Стратегическая стабильность в XXI веке (2021)

Полковник А. Михайлов

Встреча президентов Владимира Путина и Джозефа Байдена в Женеве (Швейцария) 16 июня с. г. может стать началом конструктивного диалога и ведения переговоров по упрочению стратегической стабильности и сохранения мира на планете. Как говорится в совместном заявлении лидеров двух крупнейших ядерных держав «Россия и США демонстрировали, что даже в периоды напряженности способны добиться прогресса в реализации совместных целей по обеспечению предсказуемости в стратегической сфере, снижению рисков вооруженных конфликтов и угрозы ядерной войны». Для достижения этих целей оба государства намерены запустить комплексный двусторонний диалог по стратегической стабильности.

Президент Российской Федерации Владимир Путин на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в ноябре 2020 года заявил, что в мире продолжается деградация системы стратегической стабильности. В апреле с. г. глава государства выступил с обращением к Федеральному Собранию, в котором предложил мировому сообществу обсудить стратегическую и глобальную стабильность, сформировать среду бесконфликтного существования.

Существуют по сути две основные трактовки понятия «стратегическая стабильность». Первая – состояние военно-стратегической обстановки, определяемое совокупностью военных, политических, экономических и других факторов. Ни одна из сторон не рассчитывает на достижение успеха в войне (военном конфликте) с применением военной силы первой. Вторая трактовка – в широком смысле – это состояние межгосударственных отношений, определяемое совокупностью политических, экономических, военных и других мер, предпринимаемых противостоящими государствами (коалициями). В результате этого никто из них не способен или не имеет намерение применить вооруженные силы для достижения своих политических целей.

Стратегическая стабильность в эпоху «холодной войны» затрагивала отношения только двух ядерных держав – Советского Союза и Соединенных Штатов, когда обе стороны имели возможность в случае глобальной ядерной войны многократно уничтожить друг друга, а заодно и весь остальной мир.

Уровень стабильности определялся вероятностью возникновения ядерной войны при сложившемся соотношении ядерных вооружений двух государств.

Этот термин возник в период «холодной войны» после Карибского кризиса 1962 года, когда США и СССР оказались на грани полномасштабного обмена ядерными ударами. Тогда под стратегической стабильностью понималось отсутствие у сверхдержав стимула к нанесению первого ядерного удара, для чего каждая из сторон должна была располагать убедительным стратегическим потенциалом для нанесения ответного удара, делавшего первый бессмысленным. Гарантированное взаимное уничтожение означало неизбежную гибель государства, первым применившим ядерное оружие (ЯО), от ответных действий. Для закрепления этого положения на юридической основе Соединенные Штаты и Советский Союз в 1972 году согласились не наращивать далее стратегические оборонительные вооружения и заключили Договор об ограничении систем противоракетной обороны.

Таким образом, появление понятия «стратегическая стабильность» связано с развитием диалога между двумя державами по проблемам ограничения ядерных вооружений. Сам этот термин был зафиксирован позднее в Договоре между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (1987) и в Договоре СНВ-1 (1991). В июне 1990 года было также подписано специальное Совместное заявление относительно будущих переговоров по ядерным и космическим вооружениям и дальнейшему укреплению стратегической стабильности. В последующем этот термин прочно вошел в понятийный аппарат экспертов и используется в российско-американских документах, а также в официальных документах Российской Федерации.

Таким образом, стратегическая стабильность в эпоху «холодной войны» характеризовалась следующими факторами:
– биполярное устройство мира с двумя основными противниками;
– понимание того, что любая война между двумя сверхдержавами приведет к ядерным ударам и взаимному уничтожению;
– определенная степень уверенности, что перспектива взаимного гарантированного уничтожения способна удержать обе стороны от нападения друг на друга;
– постоянный страх, что противник найдет способ обойти «пакт взаимного самоубийства»;
– двусторонний контроль как метод ограничения гонки вооружений.

После распада Советского Союза американское доминирование не привело к формированию стабильной глобальной системы, учитывающей интересы всех участников международных отношений. К середине второго десятилетия XXI века непродолжительный период миролюбия в межгосударственных отношениях закончился и мир снова вернулся во времена соперничества великих держав. При этом доминирующее положение США уже не столь безусловно, как это было раньше.
В настоящее время осуществляется переход от прежнего типа стратегической стабильности времен «холодной войны» и двухполюсного мира к глобальной нестабильности, вызванной стремлением Соединенных Штатов сохранить политическое, военное и экономическое доминирование на мировой арене при полном игнорировании норм международного права и интересов других государств. Американское руководство, взяв на себя роль мирового жандарма, наделило себя правом устанавливать «красные линии» и определять способы наказания «неугодных» государств за их нарушение. Тем самым Вашингтон и его союзники стремятся подменить собой Организацию Объединенных Наций и снизить ее роль в вопросах поддержания мира на планете и разрешения кризисных ситуаций.

Кроме того, ситуация в мире осложняется появлением новых нижеследующих факторов, существенно подрывающих стратегическую стабильность:

– Разработка Соединенными Штатами в ХХI веке национальной военной стратегии, имеющей не оборонительный, а наступательный характер. Так, с 2001 по 2010 год она предусматривала возможность ведения «превентивных действий» с ярко выраженным наступательным характером (самая радикальная стратегия после 1950-х годов), а с 2010-го – стратегию ведения войны «управляемого хаоса» и «гибридных войн» с ориентацией на проведение глобально-интегрированных кампаний и многосферных операций (на суше, море, в космосе и киберпространстве).

– Формирование в результате распространения ЯО «ядерной многополярности» и бесконтрольное наращивание ракетно-ядерного потенциала другими государствами. В период «холодной войны» биполярная система обеспечивала странам «третьего мира» определенные гарантии от нападения.

Теперь же ЯО, как оружие богатых государств, превращается в оружие бедных, обеспечивающее возможность парировать военные угрозы США и их союзников.

– Глобальная стабильность стала в бóльшей степени зависеть от региональной с учетом возможной эскалации кризисных ситуаций в ядерный конфликт (Индия – Пакистан, Израиль – Иран, КНДР – Республика Корея). В международных отношениях сохраняется угроза непреднамеренного возникновения войны в результате перерастания неядерного военного конфликта в ядерный (например, Индия – Пакистан).

– Обычные вооружения (гиперзвуковое, высокоточное и кибероружие) приобретают характеристики, сопоставимые с боевой эффективностью ядерных средств поражения.

– Размытие границ между военными и невоенными средствами противоборства (в том числе проведение информационно-психологических операций, введение экономических санкций и др.). В частности, США и НАТО придают серьезное значение психологическому воздействию на руководство неподконтрольных им государств, применяя различные формы угроз, шантажа, подкупа и иные специфические методы.

– Деятельность международных негосударственных экстремистских организаций, использующих террористические методы и проявляющих интерес к оружию массового поражения. При этом традиционное сдерживание их посредством устрашения малоэффективно.

– Принятие на вооружение в тех или иных странах противоспутникового оружия с применением кинетических средств поражения и оружия направленной передачи энергии (лазеры, ускорители частиц).

– Дальнейшее развитие технологий искусственного интеллекта может сформировать новый баланс сил в мире и решающим образом повлиять на архитектуру глобальных рисков, геополитическую и геоэкономическую ситуацию.

– Организация Соединенными Штатами «цветных революций» с приходом к власти американских сателлитов. Майдан на Украине в 2014 году и проведение новой украинской властью под управлением американских спецслужб многоходовой силовой операции привели к появлению на границе с Россией государства с русофобской «элитой», готовой по команде Вашингтона развязать войну с РФ. А отсечение от Украины части русскоязычного населения обеспечивает теперь победу националистов на любых «демократических выборах».

– Организация выборов в ряде западных и восточноевропейских стран таким образом, что в результате власть попадает в руки политиков, ставящих на первое место национальные интересы США.

– Снижение уровня компетентности и чувства ответственности западных и восточноевропейских элит за сохранение мира на планете, ослабление общественного сопротивления милитаризму.

– Возможное появление ЯО у Японии и возникновение ядерной конфигурации: КНДР – Япония – США – КНР – Россия. В случае же создания ядерного оружия в Иране появится своего рода «шестиугольник» (КНР – Индия – Пакистан – Россия – Израиль – Иран). Вслед за Ираном ядерным государством может стать Саудовская Аравия, имеющая прочные связи с Пакистаном.

Такие шаги американцев, как выход из Договора по ПРО 1972 года, принятие ими концепции превентивных силовых действий, отказ от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, выход из Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, недобросовестное выполнение Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), выход из Договора по открытому небу, самым серьезным образом подорвали стратегическую стабильность в мире.

Американское руководство также последовательно выступает против формирования международной правовой базы, запрещающей использование в военных целях космического пространства, которое Пентагон рассматривает в качестве потенциального театра военных действий. Одновременно Вашингтон всеми способами отстаивает однополюсный мир, ничем не ограничиваемое наращивание своей военной мощи, проведение политики с позиции силы с нарушением международных норм и девальвацией роли международных институтов и договоренностей.

Отмечается также стремление Вашингтона демонизировать своих геополитических соперников, в первую очередь Россию и Китай, постоянно вводить против них необоснованные, надуманные ограничения и санкции для сдерживания их экономического роста. Политика Белого дома в отношении Российской Федерации приобретает все более изощренный, агрессивный характер, отличается комплексным и многовекторным воздействием на все области жизнедеятельности страны с намерением сменить правящую элиту РФ на послушных Соединенным Штатам марионеток.

На достижение этих целей направлена реализация концепции стратегической пропаганды (Strategic Communications), принятой на саммите НАТО в Варшаве в 2016 году. Она подразумевает использование военных и гражданских информационных инструментов, сил и средств психологических операций ОВС НАТО, структур так называемой общественной дипломатии, а также органов по связям с общественностью. Кроме того, к участию в этой деятельности активно привлекаются подразделения связи, разведки, радиоэлектронной борьбы, специальных операций, представительства международных и неправительственных организаций (НПО), средства массовой информации, в том числе сеть Интернет. В Европе инициировано создание крупных информационных агентств, специализирующихся на антироссийской тематике.

Согласно концепции стратегической пропаганды информационно-психологические операции направлены на решение трех взаимосвязанных задач: изменение мировоззрения и формирование требуемой линии поведения целевых аудиторий (Infl uence Activity); защита собственной информации (Information Protection Activity); дезорганизация системы управления противника (Counter Command Activity). Они выполняются в рамках следующих основных направлений информационно-психологического воздействия: проведение психологических операций (Psychological Operations); введение противника в заблуждение посредством дезинформации (Deception); оперативная маскировка (Operations Security); организация радиоэлектронной борьбы (Electronic Warfare); ведение контрпропаганды (Counter-Propaganda).

Целями пропаганды в рамках данной политики провозглашены: дискредитация внешнеполитического курса России и изображение ее в качестве основного источника угроз безопасности в Европе; обеспечение международной изоляции и снижение влияния РФ на постсоветском пространстве; поддержка политики стратегического сдерживания и ограниченного диалога с Кремлем.

По оценкам западных экспертов, рациональное использование информационных ресурсов позволяет также управлять общественным мнением вплоть до изменения системы ценностей широких масс населения (ментальности российского народа), а манипуляции информацией могут кардинально менять восприятие и поведение целевых аудиторий, формировать у граждан негативное отношение к деятельности органов власти. В итоге информационное превосходство над противником стало рассматриваться в качестве важнейшего фактора достижения победы в современной войне.

Отдельные проблемы информационно-пропагандистского обеспечения антироссийского курса Запада (наращивание передового военного присутствия, противодействие информационной деятельности РФ и др.) находят отражение в нормативно-правовых документах штаб-квартиры альянса.

В них делается ставка на максимальное использование психологического эффекта практических мероприятий по силовому давлению на Российскую Федерацию. В числе подобных акций выделены: демонстрация военного присутствия НАТО; перегруппировка войск и переброска военной техники; подъем по тревоге боевых частей; тренировки органов управления ядерных сил и обеспечивающих их структур; проведение внеплановых крупных войсковых учений с провокационными сценариями.

В целях психологического давления на руководство и население России предписано использовать следующие формы и методы информационного воздействия:
– заявления глав государств и правительств, министров иностранных дел и министров обороны;
– заседания Совета НАТО по антироссийской тематике;
– распространение информационных материалов по освещению учений или других мероприятий в рамках политики сдерживания;
– согласование антироссийских действий союзников и демаршей на различных международных форумах;
– усиление существующих или развертывание новых группировок ОВС НАТО и ВС стран-участниц вблизи границ РФ (например, усиление передового присутствия или наращивание состава и повышение уровня боевой готовности сил первоочередного задействования альянса).

Наиболее действенными методами обработки и распространения сведений в процессе реализации концепции стратегической пропаганды являются дезинформация, подтасовка фактов, замалчивание важных сведений, запрет на компрометирующие и разоблачающие данные о деятельности своих стран, использование средств и способов подачи заведомо ложной информации в интересах манипуляции общественным мнением.

Исключительно важное значение в налаживании информационно-психологического противоборства с Российской Федерацией имеет развернутый в Латвии (г. Рига) Центр передового опыта НАТО в области стратегической пропаганды.

Данная структура занимается созданием концептуальных документов по вопросам информационных и психологических операций, поиском новых эффективных форм и методов воздействия на сознание потенциальных противников НАТО, подготовкой специалистов стратегической пропаганды, изданием антироссийских материалов по наиболее злободневным темам, проведением информационно-пропагандистских мероприятий, направленных на поддержку политики сдерживания России и пропаганду текущей деятельности вооруженных сил блока.

Наряду с этим аппарат директора Национальной разведки США приступил к созданию собственного «министерства правды» – центра по борьбе с тайным иностранным влиянием на внутриполитические процессы в стране с включением в его штат аналитиков из всех американских разведывательных ведомств. Планируется, что новая структура займется интеграцией всех данных о предполагаемых зарубежных операциях по влиянию на политическую жизнь в США и выработкой «надлежащих оценок» для руководства страны. Кроме того, законодательство обязывало разведку США в данном случае концентрировать внимание конкретно на Иране, Китае, КНДР и России.

Предпринимаемые Соединенными Штатами и их партнерами усилия в конечном счете направлены на решение следующих задач:
– сформировать негативный образ России как главной угрозы для безопасности НАТО, обосновать «вину Москвы» за нарушения Договора о ликвидации РСМД и выход из него, убедить в «непропорциональном наращивании» военного потенциала и увеличении военных расходов РФ;
– предоставить мировому сообществу «доказательства агрессии» против Украины, в том числе «оккупации Крыма и присутствия российских войск в ДНР/ЛНР», осудить Россию за «систематические нарушения» Минских соглашений;
– убедить мировую общественность в легитимности действий НАТО, обосновать оборонительный характер мероприятий по усилению восточного фланга блока и их соответствие международному праву;
– использовать в ходе пропаганды и контрпропаганды правозащитную тематику для дискредитации международного имиджа РФ;
– подтвердить правомерность курса НАТО на стратегическое сдерживание Российской Федерации и принятие дополнительных мер по обеспечению коллективной обороны и реагированию на «гибридные» угрозы.

Одним из приоритетных направлений пропагандистской деятельности является оказание всесторонней, и в первую очередь финансовой, поддержки оппозиционным российским СМИ, политическим партиям и неправительственным организациям. В рамках информационного противоборства особая роль отводится неправительственным организациям (НПО), работа которых носит антироссийский характер. Среди них следует назвать «Институт открытого общества» («Фонд Сороса»), «Международный республиканский институт», «Национальный демократический институт по международным вопросам», «Фонд Макартуров», «Фридом Хаус», «Фонд Чарльза Стюарта мота», «Фонд образования для демократии», «Восточноевропейский демократический центр», «Всемирный конгресс украинцев», «Украинский всемирный координационный совет», «Крымскую полевую миссию по правам человека» и ряд других.

Деятельность данных НПО направлена на последовательное насаждение в Российской Федерации западных ценностей, «размывание» у граждан страны чувства патриотизма и гордости за национальную принадлежность, инициирование протестных настроений в обществе, дестабилизацию внутриполитической ситуации, а также на дискредитацию авторитета властей и силовых структур. При этом приоритетными целевыми аудиториями, как правило, являются молодежь и представители трудоспособной части населения. Тем самым антироссийские усилия зарубежных структур пытаются оказывать опосредованное воздействие на степень моральной готовности россиян к защите государства от внешней агрессии.

Таким образом, отношения России и США, которые были единственным инструментом контроля над стратегическими вооружениями, перестали быть центральным звеном глобальной стратегической стабильности. В настоящее время, когда мировой порядок все больше расшатывается притязаниями Белого дома на мировое господство, региональными конфликтами и появлением новых технологий, она оказалась под угрозой. В этих условиях подрывные действия и резко враждебная риторика Запада создают предпосылки для опасного перерастания любого политического или экономического конфликта в военный. Одновременно всплеск антироссийской кампании напоминает предвоенную подготовку и существенно уменьшает пространство для принятия противостоящими сторонами взвешенных решений.

Беспрецедентное давление на нашу страну объясняется также неуемным стремлением Вашингтона сломить руководство Российской Федерации и поставить во главе нее своего выкормыша-табаки. Это даст Белому дому возможность определять внешнюю и внутреннюю политику РФ, а также распоряжаться ее ядерным арсеналом по собственному усмотрению. В связи с этим вполне закономерно Президент Владимир Путин в Обращении к Федеральному Собранию предостерег «недружественные страны» о недопустимости перехода «красной черты» и в случае, если какая-либо из них ошибочно воспринимает дружелюбие России за слабость, дать «быстрый и жесткий» ответ. Своим выступлением глава государства предупредил Запад, что продолжающаяся бесперспективная конфронтация с Российской Федерацией может привести к более глубоким и серьезным для них последствиям.

Вместе с тем встреча президентов Владимира Путина и Джозефа Байдена в Швейцарии и достигнутые договоренности о продолжении переговоров в сфере стратегической стабильности сохраняют перспективы существенного снижения конфронтации между двумя ядерными сверхдержавами и могут заложить основу будущего контроля над вооружениями и мер по снижению рисков начала ядерной войны.

Зарубежное военное обозрение. - 2021. - №7. - С. 3-9

Всего комментариев: 0
avatar