Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Топливная промышленность Сирийской Арабской Республики в условиях мирного времени и вооружённого конфликта (2017)

Капитан 2 ранга Б. Ручкин

В современных условиях национальная безопасность стран мира в значительной степени зависит от уровня обеспеченности экономики углеводородным сырьем. В связи с этим происходит обострение борьбы за доступ к топливным ресурсам, которая в последнее время принимает все более ожесточенные формы. Ситуация в Сирийской Арабской Республике (САР) выступает тому наглядным примером. Оказавшись в перекрестье геополитических интересов ведущих государств мира и региональных держав, САР стала заложницей сложившейся ситуации, попытки разрешения которой дипломатическим путем не имели перспектив.

В рамках так называемой сирийской "арабской весны", целью которой было свержение режима президента САР Башара Асада и формирование нового правительства, лояльного США и их союзникам, проводилось воздействие на ключевые секторы сирийского государства, в том числе и топливную промышленность. Поэтому представляется целесообразным рассмотреть ее роль и место в обеспечении жизнедеятельности Сирии в мирное время и в условиях вооруженного конфликта.

Топливная промышленность САР до начала вооруженного конфликта. Сирийская топливная промышленность, несмотря на ее скромное 33-е место в мире по объемам добычи нефти, всегда являлась стратегической для национальной экономики. Доходы от экспорта нефти были основным источником поступлений в бюджет страны. Оценочные запасы нефти и газа в стране составляли 2,5 млрд баррелей и до 300 млрд м3 соответственно. Так, в 2011 году в Сирии было добыто 122 млн баррелей нефти и 8,3 млрд м3 природного газа. В 2010 году (до введения санкций) добыча нефти составляла 400 тыс. баррелей в сутки. Основными потребителями сырой нефти САР до начала вооруженного конфликта и введения санкций являлись страны Европейского союза: Германия, Италия, Франция, Нидерланды, Австрия и Испания. Добываемый природный газ использовался в качестве топлива на местных тепловых электростанциях и закачивался в нефтяные пласты для повышения нефтеотдачи.

Нефтяные и газовые месторождения Сирии сосредоточены в основном в центральной, восточной и северо-восточной частях страны, соединенных трубопроводами с густонаселенными городами Дамаск, Хомс и Алеппо.

Углеводороды, добываемые на месторождениях Евфратского суббассейна (провинция Дейр-эз-Зор), поступали в магистральный трубопровод Киркук - Банияс, который являлся частью транзитного маршрута, соединяющего месторождения Ирака с портами Банияс, Тартус и Латакия (все Сирия), а также с Триполи (Ливан). Месторождения САР, расположенные на северо-востоке страны, были связаны с портом Тартус другим магистральным нефтепроводом.

Порт Банияс, оборудованный 19 нефтяными резервуарами общим объемом 2,8 млн баррелей, способен принимать танкеры дедвейтом до 120 тыс. т. Порт Тартус, рассчитанный на прием танкеров дедвейтом до 210 тыс. т, соединен с нефтяным терминалом порта Банияс трубопроводом. Порт Латакия предназначен для приема танкеров дедвейтом до 50 тыс. т.

Переработка сырой нефти осуществляется на двух заводах - в городах Хомс и Банияс, связанных нефтепродуктопроводами с городами Дамаск, Алеппо и Латакия. Общая проектная мощность переработки сырой нефти составляет 240 тыс. баррелей в сутки, или 87,6 млн в год. Заводы работают на смеси сирийской тяжелой (20-50%) и легкой нефти. Ранее легкая нефть поставлялась на НПЗ из Ирака по магистральному нефтепроводу Киркук - Банияс. Однако с 2003 года, из-за боевых действий в этой стране, транспортировка по нему была прекращена.

В целом топливная промышленность САР в довоенные годы полностью удовлетворяла внутренний спрос на энергоносители. Однако постепенное сокращение объемов добываемой нефти и рост внутреннего потребления подтолкнули сирийское правительство к принятию активных мер по дальнейшему развитию топливной промышленности и поиску надежных и заинтересованных партнеров в данной области. Ситуацию усложнила санкционная политика США, ограничившая приток инвестиций в САР.

Руководство Сирии провело серию раундов международного тендера на право проведения разведки новых месторождений нефти и газа, расположенных в приграничных с Иорданией, Ираком и Турцией районах, а также на сирийском шельфе Средиземного моря на условиях совместного раздела продукции. В число нефтегазовых компаний, получивших лицензии, вошли российские.

В 2009 году в районе г. Пальмира, где расположены месторождения газа Абу-Рибах, Камкам и Аль-Фейд, был построен Южный газоперерабатывающий завод производительностью 2,2 млрд м3 очищенного газа и 23 тыс. т СПГ в год. В настоящее время решается вопрос о завершении строительства Северного газоперерабатывающего завода, расположенного в окрестностях г. Ракка. Производительность этого предприятия планировалась на уровне 1,3 млрд м3 очищенного газа и 41,6 тыс. т СПГ в год.

Также в 2009 году введена в строй первая часть сирийского участка Трансарабского газопровода, которая имеет большое значение для энергетики Сирии и укрепления ее роли как транзитного центра ближневосточных энергоресурсов (протяженность 1 293 км, стоимость 1,2 млрд долларов). По нему осуществлялось транспортировка египетского газа в Сирию, Иорданию, Ливан и Израиль.

В 2009 году газопровод был протянут от г. Хомс до г. Банияс в Сирии и г. Триполи в Ливане. В Сирию газ поступал в объеме 2,5 млн м3 в сутки, или около 1 млрд м3 в год. Трансарабский газопровод планировалось проложить до территории Турции и в течение следующих девяти лет увеличить объемы транспортировки египетского газа до 6 млн м3 в сутки, или около 2,2 млрд м3 в год.

В том же 2009 году президент САР Башар Асад провел ряд переговоров с Ираком, Ираном и Азербайджаном о возможном транзите нефти и газа через территорию Сирии в европейские страны.

Таблица 1 Сирийские нефтепроводы
Наименование трубопроводов Магистральный нефтепровод Киркук (Ирак) - Банияс (Сирия) Система нефтепроводов месторождений Евфратского суббассейна Нефтегфодуктопроводы, соединяющие НПЗ с городами Дамаск, Алеппо и Латакия
Пропускная способность, млн баррелей в год 94,5 Около 15 (оценочно) 3,15

В это же время к президенту Сирии обращалось руководство Катара, выступившее с альтернативным предложением о строительстве трубопровода и транзите своего газа через территорию Сирии и Турции в европейские страны.

В 2010 году интерес к сирийскому нефтегазовому комплексу проявил Китай. Китайская национальная нефтегазовая корпорация (КННК) и англо-голландский концерн "Ройял датч шелл" заключили контракт, согласно которому КННК приобретает 35% сирийской дочерней нефтегазовой компании "Шелл петролеум девелопмент" (SSPD), принадлежащей концерну. SSPD обладала правом на разработку 31,25% 40 нефтяных месторождений в районах Дейр-эз-Зор, Фос-Анекс и Аш-Шам, из которых в 2009 году эта компания добывала 23 тыс. баррелей сырой нефти в сутки, или 8,4 млн в год.

В сентябре 2010 года правительства Сирии и Ирака подписали первичное соглашение о строительстве двух веток нефтепровода под легкую и тяжелую нефть мощностью 2,5-3 млн баррелей в сутки, или 0,9-1,1 млрд в год, для транспортировки углеводородов с месторождений Аккас и Киркук до г. Банияс. Проект оценивался в 3 млрд долларов.

В начале 2011 года Башар Асад выступил с идеей "Концепции четырех морей", суть которой заключалась в объединении Сирии, Турции, Ирана и Азербайджана в общую нефтегазотранспортную систему с выходом к Средиземному морю.

В июне 2011 года между Сирией, Ираком и Ираном был подписан трехсторонний меморандум о строительстве "Исламской магистрали" - газопровода от крупнейшего в мире иранского газового месторождения "Южный Парс" через Ирак до сирийского побережья Средиземного моря с возможным ответвлением в Ливан. Проект стоимостью 10 млрд долларов предполагал введение .в строй газопровода расчетной мощностью 110 млн м3 газа в сутки, или 40 млрд м3 в год. Его ввод был запланирован на 2016 год. В конце декабря 2012 года Иран приступил к строительству участка данного магистрального трубопровода, проходящего через территорию Ирака до границы с Сирией.

Трансарабский газопровод

Реализация намеченных планов позволила бы Сирии:
- сохранить добычу (около 120 млн баррелей в год) и экспорт сырой нефти в объемах 2011 года, а в случае подтверждения промышленных запасов углеводородов на континентальном шельфе Средиземного моря и начала их разработки значительно увеличить их;
- осуществлять транзит легкой и тяжелой нефти из Ирака (при создании соответствующих условий внутри этого государства) в объеме до 1,1 млрд баррелей в год;
- продолжить добычу природного газа на уровне предыдущих лет - около 8 млрд м3 в год;
- ежегодно осуществлять производство на ГПЗ 3,5 млрд м3 очищенного газа и 65 тыс. т СПГ;
- нарастить транзит природного газа из Ирана и Египта в страны Восточного Средиземноморья и Европы до уровня свыше 40 млрд м3 в год.

Обеспечив транзит углеводородов Ирана и Ирака на европейский рынок через Средиземное море, Сирия стала бы важным региональным транзитным узлом. В то же время Египет получал возможность экспортировать по трубопроводу газ в Турцию. Оценочное количество ежегодно транспортируемого сырья из данных стран могло составить до 20% нефти и около 10% газа, потребляемых в среднем европейскими странами в год.

Такой подход создавал благоприятные условия для развития сирийской экономики в условиях независимости от внешних поставок энергоносителей и значительных финансовых инвестиций, получаемых от транзита и экспорта углеводородов. Однако этот проект шел в разрез с планами Саудовской Аравии и Катара, традиционно не заинтересованных в широком доступе на международный нефтегазовый рынок конкурентов.

События, развернувшиеся в Сирии в начале 2011 года, привели к прекращению развития топливной промышленности страны. Протесты отдельных групп населения вскоре перетекли в вооруженный конфликт с применением армейских подразделений и вовлечением в него в той или иной степени множества государств мира, среди которых оказались Российская Федерация, США, Иран, Ирак, Саудовская Аравия (СА), Катар, Турция и страны ЕС.

Топливная промышленность САР в ходе вооруженного конфликта. Одним из многих факторов, которым оперировали протестующие в Сирии в начале 2011 года, были высокие цены на топливо. Исходя из экономических и социальных соображений, сирийское правительство снизило цену на дизельное топливо на 25% Предполагалось, что это в числе других принятых мер будет способствовать урегулированию напряженной ситуации.

В середине 2011 года США увеличивают давление на режим Башара Асада, пытаясь организовать бойкот нефтегазового сектора страны. Были запрещены транзакции с Коммерческим банком Сирии (Commercial Bank of Syria), через который проходили все денежные потоки, связанные с экспортом сирийских энергоносителей. Так как американские компании не импортировали и не добывали сирийские энергоносители, то односторонние экономические санкции со стороны Соединенных Штатов имели ограниченное воздействие. В связи с этим госдепартамент США обратился к европейским странам, главным образом импортирующим сирийскую нефть, с предложением присоединиться к нефтяному эмбарго.

В конце августа 2011 года представители 27 стран - членов Евросоюза (ЕС) достигли политического соглашения о введении эмбарго на импорт в ЕС сырой нефти из Сирии. В последующем был введен запрет на инвестирование европейскими компаниями средств в нефтяную отрасль САР, что фактически означало запрет европейским компаниям создавать новые совместные предприятия с сирийскими энергетическими компаниями, кредитовать их, а также покупать и увеличивать свои доли в сирийских предприятиях. Позднее к санкциям присоединилась Лига арабских государств (ЛАГ).

Наложенные США, Евросоюзом и ЛАГ санкции привели к остановке деятельности работавших в Сирии зарубежных компаний и созданию дефицита нефтепродуктов в стране. Производительность двух сирийских нефтеперерабатывающих заводов не обеспечивала внутренние потребности государства, в связи с чем власти Сирии пытались организовать бартерный обмен добываемой в стране сырой нефти на дефицитный бензин. При этом добыча нефти упала на 30-35%, возникли проблемы с кредитованием топливной промышленности.

В декабре 2011 года появляются первые сообщения о крупных терактах на объектах топливной промышленности САР. Так, был взорван стратегический нефтепровод, по которому сырье доставлялось от месторождений восточных районов страны на НПЗ в г. Хомс. К тому времени этот город являлся главной опорной базой повстанцев в центральной части Сирии.
В феврале 2012 года в ходе вооруженного противостояния между правительственными силами и повстанцами в г. Хомс были взорваны два газопровода. Один из них, расположенный в районе Тельбиса, обеспечивал поставку газа в столицу - г. Дамаск. В течение 2012 года произошло еще несколько подрывов нефтепроводов в провинциях Дейр эз-Зор, Хомс и районе порта Банияс.

Постоянные диверсии на линиях транспортировки нефти и газа (не только на трубопроводах, но и железнодорожных ветках) привели к закрытию ряда тепловых электростанций в Сирии. Как следствие, перебои в подаче электричества в Дамаске составили 3-4 ч в сутки. В других районах страны они достигали 8 ч.

Справиться с ухудшающейся катастрофическими темпами ситуацией в Сирии помогали Россия и Иран, которые обеспечили в зимнее время поставки дизельного топлива, применяемого в том числе для заправки тяжелой техники, включая танки. Российское дизельное топливо доставлялось морем в порты Банияс и Тарту с. Следует заметить, что поставки топлива осуществлялись легально, так как Россия не присоединилась к санкциям, наложенным на Дамаск.

Позднее представители сирийского правительства обратились к дружественным странам - России, Ирану, Венесуэле и Алжиру - с предложением об организации долгосрочных поставок энергоносителей в САР.

В ноябре 2012 года произошел первый случай захвата оппозиционерами государственного нефтяного объекта - месторождения Аль-Вард. Интересно, что в этом же месяце представители сирийской оппозиции для обсуждения дальнейших действий собрались в Катаре - стране, занявшей непримиримую позицию по отношению к режиму Башара Асада.

В 2013 году обстановка в САР продолжала стремительно ухудшаться. Под контроль курдов и других оппозиционных режиму Асада сил перешли более половины месторождений нефти и газа, в том числе в районах городов Каратчок, Суваидия и Румилон. Позднее, в январе 2016 года, сирийские курды при воздушной поддержке коалиции западных государств во главе с США захватили месторождение нефти "Аль-Джабсах", ежедневная добыча на котором составляла 3 000 баррелей. Товар продавался в основном на рынках, подконтрольных террористической группировке "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ - запрещенной в Российской Федерации) или направлялся в Турцию. Остальная сырая нефть перерабатывалась кустарным способом в топливо и применялись в автономных электрогенераторах либо для заправки автотранспорта.

Контрабанда нефти и нефтепродуктов в Турцию осуществлялась посредством автоцистерн, кустарных трубопроводов, канистр, размещенных на лошадях или людях. Для переправки через небольшие водные преграды использовались лодки.

В марте 2013 года активность проявил и Израиль, выдав лицензию своего министерства энергетики американской компании "Джин энержи" (Genie Energy) для проведения разведки нефти на оккупированных Голанских высотах. Это вызвало резкую отрицательную реакцию МИД Сирии, который заявил, что подобные действия, противоречащие резолюциям Совета безопасности ООН, являются нелегитимными и направлены на закрепление оккупации и незаконного присвоения природных ресурсов данной территории.

Выход из создавшегося положения официальный Дамаск искал в укреплении связей с дружественными странами и создании условий, облегчающих их работу в Сирии. На встрече министра нефти и минеральных ресурсов САР Сулеймана Аль-Аббаса с послами России и Китая обсуждалась возможность ведения разведки нефти и газа на территории страны и в сирийских территориальных водах. Министром было отмечено, что бассейн восточной части Средиземного моря, простирающийся от Палестины на юге до сирийского города Латакия на севере, может содержать потенциальные запасы газа в объеме 3,6 трлн м3. Он выразил желание сотрудничать с российскими и китайскими компаниями для его разработки. В декабре 2013 года министерство нефти и минеральных ресурсов Сирии и российская компания "Стройнефтегаз" подписали в Дамаске соглашение о разведке углеводородов в прибрежной зоне.

В апреле 2013 года САР освободила от налогообложения импорт иранской нефти, газа и всех видов топлива. В июле 2013 года между Центробанками двух стран было подписано соглашение о выделении Сирии кредитной линии на сумму 3,6 млрд долларов для импорта нефти из Ирана. Кроме того, были рассмотрены пути реализации утвержденных обеими сторонами соглашений в сфере нефти и газа, в частности об импорте иранского газа в республику через Ирак. На встрече министр нефти САР признался, что нефтедобыча в его стране практически прекращена и та теперь вынуждена импортировать нефть и другие продукты.

Для поддержки подконтрольных Западу сил Брюссель разрешил европейским компаниям осуществлять закупки и инвестировать в месторождения, захваченные оппозицией.

В последние месяцы 2013 года начались активные действия радикальных исламских боевиков. Так, в ноябре экстремистская группировка "Джабхат ан-Нусра" захватила на территории Сирии нефтяное месторождение "Омар". В 2014 году эскалация вооруженного конфликта усилилась. В середине года террористическая группировка ИГИЛ отбила это месторождение у "Джабхат ан-Нусра", после чего боевики взяли под контроль большую часть газовых и нефтяных промыслов провинции Дейр эз-Зор и долины реки Евфрат.

Объединив под своим началом суннитов Ирака, военных из бывшей армии С. Хусейна, подразделение "Аль-Каиды" - группировку "Джабхат ан-Нусра" и множество других, более мелких террористических формирований, ИГИЛ объявил о создании так называемого Исламского государства.

Нелегальная продажа нефти и нефтепродуктов стала доходной статьей этой преступной организации. До нанесения ударов ВКС России по инфраструктуре месторождений ежедневно здесь добывалось 35-40 тыс. баррелей нефти.

Складирование добываемой нефти осуществлялось в котлованах большого диаметра. Рядом размещались стоянки для автоцистерн объемом, как правило, 11-12 м3, которые обеспечивали вывоз добываемой нефти потребителям. В настоящее время вследствие ударов российской авиации подобная деятельность значительно затруднена.

На захваченной ИГИЛ и так называемой оппозицией территории развернуты мобильные нефтеперерабатывающие заводы, на которых производится низкокачественный бензин, дизельное топливо и мазут. Дизельное топливо в основном применяется для работы автономных дизельных генераторов, так как вследствие боевых действий большая часть территории Сирии слабо обеспечена электроэнергией или обесточена полностью.

Покупатели сырой нефти действуют по следующим схемам:
- транспортировка сырой нефти в Турцию;
- перевозка сырой нефти на расположенные рядом нефтеперерабатывающие заводы;
- продажа сырой нефти перекупщикам, которые на автотранспорте небольшой грузоподъемности доставляют сырье на север Сирии или на восток к границе с Ираком;
- самостоятельные попытки переработать сырую нефть в нефтепродукты и продавать на местных рынках. Например, такая ситуация характерна для района месторождения "Аль-Кайм", расположенного на сирийско-иракской границе.

Средняя прибыль с одного барреля составляла около 10 долларов США.

Сырая нефть, добытая ИГИЛ, сотнями бензовозов доставлялась в г. Заху в иракском Курдистане, где ее продавали на торгах и снабжали официальными документами. Затем груз забирали турецкие транспортные компании и вместе с североиракской нефтью везли в турецкие порты Мерсин, Дертьол и Джейхан.

Крупнейшие рынки ИГИЛ по торговле нефтью и нефтепродуктами расположены в районах Манбидж и Эль-Баб в восточной части Алеппо. Покупатели должны иметь при себе документ, подтверждающий уплату закята (обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама и истинных знаний о нем и т. п.), освобождающего их от уплаты налога при покупке нефти.

Покупатели, принадлежащие к повстанцам (оппозиционным правительственным силам, типа сирийской свободной армии и т. п.), которые не внесли закят, должны за каждый баррель заплатить налог в размере 0,67 доллара США.

Таблица 2 Оценочное количество добываемой с находящихся под контролем террористов месторождений нефти и её стоимость (Провинция Дейр-эз-Зор)

Наименование месторождения Объем ежедневной добычи, баррелей Стоимость барреля, доллары США
Танк До 17000 40
Омар До 15000 45
Табка 1 500-1 800 20
Харата 1000 30
Аш-Шода 650-800 30
Дейр 600-1000 30
Тайем 400-600 40
Рашид 200-300 25

 Отдельные владельцы крупных рынков также берут плату за свои услуги. Например, на рынке Аль-Кайм с продавцов и покупателей взимается такса в размере 0,3 доллара США за каждый баррель.

Незаконная продажа сирийской нефти и нефтепродуктов осуществляется в том числе на рынках Ирака, крупнейший из которых находится в г. Мосул.

Боевые действия в 2014 году велись с переменным успехом для всех противостоящих сторон. Нефтегазовые месторождения в отдельных случаях переходили из рук в руки. Так, в июле 2014 года боевики ИГИЛ начали продвижение в центральные районы страны, в ходе которого захватили газовые месторождения, расположенные к востоку от г. Хомс, и предприняли наступление на курдский район Кобани. Тем не менее к концу ноября 2014 года сирийским войскам удалось выправить положение и восстановить контроль над газовым полем Аш-Шаер и соседними с ним месторождениями Эль-Махер, Хайян и Хаджар.

Параллельно с боевыми действиями в 2014 году продолжилась санкционная война. В черный список ЕС попали 192 сирийца и 62 организации и компании страны. Санкции применялись и к компаниям из других стран. Например, были заморожены активы и введен запрет на въезд в страны Европейского союза представителям базирующейся в Ливане компании "Оушнс петролеум трейдинг" (Oceans Petroleum Trading) и египетской "Трай оушнс трэйдинг" (Tri Oceans Trading), которые обвинялись в "оказании поддержки сирийскому режиму и извлечении прибыли от организации тайных поставок нефти" правительству президента Башара Асада.

В то же время Совет ЕС закрывал глаза на незаконную торговлю нефтью и нефтепродуктами группировкой ИГИЛ, что вызывало негативную реакцию со стороны Российской Федерации, отмечающей "двойные стандарты" международного сообщества в деле урегулирования сирийского конфликта. В связи с этим Россия выступила с заявлением в Совете Безопасности ООН о незаконности торговли нефтью с террористическими организациями, действующими на территории Сирии и Ирака. В документе выражалась серьезная обеспокоенность сообщениями о захвате боевиками из "Фронта ан-Нусра" и ИГИЛ нефтяных месторождений и нефтепроводов в Сирии и Ираке.

В Совете Безопасности ООН подчеркнули, что любая форма торговли с этими группировками будет рассматриваться как финансовая поддержка террористов и может повлечь за собой введение санкций. СБ выразил поддержку суверенитету, независимости и территориальной целостности Сирии и Ирака.

В 2015 году Саудовская Аравия (СА), пытаясь воспользоваться сложной экономической ситуацией, сложившейся в РФ вследствие низких мировых цен на нефть, предприняла попытку лишить Сирию российской поддержки. В частности, СА предложила РФ отказаться от поддержки сирийского правительства в обмен на сокращение объемов добычи нефти в королевстве, что позволило бы поднять нефтяные цены и тем самым способствовало бы улучшению экономической ситуации в ориентированных на экспорт нефти и газа странах. В ответ МИД России заявил о том, что не будет торговаться за нефть своей позицией по САР.

В ходе продолжавшихся в 2015 году боевых действий правительственные войска взяли под контроль нефтяные месторождения в районе Жезель в Пальмире, а также три газовые скважины провинции Хомс. Ежесуточно здесь добывалось 2,5-3 тыс. баррелей нефти и 150 тыс. м3 газа.

В сентябре 2015 года в связи с отсутствием значительных успехов у сирийской армии и коалиции западных стран, возглавляемой США, в борьбе с терроризмом президент САР Башар Асад обратился за военной помощью к Российской Федерации, Воздушно-космические силы (ВКС) которой начали наносить удары по позициям ИГИЛ. Кроме ВКС, к операции в Сирии были привлечены Силы специальных операций (ССО) и Военно-Морской Флот (ВМФ) России.

В течение определенного периода 2016 года под контролем правительственных сил находился нефтеносный район Пальмира, а стационарные НПЗ, расположенные в городах Хомс и Банияс, продолжали работать на протяжении всего хода конфликта. С I по Ш квартал 2015 года на них было переработано 2,97 млн т нефти, произведено 2,942 млн т сырья и реализовано 2,912 млн т горючесмазочных материалов. Ввиду спада добычи нефти заводы недозагружены и не могут обеспечить даже минимальные суточные потребности населения - до 4,5 млн л дизельного топлива, более 4 млн л бензина и 100-110 тыс. газовых баллонов.

В связи с этим резко возрос импорт нефтепродуктов, объем которого превышает 195,5 тыс. баррелей в сутки. Прямые поставки осуществляются из Венесуэлы и Ирана. Кроме того, углеводороды закупаются в других государствах и поступают транзитом через территорию Ливана. Так, болгарская компащим "Армана" поставляет в САР через ливанских посредников нефть и нефтепродукты из Румынии. В настоящее время сирийское руководство ежемесячно расходует на экстренные закупки нефтепродуктов 500 млн долларов.

Добыча нефти в стране по сравнению с 2011 годом сократилась в 40 раз (до 8,6 тыс. баррелей в сутки) и газа - в 3 раза (до 3 млрд м3 в год). В целом топливно-энергетическая инфраструктура Сирии функционирует только на 5-10% расчетной мощности.

Дефицит нефтепродуктов и газа сказывается на работоспособности электроэнергетической системы САР. Генерирующие мощности страны в настоящее время потребляют до 90% добываемого газа и вырабатывают только около трети необходимой электроэнергии, что приводит к постоянным веерным отключениям.

По данным национального министерства электроэнергетики, удается обеспечить не более 2 тыс. т мазута в сут при потребности в 10 тыс. т и 8 млн м3 газа при суточной потреблении более 20 млн м3, что приводит к снижению выработки электроэнергии. Генерирующие мощности сократились до 2 800 МВт с докризисных 8 500 МВт.

Недостаток топлива привел к остановке 35 из 54 уцелевших теплоэлектростанций. Расчетная стоимость прямого ущерба данной отрасли в результате конфликта составляет 3,4 млрд долларов.

В целом, по данным министерства нефти и минеральных ресурсов САР, суммарный ущерб сирийского нефтегазового комплекса за время вооруженного конфликта с учетом прямых (уничтоженные и выведенные из строя объекты инфраструктуры) и косвенных (упущенная прибыль) потерь составил 60 млрд долларов. В ходе боевых действий похищено 43 млн баррелей нефти, сожжено 1,3 млрд м3 природного газа, человеческие потери отрасли составили 172 убитых, 151 раненый и 127 сотрудников, захваченных боевиками. Значительная часть (до 60%) нефтегазовых месторождений Сирии продолжает находиться под контролем незаконных вооруженных формирований, которые пытаются вести здесь добычу сырья.

Таким образом, до конца 2011 года Сирийская Арабская Республика проводила политику, направленную на закрепление своей позиции на региональном энергетическом рынке, которая заключалась в превращении страны в крупнейший транзитный центр энергоресурсов. Комплексное развитие национального ТЭК, разработка собственных месторождений нефти и газа, модернизация перерабатывающей промышленности, а также транзит углеводородов с сопредельных территорий полностью обеспечивали внутренние потребности государства и его финансовую независимость.

Тесное взаимодействие правительства САР по этому вопросу с Ираном, Ираком и рядом других стран привело к конфликту интересов с Саудовской Аравией, Катаром, их союзником - США и поддерживающими их странами. Это наряду с другими причинами послужило предпосылкой для создания очага напряженности в Сирии, который затем перерос в гражданскую войну с участием в ней террористических группировок, поддерживаемых извне.

В результате государственный контроль над топливно-энергетическим комплексом Сирии был утрачен, его функционирование как единой системы было нарушено, а к его составным частям получили доступ различные террористические группировки. В ходе боевых действий сирийским правительственным войскам при поддержке Российской Федерации удалось восстановить контроль над частью инфраструктуры ТЭК.

Тем не менее оставшиеся в распоряжении боевиков нефтегазовые месторождения продолжают служить им материальной и экономической базой. На деньги, полученные от продажи сырой нефти и нефтепродуктов, осуществляется финансирование действующих группировок, вербовка новых боевиков, закупка оружия и т. п., а сырье применяется для обеспечения работы автономных электростанций, заправки автотранспорта и тяжелой техники.

Следует отметить, что на первом этапе вооруженного конфликта, без внешней экономической поддержки со стороны Российской Федерации, Ирана и еще ряда стран, положение САР уже к концу 2012 года стало бы критическим.

Этап, характеризующийся эскалацией конфликта, угрозой введения войск со стороны Саудовской Аравии и Турции, успешным наступлением мощной террористической организации ИГИЛ, потребовал от России военного вмешательства, которое выражалось в обеспечении боевых действий сирийской армии воздушно-космическими силами, ССО, ВМФ РФ и др. Российская Федерация в очередной раз выступила гарантом стабильности на Ближнем Востоке, без чего этот регион неизбежно превратился бы в источник угроз мирового масштаба.

Зарубежное военное обозрение. 2017, №2 С. 18-27


СМОТРИ ПО ТЕМЕ:
Категория: Сирия | Добавил: pentagonus (28.03.2017) | Автор: Капитан 2 ранга Б. Ручкин
Просмотров: 426 | Теги: Сирия, Б. Ручкин | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar