О наращивании турецкого военного присутствия за рубежом (2020)

Полковник А. Филистеев,
майор К. Васильев,
майор К. Гавриш

Военно-политический курс Турецкой Республики (TP) на современном этапе реализуется в рамках стратегии "нового османизма" ("неоосманизма"), предполагающей, что Турция как "наследница" Османской империи должна закрепить за собой роль регионального лидера путем расширения "традиционного" влияния в странах Африки, Балканского п-ова, Черноморского бассейна, Закавказья и Ближнего Востока. Основными направлениями данной деятельности Анкары являются проведение многовекторной политики, активная (упреждающая) дипломатия, широкое участие в международных объединениях, а также применение инструментов "мягкой силы".

Военное присутствие Турции за пределами национальной территории

В качестве одного из наиболее эффективных средств достижения своих целей турецкое руководство рассматривает расширение присутствия национальных вооруженных сил за рубежом. В связи с этим республика наращивает количество военных баз на территории иностранных государств1 и активно принимает участие в международных миротворческих операциях.

Правящая Партия справедливости и развития (лидер - президент Р. Эрдоган), пользуясь своим большинством в парламенте страны, в январе 2020 года обеспечила одобрение высшим законодательным органом плана задействования турецких вооруженных сип за пределами национальной территории. Документом предусмотрено военное присутствие турецких сил в 12 государствах и территориальных образованиях, среди которых Азербайджан, Албания. Афганистан. Босния и Герцеговина, Ирак, Катар, Косово, Ливан, Ливия, Сирия, Сомали, так называемая Турецкая республика Северного Кипра (ТРСК).

Наиболее многочисленный турецкий воинский контингент (около 30 тыс. человек) развернут в так называемой Турецкой республике Северного Кипра2. Размещенные на острове формирования ВС TP организационно сведены в армейский корпус со штабом в г. Кирения. В задачи соединения входит  обеспечение защиты прав представителей турецкой общины о. Кипр при урегулировании кипрской проблемы, а также "недопущение военной агрессии" против турок-киприотов.

В связи с обострением обстановки вокруг освоения газовых месторождений в Восточном Средиземноморье турецкое командование прорабатывает вопрос о расширении военной инфраструктуры на севере о. Кипр, в том числе предполагая создать в данном районе авиационную и военно-морскую базы.

Свое военное присутствие в Сирийской Арабской Республике (САР, до 20 тыс. человек) Турция обусловливает необходимостью защиты национальной территории от вооруженных формирований курдов, действующих на севере САР. Особую озабоченность Анкары вызывает возможность создания вблизи своих границ курдского квазигосударственного образования, что может спровоцировать всплеск сепаратистских устремлений данного национального меньшинства в самой ТР.

В интересах воспрепятствования негативному развитию событий турецкие вооруженные силы провели серию операций по созданию в северных районах Сирии "пояса безопасности", в результате которых3 на территории САР появились нескольких зон, оккупированных турками и протурецкими отрядами "умеренной" оппозиции. При этом Анкара заявляет о намерении расширить подконтрольную территорию на всю протяженность турецко-сирийской границы, что, по мнению турок, позволит обеспечить безопасность приграничных населенных пунктов, а также создать условия для возвращения сирийских беженцев, проживающих в настоящее врет в Турции.

"Курдская угроза" также является основанием для размещения турецкого воинского контингента в северной части Ирака (до 3 тыс. человек), где располагаются базы и лагеря подготовки Рабочей партии Курдистана4 (РПК). Правовой основой присутствия турок на территории сопредельного государства является ряд соглашений с иракским руководством и администрацией Курдского автономного района (КАР), предоставляющих турецким подразделениям право пересекать государственную границу для преследования и уничтожения отступающих из Турции отрядов РПК.

В свою очередь, Анкара, широко трактуя положения достигнутых с Багдадом и Эрбилем договоренностей, развернула на иракской территории около 20 наблюдательных пунктов, где дислоцировала на ротационной основе формирования сил специальных операций генерального штаба, подразделения "коммандос" сухопутных войск и жандармерии.

На турецкий контингент возложены задачи разведки и проведения операций по уничтожению инфраструктуры, ликвидации лидеров и отдельных групп боевиков РПК. Кроме того, по просьбе руководства КАР Ирака турецкие военнослужащие занимаются подготовкой бойцов сил защиты Курдистана "Пешмерга".

Турецкое руководство уделяет значительное внимание укреплению своих позиций в Северной Африке. В связи с этим важным направлением внешней политики Анкары является развитие сотрудничества с Правительством национального согласия (ПНС) Ливии в военно-политической, экономической и военной областях. В перспективе Турция намерена принять участие в восстановлении энергетического сектора, объектов стратегической инфраструктуры, стать основным источником вооружений и военной техники (ВВТ) для ливийских силовых структур.

Свои устремления Турция подкрепляет размещением на территории Ливии воинского контингента (около 500 человек), на вооружении которого находятся средства ПВО, артиллерийские системы, беспилотные летательные аппараты. Основными задачами турецких военнослужащих являются: подготовка личного состава вооруженных формирований ПНС, координация их боевого применения, оказание помощи в эксплуатации ВВТ, а также организация противовоздушной обороны войск (сил) и важных объектов.

Расширение турецкого влияния в районе Персидского залива реализуется путем наращивания взаимодействия с Катаром. Сближению двух стран способствовал бойкот катарского государства со стороны стран региона в 2017 году под предлогом финансирования Дохой террористических организаций. В свою очередь, Турция воспользовалась данной ситуацией для демонстрации поддержки Катару и заключения двустороннего соглашения о сотрудничестве в области обороны и безопасности.

В соответствии с достигнутыми договоренностями Анкара получила право на развертывание на катарской территории военной базы в районе г. Доха. В настоящее время на данном объекте размещены около 300 турецких военнослужащих, оказывающих помощь союзнику в обучении сотрудников силовых структур. В среднесрочной перспективе командование ВС Турции планирует увеличить численность воинского контингента до 3 тыс. человек и сформировать на их основе отдельную бригаду. Анкара заявляет также о намерении разместить в Катаре военно-морской и военно-воздушный компонент национальных вооруженных сил.

С открытием в 2017 году турецкой военной базы в Сомали Анкара обозначила свой долгосрочный стратегический интерес в Восточной Африке. По оценке турецкого руководства, дальнейшее расширение сотрудничества с этой страной в оборонной сфере позволит туркам обеспечить контроль над важными районами Аденского залива и Красного моря, а также откроет национальному военно-промышленному комплексу доступ к новым рынкам сбыта своей продукции на Африканском континенте.

На военной базе TP, расположенной в г. Могадишо, дислоцированы около 300 турецких военнослужащих. На них возложены задачи по подготовке сомалийских солдат для борьбы с террористической организацией "Аш-Шабаб". Возможности развернутого турками учебного центра позволяют обучать до 10 тыс. человек в год. При этом в качестве материально-технической основы используется ВВТ турецкого производства, которую в перспективе планируется продавать Сомали и другим странам региона.

В дальнейшем на данном военном объекте может быть создана инфраструктура, позволяющая использовать его в качестве пункта базирования кораблей военно-морских сил Турции.

В Закавказье основное внимание Анкара уделяет развитию военного сотрудничества с Азербайджаном. С этой целью осуществляется широкий комплекс мероприятий по следующим направлениям: оказание помощи в приведении азербайджанских вооруженных сил к стандартам НАТО; обучение кадров в турецких военных учебных заведениях и подготовка специалистов непосредственно на территории Азербайджанской Республики; совместная оперативная и боевая подготовка (ОБП) частей и подразделений двух государств; взаимодействие в вопросе обеспечения безопасности объектов энергетической и транспортной инфраструктуры.

Практическая организация взаимодействия возложена на аппарат военного апаше Турции в Азербайджане, а также на группу военных советников и технических специалистов, обеспечивающих консультативную и инструкторско-методическую поддержку. Общая численность турецкого воинского контингента около 100 человек. Они задействуются в обучении азербайджанских военнослужащих, планировании и организации совместных мероприятий ОБП, оказании помощи в эксплуатации и обслуживании ВВТ турецкого производства. Кроме того, турки выполняют роль военных советников, принимая непосредственное участие в реформировании соединений и частей ВС Азербайджана.

В качестве основного союзника на Балканах руководство Турции рассматривает Албанию, используя военное присутствие для укрепления своих позиций в данном государстве. В г. Тирана на постоянной основе действует аппарат военных советников (около 40 человек), в задачи которого входит консультирование албанского командования по вопросу развития вооруженных сил, в том числе обучение личного состава, планирование совместных мероприятий ОБП, содействие в оснащении ВВТ турецкого производства.

Наряду с этим министерство национальной обороны Турции финансирует проект по модернизации военно-морской базы Паша-Лиман ВМС Албании с целью расширения возможностей данного объекта по базированию и техническому обслуживанию боевых кораблей. В том числе предусмотрено строительство нового причала, позволяющего осуществлять одновременную швартовку фрегата и подводной лодки. В перспективе Анкара рассчитывает использовать данную ВМБ в качестве передового пункта базирования сил турецкого флота для усиления своих позиций в районе Адриатики.

Военно-политическое руководство Турции рассматривает участие в миротворческих операциях (миссиях), проводимых под эгидой ООН, НАТО или Европейского союза, как один из важных элементов реализации политики "неоосманизма". При этом наиболее многочисленные контингенты выделяются для задействования в мероприятиях, позволяющих извлечь политические, военные и экономические выгоды.

В частности, подразделение ВС Турции (около 700 человек) участвует в учебно-тренировочной миссии Североатлантического союза "Решительная поддержка" в Афганистане. По оценке Анкары, присутствие в данной стране турецких военнослужащих с одновременным оказанием ей гуманитарной и военно-технической помощи положительно сказывается на двусторонних отношениях, а также способствует укреплению авторитета Турецкой Республики на международной арене.

Воинский контингент TP входит в состав учебно-тренировочного командования "Столица" (г. Кабул). Турки осуществляют подготовку военнослужащих Афганской национальной армии, участвуют в управлении международным аэропортом г. Кабул и оказании гуманитарной помощи местному населению.

Необходимо отметить, что подразделение ВС Турции дислоцировано в относительно спокойной по сравнению с другими районами страны провинции Кабул. Турецкие военнослужащие не принимают участие в боевых действиях против боевиков Исламского движения талибов и наркомафии, за исключением случаев самообороны, что позволяет избегать потерь, а также проводить переговоры с командирами незаконных вооруженных формирований, оппозиционно настроенными политическими и религиозными лидерами.

TP принимает активное участие в операции НАТО "Джойнт энтерпрайз" в Косово (370 человек), используя данное обстоятельство как один из основных элементов усиления своего присутствия в частично признанной республике5. Турецкий контингент входит в состав многонациональной батальонной группы "Восток" (г. Приштина). Его задачи заключаются в контроле общей социально-экономической и политической обстановки, обучении сотрудников силовых структур Косово, проведении с ними совместных мероприятий ОБП, пресечении массовых беспорядков и столкновений на национальной почве, оказании гуманитарной помощи местному населению.

При этом Анкара подписала с Косово соглашение о стратегическом партнерстве, стремясь закрепиться в непризнанном анклаве и усилить политическую экспансию в республиках бывшей Югославии.

Босния и Герцеговина (БиГ) также входит в зону национальных интересов Турецкой Республики как государство с преобладанием мусульманского населения. Развитие двустороннего сотрудничества с БиГ в экономической, культурной и социальной областях предполагает участие в операции сил реагирования Европейского союза "Алтея". Проводимые мероприятия способствуют формированию положительного образа Турции как "партнера и друга" боснийских мусульман.

Контингент сил реагирования ЕС представлен многонациональным батальоном, в составе которого находится около 250 турецких военнослужащих. Штаб и основные подразделения миссии дислоцированы в районе г. Сараево. При этом турки размещены в шести населенных пунктах с населением, преимущественно исповедующим ислам суннитского толка.

На контингент ВС Турции возложены задачи по обучению сотрудников силовых структур БиГ, патрулированию зоны ответственности и контролю обстановки, проведению спасательных операций при возникновении чрезвычайных ситуаций и оказанию гуманитарной помощи. Кроме того, Анкара оказывает поддержку Сараево в военном строительстве, регулярно поставляя на безвозмездной основе боснийским вооруженным силам продукцию национального ВПК.

Турецкие военнослужащие задействуются в составе Временных сил ООН в Ливане (ВСООНЛ). В интересах морского компонента миссии на ротационной основе привлекается боевой корабль ВМС Турции класса "корвет" или "патрульный корабль" для решения следующих задач: патрулирование территориальных вод южной части Ливана с целью недопущения контрабанды оружия для отрядов шиитской организации "Хезболлах"; обеспечение безопасности (с приморского направления) сухопутного компонента ВСООНЛ: проведение поисково-спасательных мероприятий; оказание помощи командованию ВС Ливана в подготовке экипажей патрульных катеров, специалистов береговых служб; организация совместных мероприятий ОБП с ливанскими ВМС и подразделениями миротворческих сил.

Присутствие в ВСООНЛ позволяет турецкому командованию оперативно получать достоверную информацию о складывающейся внутриполитической обстановке в Ливане, а также о ситуации на ливано-израильской и ливано-сирийской границах. Вместе с тем сложная военно-политическая обстановка в данной стране и сохраняющаяся угроза для находящихся на ее территории граждан Турции (в связи с активной поддержкой противников сирийского президента Б. Асада) вынудили Анкару поэтапно сократить численность военнослужащих в составе миротворческих сил ООН в Ливане.

По мнению западных экспертов, турецкое руководство рассматривает присутствие вооруженных сил за пределами страны как одно из основных условий укрепления позиций республики в различных регионах мира. В ближнесрочной перспективе Анкара намерена активно использовать данный инструмент для расширения своего влияния и отстаивания национальных интересов.

1 За последние пять лет число стран, в которых на долговременной основе размещены подразделения турецких вооруженных сил, увеличилось в два раза.

2 Частично признанное государство, расположенное в северной части острова Кипр. Турция - единственная страна мирового сообщества, официально признавшая независимость ТРСК.

3 "Шит Евфрата" (2016-2017), "Оливковая ветвь" (2018), "Источник мира" (2019), "Весенний щит" (2020).

4 Рабочая партия Курдистана (образована в 1978 году) - военно-политическая организация, целью которой является создание курдской автономии в составе Турецкой Республики, а в перспективе - независимого государства курдов. Штаб - в горном массиве Кандиль (Курдский автономный район Ирака). Лидер - А. Оджалан (отбывает пожизненное заключение в турецкой тюрьме).

5 Турция официально признала независимость Республики Косово на следующий день после самопровозглашения суверенитета данного территориального образования (февраль 2008 года).

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №8. - С. 24-31

Всего комментариев: 0
avatar