Сирийский конфликт и роль внешних сил в нём (2016)

Полковник С. Иванов,
кандидат исторических наук,
ведущий научный сотрудник
Центра международной безопасности
ИМЭМО РАН

Попытки международных посредников в лице представителей ООН, России и США добиться прекращения огня в Сирийской Арабской Республике (САР) и перевести конфликт в русло мирных переговоров пока успеха не принесли. С большим сожалением приходится констатировать, что САР за годы гражданской войны потеряла убитыми свыше 350 тыс. человек, около миллиона ее жителей стали инвалидами, 8 млн находятся в лагерях беженцев в Турции, Саудовской Аравии, Иордании, Ливане, Ираке, государствах Евросоюза, несколько миллионов оказались перемещенными лицами внутри своей страны. Если учесть, что к началу гражданской войны в 2011 году население Сирии составляло 22,5 млн человек, то сегодня здесь осталось, по оценкам международных экспертов, всего 10-12 млн.

Существенно сократились и ряды ВС САР. Если в мирное время численность сирийской армии была около 320 тыс. человек, то к настоящему времени в строю находится немногим больше 120 тыс. Правда, Дамаску удалось установить контакт с отрядами самообороны и около 60 тыс. человек из народного ополчения контролируют районы своего проживания, не допуская в них отряды оппозиции или исламистов. Существенную помощь ВС Сирии оказывают ВКС России, около 5 тыс. бойцов ливанской шиитской группировки "Хезболлах", иранские военнослужащие Корпуса стражей исламской революции и отряды добровольцев-шиитов из Ирака.

В целом потери среди мирного населения Сирии превышают в процентном соотношении потери стран - участниц Второй мировой войны. Ни региональные державы (Турция, Иран, Израиль, Саудовская Аравия, Египет), ни мировое сообщество в лице ООН и других международных организаций пока не проявляют должной озабоченности и настойчивости в достижении сирийского урегулирования. Одной из главных причин затянувшегося на годы сирийского конфликта является наличие серьезных противоречий между заинтересованными в делах САР государствами.

Россия, Иран, шииты Ирака и "Хезболлах" поддерживают легитимное правительство в Дамаске и руководствуются международным правом. При этом ВКС РФ действуют избирательно и наносят ракетно-бомбовые удары по позициям лишь установленных террористических группировок. Катар, Саудовская Аравия, Турция и ряд других арабских государств открыто выступают на стороне вооруженной оппозиции, а по линии спецслужб, неправительственных организаций и ваххабитских фондов они же оказывают всяческое содействие радикальным исламистским группировкам, в рядах которых воюют не только местные граждане, арабы региона, но и десятки тысяч наемников и добровольцев-джихадистов со всего мира.

Следует подчеркнуть, что цели так называемой умеренной вооруженной оппозиции, костяк которой составляет Сирийская свободная армия (ССА), радикальных исламистов и их внешних спонсоров во многом совпадают. Главной своей задачей на данном этапе они считают свержение режима Башара Асада и захват власти в Дамаске.

Вашингтон и его западные союзники также объявили Б. Асада нелегитимным президентом, обвиняют его в военных преступлениях и оказываются по одну сторону баррикад не только с отрядами сирийской оппозиции, но и с террористическими группировками. Этим и объясняются затянувшаяся "странная война" США с Исламским халифатом, "ошибочные" авианалеты западной коалиции на позиции сирийских правительственных войск, ничем не обоснованное затягивание и срыв мирных переговоров по сирийскому урегулированию и т. п.

Скорее всего, в Белом доме по прежнему считают, что исламистов можно на каком-то этапе использовать в своих интересах, что создает дополнительные сложности в размежевании противников Б. Асада на "умеренных" и радикальных, а также безуспешное согласование Москвы с Вашингтоном списка террористических организаций.

Джихадисты умело используют эти разногласия, меняют названия своих организаций и черные флаги на зеленые, открещиваются от идеологии "Аль-Каиды" и т. п. Примером тому служит заявленное недавно переименование конкурента "Исламского государства" (ИГ, запрещенная в РФ) широко известной террористической группировки "Джабхат ан-Нусра" в "Джабхат Фатх аш-Шам". Все это затрудняет планомерную борьбу международных коалиций и ВС Сирии с террористами.

Определенную проблему создают и открыто провокационные действия ВС США и их союзников на территории Сирии. Так, 17 сентября 2016 года самолеты ВВС международной коалиции (США, Великобритания, Австралия, Дания) атаковали позиции сирийской армии в районе населенного пункта Дейр-эз-Зор. Неоднократные атаки боевые самолеты F-16 и А-10 совершали во время достигнутого с большим трудом очередного соглашения о прекращении огня между Дамаском и вооруженной оппозицией. Как известно, посредниками в этом перемирии были Россия и США.

В результате этих авианалетов погибли свыше 80 сирийских военнослужащих и около 150 получили ранения, значительный ущерб был нанесен инфраструктуре, боевой технике и вооружению. Министерство обороны США объяснило эту трагедию ошибкой. Как заявили в Пентагоне, руководство коалиции якобы было уверено, что авиаудары наносятся по боевикам ИГ.

Не надо быть военным специалистом, чтобы подвергнуть сомнению выдвинутую Вашингтоном версию. При имеющихся на вооружении ВС США современных средствах разведки и определения целей вероятность такой ошибки близка к нулю, тем более что каких-либо передвижений правительственных войск и боевиков ИГ в этом районе давно не отмечалось, а позиционные бои, осада сирийского гарнизона и аэродрома в Дейр-эз-Зоре продолжаются уже не первый год. Скорее всего, это была намеренная провокация Вашингтона и его союзников, преследующая целый ряд политических и военных целей.

Во-первых, сорвать очередную попытку мирного урегулирования сирийского конфликта, которая явно не устраивала администрацию США, поскольку предполагала сохранение Б. Асада у власти, его участие в работе переходного правительства и последующую возможную интеграцию возглавляемого им арабо-алавитского меньшинства в процесс восстановления сирийского государства.

Во-вторых, ослабить гарнизон правительственных войск в Дейр-эз-Зоре и воспрепятствовать действиям правительственной авиации с аэродрома в этом районе.

В-третьих, отвлечь внимание всех заинтересованных в сирийском кризисе сторон от эпицентра сирийского вооруженного противостояния и продолжающейся гуманитарной катастрофы в г. Алеппо и его окрестностях.

Акт государственного терроризма со стороны Вашингтона и его союзников в отношении правительственных войск Сирии в г. Дейр-эз-Зор не является чем-то экстраординарным. И ранее наносились "ошибочные" ракетно-бомбовые удары ВВС США по военным и гражданским объектам САР, в результате которых гибли военнослужащие правительственных войск и мирные жители, разрушалась инфраструктура страны.

Примеру своего "старшего брата" и партнера следовали и региональные союзники США в лице Саудовской Аравии и Турции. Эр-Рияд бомбил и продолжает бомбить без особого разбора многострадальный Йемен, Анкара 22-24 августа 2016 года, грубо нарушив государственный суверенитет Сирии, подвергла ракетно-бомбовым ударам и артиллерийским обстрелам сопредельные сирийские территории и ввела туда свой воинский контингент.

Здесь, так же как и в случае бомбардировки ВВС США гарнизона в Дейр-эз-Зоре, была создана легенда, что Р. Эрдоган наконец-то решился выступить против радикальных исламистских группировок типа "Исламское государство" и "Цжаб-хат ан-Нусра". На самом деле, исламисты к тому времени уже были выбиты из этих районов силами курдского народного ополчения и турецкая военная машина обрушилась на сирийских курдов, которые на протяжении нескольких лет мужественно противостояли джихадистам. Истинная цель вторжения ВС Турции в Сирию заключается в создании протурецкого плацдарма, или "буферной" зоны, шириной до 100 км от г. Джераблус до г. Аазаз и глубиной до 50 км.

Анкара планирует переместить сюда лагеря сирийских беженцев и центры подготовки вооруженной оппозиции со своей территории. Полицейские функции в этой зоне планируется возложить на бандформирования туркоманов и отряды ССА. Не случайно в составе механизированных колонн ВС Турции границу между двумя странами пересекли около 1 500 боевиков сирийской оппозиции, подготовленных с помощью американских и турецких военных инструкторов.

Всего протурецкие вооруженные группировки в этом районе уже насчитывают свыше 5 тыс. человек, и командование ВС Турции намерено увеличить это число за счет переходящих на сторону "умеренной" оппозиции радикальных исламистов. В планах Анкары усилить эти формирования боевиков в районе городов Алеппо и Ракка, чтобы максимально расширить занимаемый ими плацдарм. Якобы по линии спецслужб Турции ведутся переговоры с лидерами "Джабхат ан-Нусра" и "Исламского государства" о мирном разделении сфер влияния в Сирии и замещении ряда позиций исламистов протурецкими силами.

Вторжение турецких войск на север Сирии было расценено в Дамаске как нарушение суверенитета государства. Российский МИД также рекомендовал турецким властям согласовывать подобные акции с правительством Сирии. В ходе своего недавнего визита в Анкару начальник Генштаба ВС РФ генерал армии В. Герасимов заявил своему турецкому коллеге, что действия вооруженных сил республики в Сирии нелегитимны, предупредив, что если Турция затянет свою операцию под кодовым названием "Щит Евфрата" или расширит ее зону, то столкнется с военными и политическими рисками.

В целом можно констатировать, что под предлогом активизации борьбы с силами международного терроризма в регионе Вашингтон, Эр-Рияд и Анкара пытаются решать свои узкокорыстные задачи: изоляция режима Башара Асада, расширение своего контроля за отдельными зонами и группировками оппозиции в Сирии, ослабление влияния Ирана и шиитских общин. Кроме того, турецкая сторона преследует цель — разгром курдского национального движения в Турции и Сирии. Тон этой агрессивной вакханалии и "игре с огнём" в регионе задает администрация США.

Вашингтон, столкнувшись с нарастающим сопротивлением Дамаска и его союзников, похоже, берет курс на реализацию так называемого плана Б по Сирии, смысл которого сводится к тому, чтобы всячески саботировать переговорный процесс, закрепить расчленение этого государства на несколько анклавов, большая часть из которых будет в той или иной степени лояльна или подконтрольна Соединенным Штатам и их союзникам. При этом не исключается и вариант "сомализации" страны, когда она может погрузиться на долгие годы в атмосферу хаоса и насилия по типу Йемена, Ливии или Сомали.

Белый дом по-прежнему делает ставку на ССА как наиболее организованную и, по его мнению, наиболее боеспособную оппозиционную силу. К ней администрация США пытается причислить как можно больше других, более мелких антиправительственных группировок, включая бандформирования туркоманов, "Братьев-мусульман" и всех "умеренных исламистов". Американцы предпринимают активные попытки заключить союз арабской вооруженной оппозиции (в основном суннитов по вероисповеданию) с курдскими ополченцами, которые пока сохраняют нейтралитет в гражданской войне и защищают лишь районы своего компактного проживания.

В начале 2016 года Вашингтону удалось сколотить на севере Сирии так называемый Демократический альянс в районах Айн-эль-Араб, Хасеке и Камишлия (ССА, ассирийцы-христиане и курды). Вооруженными отрядами альянса при поддержке ВВС и спецназа США в конце декабря 2015 года была освобождена стратегически важная плотина и ГЭС Тишрин на р. Евфрат, которая снабжала электроэнергией город и провинцию Алеппо. Планируется задействовать эти силы и в освобождении так называемой столицы ИГ - г. Ракка.

Одним из наиболее важных пунктов американского альтернативного плана является начало масштабных поставок вооруженной оппозиции ПЗРК и ПТУР, с тем чтобы формирования ССА могли успешно отражать атаки ВВС Сирии, уничтожать танки и бронетранспортеры правительственных войск. Этот провокационный шаг может повлиять на ход гражданской войны в этой стране.

Особое место в сирийском конфликте занимает этническое меньшинство -курды. С распадом Османской империи и созданием Сирии они оказались как бы изгоями и людьми "второго сорта" на своей исторической родине. Центральные власти в Дамаске долгое время проводили по отношению к этой части населения политику ассимиляции, насильственных депортаций и переселения, запрещали общение, обучение и появление СМИ на курдском языке, несколько сот тысяч курдов были лишены гражданства и т. д. До начала войны (к 2011 году) их насчитывалось около 3 млн человек (примерно 13% населения страны), большинство из которых проживало компактно в трех приграничных с Турцией районах. Имелись также курдские общины (кварталы) в Алеппо, Дамаске и других крупных городах страны.

Большая часть курдских политических и общественных организаций была запрещена или действовала полулегально. Естественно, этническое меньшинство приняло самое активное участие в событиях "арабской весны", то есть вышло на демонстрации, митинги протеста против правительства. Однако по мере перерастания политической борьбы в вооруженный конфликт курды предпочли занять нейтральную позицию и уклонились от активных военных действий на чьей-либо стороне.

Уже в 2012 году правительственные войска, силовые структуры и чиновники вынуждены были покинуть курдские анклавы, чтобы сосредоточить свои сильно поредевшие ряды на защите столицы и районов компактного проживания арабов-алавитов. Курдам в сравнительно короткие сроки удалось создать органы самоуправления и отряды самообороны, которые и вступили в боестолкновения с набиравшими силу джихадистами.

Наиболее ожесточенные многомесячные бои имели место в г. Айн-эль-Араб (курдское Кобани) и его окрестностях. С помощью пришедших на помощь соплеменников из Ирака, Ирана и Турции, а также при поддержке ВВС США сирийские курды сумели успешно отразить наступление исламистов и освободить практически все районы своего проживания.

К настоящему времени курды контролируют 800 из 900 км сирийско-турецкой границы. Вторжение 24 августа 2016 года турецких войск на север Сирии не позволило им освободить от джихадистов остававшиеся 100 км границы и соединить курдские кантоны Кобани и Африн. Тем не менее к началу 2016 года курды провозгласили создание автономного (федеративного) района на севере Сирии под названием "Рожава" (Западный Курдистан). В его органах самоуправления и отрядах самообороны наряду с ними представлены все жители этих территорий (арабы, ассирийцы, армяне и другие).

Лидеры автономного района подчеркивают, что они не являются националистами, сепаратистами и не претендуют на создание своего государства, а готовы сотрудничать и взаимодействовать с любыми властями в Дамаске при условии учета в новой конституции законных прав и свобод всех этнических и конфессиональных групп населения страны. Очевидно, что сирийских курдов вполне бы устроил статус иракских курдов, которые смогли создать и конституционно закрепить курдский автономный район как субъект федерации нового демократического Ирака.

На данном этапе сирийские курды хотели бы в качестве "третьей стороны" принимать участие в мирных переговорах по урегулированию конфликта в САР, а также в обсуждении вопросов о будущем государственном устройстве страны. Однако сегодня ни правительство Б. Асада, ни лидеры оппозиции не хотят видеть курдскую делегацию за столом переговоров и не дают никаких гарантий, что в новой конституции права курдов и других меньшинств будут защищены. Арабский шовинизм и национализм продолжают превалировать у лидеров арабского большинства над здравым смыслом и поисками путей сохранения страны как единого целого.

Еще более жестких позиций придерживаются радикальные исламисты, ведущие войну на уничтожение курдских общин. Против любой формы автономизации (федерализации) сирийских курдов выступают также правительства Ирана и Турции, которые опасаются роста национального самосознания у своих курдских меньшинств. И если Тегеран действует в основном через власть в Дамаске, то Анкара прямо вмешивается во внутренние дела сопредельного государства и не брезгует налетами авиации, артиллерийскими обстрелами и военными операциями своих сухопутных войск в курдских анклавах на севере Сирии.

Молодая курдская автономия "Рожава" оказалась во враждебном окружении (ВС Турции, банды туркоманов, отряды ССА, исламисты ИГ и "Джабхат Фатх аш-Шам", ВС Сирии). Очевидно, и правительственные круги и вооруженная оппозиция явно недооценивают роль и значение этой части населения в борьбе с исламистами и возможном воссоздании сирийского государства. В силу своей толерантности к другим группам населения, сплоченности, традиционной военной выучке и умения постоять за себя курды могли бы стать стержнем и связующим звеном в будущих арабских государствах, раздираемых сегодня междуусобными войнами.

Таким образом, сирийский кризис вступает в свою новую фазу, когда Соединенные Штаты и их союзники предпринимают попытки зафиксировать расчленение страны на несколько анклавов, усилить отряды вооруженной оппозиции за счет пополнения их боевиками радикальных исламистских группировок и поставок новых видов вооружений. Не исключено закрепление на длительный период созданных Вашингтоном и Анкарой плацдармов и военных баз на севере САР, расширение контролируемых ими территорий за счет вытеснения исламистов с последующей заменой их лояльными США и Турции группировками вооруженной оппозиции. Курс на продолжение войны в Сирии до свержения режима Асада или "до последнего сирийца" пока преобладает в Вашингтоне, Анкаре, Эр-Рияде и Дохе.

Зарубежное военное обозрение. 2016, №11 С. 11-16

Всего комментариев: 0
avatar