Военно-стратегические реалии международной обстановки: вызовы и угрозы безопасности России (2019)

Современная международная обстановка характеризуется высокой динамичностью, приобретая всё более сложный и неустойчивый характер. Значительное влияние на нее оказывают системные кризисы глобального и регионального масштабов, связанные с перераспределением влияния между различными "центрами силы" и ужесточением конкуренции между ними. Отмечается нарастание конфликтного потенциала в зонах традиционных российских интересов. При этом возникают новые вызовы и риски, которые в той или иной степени негативно влияют на безопасность нашего государства.

Одним из основных факторов, определяющих развитие глобальной ситуации, является деятельность США, направленная на сохранение доминирующей роли в мире.

Американская политическая элита решение этой задачи увязывает с поддержанием в ближайшей перспективе военного и экономического превосходства над любым противником и недопущением перехвата стратегической инициативы державами-конкурентами - Россией и Китаем.

В Белом доме рассчитывают, что не устраивающие США тенденции в мировой политике и экономике могут быть скорректированы за счет опоры на военную мощь, якобы позволяющую решать любые региональные и мировые проблемы исключительно в свою пользу.

Суммарный объем ассигнований Соединенных Штатов на военные нужды в 2019 году составляет 725,5 млрд долларов, что на 18 млрд (2,6%) превышает показатели предыдущего года. При этом предусмотрено дальнейшее увеличение численности ВС: для регулярных сил - на 15 600 человек, для резервных компонентов - на 800 человек. Кроме того, президент поручил Пентагону приступить к созданию нового вида вооруженных сил - космических войск. Их стратегической задачей станет достижение абсолютного превосходства Соединенных Штатов в космическом пространстве.

В целях повышения эффективности планирования и ведения боевых действий в кибернетическом пространстве, в мае 2018 года создано объединенное киберкомандование ВС США - самостоятельный межвидовой орган управления оперативно-стратегического уровня.

Проводятся организационно-штатные мероприятия по воссозданию 2-го оперативного флота ВМС США. Главной его задачей является расширение американского военно-морского присутствия в Арктическом океанском районе, а также противодействие активности Военно-Морского Флота Российской Федерации в северных широтах. Достижение штабом флота полной готовности к выполнению возложенных на него задач намечено к ноябрю 2019 года.

В сухопутных войсках США создано командование перспективного вооружения со штабом в г. Остин (штат Техас). Его основной задачей является контроль реализации проектов ВВТ в целях сокращения сроков поступления в войска перспективных образцов.

В результате проведенных в американской администрации в 2018 году кадровых перестановок в окружении Д. Трампа существенно усилились позиции представителей консервативных кругов, придерживающихся выраженных радикальных, в том числе русофобских взглядов.

Проводимый Вашингтоном курс в отношении России приобретает все более враждебный характер, поскольку антироссийская составляющая является одним из немногих направлений американской внешней политики, которое пользуется в США практически всеобщей поддержкой, не вызывая противоречий ни между основными партиями, ни между конгрессом и исполнительной властью. С учетом этого обстоятельства Белым домом сделана ставка на сохранение в лице России "главного противника", способного в качестве общей угрозы сплотить союзников Соединенных Штатов.

Активное задействование Вашингтоном и другими странами НАТО силовых методов для сохранения своей гегемонии в мире привело к трансформации ряда военных опасностей в военные угрозы Российской Федерации.

В первую очередь к ним относятся:
- деятельность США по снижению порога применения ядерного оружия для обеспечения возможности его использования в случае "масштабного нападения" на Соединенные Штаты и их союзников;
- размещение воинских контингентов иностранных государств в странах Восточной Европы и в прилегающих морских акваториях, а также создание и развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия и противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность и нарушающих сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере.

В связи с этим необходимо отметить намерение Вашингтона отказаться от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, выход из Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, недобросовестное выполнение Договора о стратегических наступательных вооружениях, нежелание ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Кроме того, администрация США предпринимает шаги по ревизии полномочий рабочих органов Конвенции о запрещении химического оружия в интересах наделения их функциями определения виновных в применении отравляющих веществ для использования против неугодных Вашингтону государств. Блокируются попытки создать юридически обязывающий механизм проверки соблюдения Конвенции о запрещении бактериологического и токсинного оружия. При этом американская сторона наращивает масштабы собственных военно-биологических программ.

Американское руководство выступает против формирования международной правовой базы, ограничивающей возможности США по использованию космического пространства в военных целях и отказывается от переговоров на основе российско-китайского проекта договора о предотвращении размещения оружия в космосе.

Вашингтон настойчиво стремится изменить в своих интересах действующий режим контроля над обычными вооружениями в Европе, а также предпринимает шаги по затруднению использования Россией права проводить наблюдение на всей территории США в рамках Договора по открытому небу.

Существенными угрозообразующими факторами являются рост дисбаланса в обычных вооружениях между странами НАТО и Россией и стремление американского военно-политического руководства к закреплению своего военно-технологического превосходства.

Повышается вероятность непреднамеренного столкновения Российской Федерации с государствами Североатлантического союза как в Европе, так и в других частях мира, обусловленное нарастанием военной активности альянса вблизи российских границ, недопустимо низким уровнем обмена информацией о проводимых мероприятиях между российскими и натовскими военными, а также откровенно провокационными действиями США и их союзников.

Прямую угрозу Российской Федерации представляют:
- установление в сопредельных государствах враждебных режимов, наличие очагов напряженности, возможная эскалация вооруженных конфликтов на их территориях;
- подготовка незаконных вооруженных формирований и организация деятельности исламских экстремистов против России в Сирии, Центральной Азии и на Северном Кавказе.

Кроме того, США активно используют практику введения различных санкций, предполагающих удушение российской экономики. Одновременно отмечается широкое применение Вашингтоном и его западноевропейскими союзниками современных информационных ресурсов для воздействия на массовое сознание в отдельных странах и регионах, имеющих важное значение для безопасности нашего государства. В частности, практически во всех республиках бывшего СССР ведется работа по трансформации этнокультурного кода местного населения и создания вдоль границ России откровенно враждебного окружения.

В целом, несмотря на жесткую конфронтацию между Западом и Российской Федерацией, вероятность возникновения крупномасштабного конфликта с участием России пока остается низкой. Вместе с тем военные угрозы имеют тенденцию к нарастанию, а их возникновение возможно не только по всему периметру российских границ, но и в удаленных зонах интересов нашей страны. При этом главной угрозой безопасности остается деструктивная деятельность Соединенных Штатов Америки и их союзников, которая фактически превратилась в "гибридную" войну, направленную на подрыв основ существования Российской Федерации.

Если рассматривать вызовы и угрозы военной безопасности РФ по регионам мира, то на Западе их главным источником остается проводимая НАТО и Европейским союзом политика сдерживания России, а основным силовым инструментом реализации данной задачи является Североатлантический союз, обладающий внушительным военным потенциалом.

Следует отметить, что в ходе саммита НАТО в Брюсселе в июле 2018 года лидеры государств альянса подтвердили конфронтационный антироссийский курс на расширение и укрепление военной составляющей блока, указав на отсутствие условий для нормализации отношений с нашей страной.

В интересах давления на Россию реализуется "План действий по повышению боевой готовности объединенных вооруженных сил НАТО" и "Концепция передового присутствия и усиления". В рамках этой деятельности увеличена численность сил первоочередного задействования блока с 25 тыс. до 40 тыс. военнослужащих. В их структуре создано межвидовое формирование экстренного реагирования.

На территориях Эстонии, Латвии, Литвы и Польши развернуты четыре батальонные тактические группы многонационального состава. Кроме того, одобрена американская инициатива, предусматривающая поддержание в 30-суточной готовности к применению 30 механизированных батальонов, 30 авиационных эскадрилий и 30 боевых кораблей государств блока.

Утверждены планы создания двух новых органов управления - объединенного командования ОВС НАТО "Атлантика" (Норфолк, США) и объединенного командования тыла ОВС блока (Ульм, ФРГ). Их основными задачами станут обеспечение межконтинентальных перебросок войск усиления из США в Европу и ускоренного развертывания коалиционных группировок на "восточном фланге" блока.

Для отражения "гибридной" агрессии предполагается сформировать коалиционные группы реагирования, а в рамках наращивания потенциала альянса в кибернетическом пространстве предусматривается развернуть центр киберопераций (Монс, Бельгия).

В Восточной Европе, акваториях Северной Атлантики, Балтийского и Черного морей сохраняется высокая интенсивность оперативной и боевой подготовки объединенных вооруженных сил НАТО, в том числе с привлечением воинских формирований внеблоковых государств, таких как Финляндия и Швеция. Ежегодно только на территории стран Балтии и Восточной Европы по коалиционным и совместным планам проводятся не менее 30 крупных учений, имеющих явно выраженную антироссийскую направленность.

Характерной особенностью коалиционной учебно-боевой деятельности является объединение разнородных командно-штабных и войсковых учений в серии на основе единого замысла и общего оперативного фона. Это позволяет отрабатывать порядок проведения крупных межвидовых операций без видимого увеличения количества привлекаемых к маневрам сил и средств.

Дестабилизирующее влияние на ситуацию в Европе оказывает деятельность Соединенных Штатов по размещению противоракетных комплексов "Иджис эшор" в Румынии (введен в строй в 2016 году) и Польше (ввод планируется в 2020). При этом универсальность пусковых установок комплексов позволяет применять их для стрельбы крылатыми ракетами "Томахок".

Североатлантический союз продолжает реализацию политики расширения. На саммите в Брюсселе официально приглашена к переговорам о присоединении к блоку Македония. Республика может стать полноправным членом организации уже в 2019 году при условии завершения юридического оформления договоренностей с Грецией о новом государственном наименовании "Республика Северная Македония".

В качестве очередного кандидата рассматривается Босния и Герцеговина.

Подтверждены евроатлантические перспективы Грузии, но пока без указания конкретных сроков. Активно поддерживается курс на интеграцию в альянс Украины.

Серьезным вызовом военной безопасности в регионе является сохранение напряженности на юго-востоке Украины. В районе Донбасса развернута многотысячная группировка правительственных войск. В сложившихся условиях нельзя исключать возможность новых провокаций и возобновления Киевом активных военных действий. Одновременно Киев, пользуясь западной поддержкой и существующими проблемами в российско-европейских отношениях, не оставляет попыток дестабилизировать обстановку в Крыму за счет вовлечения части крымско-татарского населения полуострова в противоправную антироссийскую деятельность. Ярким примером враждебных акций являются действия украинских катеров и буксира вблизи Керченского пролива в ноябре 2018 года с последующим введением военного положения в десяти областях Украины.

Наращивается информационное, политическое и финансово-экономическое давление Вашингтона и Брюсселя на Белоруссию в целях ее переориентации на Запад и снижения уровня военного и военно-технического сотрудничества с Российской Федерацией.

Власти Республики Молдова осуществляют шаги по "выдавливанию" Оперативной группы российских войск из региона и пересмотру формата миротворческой операции на Днестре. Кроме того, Кишинев предпринимает попытки восстановить боеспособность национальной армии за счет расширения военного и военно-технического сотрудничества с государствами НАТО, в первую очередь США.

Источниками серьезных военных угроз безопасности России на Юго-Западе остаются возможность расширения масштабов деятельности бандформирований на Северном Кавказе, сохранение конфликтного потенциала в отношениях Азербайджана и Армении из-за Нагорного Карабаха, территориальные прет ензии Грузии к Абхазии и Южной Осетии, внутренние противоречия и кризисные явления в ряде стран региона, такие как активность исламских экстремистов в Сирии, действия в этой стране коалиционных сил во главе с Соединенными Штатами Америки.

Обстановка в зоне нагорно-карабахского конфликта сохраняется сложной из-за взаимных вооруженных провокаций противоборствующих сторон, в результате которых продолжают гибнуть военнослужащие и мирное население, наносится ущерб гражданским объектам.

Основными приоритетами внешней политики Грузии по-прежнему остаются интеграция республики в НАТО и Европейский союз, а также восстановление территориальной целостности государства.

На Ближнем и Среднем Востоке негативное влияние на ситуацию оказывает политика США, направленная на усиление противоречий как между зависимыми от Соединенных Штатов арабскими государствами, так и между этими странами и Ираном. Выход Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе и восстановление американских санкций в отношении Ирана направлены на снижение влияния Тегерана в регионе.

Обстановка в Сирийской Арабской Республике приобрела устойчивую тенденцию к стабилизации. Серьезную угрозу безопасности представляет Идлибская зона, в которой сконцентрировано значительное количество "непримиримых" противников сирийского правительства.

Кроме того, на освобожденных от исламистов территориях сохранились "спящие ячейки" террористических группировок, способные к проведению диверсий и нападений на объекты правительственных войск и контингента российского воинского контингента.

В Ливии продолжается вооруженный конфликт, основными сторонами которого в настоящее время являются Правительство национального единства и Ливийская национальная армия. Несмотря на международные усилия по примирению, компромисса не удалось достичь.

Ситуацию на севере Африки усугубляет деятельность отрядов "Исламского государства Ирака и Леванта" (запрещена в РФ). Экстремисты стремятся использовать ливийскую территорию для дальнейшего продвижения в глубь Африки.

На Юге основным вызовом региональной стабильности является активизация экстремистов в Афганистане и Пакистане. Их цель заключается в смене светских форм правления в республиках на теократические и создание так называемого "Халифата". По планам исламистов в это квазигосударственное образование могут быть включены значительные территории бывших центральноазиатских республик СССР, в том числе мусульманские области России, а также Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Одновременно с этим в ряде районов Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Киргизии нарастает влияние религиозно-экстремистских организаций (ИГИЛ, "Исламское движение Узбекистана", "Джандулла" и "Ансарулла").

Сложная ситуация в Исламской Республике Афганистан обусловлена деятельностью "Исламского движения талибов", которое добивается вывода иностранного военного контингента из страны, смены ее законного руководства и установления "Исламского эмирата Афганистан". Одновременно террористическая организация "Исламское государство Ирака и Леванта" ведет борьбу за расширение подконтрольных ей территорий в восточных районах республики, что также создает угрозу действующему политическому режиму.

По оценке зарубежных экспертов, воинский контингент НАТО, находящийся в Афганистане, не способен в полном объеме или не имеет задачи вести полноценную борьбу с террористами на территории страны. При этом необходимо также отметить невысокую эффективность контртеррористических операций, проводимых против экстремистов формированиями афганских силовых структур.
Еще одной угрозой долгосрочного характера, способной оказывать крайне негативное влияние на развитие ситуации в государствах Центральной Азии, является рост наркотрафика и экспорта криминала с территории Афганистана. Республика сохраняет "мировое лидерство" в области изготовления и распространения тяжелых наркотиков. В 2017 году объемы опия составили более 9 тыс. т.

На Востоке на безопасность Российской Федерации влияет ряд факторов, наиболее существенным из которых является противоборство Соединенных Штатов Америки и Китая за региональное лидерство.

К числу главных источников опасностей и военных угроз Российской Федерации относятся наращивание военного присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, развертывание Вашингтоном тихоокеанского сегмента противоракетной обороны, наличие притязаний Токио на российские острова Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды, нерешенность ядерной проблемы Корейского п-ова, а также активизация международного терроризма и распространение радикального ислама. Кроме того, потенциальную опасность для нашей страны представляет возможное обострение ситуации вокруг разграничения шельфа в Беринговом море.

На развитие обстановки на Корейском п-ове в 2018 году стабилизирующее влияние оказало возобновление контактов Пхеньяна с Вашингтоном и Сеулом. Достигнуты договоренности о запуске процесса урегулирования ядерной проблемы полуострова, предотвращении опасной военной деятельности вблизи межкорейской границы, а также о начале работы над заключением мирного договора (в настоящее время действует соглашение о перемирии, подписанное в 1953 году представителями КНДР, Китая и командования войск ООН в Корее). Пхеньян в целях демонстрации готовности к развитию диалога объявил о введении моратория на ракетные и ядерные испытания, ликвидировал атомный полигон Кильчу, согласился демонтировать под контролем зарубежных экспертов ракетный полигон Тончандон, а в случае получения гарантий безопасности со стороны Вашингтона и снятия международных санкций вывести из эксплуатации атомный исследовательский центр Йонбен.

Интенсивность и масштабы оперативной и боевой подготовки Корейской народной армии и объединенного американо-южнокорейского командования существенно снизились. В частности, отменены ежегодные учения вооруженных сил США и РК "Ыльджи/Фридом гардиан" и "Виджилант эйс", сокращено в два раза по сравнению с 2017 годом количество привлекаемых сил и средств к учению ВС Республики Корея "Хогук". В свою очередь Пхеньян отменил ежегодные маневры вооруженных сил, которые он проводил одновременно с ними.

Вместе с тем на Корейском полуострове по-прежнему сохраняется противостояние крупных группировок вооруженных сил Севера и Юга, не преодолено различие в подходах сторон к вопросам денуклеаризации, отсутствует доверие между Пхеньяном, с одной стороны, США и Республикой Корея, с другой.

В Арктике под предлогом якобы "вынужденного реагирования" на деятельность Вооруженных Сил России в Заполярье Североатлантический союз принимает меры по укреплению своего "северного фланга", активизирует военную деятельность объединенных вооруженных сил альянса.

Всего в этом регионе в 2018 году НАТО было организовано более десяти учений. Наращивается американское военное присутствие на "северном фланге" НАТО. Так, в Норвегии к 2020 году в составе американской системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе планируется развернуть новую радиолокационную станцию, строительство которой ведется на позиции в районе н. п. Вардё, расположенного в 60 км от российско-норвежской границы.

В целом анализ международной обстановки свидетельствует о наличии целого комплекса военных опасностей для Российской Федерации, которые носят долгосрочный характер и способны ухудшить обстановку по всему периметру наших границ. При этом наиболее неблагоприятные факторы, влияющие на военную безопасность России, связаны с вооруженным противостоянием на Украине, сохранением террористических угроз в Сирии, а также с дальнейшим обострением обстановки на юго-западном и южном рубежах, где существуют реальные предпосылки эскалации кризисов, в которые может быть втянута наша страна.

Зарубежное военное обозрение. - 2019. - № 1. - С. 3-10

Всего комментариев: 0
avatar