Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и перспективы его вступления в силу (2022)

Полковник А. Царев

Поддержание эффективного контроля над ядерным оружием (ЯО) является ключевым направлением обеспечения международной безопасности.

В этих целях ядерными и неядерными государствами сформирован режим нераспространения ЯО, который представляет собой систему международно-правовых норм и внутренних законодательных актов, сфокусированных на предотвращении доступа к технологиям и материалам, используемым для создания и производства ядерного оружия, недопущении расширения круга стран, им обладающих, и воспрепятствование использованию ЯО в террористических целях.

Основными инструментами данного режима являются соглашения в области уменьшения ядерной опасности, ограничения и запрещения ядерных испытаний, ограничения и сокращения ракетно-ядерных вооружений, договоры о зонах, свободных от ядерного оружия, а также различные инициативы по борьбе с ядерным распространением и актами ядерного терроризма.

Первым значимым шагом ядерных держав на пути ограничения тестов данного вида оружия массового поражения (ОМП) стало подписание СССР, США и Великобританией в 1963 году бессрочного Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. Государства – члены соглашения (в настоящее время их 125) не должны побуждать, поощрять или принимать какое-либо участие в любых испытательных взрывах ЯО и других ядерных взрывах независимо от места их проведения, если они относятся к любой из обозначенных трех сред. Примечательно, что две ядерные державы – Франция и Китай – Договор не подписали, в то время как три страны, обладающие ЯО, но не относящиеся к ядерным державам, – Индия, Пакистан и Израиль, наоборот, являются участниками Договора.

Страны – члены ядерного клуба и обладающие ядерным оружием, проводившие испытания ядерного оружия

В последующем СССР и США заключили еще два соглашения в указанной сфере, а именно – Договор об ограничении подземных испытаний ядерного оружия (подписан в 1974 году) и Договор о подземных ядерных взрывах в мирных целях (в 1976-м). Оба соглашения вступили в силу 11 декабря 1990 года.

Кульминацией усилий международного сообщества на данном направлении стали разработка и открытие к подписанию 24 сентября 1996 года в г. Нью-Йорк Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). В соответствии с соглашением каждое государство-участник обязуется "не производить любой испытательный взрыв ядерного оружия и любой другой ядерный взрыв, а также запретить и предотвращать любой такой ядерный взрыв в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем".

Вместе с тем до настоящего времени ДВЗЯИ так и не вступил в силу, поскольку восемь из 44 стран*, чья ратификация согласно статье XIV является необходимым условием запуска указанного соглашения, по различным (главным образом военно-политическим) причинам этого не сделали. В частности, Индия, Пакистан и КНДР документ не подписали, а США, Китай, Израиль, Иран и Египет подписали, но не ратифицировали.

Всего по состоянию на начало 2022 года документ подписали 185 государств, а 171, включая такие ядерные державы, как Россия, Великобритания и Франция, – его ратифицировали. В 2021 году к нему присоединились Куба и Союз Коморских о-вов. В 2022 году договор ратифицировала Тувалу, намерение о подписании ДВЗЯИ также выразила Доминика. Депозитарием соглашения является Генеральный Секретарь ООН.

Для достижения цели Договора, реализации его положений, включая установление международного контроля за его соблюдением, а также для обеспечения возможности консультаций и сотрудничества между государствами создана Организация по ДВЗЯИ (ОДВЗЯИ) со штаб-квартирой в г. Вена (Австрия).

Главным органом ОДВЗЯИ является Конференция государств-участников, которая должна ежегодно собираться на очередные сессии. По ее решению, а также по запросу любой страны-подписанта, поддержано большинством членов Договора, могут также проводиться специальные сессии Конференции.

До вступления Договора в силу обеспечение технической, научно-методической и организационной готовности к его осуществлению возложено на Подготовительную комиссию (ПК) Организации по ДВЗЯИ, которая была сформирована в 1996 году. Пленарные сессии ПК ОДВЗЯИ проходят два раза в год. В межсессионный период проводятся заседания ее основных подразделений – Рабочей группы по административно-бюджетным вопросам (Рабочая группа А), Рабочей группы по вопросам верификации (Рабочая группа В) и Консультативной группы.

В 1997 году сформирован Временный технический секретариат (ВТС) Подготовительной комиссии, который с 2021 года возглавляет Р. Флойд (Австралия). ВТС состоит из пяти департаментов – Международной системы мониторинга, Международного центра данных, инспекций на месте, административного и правового.

В целях осуществления контроля за соблюдением Договора учреждаются следующие механизмы верификации: Международная система мониторинга (МСМ), консультации и разъяснения, инспекции на месте (ИНМ) и меры укрепления доверия. Предусмотрено, что в состав МСМ войдут 16 радионуклидных лабораторий и 321 станция, осуществляющие сбор сейсмических, радионуклидных, инфразвуковых и гидроакустических данных (всего 337 объектов).

Российский сегмент МСМ включает в себя 32 объекта (шесть сейсмических станций основной сети и 13 – вспомогательной, восемь радионуклидных, четыре инфразвуковые станции, а также одну радионуклидную лабораторию).

По состоянию на январь 2022 года готовность объектов МСМ к работе составляет около 90% В частности, из 337 запланированных к установке объектов МСМ сертифицированы 303, проходят тестовые испытания девять и четыре находятся на этапе строительства.

На 40 из 80 радионуклидных станций будет установлено оборудование для обнаружения благородных (инертных) газов. В настоящее время соответствующая аппаратура введена в строй на 25 объектах, на шести продолжается сертификация, на девяти осуществляется ее монтаж.

Международная система мониторинга успешно зарекомендовала себя, зафиксировав все ядерные испытания КНДР, а также несколько взрывов, которыми сопровождалось разрушение падающих метеоритов в Челябинской области РФ (2013) и в Таиланде (2015). При этом на фоне проблем с юридическим запуском ДВЗЯИ технический потенциал контрольного механизма все больше используется для решения задач, выходящих за рамки предмета и целей договора.

В частности, данные с объектов МСМ передаются в распоряжение национальных и международных организаций, занимающихся оповещением о цунами, землетрясениях и вулканической активности, исследованием небесных тел, вторгающихся в атмосферу, изучением морской и атмосферной динамики и др. Такая практика приносит определенную пользу и оправдывает целесообразность существования международной структуры даже в условиях недействующего договора.

Однако это отвлекает внимание мирового сообщества от основной задачи – обеспечения скорейшего вступлению ДВЗЯИ в силу, в том числе путем оказания давления на страны, остающиеся вне его юридических рамок.

Наряду с развертыванием и непрерывным совершенствованием сети МСМ продолжается оптимизация деятельности расположенного в г. Вена Международного центра данных (МЦД), объем услуг которого по предоставлению государствам-членам контрольной информации постоянно увеличивается. Страны-участницы регулярно получают из МЦД сейсмические, гидроакустические и радионуклидные данные в масштабе времени, близком к реальному.

Пандемия коронавирусной инфекции серьезно осложнила развитие еще одной составляющей верификационного механизма ДВЗЯИ – инспекций на месте. Последние комплексные полевые учения были проведены в 2014 году в Иордании.

В период с 2019 по 2021 год две из трех запланированных тренировок по ИНМ были отменены из-за санитарно-эпидемиологических ограничений. Отсутствие практической отработки соответствующих методик и технологий может оказать негативное влияние на процесс становления режима ИНМ в целом.
Несмотря на высокую степень универсализации ДВЗЯИ (охват большого количества субъектов международного права), перспективы вступления его в силу пока не просматриваются.

Основным препятствием для начала действия соглашения является деструктивная позиция Соединенных Штатов, которые на словах поддерживают данный Договор и принимают активное участие в финансировании ПК ОДВЗЯИ, а на деле планомерно затягивают его ратификацию.

При этом Белый дом придерживается введенного в 1992 году добровольного моратория на проведение испытаний ЯО, одновременно сохраняя Невадский полигон в высокой степени готовности к возобновлению ядерной деятельности. Противники Договора в США считают, что он серьезно затруднит поддержание надежности существующих ядерных зарядов и создание новых спецбоеприпасов.

Следует подчеркнуть, что, даже в случае появления у американского руководства политической воли к ратификации соглашения, Белый дом не сможет провести данное решение через конгресс, учитывая серьезные двухпартийные разногласия (демократы в целом поддерживают ДВЗЯИ в отличие от республиканцев). В настоящее время у "демократической" администрации Дж. Байдена отсутствует необходимое количество голосов в сенате (2/3) для реализации ратификационных процедур. В таких условиях Белый дом не рассматривает ДВЗЯИ в качестве приоритета, уделяя внимание продвижению национальных инициатив в области ядерного разоружения ("Создание среды для ядерного разоружения", "Международное партнерство по верификации ядерного разоружения" и др.). Полезность указанных проектов на данный момент не просматривается. При этом они могут стать инструментом отвлечения внимания международного сообщества от деструктивных шагов США в сфере контроля над вооружениями и ядерного нераспространения.

Вашингтон продолжает задействовать собственные финансовые и технические возможности в целях оказания влияния на работу подразделений ВТС ПК ОДВЗЯИ, а также корректировки развития Международной системы мониторинга и центра данных. В результате складывается ситуация, при которой Соединенные Штаты не несут какой-либо международной юридической ответственности в сфере испытаний ЯО и максимально выгодно для себя используют созданный для целей Договора технологический потенциал.

Отношение Китая к ДВЗЯИ в целом положительное. Официально Пекин выступает за скорейшее его вступление в силу, подчеркивая строгое соблюдение со своей стороны моратория на проведение ядерных испытаний. В качестве существенного прорыва в отношениях между ПК ОДВЗЯИ и Пекином рассматривается достигнутая в 2013 году договоренность о предоставлении информации с китайских объектов из состава МСМ в Международный центр данных. Однако во многом позиция Пекина по данному договору ориентирована на Вашингтон с одновременным учетом деятельности Индии в ядерной сфере. По оценке зарубежных экспертов, Китай не будет препятствовать запуску ДВЗЯИ и в короткие сроки осуществит необходимые ратификационные процедуры на национальном уровне только в случае аналогичных шагов США. При этом реализация подобного сценария в настоящее время маловероятна из-за отсутствия перспектив пересмотра позиции американцев на данном направлении.

Индия проявляет настороженность в отношении возможного присоединения страны к ДВЗЯИ, учитывая растущую военную мощь Китая и деятельность Пакистана в области ЯО. По мнению Нью-Дели, официально признанные ядерные державы подписали Договор только после того, как убедились в способности развивать собственные арсеналы данного вида ОМП без проведения натурных испытаний. При этом вхождение Индии в правовое поле ДВЗЯИ якобы может оказать негативное влияние на развитие национальной ядерной программы. В то же время индийское правительство осознает, что в случае ратификации Договора Вашингтоном и Пекином соответствующее давление на Нью-Дели со стороны международного сообщества существенно возрастет.

В отличие от Индии Пакистан публично демонстрирует лояльность по отношению к ДВЗЯИ. Исламабад в качестве наблюдателя принимает участие в работе основных органов ПК ОДВЗЯИ и мероприятиях, организуемых временным техническим секретариатом, отслеживая ход создания верификационного механизма Договора. Вместе с тем реальная позиция пакистанского руководства заключается в том, что подписание ДВЗЯИ возможно только на условиях взаимности с Индией и при официальном признании страны ядерной державой.

Каких-либо изменений в подходах Египта, Израиля и Ирана к Договору в ближайшее время не прогнозируется. Указанные государства в силу сложности обстановки на Ближнем Востоке во всех вопросах, касающихся национальной безопасности, действуют исключительно с оглядкой друг на друга.

Каир ранее заявлял, что не будет ратифицировать ДВЗЯИ, поскольку тем самым только содействовал бы углублению противоречий между участниками и неучастниками другого важного соглашения – Договора о нераспространении ядерного оружия.

Для Тегерана важным фактором является ситуация, складывающаяся вокруг страны на международной арене. Политика санкционного давления на Иран как со стороны мирового сообщества, так и отдельных государств рассматривается руководством страны в качестве одного из основных препятствий на пути к ратификации документа.

При этом Египет и Иран увязывают свою ратификацию ДВЗЯИ с полноценным вовлечением Израиля в режим нераспространения ОМП, постановкой под гарантии МАГАТЭ его ядерной деятельности и прогрессом в осуществлении резолюции 1995 года о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМП и средств его доставки.

Тель-Авив, наоборот, декларирует отсутствие принципиальных возражений в отношении ратификации ДВЗЯИ.

Однако при этом выдвигает предварительные условия – обеспечение эффективности создаваемого верификационного механизма, полноценное участие Израиля в деятельности ПК ОДВЗЯИ на всех направлениях, улучшение политической ситуации на Ближнем Востоке и присоединение к Договору всех государств региона.

Корейская Народно-Демократическая Республика не подписала ДВЗЯИ. В 2020 году северокорейское руководство сообщило о прекращении ядерных испытаний и закрытии атомного полигона Кильчу (провинция Северная Хамген). При этом Пхеньян дистанцируется от каких-либо заявлений в отношении возможного присоединения страны к ДВЗЯИ.

Таким образом, неопределенность в отношении сроков вступления Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний в силу сохранится и в дальнейшем. Существенного прогресса в изменении его статуса в ближайшей перспективе не предвидится. В первую очередь это связано с деструктивной позицией США, на которую во много ориентируются другие страны-неподписанты.

Белый дом продолжает формально поддерживать ДВЗЯИ и пользоваться его преимуществами, не предпринимая при этом каких-либо практических шагов на пути запуска соглашения. Кроме того, ситуацию осложняют подходы государств Ближнего Востока, которые по различным, прежде всего военно-политическим, причинам на длительное время затягивают процесс ратификации этого важнейшего для международной безопасности Договора.

Статус объектов международной системы мониторинга в рамках ДВЗЯИ по состоянию на январь 2022 года

Статус

Основные сейсми- ческие станции Вспомога- тельные сейсми- ческие станции Инфра- звуковые станции Гидро- акусти-ческие станции Радио- нуклид- ные станции Радио- нуклид- ные лаборато- рии Итого
Не начато строи- тельство 4 3 5 7 2 21
Строящиеся объекты 1 1 1 1  – 4
Строи- тельство завершено, идет сертифи- кация 1 7 1 9
Сертифици- рованы 44 109 53 11 72 14 303
Всего объектов 50 120 60 11 80 16 337

* В приложении 2 к Договору перечислены государства, обладавшие по состоянию на 1996 год энергетическими и (или) исследовательскими ядерными реакторами.

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №9. - С. 17-22

Всего комментариев: 0
avatar