказанное заставляет Д. Трампа идти на постоянные уступки законодателям в обмен на поддержку своих действий. При этом необходимость урегулирования внутренних проблем вынуждает его маневрировать в поиске компромиссов в сфере внешней политики.

В данных условиях Российская Федерация остается в числе первоочередных вызовов интересам Вашингтона, считающего приоритетом своей деятельности воспрепятствование процессу трансформации России в один из ведущих центров силы.

Необходимо отметить, что антироссийская составляющая американской международной политики входит в число немногих направлений, которые пользуются практически всеобщей поддержкой в Белом доме. При этом санкциям против России отводится роль долгосрочных инструментов сдерживания и изоляции нашей страны, создания условий для снижения уровня жизни и роста недовольства граждан действующей властью. Так, в принятом в августе 2017 года федеральном законе "О противодействии противникам Америки посредством санкций" за Россией законодательно закреплен статус такого "противника", подлежащего сдерживанию, а введенные против РФ меры носят экстерриториальный и бессрочный характер.

В опубликованной 18 декабря 2017 года новой редакции одного из ключевых документов военного и внешнеполитического планирования США - "Стратегии национальной безопасности" - также четко прослеживается антироссийская направленность. Под предлогом нейтрализации военных угроз со стороны РФ Белый дом намерен сконцентрировать внимание на наращивании численности американских ВС, совершенствовании обычных вооружений и ядерного арсенала, развертывании надежной системы ПРО, развитии научно-производственной базы ВПК и внедрении инновационных технологий.

Планируется также поэтапно увеличивать расходы на оборону, наращивать возможности войск (сил) для ведения многосферных боевых действий, прежде всего в кибернетическом и космическом пространстве.

Вашингтон рассчитывает шире использовать "на российском направлении" потенциал дружественных ему государств, добиваться повышения их вклада в координируемые Соединенными Штатами усилия в оказании давления на нашу страну.

Великобритания, ФРГ, Франция и Евросоюз в целом не намерены отклоняться от заданной США генеральной линии на сдерживание России, хотя и постепенно осознают ее порочность для стабильного политического и экономического развития континента.

Основным инструментом реализации данной задачи остается Североатлантический союз, обладающий внушительным военным потенциалом.

Коалиционная политика имеет выраженную антироссийскую направленность. Действия РФ по защите национальных интересов рассматриваются альянсом как основной дестабилизирующий фактор не только в Европе, но и в других регионах мира.

В интересах сдерживания России продолжается наращивание передового присутствия и проводится модернизация объектов военной инфраструктуры на "восточном фланге" НАТО. На территории Эстонии, Латвии, Литвы и Польши развернуты четыре батальонные тактические группы многонационального состава. Наряду с этим Вашингтон разместил на ротационной основе в Восточной Европе бронетанковую бригаду и бригаду армейской авиации сухопутных войск США.

В Румынии продолжается создание многонационального соединения. С мая 2017 года боевые самолеты стран блока приступили к патрулированию болгарского и румынского воздушного пространства.

Для организации приема и размещения войск усиления альянса в странах Балтии и Восточной Европы сформированы передовые координационные центры, подготовлены передовые аэродромы, создаются системы заблаговременного складирования боеприпасов и других материальных средств.

В Восточной Европе, акваториях Северной Атлантики, Балтийского и Черного морей сохраняется высокая интенсивность оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО, в том числе с привлечением воинских формирований внеблоковых государств, таких как Финляндия и Швеция.

Ежегодно на территории стран Балтии и Восточной Европы по коалиционным и совместным планам проводится не менее 30 крупных учений, имеющих явно выраженную антироссийскую направленность. Наиболее провокационный характер носят мероприятия, рассчитанные на изучение инфраструктуры Европейского ТВД в интересах организации перебросок войск (сил) усиления блока к западным границам России.

Дестабилизирующее влияние на ситуацию в Европе оказывает деятельность Соединенных Штатов по размещению противоракетных комплексов "Иджис Эшор" в Румынии (введен в строй в 2016 году) и Польше (ввод планируется к концу 2018-го). Данные объекты включаются в состав европейского сегмента глобальной системы американской ПРО и будут использоваться в интересах противоракетной обороны США и стран НАТО. При этом универсальность пусковых установок Мк41 позволяет применять их при стрельбе крылатыми ракетами "Томахок" и перспективными ударными средствами, разрабатываемыми Пентагоном.

Подготавливаются планы дальнейшего наращивания военного присутствия Североатлантического союза у западных границ России.

Значительное внимание в НАТО уделяют повышению возможностей для реагирования на якобы исходящие от РФ угрозы невоенного характера. В целях решения этого вопроса альянс налаживает тесное сотрудничество с Европейским союзом. В интересах обеих организаций с апреля 2017 года в г. Хельсинки функционирует Европейский центр передового опыта по противодействию "гибридным" угрозам. Принято также решение о развитии потенциала блока по ведению действий в киберпространстве.

В рамках деятельности альянса по интеграции в него балканских государств в июне 2017 года Черногория стала 29-м членом организации. Активизирована деятельность по ускорению процесса присоединения к блоку Македонии, а также Боснии и Герцеговины. Кроме того, в Брюсселе изучают евроатлантические перспективы Грузии и Украины, на территории которых периодически проводятся учения с участием ОВС НАТО, исследуют возможности их инфраструктуры для размещения войск (сил) альянса.

В приоритетном порядке оказывается содействие Грузии, Украине и Молдавии в укреплении их военного потенциала в целях создания буферной зоны вдоль восточных границ блока. Для этого данным республикам предоставляется помощь в проведении соответствующих реформ и модернизации национальных вооруженных сил по натовским стандартам.

Вместе с тем страны Европейского союза сами испытывают существенные проблемы, влияющие на их безопасность. К ним относятся: рост угрозы совершения терактов, вызванный притоком в Евросоюз из зон кризисов значительного числа беженцев, служащих приоритетной вербовочной базой террористической организации "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ, запрещена в РФ); ослабление ЕС в результате выхода из союза Великобритании, раскол между Восточной и Западной Европой по ряду важных внутри- и внешнеполитических проблем, включая политику на российском направлении.

Серьезным фактором нестабильности у границ РФ является вооруженный конфликт на юго-востоке Украины. Западом запущен механизм системной деградации, направленный на полную дезинтеграцию российско-украинских политических, социальных, торгово-экономических и иных связей. В районе Донбасса сохраняется многотысячная группировка правительственных войск, предназначенная для силового "восстановления контроля" над Донецкой и Луганской народными республиками.

Киев постоянно провоцирует самопровозглашенные республики на ответные действия. Подразделения регулярных ВС и слабо контролируемых украинскими властями националистических формирований систематически нарушают режим прекращения огня, применяя не только стрелковое оружие и минометы, но и тяжелые виды вооружения против отрядов народной милиции и гражданского населения, объектов инфраструктуры Донбасса. Проводятся террористические акты в отношении командиров ополченцев, политических лидеров Донецка и Луганска. При этом украинское руководство не намерено выполнять Минские соглашения, настаивая на своей трактовке договоренностей, прежде всего об очередности выполнения отдельных их положений.

Украинские власти также принимают все возможные меры в цепях недопущения реализации российской инициативы о развертывании в зоне конфликта в Донбассе миротворческого контингент та ООН для обеспечения охраны сотрудников Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Руководство страны хотело бы трансформировать ее в крупномасштабную миротворческую операцию на всей неподконтрольной киевским властям территории Донецкой и Луганской областей, в том числе у границы с Россией.

Одновременно Украина, пользуясь западной поддержкой и спекулируя на проблемах в российско-европейских отношениях, не оставляет попыток дестабилизировать обстановку в Крыму путем вовлечения части крымско-татарского населения полуострова в противоправную антироссийскую деятельность.

Высокий конфликтный потенциал отмечается также и в Молдавии, Негативное влияние на развитие обстановки в этой стране оказывают неразрешенность приднестровской проблемы, существующие в Кишиневе противоречия между ориентированным на Россию президентом и прозападным правительством, поддерживаемым парламентским большинством.

Продолжается информационное, политическое и финансово-экономическое давление Вашингтона и Брюсселя на Белоруссию в целях ее переориентации на Запад и снижения уровня военного и военно-технического сотрудничества с Российской Федерацией.

На Юго-западе деструктивное влияние на развитие обстановки оказывает деятельность на Северном Кавказе бандформирований, значительная часть которых поддерживают идеологию ИГИЛ.

Обстановка в зоне нагорно-карабахского конфликта сохраняется сложной вследствие вооруженных провокаций противоборствующих сторон, в результате которых продолжают гибнуть военнослужащие и мирное население, наносится ущерб гражданским объектам.

Основными приоритетами внешней политики Тбилиси остаются интеграция республики в НАТО и Европейский союз, а также восстановление территориальной целостности государства. В этих условиях нельзя исключать ухудшения российско-грузинских отношений, прежде всего из-за поддержки Москвой властей Абхазии и Южной Осетии. Такому развитию ситуации в значительной степени содействуют внешние силы, не заинтересованные в сближении Грузии с Россией.

На Ближнем и Среднем Востоке особое влияние на обстановку оказывает политика США, направленная на усиление противоречий как между зависимыми от них арабскими государствами, так и между этими странами и Ираном. Сохранение региона в качестве долгосрочного очага нестабильности способно "отвлекать" внимание и ресурсы всех основных соперников и конкурентов Вашингтона. Такой подход позволяет Белому дому оправдывать необходимость поддержания мощного передового присутствия своих ВС и реализации планов создания региональной системы ПРО.

Другим дестабилизирующим фактором является угроза для региональной безопасности со стороны террористических группировок, в первую очередь "Исламского государства Ирака и Леванта".

В настоящее время завершен разгром бандформирований ИГИЛ в Сирии, ведется уничтожение последних очагов сопротивления в Ираке. При этом, несмотря на существенное сокращение своих возможностей в обеих странах, игиловцы не только продолжают активную деятельность в данном регионе, но и провозглашают намерение распространить ее на государства Центральной Азии, в том числе входящие в СНГ.

В Сирийской Арабской Республике введенный 30 декабря 2016 года режим прекращения боевых действий между Дамаском и так называемой умеренной оппозицией в целом соблюдается. Достигнута цель разгрома крупных террористических группировок на ее территории. Главарям ИГИЛ после поражения в САР и в условиях сокращения поддержки из-за рубежа, утраты основных источников самофинансирования становится все сложнее организовывать деятельность экстремистов на территории республики.

Благодаря успешным действиям сирийской армии при поддержке ВКС России, а также организации переговорного процесса в "астанинском" формате удалось достичь существенного прогресса в мирном урегулировании вооруженного конфликта. Создание зон деэскалации в Сирийской Арабской Республике на основании меморандума, подписанного в мае 2017 года странами-гарантами (Россия, Турция и Иран), привело к формированию предпосылок для нормализации ситуации в этом районе. В Российской Федерации ведется интенсивная работа по организации процесса политического урегулирования в САР.

В Центральной Азии развитие обстановки определяется активизацией деятельности экстремистов в Афганистане и Пакистане.

Самой многочисленной антиправительственной группировкой в Афганистане является Исламское движение талибов. Его главными целями являются изгнание из страны оккупантов - контингентов вооруженных сил зарубежных государств, свержение правительства и установление "Исламского эмирата Афганистан". Однако не исключено, что в случае прихода к власти талибы не будут препятствовать использованию союзными им бандформированиями захваченных районов на севере страны в качестве "тыловых баз" и плацдарма для проникновения в республики Центральной Азии и Китай.

"Исламское государство Ирака и Леванта", численность вооруженных отрядов которого в Афганистане составляет до 4 тыс. боевиков, представляет серьезную террористическую угрозу безопасности сопредельных с ИРА государств. Наиболее прочно исламисты закрепились на востоке страны. Отмечаются попытки отдельных группировок ИГИЛ распространить свое влияние в северные провинции, граничащие с Таджикистаном и Туркменистаном. Особый упор делается на вербовку в указанных районах полевых командиров и боевиков других бандформирований и привлечение их на свою сторону.

Кроме того, незавершенность процесса делимитации и демаркации границ между государствами Центральной Азии, а также неурегулированность вопросов совместного водопользования создают предпосылки для периодического возникновения пограничных инцидентов, в том числе с применением оружия, что ведет к сохранению в регионе конфликтного потенциала.

Напряженная обстановка в Центральной Азии отвечает интересам США и их союзников в контексте блокирования интеграционных процессов на постсоветском пространстве и ослабления региональных конкурентов Соединенных Штатов.

На Востоке определяющее значение приобретает нарастание борьбы за региональное лидерство между США и Китаем.

Заметное усиление китайского влияния в мировой политике, сопровождающееся масштабной модернизацией вооруженных сил, демографической и экономической экспансией по всему миру, ведет к повышению глобальной роли Пекина.

В свою очередь, рост региональных и глобальных амбиций Китая остается основным фактором, обусловливающим для Белого дома необходимость наращивания своего влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе в целях сдерживания Пекина. Администрация Д. Трампа сосредоточивает усилия на сохранении условий, при которых для стран АТР более предпочтительным оказалось бы развитие устойчивых связей именно с Вашингтоном. Это должно обеспечить Соединенным Штатам возможность избирательно воздействовать на обстановку в выгодном для себя направлении.

В США исходят из того, что в перспективе соперничество с Китаем, в первую очередь в Азии, будет усиливаться, и в этот процесс удастся вовлечь все большее число как региональных игроков, так и ведущих мировых держав. Однако из-за крайне высокого уровня взаимозависимости американской и китайской экономических и финансовых систем выход противоречий между ними в ближайшем будущем на конфликтоопасный уровень представляется маловероятным.

Значительным раздражителем в китайско-американских отношениях являются планы США разместить свои противоракетные комплексы ТХААД в Южной Корее, а также поставить Японии системы ПРО "Иджис Эшор". Как считают в Пекине, развертывание Вашингтоном этих современных противоракетных средств направлено прежде всего против КНР, что создает серьезную угрозу для ее безопасности.

Япония реализует меры, направленные на повышение роли вооруженных сил как инструмента государственной политики. Законодательно закреплена возможность их участия в составе коалиционных группировок войск при отсутствии непосредственной угрозы для национальной безопасности, узаконены условия применения воинских формирований в операциях на территории иностранных государств, в том числе проводимых без санкции Совета Безопасности ООН.

Потенциальным источником военной опасности для Российской Федерации остаются территориальные притязания Японии на острова Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды.

Наиболее опасным очагом напряженности в регионе, способным привести к крупномасштабному вооруженному конфликту, по-прежнему является Корейский п-ов. Это обусловлено бескомпромиссной позицией северокорейского и американского руководства, а также отсутствием эффективных механизмов поддержания стабильности и снижения уровня военного противостояния между Южной и Северной Кореей.

Основное дестабилизирующее влияние на ситуацию в Северо-Восточной Азии оказывают испытания в КНДР ядерных взрывных устройств и баллистических ракет, а также высокая интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки, проводимых Республикой Корея как самостоятельно, так и совместно с Соединенными Штатами.

В Арктике обостряется соперничество за контроль над энергоресурсами между США, Канадой, Норвегией, Данией и Россией, а также внерегиональными игроками. Следовательно, растет не только экономическая, но и военная активность этих стран на Севере. Так, администрация Д. Трампа принимает меры для защиты и продвижения национальных интересов на фоне общей активизации деятельности приполярных и других государств, стремящихся обеспечить свое участие в освоении богатейших природных запасов и использовании уникальных энергетических, транспортных и иных возможностей региона.

Пентагон в феврале 2017 года представил американскому конгрессу новую редакцию своей "Арктическое стратегии". Впервые в этом документе признается наличие у Соединенных Штатов серьезных противоречий с РФ по вопросу использования Северного морского пути. Деятельность российской стороны по установлению правил судоходства в акваториях под национальной юрисдикцией является в американской трактовке претензией на получение чрезмерных прав, что не соответствует нормам международного законодательства. При этом подчеркивается готовность ВС США к действиям по обеспечению свободы мореплавания "в проблемных зонах".

В свою очередь, руководство НАТО под предлогом якобы "вынужденного реагирования" на деятельность Вооруженных Сил России в Заполярье принимает меры для укрепления "северного фланга" альянса. Одновременно к проводимым в регионе мероприятиям ОБП активно привлекаются воинские формирования внеблоковых государств - Швеции и Финляндии.

Кроме того, планируется наращивать состав постоянных групп ОВМС НАТО для их активного применения на Крайнем Севере, развивать возможности объединенной системы ПВО блока в Арктике и увеличить интенсивность проведения мероприятий оперативной и боевой подготовки ОВС альянса в Заполярье.

Особое значение придается вопросам патрулирования воздушного пространства Исландии и прилегающих к ней районов Северной Атлантики силами и средствами ОВВС НАТО, несения боевой службы в регионе американскими и британскими атомными подводными лодками, а также организации полетов самолетов стратегической авиации США.

В целом анализ международной обстановки свидетельствует о наличии серьезных угроз для национальной безопасности Российской Федерации, которые носят комплексный характер и способны привести к ухудшению ситуации по всему периметру наших границ.

При этом наибольшую опасность представляют негативные факторы, связанные с вооруженным противостоянием на Украине, сохранением террористической угрозы в Сирии, реализацией ракетной и ядерной программ КНДР, а также дальнейшее обострение обстановки на Юго-Западе и на Юге, где существуют реальные предпосылки для эскалации кризисов, в которые может быть втянута наша страна.

Зарубежное военное обозрение. 2018, №1 С. 3-11

Всего комментариев: 0
avatar