Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
ДОВСЕ: история и перспективы (2007)

Полковник Ю. Зданович

13 июля 2007 года Президент РФ В. В. Путин подписал Указ "О приостановлении Российской Федерацией действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе". По мнению российских официальных лиц, этот юридически обязывающий документ безнадежно устарел, утратил всякую связь с реальностью и стал практически нежизнеспособным.

Данное событие стало знаковым и явилось прямым следствием особенностей геополитической ситуации, сложившейся в настоящее время на Европейском континенте.

Чтобы лучше понять, чем вызвана столь жесткая реакция России, всегда строго и скрупулезно выполняющей все свои договорные обязательства, наверное, следует заглянуть в историю.

Рассматриваемое соглашение, получившее условное обозначение ДОВСЕ, было подписано в Париже 19 ноября 1990 года и вступило в силу 9 ноября 1992-го. Указанный договор после проведения длительных переговоров и ряда уступок, преимущественно со стороны Советского Союза, был заключен между двумя военно-политическими блоками - НАТО и Организацией Варшавского Договора (ОВД).

Как сказано в тексте документа, ДОВСЕ был призван установить стабильный и безопасный баланс обычных вооружений в Европе на более низких количественных уровнях. Он требовал ликвидировать потенциал для осуществления внезапного нападения и начала крупномасштабных наступательных действий, а также устранить неравенство в вооружениях противостоящих военных союзов.

Договор подписали 21 государство: Королевство Бельгия, Республика Болгария, Венгерская Республика, Федеративная Республика Германия, Греческая Республика, Королевство Дания, Республика Исландия, Королевство Испания, Итальянская Республика, Канада, Великое Герцогство Люксембург, Королевство Нидерландов, Королевство Норвегия, Республика Польша, Португальская Республика, Румыния, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Турецкая Республика, Французская Республика, Чехословацкая Федеративная Республика.

Район применения данного документа (см. рисунок) согласно тексту -"Европа от Атлантики до Урала" (с включением в него основной части азиатской территории Турции) - был разделен на четыре зоны: Центральную Европу, "расширенную Центральную Европу", "тыловой район" и "фланговую зону" (см. таблицу).
В соответствии с Договором сокращение наступательных вооружений (а именно тех, по которым СССР превосходил НАТО) должно было проводиться под взаимным контролем с таким расчетом, чтобы к ноябрю 1995 года уровни ограничиваемых им вооружения и военной техники (ОДВТ) в Европейской зоне не превышали в целом для всех участников 40 тыс. боевых танков, 60 тыс. боевых бронированных машин (ББМ), 40 тыс. артиллерийских систем (калибром более 100 мм), 13,6 тыс. боевых самолетов и 4 тыс. ударных вертолетов.

Предельные уровни вооружений в указанных регионах устанавливались прежде всего для двух групп государств-участников: в одну входили (в период разработки документа) члены НАТО, в другую - ОВД. Для каждой из них определялись максимальные уровни ограничений: танки - 20 тыс., ББМ - 30 тыс., артиллерия - 20 тыс., боевые самолеты - 6,8 тыс., ударные вертолеты - 2 тыс. единиц.

Район применения договора обычных вооружённых силах в Европе

Зона 1 - Центральная Европа (ЦЕ) ФРГ, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Польша, Венгрия, Чехия и Словакия
Зона II - "расширенная ЦЕ" ЦЕ плюс Дания, Великобритания, Франция, Италия, а также территории Прибалтийского, Прикарпатского, Белорусского и Киевского военных округов СССР
Зона III - "расширенная ЦЕ" плюс "тыловой район" "Расширенная ЦЕ" плюс Испания, Португалия, а также территории Московского и Приволжско-Уральского военных округов СССР
Зона IV - "фланговая зона" Исландия, Норвегия, Греция, Турция, Болгария, Румыния, а также территории Ленинградского, Одесского, Северо-Кавказского и Закавказского военных округов СССР

Производилось также распределение квот на вооружение между входившими в эти блоки странами. В частности, между государствами ОВД они распределялись на основании соглашения, подписанного 3 января 1990 года в Будапеште, а сама группа получила название Будапештской. При этом пороги для каждой страны были вторичными по отношению к групповым предельным уровням.

Кроме того, были введены ограничения на вооружения, которые могло иметь в районе применения каждое государство. Так, для России предусматривались следующие потолки: по танкам - не более 13,5 тыс., ББМ - 20 тыс., артиллерийским установкам - 13,7 тыс., боевым самолетам - 5,15 тыс. и ударным вертолетам - 1,5 тыс. единиц (находящимся как в регулярных войсках, так и на складском хранении).

Важное значение при рассмотрении действующего ДОВСЕ имеет вопрос об иностранных войсках на чужих территориях. Специально вооружения, развернутые на чужих территориях, в Договоре не ограничиваются. Главное, чтобы в соответствующей зоне общее количество вооружений, принадлежащих как находящимся там государствам, так и размещенных другими странами на их территории, не превышало установленных потолков.

10 июля 1992 года в Хельсинки был подписан Заключительный акт переговоров по личному составу обычных вооруженных сил в Европе (Соглашение ОВСЕ-1 А), определивший предельные уровни его численности.

В качестве основных путей сокращения обычных вооружений и техники рассматривались следующие: физическое уничтожение (этот способ относится ко всем категориям ОДВТ); переоборудование для использования в невоенных целях (танки - не более 5,7 % и ББМ - до 15 % их максимального наличного уровня (МНУН), заявленного каждым государством при подписании Договора); задействование в качестве учебных наземных целей (танки, ББМ и самоходная артиллерия); модификация в неограничиваемые Договором типы (относится к БТР); применение в качестве наземной учебной материальной базы (боевые самолеты и ударные вертолеты); переоборудование учебно-боевых самолетов в невооруженные учебные, а боевых вертолетов - в обеспечивающие.

Для контроля за выполнением и соблюдением положений ДОВСЕ предусматривалось введение системы уведомлений и обмена информацией. В частности, государства-участники на регулярной основе должны предоставлять детальные сведения о реальной структуре сухопутных войск, ВВС и авиации ПВО, количестве, типах и местах расположения обычных вооружений и техники, а также о каждом изменении в структуре или количестве ОДВТ.

Главным верификационным инструментом контроля за ходом реализации Договора являются инспекции на местах. Предусмотрены следующие их виды: инспекции объявленных мест; инспекции по требованию в пределах указанных районов; инспекции сертификации; инспекции сокращений. При этом в праве инспекции объявленных мест не может быть отказано, а в инспекции по требованию в пределах указанных районов такой отказ возможен. В последнем случае обязательно должны быть даны "разумные гарантии того, что в указанном районе не содержатся вооружения и техника, ограничиваемые Договором".

Реализация ДОВСЕ началась 17 июля 1992 года, а выход на установленные уровни ограничения вооружений завершился 16 ноября 1995-го.

Однако коренные изменения военно-стратегического характера, обусловленные распадом сначала ОВД, а затем СССР, проведением глубоких социально-экономических реформ в восточноевропейских странах и государствах СНГ, вступлением в активную фазу процесса западноевропейской интеграции, привели к формированию новой ситуации в Европе в целом, в силу чего объективно реализовать положения Договора в полном объеме не удалось. Более того, возникла необходимость в дополнительных консультациях и переговорах с целью пересмотра некоторых его статей.

В связи с тем что проведенные мероприятия не решили окончательно проблем обеспечения баланса военных потенциалов в Европе, государства-участники приступили к разработке соглашения, которое, по их мнению, должно было стать основой будущей модели общей и всеобъемлющей безопасности континента. При этом предусматривалось ввести ряд новых элементов с целью устранения главных недостатков Договора и создания условий для его долгосрочного действия независимо от дальнейшей трансформации системы международных отношений в Европе.


Таблица Уровни ограничиваемых договором об обычных вооружённых силах в Европе вооружения и военной техники

В результате 19 ноября 1999 года на Стамбульском саммите ОБСЕ состоялось подписание Соглашения по адаптации ДОВСЕ. Оно предусматривает переход от блоковых ограничений к национальным и территориальным.

Национальные потолки (национальные предельные уровни - НПУ) ограничивают количество ВВТ, принадлежащих данному государству и размещенных на территории других стран в районе действия Договора, а территориальные ('ГПУ) - их количество на территории данного государства, регулируя таким образом численность иностранных вооружений.

Следует особо отметить, что, к сожалению, в новом Договоре так и не удалось уйти от фланговых ограничений, которые ранее накладывались на ряд стран (включая Россию) из-за наличия двух противостоящих блоков.

Параметры для новой фланговой зоны (ЛенВО без Псковской области, СКВО без Волгоградской, Астраханской областей и восточной части Ростовской) составили: 1 300 танков, 2 140 ББМ и 1 680 артсистем, причем по танкам и артиллерии РФ дополнительно разрешено использовать право на временное развертывание 153 танков, 241 ББМ и 140 артсистем.

В целях достижения компромисса Россия выразила готовность проявлять сдержанность в дополнительном размещении ОДВТ в ЛенВО. Данное обязательство находится вне рамок Договора, носит политический характер и оформлено путем обмена письмами между министрами иностранных дел РФ и Норвегии.

В адаптированном Договоре фиксируется положение о том, что размещение иностранных сил на территории любого государства-участника должно осуществляться с его явно выраженного согласия за счет заполнения зазора между ГПУ и реальным наличием вооружений у принимающего государства. Кроме того, предусмотрена возможность такого размещения путем временного превышения ГПУ на следующие величины: базовые временные развертывания - 153 танка, 241 ББМ и 140 артсистем, а в особых случаях - чрезвычайные временные развертывания - 459, 723 и 420 соответственно. Все временные развертывания подлежат дополнительному уведомлению и контролю.

В значительной степени были обновлены режимы обмена информацией и контроля. Ежегодно предоставляемые данные об обычных ВС должны дополняться ежеквартальными уведомлениями о реальном наличии ОДВТ у каждого из участников Договора в районе применения, о случаях транзита обычных вооружений через этот район или в его пределах, а также о конкретных событиях, связанных с вводом, выводом или перемещением определенного количества ВВТ в районе применения, принятием на вооружение, списанием, переподчинением и снятием ОДВТ с вооружения.

Уведомлениям должны также подлежать трансграничные переброски войск при достижении порогов в 30 танков, 30 ББМ и 10 артсистем.

Принципиально новыми являются положения о транзитных перебросках войск, которые ограничены по срокам (до 42 дней при условии пребывания транзитных вооружений на территории одного государства-участника не более 21 дня) и охватываются широкой системой мер транспарентности.

Параллельно с подписанием Соглашения по адаптации в Стамбуле был принят Заключительный акт переговоров по адаптации Договора, в котором ряд стран принял односторонние политические обязательства, получившие известность как Стамбульские. В частности, ими были установлены пониженные территориальные уровни вооружений Польши, Венгрии, Чехии и Словакии; принято решение не пересматривать в сторону увеличения ТПУ этих государств, а также Германии, Италии, Украины и Белоруссии; страны НАТО обязались не размещать на постоянной основе существенные боевые силы, включая авиацию, на территории новых членов блока.

Со своей стороны Россия также взяла на себя политические обязательства, в частности проявлять сдержанность в вопросе о размещении сил на территории Калининградской и Псковской областей, вывести излишки ОДВТ из Грузии и все ВВТ из Молдавии. Все они не подлежат ратификации.

В целом новое соглашение должно было содействовать решению многих важных для укрепления европейской безопасности военно-политических задач. Однако вскоре большинство стран, подписавших Соглашение по адаптации Договора и Заключительный акт переговоров по его адаптации, отказались от их ратификации.

Западные страны, пользуясь тем, что старый документ практически не ограничивает военный потенциал НАТО, но ставит в крайне невыгодное положение Россию, увязали вопрос ратификации его адаптированного варианта исключительно с обязательствами Москвы в той части, которая относится к Заключительному акту стамбульских переговоров и касается двусторонних отношений РФ с Молдавией и Грузией (стамбульские обязательства). Ссылаясь на них, руководство альянса требует от России полного вывода ее воинских контингентов с территории указанных республик, имея в виду те аспекты, которые вообще не относятся к Договору. На этом моменте следует остановиться особо. Москва сделала все возможное для снятия данных претензий. Все обязательства, связанные с ДОВСЕ по выводу из Молдавии и Грузии ограничиваемых Договором вооружений, Россия выполнила еще в 2001 году.

Согласно российско-грузинским договоренностям наши военные базы должны быть выведены к концу 2008 года, а в Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) 1 500 военнослужащих ВС РФ выполняют миротворческие функции и охраняют склады с оружием бывшей 14-й армии.

Начиная с 1999 года из Молдавии в Россию уже вывезено 59 эшелонов с вооружением и военной техникой. Однако в результате срыва молдавской стороной "плана Козака" (Меморандум об основных принципах государственного устройства объединенного государства Молдавии и ПМР) процесс временно застопорился. Тирасполь опасается, что после вывода российских ВВТ, а затем и миротворцев судьба Приднестровья может быть решена по западному сценарию -насильственное присоединение к Молдавии без сохранения права на самоопределение с последующим формированием единого государства в составе Румынии.

С учетом наметившегося антироссийского курса внешней политики Тбилиси и Кишинева и укрепления их связей с Западом последующие требования доходят до абсурда. Так, Молдавия уже заявляет, что частью стамбульских обязательств России она считает вывод с территории ПМР всех вооружений, в том числе принадлежащих силам самообороны Приднестровья. В свою очередь, Грузия требует эвакуации военных пенсионеров и их семей, проживающих в жилом городке бывшей российской военной базы Гудаута (Абхазия).

На фоне проблем с обсуждением и ратификацией адаптированного Договора США и их союзники по НАТО начали масштабную переброску к российским границам своих войск и военной техники. В частности, на территории Болгарии и Румынии американцы приступили к развертыванию передовых военных баз, на которых планируется разместить по 5000 военнослужащих.

Такого рода деятельность особенно наглядно проявляется на примере Эстонии, Латвии и Литвы, которые стали членами альянса, но не подпадают под ограничения ДОВСЕ. Фактически это дает право прибалтийским государствам размещать на своей территории любые ВВТ и военные базы. В соответствии с натовскими планами в этих странах предусмотрена реализация ряда мероприятий: ускоренными темпами ведется реконструкция бывших советских военных аэродромов и морских портов; развернута сеть мощных радиолокационных станций; создан региональный центр воздушного наблюдения и координации, осуществляющий наблюдение за российской территорией.

В результате "второй волны" расширения сумма максимально разрешенных национальных уровней вооружений стран альянса существенно превысила установленный Договором "групповой" лимит и составляет 5 992 боевых танка, 9 882 ББМ, 5 111 единиц артиллерийского оружия, 1 497 боевых самолетов и 531 ударный вертолет.

В НАТО не скрывают своих планов дальнейшего расширения на Восток. Так, в марте 2007 года конгресс США утвердил законопроект о поддержке вступления Украины и Грузии в альянс, а также о выделении из американского бюджета необходимых финансовых средств этим странам в рамках программы содействия в сфере безопасности. Причем американцы настаивают на включении Грузии в состав блока без выполнения предварительных условий и не учитывая (в обход Устава НАТО) происходящих на ее территории региональных конфликтов.

Таким образом, западные страны совершенно осознанно превратили режим европейского контроля над вооружениями в инструмент достижения политических целей, не имеющих ничего общего ни с европейской безопасностью, ни с контролем над ними.

По всей видимости, в свое время некоторые наши "партнеры" испытали головокружение от успехов, примеряя на себя придуманные ими же лавры "победителей в холодной войне".

Расширение НАТО на Восток, реализация планов США по размещению существенных боевых сил в Болгарии и Румынии, по заверениям западных столиц, не направлены против России. Вполне возможно, что намерений использовать соответствующие возможности против РФ сегодня у них действительно нет. Однако, как перефразировал известное изречение Бисмарка министр иностранных дел России С. В. Лавров: "Мы предпочитаем брать в расчет не намерения, а потенциалы".

Нынешняя ситуация, сложившаяся вокруг ДОВСЕ, вполне устраивает руководство блока. Действующий Договор его не стесняет, поскольку не препятствует военному планированию альянса и не позволяет российской стороне регламентировать действия НАТО в процессе его расширения и тем самым обеспечивать региональную стабильность по обычным вооружениям.

В последнее время вся жизнеспособность Договора поддерживалась только благодаря обмену информацией и проведению инспекций. При этом наиболее важным, по признанию самих натовцев, является возможность осуществления ими постоянного скоординированного мониторинга состояния российских вооруженных сил. Именно эта возможность наряду с сохранением для России жестких ограничений на размещение собственных вооружений, по мнению наших "партнеров", делает ДОВСЕ "краеугольным камнем европейской безопасности".

На протяжении ряда лет Российская Федерация неоднократно на всех уровнях предупреждала страны НАТО о том, что их линия на фактическое превышение уровней действующего Договора и затяжку ратификации Соглашения об адаптации негативно повлияет на его жизнеспособность. Однако все наши озабоченности, связанные с реальным состоянием дел вокруг этого документа, были просто проигнорированы .

Год назад в Вене фактически безрезультатно завершилась 3-я Конференция по рассмотрению действия ДОВСЕ. При ее закрытии делегация Российской Федерации заявила: "Попытки использовать заинтересованность Москвы в сохранении и совершенствовании режима контроля над обычными вооружениями в качестве средства давления на нее по не относящимся к Договору вопросам абсолютно контр продуктивны. Россия заинтересована в этом режиме в той же степени, что и другие его участники, -не меньше, но и не больше.

С учетом нежелания стран НАТО вести дело к запуску процесса ратификации Соглашения об адаптации Российская Федерация намерена провести всеобъемлющий анализ существующей ситуации. О результатах этого анализа государства - участники ДОВСЕ будут проинформированы".

26 апреля 2007 года Президент Российской Федерации В. В. Путин в Послании Федеральному Собранию заявил о целесообразности, в случае отсутствия прогресса в переговорах с партнерами, объявить мораторий на исполнение Россией ДОВСЕ. Этот мораторий действовал бы до тех пор, пока все государства-участники не ратифицируют Соглашение об адаптации и не начнут его строго исполнять, на деле внося свой вклад в сокращение вооружений.

В течение мая 2007 года Москвой было предпринято несколько попыток провести обсуждение сложившейся ситуации на переговорах в рамках Совета Россия -НАТО, однако понимания со стороны партнеров так и не последовало.

В этих условиях Москва воспользовалась своим правом созвать Чрезвычайную конференцию государств -участников ДОВСЕ.

При открытии конференции российская делегация в своем выступлении подробно изложила исключительные обстоятельства, подорвавшие жизнеспособность ДОВСЕ и побудившие Российскую Федерацию поставить вопрос о созыве конференции и приостановлении действия Договора. К ним относятся:

1. Уклонение Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Словакии и Чехии от оформления изменений в составе групп государств-участников в связи с их присоединением к Вашингтонскому договору 1949 года (НАТО).

По действующему ДОВСЕ в интерпретации Запада их вооружения в общие ограничительные уровни, установленные для стран НАТО, формально не входят, хотя эти страны официально являются членами альянса

2. Превышение государствами-участниками, подписавшими или присоединившимися к НАТО, "групповых" ограничений ДОВСЕ в результате расширения альянса.

Превышение максимально разрешенных Договором уровней ОДВТ для стран НАТО (за счет не по реально имеющимся вооружениям, а по правам государств-участников иметь такие вооружения) составляет 5 992 боевых танка, 9 882 ББМ, 5 111 единиц артиллерийского оружия, 1 497 боевых самолетов и 531 ударный вертолет.

Во "фланговой зоне" страны блока по состоянию на 1 января 2007 года реально превысили установленные Договором уровни на 1 254 танка, 2 691 ББМ и 1 590 единиц артиллерийского оружия.

Российская сторона считает, что эти нарушения являются существенными. Они затрагивают основы договорных отношений между сторонами и ставят под вопрос дальнейшее существование самого Договора.

3. Реализация планов США по размещению обычных вооружений на территории Болгарии и Румынии окажет еще более негативное воздействие на соблюдение "групповых" ограничений ДОВСЕ.

Согласно основополагающему акту Россия - НАТО члены альянса в свое время отказались от дополнительных постоянных развертываний существенных боевых сил, договорившись, что "усиление может происходить в случае защиты против угрозы агрессии и действий по поддержанию мира в соответствии с Уставом ООН и руководящими принципами ОБСЕ, равно как для учений в соответствии с адаптированным Договором об ОВСЕ, положениями Венского документа... и взаимосогласованными мерами транспарентности". К тому же по действующему Договору временное размещение предполагается только в рамках "своей" группы, а, как было изложено выше, новые члены блока свой переход в западную группу не оформили.

4. Невыполнение западными государствами-участниками принятого в Стамбуле политического обязательства об ускоренной ратификации Соглашения об адаптации.

В Заключительном акте стамбульской конференции государств - участников ДОВСЕ 1999 года зафиксировано обязательство всех участников Договора "оперативно предпринять усилия для содействия завершению национальных процедур ратификации, с тем чтобы Соглашение об адаптации могло вступить в силу как можно скорее". Причем по настоянию стран НАТО, это обязательство косвенно обусловлено лишь "приверженностью" России "согласованным уровням вооружений и техники" (то есть фактически необходимостью соблюдения "фланговых" уровней Соглашения об адаптации ДОВСЕ).

К концу 2001 года, несмотря на сложную ситуацию на Северном Кавказе, Россия вписалась в "согласованные уровни", но это не ускорило ратификацию Соглашения об адаптации странами НАТО. Вместо этого они призвали РФ проявить "дополнительную транспарентность" при выводе излишков ОДВТ с Северного Кавказа с тем, чтобы можно было проверить российские данные и по итогам проверки отчитаться перед своими парламентами. РФ на протяжении ряда лет, проявляя конструктивный подход, предоставляла вне рамок Договора дополнительную информацию, в частности касающуюся уведомлений о вооружениях, временно введенных во фланговый район. Однако это не способствовало активизации процесса ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

5. Неучастие Латвии, Литвы и Эстонии в Договоре и, таким образом, наличие территории, "свободной" от ограничений на размещение вооружений, в том числе и другими странами.

В конце 1991 года в результате распада СССР государствами-участниками ДОВСЕ было принято решение об исключении территори Латвии, Литвы и Эстонии из района применения Договора. При этом все исходили из того, что после вывода советских войск страны Балтии будут иметь де-факто демилитаризованный статус, хотя это и не было в то время зафиксировано.

Однако Латвия, Литва и Эстония вступили в НАТО, а на территории Литвы появились боевые самолеты участников ДОВСЕ из числа государств альянса. Рига, Вильнюс и Таллинн модернизируют свои вооруженные силы в соответствии с натовскими стандартами и, несмотря на заявленную готовность, до сих пор не присоединились к этому договору.

6. Нетерпимость ситуации с ограничением возможности размещения российских вооружений на своей собственной территории. Необходимость отмены действующих в отношении России фланговых ограничений.

Сегодня сохранение фланговых ограничений на территории РФ выглядит как дискриминация и абсурдный анахронизм, мешающий Вооруженным Силам России полноценно выполнять общую для всех государств-участников задачу - бороться с международным терроризмом.

В своем выступлении российская делегация подчеркнула, что возможное приостановление действия Договора является не самоцелью, а последним доводом в пользу восстановления его жизнеспособности.

Были представлены предложения, своего рода "дорожная карта", где были обозначены шаги на пути к выходу из создавшейся кризисной ситуации.

Такими шагами могли бы стать следующие договоренности:
- возвращение Латвии, Литвы и Эстонии в договорное поле;
- понижение суммы разрешенных уровней и количества вооружений стран НАТО в целях компенсации потенциала, приобретенного альянсом в результате двух "волн" расширения;
- принятие политического решения об отмене фланговых ограничений для территории России;
- разработка общего понимания термина "существенные боевые силы" и проявление соответствующей сдержанности в период до его согласования;
- вступление в силу или, по крайней мере, начало временного применения Соглашения об адаптации не позднее 1 июля 2008 года;
- разработка условий для присоединения к ДОВСЕ новых участников и дальнейшая модернизация Договора.

Что же касается вопроса о возможном, в случае отсутствия договоренности с западными партнерами, приостановлении действия Договора, было отмечено, что ДОВСЕ и международное право в целом предусматривают широкий набор инструментов для защиты интересов государства-участника, вплоть до выхода из Договора. Не исключая возможности такого шага, на данном этапе российская сторона считает необходимым ограничиться приостановлением действия ДОВСЕ до выполнения странами-участниками условий, обеспечивающих восстановление его жизнеспособности. Эта мера является менее жесткой, чем предусмотренный Договором выход из него и, соответственно, допускается согласно международно-правовому принципу: "если разрешено большее, то разрешено и меньшее".

Реакция США и НАТО на российские предложения в целом оказалась вполне прогнозируемой. Руководство блока отказалось поддержать инициативу РФ по разблокированию тупиковой ситуации вокруг ДОВСЕ, выдвинув старое требование о полном выводе российских войск и вооружений из Грузии и Молдавии. Однако на конференции было отмечено, что по пресловутым стамбульским обязательствам единства в альянсе все же нет. Некоторые европейские страны готовы хоть завтра начать ратификацию Соглашения об адаптации ДОВСЕ, но мешает, мол, натовская дисциплина.

В этой ситуации Россия приступила к практической реализации мероприятий, связанных с приостановкой действия Договора. Указ Президента РФ о моратории вступит в силу вслед за ратификацией Государственной Думой соответствующего законопроекта через 150 дней после его подписания. Данный период времени, в ходе которого Москва по-прежнему намерена придерживаться установленных лимитов, предоставлен НАТО для пересмотра своих взглядов и выработки взвешенных подходов для восстановления договорного режима.

С практической точки зрения приостановление ДОВСЕ освободит Россию от выполнения всех положений Договора и связанных с ним документов (в том числе об ограничениях на количества обычных вооружений, о приеме инспекций, о предоставлении информации). При этом реально количество российских ВВТ будет зависеть от дальнейшего развития военной и политической ситуации, в том числе от готовности других государств - участников ДОВСЕ проявлять адекватную сдержанность.

На настоящий момент Россия полностью выполнила все взятые в рамках ДОВСЕ обязательства. Сокращены вооруженные силы, выведено за Урал значительное количество тяжелых вооружений и техники, демонтированы многие объекты военной инфраструктуры в непосредственной близости от границ с натовскими странами и проведена реконфигурация командных структур армейского и корпусного уровня в европейской части страны. Проблема заключается в том, что Москва осуществила данные мероприятия в одностороннем порядке.

В перспективе главная цель наших действий по ДОВСЕ заключается в том, что РФ больше не может и не будет любой ценой выполнять устаревший Договор в ущерб собственной безопасности.

Вместе с тем Указ Президента не ставит точку на переговорном процессе. Россия дала Западу еще один, возможно, последний шанс не на словах, а на деле позаботиться о безопасности в Европе. У НАТО еще есть время подумать.

Зарубежное военное обозрение. 2007, №9, С.3-15


СМОТРИ ПО ТЕМЕ:
Категория: NATO | Добавил: pentagonus (12.07.2015) | Автор: Полковник Ю. Зданович
Просмотров: 1108 | Теги: Ю. Зданович, НАТО-РФ, довсе | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar