Развитие военно-политической обстановки в мире и угрозы национальной безопасности России (2016)

Вице-адмирал Г. Молчанов,
кандидат военных наук

Современная военно-политическая обстановка (ВПО) в мире характеризуется ростом нестабильности, обусловленной комплексом взаимосвязанных, преимущественно негативных, факторов глобального и регионального масштаба на фоне становления новых "центров силы", а также ужесточения конкуренции между ними.

Кроме того, нарастанию напряженности в различных регионах мира способствует расширение масштабов терроризма и радикального экстремизма, усиление кризисных явлений в международной экономике, обострение борьбы за энергетические, водные, продовольственные и иные ресурсы.

В мире сохраняются значительные запасы ядерных вооружений, химического и биологического оружия. Наращиваются военные потенциалы ведущих стран. Эта тенденция усиливается в связи с продолжающимися на Западе работами по созданию новых, высокотехнологичных средств вооруженной борьбы, сопоставимых по своей эффективности с ядерным оружием и не подпадающих под контроль и ограничения. Одновременно формируются возможности для переноса военных действий в космическую сферу и киберпространство.

По-прежнему актуальной является значимость военной силы как инструмента реализации национальных интересов различных государств, а причиной вооруженных конфликтов все чаще становятся чисто экономические приоритеты заинтересованных сторон.

Ухудшается мировая демографическая и эпидемическая ситуация, все острее проявляются проблемы сохранения окружающей среды.

Последние события в мире наглядно демонстрируют громадный потенциал использования современных информационных технологий в целях воздействия на массовое сознание и достижения желаемых преобразований в отдельных странах и регионах. В условиях активизации антироссийской пропагандистской кампании сформировался и имеет тенденцию к постоянному наращиванию целый спектр угроз безопасности Российской Федерации в информационной сфере со стороны США, их союзников и партнеров.

Особую обеспокоенность с точки зрения обеспечения международной безопасности вызывает рост числа приверженцев насильственного экстремизма, сепаратизма и радикального ислама, в том числе в Европе и Соединенных Штатах. Это во многом обусловлено применением странами Запада двойных стандартов в оценке ситуаций с соблюдением прав человека, проявлений неофашизма и расизма в различных регионах мира.

Одним из ключевых факторов, оказывающих негативное влияние на развитие ВПО, является стремление США любой ценой сохранить лидирующую роль на международной арене. Решение данной задачи рассматривается Белым домом в качестве главного условия обеспечения национальной безопасности Соединенных Штатов, их экономического развития, а также "комфортного" уровня благосостояния нации.

В условиях формирования многополярной системы мироустройства такая политика приводит к авантюристическим попыткам американской стороны компенсировать неспособность к жесткому контролю ключевых международных процессов все более широким задействованием силовых инструментов, а также целенаправленным созданием "управляемых" кризисных ситуаций, последующее разрешение которых требовало бы непосредственного участия Вашингтона.

В период нахождения у власти Б. Обамы несостоятельность навязываемой Соединенными Штатами американоцентричной модели мироустройства проявилась особенно остро. Вашингтон сделал ставку на поиск нового противника, способного в качестве общей угрозы сплотить как западных, так и восточных союзников США. Спровоцированный Вашингтоном и его партнерами кризис на Украине и попытки принизить роль Российской Федерации в разрешении конфликта в Сирии являются продуманными шагами по формированию в лице нашей страны образа "главного врага Запада". Ключевое влияние на данный процесс оказывает руководство Пентагона, американского военно-промышленного комплекса и стоящих за ним лоббистских групп.

В современных условиях Соединенные Штаты Америки рассматривают санкционное давление в качестве одного из основных инструментов оказания воздействия на Россию. В эффективность такого подхода Вашингтон уверовал благодаря своим действиям против Тегерана. При этом, как показывает практика, отмена законодательно введенных мер дискриминационного характера является в США гораздо более сложным и продолжительным процессом, чем их принятие.

Администрация президента Б. Обамы целенаправленно использует санкции для нанесения ущерба интересам российского оборонно-промышленного комплекса. При этом наибольшие риски для предприятий ОПК России обусловлены поддержкой действий США другими странами и отдельными компаниями, специализирующимися на производстве продукции военного
и двойного назначения, а также на оказании услуг в сфере военно-технического сотрудничества.

Целенаправленно раздуваемая "российская угроза" позволяет Белому дому обосновывать необходимость значительного увеличения объемов финансирования программ разработки новых средств вооруженной борьбы, наращивания масштабов присутствия ВС США за рубежом, добиваться от иностранных государств принятия выгодных Вашингтону решений в военной и военно-политической сфере.

На фоне перехода предвыборной президентской кампании в Соединенных Штатах в активную фазу интересам всех участвующих в ней сторон отвечает усиление конфронтации с Россией, создание дополнительных условий для устранения ее как "неудобного" конкурента путем дискредитации в глазах дружественных США государств и всего мирового сообщества.

Нет сомнения в том, что и после президентских выборов 2016 года напряженность в двусторонних отношениях с Российской Федерацией сохранится, так как от нового главы Белого дома будут ожидать решимости жестко отстаивать национальные интересы, в том числе с опорой на вооруженные силы. При этом Россия независимо от партийной принадлежности и личных взглядов следующего американского президента останется в числе первоочередных вызовов интересам США.

Сирийское направление рассматривается американской администрацией в качестве одного из наиболее перспективных в рамках решения глобальной задачи по стратегическому сдерживанию Российской Федерации. По замыслу американцев, обеспечение "глубокого и длительного" втягивания РФ в вооруженный конфликт в Сирии с одновременным поддержанием нестабильности на востоке Украины должно заставить Россию действовать с высоким напряжением сил и ресурсов на "два фронта".

В обозримом будущем руководство Соединенных Штатов не намерено воспринимать Российскую Федерацию как равного партнера, обладающего правом на собственные, отличные от американских, подходы к решению глобальных и региональных проблем, а также на продвижение и защиту своих национальных интересов.

Интересы России в военной, экономической и политической областях будут подвергаться деструктивному воздействию прежде всего в странах Содружества Независимых Государств. При этом сложная социально-экономическая ситуация и слабость институтов государственной власти в ряде республик СНГ делают их особенно уязвимыми по отношению к действиям Запада, создающим реальные предпосылки для целенаправленной дестабилизации обстановки на постсоветском пространстве.

Кроме того, США для оказания влияния на военно-политические процессы в мире активно используют экономические факторы. В частности, в рамках существующей финансово-банковской системы предпринимаются шаги по сдерживанию экономического развития России, Китая, стран Евросоюза и Азиатско-Тихоокеанского региона.

В целях укрепления торговых позиций, усиления контроля над экономиками государств Евросоюза и сдерживания растущей мощи китайской экономики США формируют трансатлантическую и транстихоокеанскую зоны свободной торговли, в которых будут отстаиваться в первую очередь американские интересы.

При этом Соединенные Штаты стремятся нанести максимальный ущерб российским интересам "руками" своих союзников и партнеров, главным образом европейских. Уровень сотрудничества и взаимная зависимость Европы и России, прежде всего в экономической сфере, в силу географической близости всегда были на порядок масштабнее взаимодействия США с РФ. Вот почему навязанный Евросоюзу антироссийский курс наносит существенно более серьезный ущерб европейским странам, чем самим Соединенным Штатам.

Государства Восточной Европы и Балтии рассматриваются Белым домом прежде всего как основной антироссийский сегмент НАТО. Они безоговорочно поддерживают усилия Вашингтона по использованию различных форм давления на РФ. При этом администрация США заявляет о готовности обеспечить их безопасность, "реагируя" на демонстративные просьбы о защите от военной угрозы со стороны Российской Федерации.

Пентагон в рамках реализации адаптивного подхода по созданию европейского сегмента глобальной системы ПРО США практически завершил мероприятия по развертыванию и вводу в эксплуатацию противоракетного комплекса "Иджис Эшор" в Румынии. Это свидетельствует о том, что, несмотря на достигнутые договоренности по иранской ядерной программе, Вашингтон продолжает развертывание в Европе компонента глобальной системы противоракетной обороны, антироссийская направленность которой становится все более очевидной мировому сообществу.

В свою очередь, в рамках решения задачи сдерживания так называемой российской угрозы руководство Североатлантического союза планирует:
- нарастить ротационное присутствие коалиционных войск (сил), а также увеличить количество объектов заблаговременного складирования вооружения и военной техники на территории восточноевропейских стран;
- сформировать в странах Балтии, Болгарии, Польше и Румынии постоянные органы управления группировками ОВС НАТО, а также передовые координационные центры по приему войск усиления;
- завершить создание межвидовой структуры экстренного реагирования, а в дальнейшем сформировать многонациональные экспедиционные силы с малыми сроками развертывания.

Усиленное передовое военное присутствие НАТО реализуется с опорой на подготовленную инфраструктуру восточноевропейских стран. Так, к настоящему времени там модернизировано значительное количество аэродромов, а также расширены возможности морских портов по базированию и обслуживанию кораблей и судов.

В интересах демонстрации военной силы резко увеличено количество учений НАТО, которые были проведены на территории сопредельных с Россией государств и имели явную антироссийскую направленность. Кроме того, с 2016 года ОВС альянса переходят на трехлетний цикл оперативной и боевой подготовки, в ходе которого основное внимание в учебном процессе будет уделяться развитию возможностей ОВС блока по немедленному реагированию на все виды угроз (в том числе "гибридного" характера).

В рамках трансформации альянса продолжается реализация политики "открытых дверей" с целью охвата блоком всего евроатлантического пространства. В качестве первоочередных претендентов на вступление в НАТО рассматриваются Черногория, уже получившая официальное приглашение, Македония, Босния и Герцеговина, а в последующем - и государства постсоветского пространства. При этом Брюссель в приоритетном порядке оказывает содействие Грузии, Украине и Молдавии в укреплении их военного потенциала с целью создания "буферной зоны" вдоль восточных границ альянса.

В частности, Тбилиси и Киеву предоставлены комплексные пакеты мер по оказанию им помощи в сфере безопасности и обороны, предусматривающие проведение соответствующих реформ и модернизацию национальных ВС по западному образцу. Кроме того, Грузия, Молдавия и Украина включены в состав участников новой инициативы НАТО "Развитие оперативной совместимости", направленной на повышение возможностей воинских формирований государств-партнеров к совместным действиям с ОВС НАТО. С этой целью в военных ведомствах указанных стран начали работу группы западных советников.

Одновременно руководство НАТО под предлогом "вынужденного реагирования" на активизацию деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации в Заполярье принимает меры по укреплению северного фланга блока. При этом альянс намерен активно и на регулярной основе привлекать к коалиционным мероприятиям боевой подготовки в северных широтах формирования ВС Финляндии и Швеции.

В свою очередь, руководство Европейского союза активизирует усилия по реализации программы "Восточное партнерство", предусматривающей наращивание всестороннего сотрудничества с Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной в интересах их отрыва от Российской Федерации и окончательного перевода в сферу влияния Запада. В рамках данной инициативы также решаются задачи по дискредитации процессов евразийской интеграции и недопущению объединения стран постсоветского пространства вокруг России.

Серьезным вызовом военной безопасности в регионе является обострение ситуации на Украине, где Западом запущен механизм системной деградации, направленный на полную дезинтеграцию российско-украинских политических, социальных, торгово-экономических и иных связей с расчетом на вступление в дальнейшем в НАТО и Евросоюз. Это привело к вооруженному противостоянию на Донбассе. К настоящему моменту на юго-востоке страны сохраняется многотысячная группировка правительственных войск, предназначенная для "восстановления контроля" над регионом. В данном контексте можно ожидать проведения на линии соприкосновения провокаций с целью вынудить ополченцев на ответные силовые действия, а в дальнейшем обвинить их и РФ в срыве Минских договоренностей.

Такое положение выгодно Западу, который заинтересован в поддержании на рубежах РФ долговременного очага напряженности и становления Украины как враждебного Российской Федерации государства.

Сложная ситуация складывается и вокруг Приднестровья, внешнеэкономическая деятельность которого ограничена скоординированными усилиями Молдавии, Украины и Запада. В условиях отказа ЕС от продления после 1 января 2016 года льгот для приднестровских экспортеров она имеет тенденцию к обострению. Молдавская сторона препятствует обеспечению нормальной жизнедеятельности Оперативной группы российских войск в Приднестровской Молдавской Республике, предпринимает попытки скомпрометировать миротворческую операцию, проводимую российскими военнослужащими, для последующей их замены на международную миссию гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ.

Кроме того, масштабный рост потока беженцев в Европу из зон нестабильности в Северной Африке и на Ближнем Востоке может спровоцировать обострение социально-политической ситуации в регионе и привести к активизации террористической деятельности.

На Юге основным источником нестабильности является деятельность на Северном Кавказе бандформирований, большая часть которых перешла на сторону запрещенной в России террористической организации "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ), а также активизация в местах компактного проживания в Грузии и Азербайджане представителей радикального ислама, включая возвратившихся из Сирии боевиков. Нельзя назвать спокойной и обстановку в зоне нагорно-карабахского конфликта из-за значительного увеличения числа взаимных провокаций со стороны его участников и случаев применения артиллерии.

Обстановка на Ближнем Востоке в прошедшем году характеризовалась общим усилением политической нестабильности прежде всего из-за продолжающейся войны в Сирии. Основными факторами, оказывающими негативное влияние на ситуацию в этом регионе, оставались деятельность террористической организации "Исламское государство Ирака и Леванта" и ряда других экстремистских группировок, а также стремление некоторых ближневосточных государств использовать такие структуры для достижения своих целей в сирийском конфликте.

США и их союзники продолжают в Сирийской Арабской Республике (САР) активную деятельность, направленную на принуждение действующего президента Б. Асада к отставке с целью прихода к власти в стране прозападных оппозиционных сил.

В интересах дискредитации курса России в Сирии Вашингтон усилено пытается сформировать в мире негативное отношение к нашим действиям на территории этой страны путем пропагандистского "раскручивания" заведомо ложных фактов и необоснованных обвинений в адрес РФ в гибели мирного населения и уничтожении объектов гражданской инфраструктуры.

С началом проведения операции в САР с участием авиационной группы Воздушно-космических сил Российской Федерации наиболее четко проявилась деструктивная роль противников режима в Дамаске. Основные спонсоры так называемой сирийской вооруженной оппозиции - Турция, Саудовская Аравия и Катар, которые рассчитывали в короткие сроки покончить с режимом Б. Асада, негативно восприняли военную помощь России правительству страны в уничтожении террористических группировок, и прежде всего ИГИЛ. Несмотря на неоднократные публичные заявления о приверженности борьбе против терроризма, Анкара, Эр-Рияд и Доха на практике рассматривают ИГИЛ и ассоциированные с ней структуры в качестве главных инструментов отстранения от власти сирийского президента. В связи с этим действия Москвы по уничтожению их бандгрупп и инфраструктуры в Сирии вызвали ответную реакцию руководства трех вышеназванных государств, выразившуюся в увеличении объемов помощи экстремистским группировкам.

Тем не менее подобная деятельность турок, саудовцев и катарцев практически не дает каких-либо значимых результатов и не ведет к изменению соотношения сил в сирийском конфликте в пользу боевиков. Более того, предпринимаемые по инициативе Российской Федерации военные и политические шаги по прекращению противоборства, ставят под сомнение возможность завершения войны в САР по выгодному для противников Дамаска сценарию.

Именно по этой причине один из наиболее непримиримых противников Б. Асада - Турция пошла на провокацию с уничтожением российского боевого самолета Су-24. Данный инцидент, безусловно, будет иметь серьезные геополитические последствия, поскольку Анкара, до недавнего времени занимавшая достаточно взвешенную позицию в отношении Москвы по ряду актуальных международных проблем, в одночасье превращается во враждебное нам государство. Более того, эта предательская атака во многом стала свидетельством бессилия спонсоров сирийского конфликта в вопросе выработки эффективных мер поддержки экстремистских группировок и противодействия операции российских ВКС.

К другим негативным факторам развития ситуации в мире относятся активизация деятельности экстремистов в Афганистане и Пакистане, а также наличие межгосударственных проблем в отношениях между странами Центрально-Азиатского региона.

Серьезным источником террористической угрозы для среднеазиатских республик становится "Исламское государство Ирака и Леванта", значительно укрепившее свои позиции на афганской территории. Ситуация усугубляется еще и тем, что после смерти бывшего главы Исламского движения талибов муллы Омара отмечается раскол среди талибов, которые ранее не пытались распространить свое влияние за пределы Афганистана. Теперь существует угроза того, что наиболее радикальные талибские лидеры примкнут к ИГИЛ, которая рассматривает всю Центральную Азию в качестве своей перспективной цели. При этом на севере Афганистана уже действуют ряд группировок из состава Исламского движения талибов, Исламского движения Узбекистана, Союза исламского джихада, "Таблиги джамаат" и "Хизб ут-Тахрир".

Боевиков в республиках Центральной Азии могут поддержать приверженцы радикального ислама, входящие в состав глубоко законспирированных ячеек, занимающихся в настоящее время в основном агитационной работой, и в первую очередь среди молодежи.

Нельзя также не учитывать, что в рядах ИГИЛ уже воюют около 3 тыс. выходцев из Центральной Азии. Их возвращение на родину способно вызвать усиление влияния идеологии радикального ислама и террористической угрозы в региональном масштабе.

Вместе с тем из всех центральноазиатских стран деятельность ИГИЛ в настоящее время официально запрещена только в Казахстане и Киргизии.

На Востоке дальнейшее развитие получит тенденция нарастания борьбы за региональное лидерство между США, Китайской Народной Республикой и Японией.

Администрация США в рамках реализации курса на "стратегический разворот" в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона активизирует взаимодействие с государствами, чей потенциал может быть эффективно использован для решения задачи сдерживания в АТР растущего влияния КНР и России. При этом Белый дом придает большое значение развитию отношений не только с традиционными региональными союзниками Вашингтона (Япония, Республика Корея, Австралия, Малайзии, Филиппины, Тайвань), но и с новыми партнерами, такими как, например, Социалистическая Республика Вьетнам.

Соединенные Штаты пытаются интернационализировать территориальные противоречия Китая с Японией, Вьетнамом и Филиппинами. Основная задача - закрепиться в роли третейского судьи в данных спорах, чтобы иметь дополнительные рычаги давления на КНР и одновременно стимулировать союзников и партнеров к более тесному сотрудничеству с Вашингтоном в военной сфере.

Можно также ожидать, что в интересах решения задачи сдерживания Китая Белый дом может усилить военное присутствие США не только в Южно-Китайском море, но и в районе российских Курильских о-вов.

В экономической области Вашингтон концентрирует внимание на стимулировании интеграционных процессов путем формирования новых многосторонних механизмов кооперации, функционирование которых способствовало бы решению задачи по укреплению региональных позиций Вашингтона.

В настоящее время основные усилия США сосредоточены на реализации инициативы "Транстихоокеанское партнерство", предусматривающей на первом этапе заключение "всеобъемлющего соглашения о свободной торговле" с участием Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, Сингапура, Чили и Японии. В октябре 2015 года стороны достигли консенсуса относительно подписания базового документа, подлежащего последующей ратификации странами-участницами.

При этом в условиях быстрого роста военной и военно-экономической мощи Китая Вашингтон будет укреплять свои позиции в регионе путем демонстрации силы в ходе мероприятий оперативной подготовки, которые зачастую носят откровенно провокационный характер.

В свою очередь, правительство Японии с сентября 2015 года приступило к реализации мер, направленных на повышение роли вооруженных сил как инструмента государственной политики. Законодательно закреплены возможность их участия в действиях коалиционных группировок войск при отсутствии непосредственной угрозы национальной безопасности, а также условия, порядок и формы применения воинских формирований в операциях на территории иностранных государств, в том числе проводимых без санкции Совета Безопасности ООН.

С учетом этого весьма серьезным потенциальным источником военной опасности для Российской Федерации останутся традиционные территориальные притязания Японии к нашей стране по поводу о-вов Итурущ Кунашир и Малой Курильской гряды.

В Арктике ожидается продолжение соперничества за контроль над энергоресурсами между США, Канадой, Норвегией, Данией и Россией, а также внерегиональными игроками и, как следствие, рост их военной активности на Севере. В перспективе возможное потепление климата, способствующее ускоренному освоению ресурсов в приполярных районах, и негативные явления в мировой экономике выступят в качестве катализатора углубления межгосударственных противоречий в Арктическом регионе.

США предпринимают целенаправленные усилия для защиты и продвижения национальных интересов на фоне общей активизации государств, стремящихся обеспечить свое участие в освоении богатейших природных запасов и использовании уникальных энергетических, транспортных и иных возможностей Севера.

В условиях жесткой конфронтации в российско-американских отношениях Вашингтон все более активно использует тезис о том, что российские правила эксплуатации Северного морского пути якобы противоречат международному морскому праву, и в частности принципу свободы судоходства. Белый дом выражает обеспокоенность введением РФ разрешительного порядка плавания иностранных судов по Северному морскому пути и продолжает продвигать на международном уровне идею о его интернационализации.

Кроме того, Соединенные Штаты используют факт расширения деятельности. Российской Федерации по освоению приполярных территорий для обоснования необходимости зашиты своих национальных интересов в связи с "возрастанием российской военной угрозы в регионе".

В рамках военной деятельности НАТО в Арктике планируется наращивать возможности объединенной системы ПВО. В Норвегии развивается система заблаговременного складирования вооружения и военной техники для прибывающих сил усиления альянса, увеличивается интенсивность военных учений.

Особое значение придается организации патрулирования воздушного пространства Исландии и прилегающих к ней районов Северной Атлантики силами и средствами ОВВС НАТО, несения боевой службы в регионе американскими и британскими атомными подводными лодками, а также полетам самолетов стратегической авиации ВВС США.

Анализ глобальной ситуации свидетельствует, что угрозы безопасности РФ носят комплексный характер и могут возникнуть по всему периметру российских границ.

Наибольшую опасность наряду с противостоянием на Донбассе представляет развитие обстановки на Юге.

Ключевыми факторами, сдерживающими экономический рост РФ, в среднесрочной перспективе будут низкие цены на энергоносители, а также ограничение доступа к передовым западным технологиям и внешним кредитным ресурсам. При этом главной целью Запада останется обострение социально-политической ситуации в Российской Федерации в интересах формирования условий для слома существующей системы государственной власти в нашей стране.

Таким образом, тенденции мирового развития свидетельствуют о высокой динамичности военно-политической обстановки в мире. Происходящие международные процессы многогранны по своему характеру и являются всеохватывающими по своим масштабам. Продолжается эволюция ключевых мировых институтов и межгосударственных отношений в целом. В то же время сохраняет свою актуальность возможность применения рядом стран или их коалициями военной силы для реализации собственных интересов.

Зарубежное военное обозрение. 2016, №1, С. 3-12

Всего комментариев: 0
avatar