Основные положения доктрины ОВС НАТО "Медицинское обеспечение" (2020)

Генерал-майор М. Вильданов,
кандидат военных наук, доцент;
К. Прокопьев,
кандидат медицинских наук;
И. Новикова,
кандидат медицинских наук

Доктрина объединенных вооруженных сил (ОВС) НАТО AJP-4.10 "Медицинское обеспечение" является уставным документом этих сил в данной области. Введенный в действие 11 сентября 2019 года, он заменил предыдущую версию, датированную маем 2015-го.

Разработка такого документа обусловлена, по взглядам руководства альянса, возникновением новых опасностей и угроз безопасности входящим в него странам, возрастанием вероятности развязывания крупномасштабной войны с применением как обычных, так и ядерных средств поражения. В связи с этим в нем отражено следующее: изменения в структуре и задачах органов военного управления и ОВС; развитие современных технологий и достижения в области современной военной медицины с учетом опыта организации медицинского обеспечения (МедО) в операциях группировок войск (сил) блока в последних военных конфликтах.
Доктрина AJP-4.10 является руководящим документом для командующих и должностных лиц органов военного управления, медицинского персонала и командиров воинских формирований ОВС альянса. Она занимает важное место среди межвидовых доктрин и наставлений, в которых отражены стандарты НАТО в сфере применения войск (сил) и их всестороннего обеспечения.

Состав руководящих документов НАТО по медицинскому обеспечению

Allied Joint Doctrine for Medical Support
Allied Joint Doctrine for Medical Support

Так, в рамках иерархической структуры руководящих документов AJP-4.10 базируется на двух других - AJP-01 "Совместное применение группировок войск (сил)" и AJP-4 "Тыловое обеспечение", не подменяя при этом национальные доктрины и директивные указания руководства стран альянса по решению задач МедО.

В доктрине отмечается, что стратегия безопасности блока направлена на повышение готовности, оперативности реагирования, устойчивости, укрепление межгосударственных связей, сотрудничества и оперативной совместимости между ее членами. ОВС блока должны сохранять способность проводить крупномасштабные операции и боевые действия, участвовать в гибридных, асимметричных и нетрадиционных войнах на удаленных ТВД, в сложных политических, экономических, климатических, географических и социокультурных условиях.

По взглядам военного руководства Североатлантического союза, современная система медицинского обеспечения действий этих сил позволяет в любых условиях обстановки эффективно решать задачи сохранения боеспособности личного состава, оказания медицинской помощи раненым и больным, снижения санитарных потерь.

Вместе с тем отмечается рост потерь военных врачей на поле боя, что требует повышения уровня тактической и огневой подготовки медперсонала и значительного улучшения специальной экипировки (компактность, снижение массы медицинского оборудования, личного оружия, усиление защиты и др.).

В доктрине определены: основополагающие принципы, единые требования, система МедО при подготовке и ведении военных кампаний и операций, медицинские стандарты и терминология, обязательные для выполнения всеми странами-участницами.

В ней также раскрывается организация медицинского обеспечения в НАТО и порядок взаимодействия с органами гражданского здравоохранения, что должно способствовать четкому пониманию и гибкости при принятии решений в рамках тесного сотрудничества между членами блока, даже при определенных различиях в национальных доктринах.

В связи с этим доктрина AJP-4.10 является основой для разработки планов МедО, руководящих документов, наставлений, инструкций и распоряжений по медицинскому обеспечению действий войск (сил).
В документе определено, что медицинское обеспечение представляет собой важнейший вид тылового обеспечения действий ОВС. Оно организуется и осуществляется в целях сохранения боеспособности личного состава, быстрейшего возвращения его в строй, эвакуации, лечения раненых и больных и укрепления здоровья, а также пополнения запасов крови и медикаментов. Подчеркивается, что важнейшим видом МедО является оказание первой медицинской помощи.

Организация медицинского обеспечения базируется на следующих принципах: оказание медпомощи в любых условиях обстановки; сохранение врачебной тайны и ограничение доступа к клиническим данным; приоритетность клинической медицины в общей системе медицинского обеспечения; применение эффективных методов лечения; непрерывность оказания медицинской помощи; соблюдение при этом временных нормативов; постоянный контроль за состоянием здоровья пациентов; оказание медицинской помощи всем военнослужащим независимо от их национальной принадлежности; стандартизация задач и основных мероприятий медицинского обеспечения.

Основной документ, регламентирующий деятельность медицинских структур в ходе военных действий, - это план МедО, который должен содержать всю соответствующую информацию о том, как оно будет осуществляться в ходе подготовки и ведения операции. Он может уточняться в ходе ведения боевых действий, чтобы обеспечить его адаптацию к новым задачам и изменениям стратегической обстановки.

Высшим консультативным органом НАТО по вопросам МедО является комитет начальников военно-медицинских служб. Он занимается разработкой и согласованием основных требований к медицинскому обеспечению в рамках альянса, организацией взаимодействия между соответствующими службами государств блока, выработкой единых стандартов специального оборудования, норм и методов деятельности.

В состав комитета входят: руководители национальных военно-медицинских служб; советники по военно-медицинским вопросам стратегических командований ОВС НАТО; представители агентства по стандартизации, военного комитета и международного военного штаба. Пленарные заседания этого органа проводятся раз в два года.

Стратегическое командование операций ОВС альянса выполняет следующие функции: ведение медицинской разведки; учет МедО в общей системе военного планирования НАТО; обеспечение взаимодействия между национальными органами управления; проведение переговоров и заключение двусторонних и многосторонних соглашений по медицинскому обеспечению войск (сил) блока и соглашений со страной размещения об их статусе.

Стратегическое командование реформирования ОВС НАТО отвечает за разработку доктринальных и руководящих документов по медицинскому обеспечению действий этих сил, а также руководит научно-исследовательской деятельностью и подготовкой специалистов в данной сфере.

Объединенные командования занимаются: планированием и оценкой возможностей медицинского обеспечения в национальных воинских формированиях; расчетом необходимого состава сил и средств для решения этой задачи при подготовке и ведении операций; проводит конференции; определяет порядок взаимодействия при организации МедО; осуществляет контроль за состоянием здоровья личного состава в подразделениях.

В доктрине отмечается, что за помощью в медицинские учреждения НАТО могут обращаться следующие лица: военнослужащие; дипломатический и гражданский персонал ОВС и принимающей стороны; государственные служащие альянса и сотрудники международных и неправительственных организаций; местное гражданское население; беженцы; представители СМИ; сотрудники иностранных компаний; туристы.

Подчеркивается важность соответствия содержания МедО передовой медицинской практике, правилам и требованиям, установленным национальными системами и международными организациями. Способы оказания медпомощи в ходе ведения операций должны соответствовать стандартам, которые предоставляются в стационарных условиях.

Военно-медицинские службы обязаны оказывать местным органам власти помощь в работе служб здравоохранения и предоставлении ими медицинских услуг.

При этом медицинская помощь местному населению силами и средствами МедО ОВС НАТО должна детально планироваться. В районах, где инфраструктура здравоохранения повреждена или отсутствует, командиры в обязательном порядке обязаны решать такие вопросы.

В доктрине особое внимание уделяется вопросам планирования медицинского обеспечения операций в условиях применения оружия массового поражения (ОМП). Отмечается, что будет оказываться первоочередная медицинская помощь жертвам применения химического, биологического, радиологического и ядерного оружия.

Приведен перечень потенциальных угроз для личного состава войск (сил), населения, вооружения и военной техники, объектов инфраструктуры и других, возникающих вследствие этого:
- химические, связанные в действием боевых отравляющих веществ и токсичных промышленных химикатов;
- биологические, связанные с действием токсинов, которые преднамеренно используются для нанесения вреда личному составу и населению, находящемуся в зоне риска;
- радиологические, в частности ионизирующие и неионизирующие излучения, включая направленную энергию;
- ядерные;
- взрывные и баллистические (огнестрельные ранения, последствия взрывов снарядов и бомб);
- экологические, инфекционные и травматические.

В документе изложены основные требования по организации медицинского обеспечения в операциях следующих видов: совместная; международная по оказанию помощи в случае стихийных бедствий; совместная сухопутная (авиационная, морская); сил специального назначения.

Медицинское обеспечение совместных операций, таких как миссии наблюдения, консультирования и обучения, должно опираться на поддержку принимающей страны или частных медицинских коммерческих структур. Небольшие совместные операции могут поддерживаться интегрированными медицинскими группами с возможностями оказания первичной медико-санитарной помощи, проведения хирургических вмешательств и медицинской эвакуации. Нужно, чтобы военнослужащие, которые привлекаются к ним, были обучены и оснащены всем необходимым для оказания неотложной медицинской помощи.

Медицинское обеспечение международных операций по оказанию помощи в случае стихийных бедствий включает оказание экстренной помощи и принятие превентивных мер по спасению жизни, уменьшению страданий, психологического стресса и ограничению ущерба.

Медицинское реагирование на стихийные бедствия должно быть оперативным, планироваться и осуществляться во взаимодействии с местными властями, международными и неправительственными организациями.

Привлечение войск (сил) и медицинских служб ОВС НАТО рассматривается как крайняя мера и предусматривается в следующих случаях: по запросу местных властей; совместно с другими правительственными и неправительственными структурами в рамках текущей миссии альянса и гуманитарного взаимодействия.

Медицинское обеспечение совместных сухопутных операций в условиях вечной мерзлоты, пустынной, горной местности, джунглей, плотной городской застройки и т. д. связано со следующими проблемами: наличие и использование санитарного транспорта по предназначению; недостаточная доступность медицинских учреждений; влияние темпов ведения операций на перемещение медицинских подразделений в короткие сроки; проблематичность размещения лечебных учреждений в безопасной зоне; недоступность (по разным причинам) медицинской помощи, которую могут оказывать гуманитарные организации или местные учреждения здравоохранения; перегруженность последних, расположенных в населенных пунктах, ранеными гражданскими лицами; привлечение медицинских подразделений ОВС НАТО для оказания неотложной помощи гражданским лицам по просьбе местных властей.

Медицинское обеспечение совместных воздушных операций. В ходе них экипажи подвергаются экстремальным физическим и психологическим нагрузкам, что требует соответствующей подготовки. При МедО воздушных операций должны учитываться сложные технические и другие особенности военной авиации и медицины. Специалисты в области авиационной медицины обязаны проводить соответствующую аэрокосмическую экспертизу при планировании воздушных операций.

Первичная и вторичная медицинская помощь может оказываться военными медицинскими учреждениями, принимающей страной или контрактными гражданскими той же направленности. При этом оказание первичной медицинской помощи и эвакуация пострадавших членов экипажей могут потребовать проведения поисково-спасательных работ с участием соответствующих специалистов.

Медицинское обеспечение совместных морских операций. Отмечается сложность МедО, поскольку суда и морские лечебные учреждения постоянно перемещаются, а морские районы операций могут иметь различный правовой статус (национальный, международный). При этом непростые климатические условия могут затруднить или задержать эвакуацию пациента и осложнить выполнение медицинских процедур. Там, где небольшие подразделения с ограниченными медицинскими возможностями действуют вне досягаемости адекватной медицинской поддержки (часто в течение длительных периодов времени), командиры должны сопоставлять важность миссии с рисками, возникающими в результате увеличения сроков лечения.

МедО морских операций в значительной степени зависит от наличия сил и средств, приспособленных для этого.

Отмечается, что в морских условиях они обычно не предназначены исключительно для медицинского обеспечения, что может создать проблемы в решении медицинских и оперативных задач. Вместе с тем мобильность медицинских платформ позволяет им оперативно перемещаться прежде всего в интересах эвакуации. В связи с этим для решения данных проблем необходимо обеспечить устойчивое взаимодействие медперсонала с командирами.

Тем не менее значительные расстояния или временная недоступность соответствующих учреждений более высокого уровня может привести к увеличению сроков лечения пациента на борту корабля (судна) с ограниченными медицинскими возможностями. В связи с этим более высокий уровень потребления медицинских средств потребует перехода судна в зону действия объекта снабжения для пополнения запасов критически важных медицинских материалов.

В доктрине подчеркивается, что сотрудники морской медслужбы нуждаются в специальных знаниях и высокой практической подготовке в области профилактической медицины, профессиональной гигиены, водолазной подготовки, авиационной медицины и др.

Медицинское обеспечение совместных специальных операций. Специальные операции отличаются высокой степенью политического риска, особыми формами и способами действий, проводятся тайно или скрытно, в короткие сроки, в сложных условиях обстановки и требуют гибкости, точности, решительности и ловкости. В связи с этим специалисты медицинской службы, спасательные и эвакуационные силы и средства не могут приблизиться к районам действия формирований спецназа из-за риска компрометации и уязвимости.

Необходимо, чтобы медицинское оборудование и расходное имущество сил специальных операций (ССО) были компактными, легкими, многоцелевыми, выдерживали экстремальные температурные и полевые условия, были разработаны с учетом особенностей их использования. ССО должны иметь в своем составе специально обученный и экипированный медицинский персонал, способный оказывать неотложную медицинскую помощь в сложных условиях ведения таких операций.

МедО личного состава спецназа должно включать авиационную и водолазную медицину, тропическую и профилактическую медицину, медицину в условиях горной местности и дикой природы. Кроме того, сотрудникам медицинских служб необходимо иметь высокую физическую и тактическую подготовку, уметь действо вать в составе войск (сил), которые они поддерживают. Командиры ССО обязаны твердо знать медицинские возможности и ограничения при выполнении оперативных задач, риски для личного состава в результате несвоевременного лечения или оказания медицинской помощи.

В директиве как отдельное направление работы военно-медицинских органов определены мероприятия военного здравоохранения.

Профилактическая медицинская помощь и охрана труда предусматривают услуги, направленные на выявление, профилактику и борьбу с острыми и хроническими инфекционными и неинфекционными заболеваниями и травмами. Это медицинские осмотры, вакцинация, консультации и обучение личного состава по вопросам профилактики и защитных мер. Профессиональная гигиена включает оценку медицинской пригодности военнослужащих, выявление и лечение заболеваний, травм, связанных с конкретными условиями окружающей среды (водолазная, высотная, тропическая и аэрокосмическая медицина).

Экстренная медицинская помощь - это действия медицинского персонала по своевременной оценке, реанимации, стабилизации, лечению и транспортировке пациента для сохранения ему жизни.

Доврачебная неотложная помощь оказывается с момента получения травмы до поступления в медицинское учреждения для проведения специализированного лечения (в том числе хирургического).

Психиатрическая помощь включает в себя обследование психического состояния здоровья, профилактику и лечение психологических и психических патологий, вызванных стрессом, черепно-мозговыми травмами, посттравматическим стрессовым расстройством, возникающим в результате участия в операциях НАТО.

Стоматологическая помощь предполагает оценку состояния зубов, профилактику и лечение стоматологических заболеваний. Стоматологическая помощь и мероприятия челюстно-лицевой хирургии во время ведения операций по возможности должны обеспечиваться в развернутых медицинских учреждениях.

В директиве особое внимание уделено организации медицинской эвакуации - процессу перемещения в лечебные учреждения любого раненого или больного под постоянным медицинским наблюдением и уходом. Являясь неотъемлемой частью непрерывного процесса оказания медицинской помощи, она проводится во время операций назначенными силами и средствами, способными решать такую задачу в соответствии с медицинскими стандартами или на более высоком уровне.

При этом прямая медицинская эвакуация проводится от места получения травмы или пункта сбора пострадавших до места оказания первичной или специализированной медпомощи. Передовые медицинские эвакуационные бригады должны быть оснащены и обучены навыкам спасения и вывоза пациентов из враждебной, удаленной или неблагоприятной окружающей среды с использованием специальных медико-эвакуационных машин.

Тактическая медицинская эвакуация предполагает перемещение пациентов из одного лечебного учреждения в другое в пределах района проведения операции.

Соответствующие тактические группы должны быть оснащены и обучены для оказания необходимой помощи в объеме мероприятий интенсивной терапии.

Стратегическая медицинская эвакуация может проводиться из войсковых лечебных учреждений в лечебные учреждения за пределами района операций.

Медработники должны быть оснащены и обучены для оказания помощи в объеме интенсивной терапии в пути. В директиве отмечается, что стратегическая медицинская эвакуация может происходить на основе многосторонних соглашений и должна координироваться между командующим группировкой войск и странами их представляющими. В случае отсутствия войсковых эвакуационных и других медицинских средств следует рассмотреть возможность использования гражданских чартерных воздушных судов, подготовленных к полетам на ТВД.

Система медицинской эвакуации должна быть способна постоянно обеспечивать: эвакуацию больных в дневное и ночное время, в любых погодных и морских условиях и на любой местности; оказание неотложной и критической помощи; распределение и направление пациентов в наиболее подходящие лечебные учреждения; сопровождение эвакуации и лечение пациентов в режиме реального времени.

На страны-участницы возложена ответственность за обеспечение необходимых сухопутных, морских и воздушных средств медицинской эвакуации и за согласование своих процедур и возможностей друг с другом. Командиры и их штабы решают вопросы оперативной интеграции, согласования и использования системы медицинской эвакуации, а медицинский персонал - отвечает за эффективное планирование и координацию соответствующих медицинских элементов.

Планы воздушной, наземной и морской медицинской эвакуации необходимо разрабатывать во взаимодействии с органами оперативного управления, МТО и связи на всех уровнях для соответствующей зоны ответственности. При этом командование НАТО и его медицинский персонал должны обеспечить максимально возможное и эффективное использование соответствующих национальных средств и проведение лечебных мероприятий в районе операций.

В директиве определена классификация и оценка потерь. Потери, как правило, подразделяются на боевые потери и заболевания и небоевые потери личного состава.

К боевым относятся потери, которые происходят непосредственно в результате боевых действий. В их состав включаются: раненые и убитые в ходе них; захваченные в плен и пропавшие без вести; умершие в стрессовых ситуациях. При планировании предлагается использовать прогнозируемые коэффициенты потерь, которые позже могут быть изменены с учетом поправок, специфичных для операции. Руководящий, оперативный и медицинский состав несет ответственность за точность априорной оценки потерь, используемых при планировании операций и получаемых при анализе результатов ведения операций. Отмечается, что число потерь в боевых действиях должно быть засекречено.

К небоевым относятся потери личного состава в результате болезней и травм, не связанных с боевыми действиями, которые имеют важное оперативное значение в силу их потенциального влияния на действия войск. Оценка уровня заболеваемости и небоевого травматизма является обязанностью медицинского персонала, основанной на анализе данных медицинской разведки, состояния окружающей среды и знании профессиональных рисков.

Оперативный и медицинский персонал должен постоянно проводить выявление возможных источников заболеваний и небоевых травм, а также предварительную оценку количества заболеваний и травм, не ставших результатом боевых действий, которые возможны в войсках (силах) в ходе подготовки и ведения операций.

Вместе с тем необходимо учитывать возможность возникновения очагов массовых санитарных потерь, которые должны разрешаться в рамках межфункционального сотрудничества под руководством единого органа управления и при поддержке вышестоящих штабов и их ресурсов.

Медицинское снабжение. Ответственность за планирование и выполнение мероприятий медицинского снабжения возлагается на медицинский и логистический персонал. Так, первый несет ответственность за заказ необходимой номенклатуры, нужного количества медицинского имущества и фармацевтических препаратов и их соответствие требуемым стандартам с определением приоритетности их доставки, второй - за выполнение общего логистического плана. Медицинский и логистический персонал осуществляет контроль поставок медицинских материалов и фармацевтических препаратов до их конечного потребителя.

В доктрине определены сферы тесного сотрудничества между этими инстанциями, которые включают в себя: разработку плана медицинского снабжения; обеспечение реализуемости плана соответствующими медицинскими ресурсами; разграничение ответственности между сотрудниками, занимающимися медицинской и логистической деятельностью; развертывание и передислокацию медицинских учреждений; координацию вопросов организации эвакуации, целенаправленное использовании имеющихся транспортных средств в интересах решения задач медицинского снабжения.

По взглядам военно-политического руководства НАТО, система медицинского обеспечения подготовки и ведения операций объединенными вооруженными силами альянса позволяет в любых условиях обстановки эффективно решать задачи сохранения боеспособности личного состава, снижения санитарных потерь, оказания медицинской помощи, эвакуации раненых и больных, а также быстрого возвращения пострадавших в строй.

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №12. - С. 22-29

Всего комментариев: 0
avatar