Международная обстановка в 2020 году: опасности и угрозы (2020)

Генерал-лейтенант С. Афанасьев

Современная международная ситуация характеризуется ростом глобальной нестабильности, вызванной стремлением Соединенных Штатов Америки сохранить политическое, военное и экономическое доминирование на мировой арене при полном игнорировании норм международного права и интересов других стран.
Американские элиты "де-факто" присвоили себе право устанавливать "красные линии" и определять способы наказания "неугодных" государств за их нарушение. Тем самым Вашингтон и его союзники своими действиями стремятся подменить Организацию Объединенных Наций и снизить ее роль в вопросах поддержания мира на планете и разрешения кризисных ситуаций. Яркими примерами деструктивных действий Белого дома в 2019 году стали события в Венесуэле, Сирии, Гонконге и Боливии.

Аналогичный подход Соединенные Штаты пытаются реализовать и в отношении нашей страны, последовательно проводя агрессивный антироссийский внешнеполитический курс. В своей деятельности заокеанские политтехнологи полностью игнорируют его негативные последствия не только для глобальной стабильности, но и для национальных интересов своих союзников.

Основной причиной подобных подходов Вашингтона является неготовность правящих кругов США согласиться с продвигаемой Россией, Китаем и рядом других стран концепцией многополярного мира, которую американские политики рассматривают в качестве серьезного вызова "американскому глобальному лидерству". Вопреки объективным потребностям международного сообщества Вашингтон стремится максимально ослабить РФ, высвободив тем самым силы и средства для противостояния с Китайской Народной Республикой.

Активное использование Белым домом и его союзниками силовых методов для завоевания гегемонии в мире ведет к сохранению в 2020 году основных очагов напряженности и появлению новых угроз международной стабильности и национальным интересам стран - "оппонентов" США. Кроме того, обстановка осложняется проявлением ряда факторов, оказывающих негативное влияние на безопасность в мире. Наиболее значимыми из них являются:
- приобретение неядерными вооружениями (включая кибервооружения) стратегических свойств и "стирание" различий по боевой эффективности между ними и ядерными средствами;
- формирование в результате необратимости распространения ядерного оружия (ЯО) "ядерной многополярности" и бесконтрольное наращивание ракетно-ядерного потенциала другими государствами;
- опасное понижение уровня компетентности западных элит, "атрофия" чувства ответственности, усиление "стратегического паразитизма" - ощущения, что "мир навсегда", ослабление общественного сопротивления милитаризму.

Необходимо также принять во внимание стремление США манипулировать международным правом в угоду своим интересам, в частности добиться "переформатирования" сложившейся системы контроля над вооружениями.

Такие шаги американцев, как выход из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и из Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, недобросовестное выполнение Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), изучение возможности отказа от участия в Договоре по открытому небу, а также нежелание ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний существенно подрывают стратегическую стабильность.

При этом срок действия Договора СНВ-3 истекает уже в феврале 2021 года.

В качестве условия его продления Вашингтон предлагает кардинально пересмотреть содержание документа. В частности, включить в него неядерные стратегические системы, тактическое ядерное оружие, а также подключить к числу участников Китай. Такая позиция может свидетельствовать о намерении США под предлогом заведомо неприемлемых для Российской Федерации требований сорвать продление соглашения и избавиться от налагаемых им ограничений.

Американское руководство также последовательно выступает против формирования международной правовой базы, запрещающей использование в военных целях космического пространства. Пентагон рассматривает космос в качестве потенциального театра военных действий и пытается обеспечить себе полную свободу маневра на данном направлении. В прошедшем году в Соединенных Штатах начато формирование нового вида вооруженных сил - космических войск. Создано объединенное космическое командование (ОКК), отвечающее за их подготовку и боевое применение. В распоряжении ОКК находится крупнейшая в мире орбитальная группировка.

Очевидно, что деятельность Вашингтона и его союзников, в ходе которой игнорируются интересы других субъектов международных отношений, порождает новые глобальные военные опасности. К их числу необходимо отнести:
- предпосылки к возобновлению "гонки вооружений";
- попытки поставить под договорной контроль новые российские комплексы, такие как подводная автономная система "Посейдон", аэробаллистическая ракета воздушного запуска "Кинжал" и крылатая ракета длительного полета с ядерной энергетической установкой "Буревестник";
- стремление "неугодных" США режимов обзавестись ЯО для того, чтобы защитить себя от "цветных революций";
- попытки Вашингтона "демонизировать" своих геополитических соперников, в первую очередь Россию и Китай, введение против них необоснованных ограничений и санкций для сдерживания экономического роста;
- "размытие" границ между военными и невоенными средствами противоборства (включая информационное воздействие, применение экономических санкций и др.) и, как следствие, возникновение "серых" зон, не позволяющих однозначно классифицировать шаги других стран как враждебные, невозможность достоверного установления момента начала агрессии.

Наряду с этим Вашингтон наращивает военные расходы, а также оказывает давление на своих союзников для увеличения финансирования НАТО.

В частности, американский военный бюджет на 2020 финансовый год составляет 748,8 млрд долларов (в 16 раз больше российского). По замыслу Белого дома, к 2024 году данный показатель достигнет 800 млрд. Совокупный военный бюджет альянса уже значительно превысил 1 трлн долларов, однако администрация Д. Трампа добивается от союзников к 2024 году доведения расходов на оборону до 2% ВВП.

Значительную обеспокоенность вызывает снижение США порога применения ЯО. В частности, новая редакция "Ядерной стратегии США" (2018) допускает возможность его задействования в ответ на "существенное нападение с использованием обычных средств", в качестве которых Вашингтон рассматривает в том числе и "кибервооружения". Это позволяет обвинить в "нападении" кого угодно, поскольку достоверные признаваемые международным сообществом механизмы верификации источников "кибератак" в настоящее время отсутствуют.

Одновременно Соединенные Штаты и их союзники ведут работы по созданию перспективных высокотехнологичных систем вооружений, обладающих качественно новыми возможностями и способных обеспечить устойчивое превосходство над сопоставимыми по военному потенциалу противниками. К таким системам относятся гиперзвуковые ударные средства различного базирования, автономные робототехнические комплексы, оружие на новых физических принципах (лазерное, электромагнитное и др.).

Активно развиваются и внедряются в информационные системы военного назначения технологии искусственного интеллекта. Выполняются прикладные исследования в области нейротехнологий, генной инженерии и регенеративной медицины. Полученные результаты могут быть использованы для наращивания физического и умственного потенциала военнослужащих, а также для скрытного воздействия на экосистемы и население "недружественных" стран. Развитие данных направлений создает предпосылки для появления чрезвычайно опасных для человечества средств вооруженной борьбы.

В частности, США и НАТО придают ключевое значение психологическому воздействию на руководство вооруженных сил и спецслужб недружественных государств. Для этого используются различные формы угроз, шантаж, подкуп и иные специфические методы. Именно так действуют Соединенные Штаты против силовых структур Венесуэлы, где американцам не удалось обеспечить победу "демократических сил" вследствие высокого уровня поддержки руководства страны со стороны полиции и вооруженных сил.

Кроме того, в международных отношениях сохраняется угроза "непреднамеренного" возникновения войны, например, в результате эскалации неядерного военного конфликта между "третьими странами" - такими, как Индия и Пакистан - с обменом ядерными ударами.

Курс США, направленный на военное "сдерживание" России, открыто поддерживают НАТО и Европейский союз.

В интересах оказания давления на нашу страну альянс реализует "План действий по повышению боевой готовности ОВС НАТО" и "Концепцию передового присутствия и усиления". Продолжается наращивание его военного потенциала, модернизируются объекты военной и транспортной инфраструктуры на "восточном фланге" Североатлантического союза. Созданы два новых объединенных командования (ОК) ОВС НАТО оперативно-стратегического уровня в США (ОК ОВС НАТО "Норфолк", Норфолк) и ФРГ (ОК тыла ОВС НАТО, Ульм), увеличена численность сил первоочередного задействования блока.

На территории Болгарии, Венгрии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии и Эстонии развернуты шесть батальонных тактических групп, две из которых - американские. В Европе Вашингтон дополнительно разместил на ротационной основе бронетанковую бригаду и бригаду армейской авиации.

В 2020 году Североатлантический союз предполагает провести серию командно-штабных и войсковых учений типа "Дефендер" по отработке планов "оказания военной помощи" восточноевропейским союзникам. В рамках мероприятий в страны Балтии и Польшу (впервые за последние 30 лет) намечено перебросить крупные группировки американских, канадских и британских войск (сил).

Дестабилизирующее влияние на ситуацию в Европе оказывает деятельность Соединенных Штатов по повышению боевых возможностей европейского сегмента американской противоракетной обороны. Завершается строительство противоракетной базы в Польше, где планируется разместить противоракеты "Стандарт-3" мод. 2А. Такими же средствами в будущем предполагается оснастить уже действующий комплекс "Иджис Эшор" в Румынии. Кроме того, данные комплексы могут быть в кратчайшие сроки переоборудованы для использования наступательного вооружения - крылатых ракет "Томахок" (дальность стрельбы 2 400 км).

Серьезную угрозу военной безопасности в Европейском регионе также представляет сохраняющаяся напряженность на юго-востоке Украины, где продолжаются обстрелы, в том числе с применением тяжелых вооружений, объектов гражданской инфраструктуры Донецкой и Луганской народных республик.

Киев по-прежнему пытается уклониться от четкого и последовательного выполнения Минских соглашений по преодолению кризиса на Донбассе.

В этих условиях возможны очередные вооруженные провокации со стороны украинских властей в целях срыва переговорного процесса.

На Ближнем и Среднем Востоке негативное влияние на обстановку оказывает политика Соединенных Штатов и их основных региональных союзников по сдерживанию Ирана, а также продолжающийся сирийский кризис.

Вашингтон в условиях укрепления позиций Тегерана на Ближнем Востоке предпринимает шаги, направленные на его изоляцию. За ужесточение курса в отношении Тегерана выступают традиционные спонсоры американской администрации - руководство военно-промышленного комплекса, использующее фактор "иранской угрозы" для получения многомиллиардных контрактов на поставку вооружений ближневосточным странам, а также представители крупных топливно-энергетических корпораций, недовольные быстрой трансформацией Ирана в самостоятельного неудобного "игрока" на мировом рынке углеводородов.

Для оправдания антииранских действий Белый дом использует тезис об угрозе блокирования Тегераном поставок энергоресурсов из арабских стран Персидского залива через Ормузский пролив, в том числе посредством организации диверсий на танкерах и нефтепроводах Саудовской Аравии.

С целью разрушить "шиитскую ось" (Иран - Ирак - Сирия - Ливан) Вашингтон и его союзники провоцируют массовые выступления населения в Ливане и Ираке, настоятельно рекомендуя руководству этих стран воздержаться от применения жестких мер к демонстрантам. Протестное движение направляется прозападными неправительственными организациями, "подсказывающими" демонстрантам требования о внесении в политическую систему этих стран изменений, обеспечивающих отстранение от власти "шиитских проиранских сил".

Ситуация в Сирии остается напряженной. На подконтрольных правительству территориях функционируют "спящие ячейки" ИГИЛ (запрещена в РФ), сложной сохраняется ситуация в "замиренных" южных провинциях. В Идлибской зоне деэскалации власть удерживают террористические группировки, угрожающие дестабилизировать обстановку на северо-западе страны (всего в этом районе сосредоточено около 20 тыс. радикальных экстремистов). Наиболее боеспособными из них являются "Хейат Тахрир аш-Шам" (основу составляет организация "Джабхат ан-Нусра"), "Харас ад-Дин" и Исламская партия Туркестана. Боевики продолжают провокации против сирийских правительственных войск и российской авиабазы Хмеймим, обстреливают гражданское население.

Страны Запада стремятся сохранить Идлибскую зону деэскалации, приводя в качестве основного довода наличие там "умеренных" оппозиционных группировок. С этой целью ими проводится крупномасштабная информационная кампания по обвинению правительственных войск и ВКС России в нарушении норм международного права и преднамеренном нанесении ударов по гуманитарным объектам.

На северо-востоке Сирии благодаря подписанному 22 октября 2019 года в г. Сочи российско-турецкому Меморандуму о взаимопонимании удалось добиться возвращения под контроль Дамаска значительной части Заевфратья. В соответствии с достигнутыми договоренностями развернут российско-турецкий Совместный координационный центр, военнослужащими двух стран проводится патрулирование приграничной полосы.

Однако Соединенные Штаты не отказались от намерения создать в Сирии курдское квазигосударство. Для достижения своей цели Вашингтон продолжил сотрудничество с сирийскими курдами и взял под контроль нефтеносные районы провинций Хасеке и Дейр-эз-Зор.

Основным негативным фактором, влияющим на развитие обстановки в Африке, стало вмешательство США и их союзников во внутренние дела отдельных государств для замены "неугодных" режимов. Целью таких действий является установление монопольного контроля над природными ресурсами континента.

В Ливии с 2011 года продолжается внутренний вооруженный конфликт, спровоцированный интервенцией НАТО. В условиях отсутствия единых органов госуправления и силовых структур территория страны стала "плацдармом" для африканских террористов. В то же время хаос в Ливии отвечает интересам США, которые стремятся не допустить сокращения поставок дешевой ливийской нефти на европейский рынок и заместить таким образом иранское сырье. При этом американцы скрытно "поощряют" действия обеих сторон внутриливийского конфликта, подталкивая их к продолжению противостояния, пытаются подорвать позиции России в этой стране.

На Юге основной угрозой является активная деятельность радикальных исламистов, прежде всего ИГИЛ, в Афганистане и Пакистане, цель которых состоит в создании так называемого "великого халифата" с теократической формой правления. Планы экстремистов предусматривают включение в это квазигосударственное образование территорий центральноазиатских республик и Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая.

При этом наибольшее влияние на ситуацию в Афганистане оказывает Исламское движение талибов (ИДТ). Его формирования, ведущие вооруженную борьбу с правительственными войсками и подразделениями иностранных контингентов на афганской территории, на порядок превосходят игиловцев по численности (около 50 тыс. человек против 4 тыс.).

Не добившись существенного перевеса в вооруженном противоборстве с талибами за 18 лет присутствия иностранных воинских контингентов на афганской территории, Вашингтон в конце 2018 года начал консультации с ИДТ. При этом стороны не готовы идти на компромисс и занимают жесткие позиции по отстаиванию своих требований. Отсутствие прогресса в переговорах сохраняет высокий уровень террористической активности в Афганистане.

Не снижается напряженность между Индией и Пакистаном. Взаимные территориальные претензии в прошлом году привели к очередному вооруженному инциденту в Кашмире.

Жесткие подходы руководства обеих стран к урегулированию межгосударственных противоречий и наличие крупных контингентов войск на спорных территориях препятствуют нормализации двусторонних отношений. При этом вероятность эскалации индийско-пакистанского противостояния в полноценный вооруженный конфликт представляется невысокой. Однако противоречия между Дели и Исламабадом способны оказать существенное негативное влияние на перспективы взаимодействия в международных форматах с участием Индии, Пакистана, Китая и России.

На Востоке международная обстановка в основном определяется противоборством между Соединенными Штатами и Китаем. По-прежнему нерешенными остаются проблемы обеспечения стабильности на Корейском п-ове.

Вашингтон нацелен на достижение военного превосходства над Пекином за счет формирования в регионе подконтрольной Соединенным Штатам структуры коллективной безопасности, основанной на американском военном присутствии и сети военно-политических союзов. Одновременно США активно содействуют процессу дестабилизации внутриполитической ситуации в Китае. Так, с мая прошлого года в Гонконге проходят протесты населения, возглавляемые коалицией оппозиционных партий, финансируемых "заокеанскими наставниками". Выступления приобрели радикальный характер: парализована работа общественного транспорта, нарушена система медицинского обеспечения, участились случаи столкновений между жителями на почве политических разногласий.

В свою очередь, Китайская Народная Республика проводит активную внешнюю политику, нацеленную на расширение стратегических границ своего "жизненного пространства" и завоевание доминирующего положения, позволяющего определять направленность интеграционных процессов не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), но и в мире в целом.

Это обеспечивается посредством экономической и культурной экспансии по всему земному шару, а также привлечения максимального количества государств к реализации концепции "Один пояс, один путь".

Достижение Китаем своих целей пока обеспечивается главным образом за счет политики "мягкой силы". Вместе с тем в деятельности руководства КНР все чаще отмечается стремление к решению внешнеполитических задач с позиции "сильного государства".

В частности, Пекин наращивает передовое присутствие своих вооруженных сил, осуществляет строительство и модернизацию военной инфраструктуры в спорных районах Южно-Китайского моря, активно оснащает Народно-освободительную армию Китая современными системами вооружений.

Значительное влияние на обстановку в АТР оказывает Япония.

Главной целью внешнеполитической деятельности руководства страны является укрепление ее позиций как одного из региональных центров силы. В интересах достижения этой цели приоритетное внимание уделяется углублению военного сотрудничества с Вашингтоном, а также установлению отношений стратегического партнерства с НАТО.

Кроме того, для сдерживания своего главного конкурента - Китая Япония намерена играть активную роль в реализации американской концепции формирования "Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского партнерства". При этом Токио не намерен отказываться от притязаний на российские о-ва Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды.

Еще одним очагом региональной напряженности, оказывающим значимое влияние на глобальную обстановку, остается Корейский п-ов. Начатые в 2018 году контакты Пхеньяна с Вашингтоном и Сеулом оказали определенное стабилизирующее воздействие на развитие ситуации. Однако дальнейшие попытки США решить задачу денуклеаризации полуострова оказались по сути провальными. Пхеньян, не добившись смягчения международных санкций и снижения военной активности американо-южнокорейской группировки вблизи своих границ, угрожает прекратить диалог с Соединенными Штатами и прервать "добровольный мораторий" на испытания ядерного и ракетного оружия.

В Арктике военно-политическая обстановка характеризуется нарастанием соперничества за контроль над энергоресурсами, стратегическими морскими и воздушными коммуникациями между США, Канадой, Норвегией, Данией и Россией, а также внерегиональными игроками. В этой зоне отмечается рост не только их экономической деятельности, но и военной активности.

Первоочередная задача Вашингтона при реализации своих интересов в Арктике - недопущение раздела территорий в высоких широтах по неприемлемому для американской стороны варианту.

В новой редакции "Арктической стратегии минобороны США" особое внимание акцентируется на позиции Российской Федерации по вопросу использования Северного морского пути. В качестве основного дестабилизирующего фактора названа военная деятельность РФ в Заполярье. Особо подчеркивается готовность Вашингтона обеспечить при необходимости свободу мореплавания "в проблемных зонах".

Пентагоном организовано боевое дежурство атомных многоцелевых подводных лодок в акваториях Баренцева и Норвежского морей. Корабли ВМС и береговой охраны несут службу у берегов Аляски. Кроме того, в Норвегии на ротационной основе базируется подразделение морской пехоты США.

Руководство НАТО также принимает меры по укреплению "северного фланга" альянса.

Наращиваются разведывательные возможности блока. К проводимым в регионе мероприятиям оперативной и боевой подготовки активно привлекаются воинские формирования внеблоковых государств - Швеции и Финляндии.

Особая роль в арктической политике Североатлантического союза отводится Норвегии, на территории которой находятся склады вооружения и военной техники для войск усиления.

В целом оценка современной международной обстановки и прогноз ее развития на 2020 год свидетельствуют о стремлении Вашингтона сформировать качественно новый миропорядок, предполагающий глобальное доминирование США. Следует также отметить, что подходы к обеспечению международной стабильности, основанные на поддержании стратегического паритета, фактически "не работают". По своей эффективности новые средства вооруженной борьбы приближаются к ракетно-ядерным. Распространение такого оружия требует организации международного контроля над ним в многосторонних форматах и подготовки новых договоров по ограничению в этой области.

Таким образом, международная обстановка в 2020 году по-прежнему несет значительный потенциал опасностей и угроз Российской Федерации. В глобальном масштабе сохраняются предпосылки эскалации кризисов, в которые может быть втянута наша страна. Ведущая роль в этих деструктивных процессах принадлежит США и их союзникам, реализующим свои геополитические амбиции без учета норм международного права и интересов других государств.

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №1. - С. 3-12

Всего комментариев: 0
avatar