Африка - неспокойный континент (2013)

Генерал-майор Г. Воинов
доктор военных наук, профессор:
подполковник Д. Малышев,
кандидат военных наук;
подполковник  Р. Пастернак

Африканский континент является одним из наиболее нестабильных регионов мира, где на протяжении многих десятилетий продолжаются военные конфликты и вспыхивают очаги напряженности. Природа большинства из них носит комплексный характер, сочетая в себе социально-политические, экономические (ресурсные), национально-этнические, территориальные и идеологические разногласия.

Вооруженные конфликты и войны в данном регионе характеризуются значительным числом жертв: за последние 40 лет в более чем 50 военных конфликтах в Африке погибло свыше 5 млн человек, 24 млн лишены крова, насчитывается 18 млн беженцев. Пожалуй, нигде в мире конфликты и войны не были представлены столь масштабно и разнообразно, как здесь.

Многие конфликты связаны с местной спецификой и имеют исторические предпосылки. Начиная с 1960 года, с момента получения большинством стран континента независимости, в более трети из них были зарегистрированы вооруженные столкновения. В 90-е годы прошлого столетия боевые действия велись на территории более чем 15 африканских государств (Ангола, Эфиопия, Либерия, Республика Конго, Сьерра-Леоне, Мозамбик, Сомали, Чад, Мавритания, Сенегал, Судан, Мали, Уганда, Бурунди, Руанда и Заир (в настоящее время ДРК).

С наступлением XXI века ситуация особо не изменилась. Возникали очаги напряженности в ДРК, Центральноафриканской Республике, Нигере, Кот-д'И-вуаре, Либерии, Чаде, Мали, Нигерии, Гвинее-Бисау, на Мадагаскаре. К 2010 году неразрешенные территориальные проблемы оставались в Судане (в том числе в Дарфуре и Южном Судане), Сомали, Западной Сахаре, восточных провинциях ДРК и районе Великих африканских озер.

Конфликты и очаги напряженности2
Основные энергетические ресурсы, запасы полезных ископаемых, добыча и производство в Африканском регионе
Товарооборот США, Китая и Франции со странами Африканского континента
Военное присутствие США, Франции и Китая на Африканском континенте

Начало 2011 года было отмечено так называемой "арабской весной" -массовыми протестными выступлениями населения, которые зачастую перерастали в вооруженные столкновения против правящих режимов в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока. По заключению большинства зарубежных экспертов, данные события произошли в результате системного кризиса в ряде арабских государств - политического, экономического, социального, идеологического, который развивался на протяжении последних десятилетий.

Вместе с тем на современном этапе геополитического переустройства говорить о каких-либо тенденциях повышения уровня региональной безопасности не приходится. Более того, в условиях нарастания соперничества США и Китая за глобальное доминирование высока вероятность увеличения потенциала конфликтности в богатых природными ресурсами государствах Африки, связанного с перераспределением сфер влияния. Этому способствует целый ряд конфликтогенных факторов, среди которых особо следует отметить тяжелое экономическое положение африканских стран, а также ограниченность их финансовых возможностей. В условиях ускоренной урбанизации населения это приводит к маргинализации молодежи и осложнению криминогенной обстановки, контрабанде, массовым нелегальным поставкам оружия, наркотиков и т. п., что усугубляется высокими темпами прироста населения и неконтролируемой миграцией.

Немаловажным фактором является и этническое мышление, основанное на трайбализме1. Это явление получило развитие в эпоху колонизации, а ныне в условиях этнического калейдоскопа и постоянной межэтнической борьбы за власть оно сохраняет свое отрицательное воздействие на общественные процессы, способствуя консервации национально-племенной обособленности.
Положение усугубляется высокой степенью персонификации власти в странах Африканского континента. Развитие ситуации часто зависит от особенностей поведения лидера, его жизненного и политического опыта, личной мотивации, в частности большей или меньшей склонности к использованию военно-силового аппарата. Многие из них являются выходцами из армейских кругов, и, соответственно, образ действий этих руководителей в кризисных ситуациях сильно отличается от того, который присущ гражданским политикам.

Анализ динамики изменения африканских военных конфликтов и очагов напряженности показал, что за последние десять лет общее их количество возросло более чем в 2 раза (с 50 в 2002 году до 110 в 2012-м).

При этом такой рост обусловлен в основном за счет так называемых очагов напряженности, в которых противоборство осуществляется с использованием действий "невоенного характера" (информационное воздействие, угроза применения военной силы, введение экономических, политических санкций и т. п.). Рост конфликтности связан также с увеличением числа кризисов, для которых характерно спорадическое применение военной силы. В целом это значительно повышает конфликтный потенциал на континенте, так как каждая из таких "болевых точек" в силу воздействия коньюктурных интересов мировых или региональных держав может легко достигнуть эскалации вооруженного насилия.

Сопоставление карты полезных ископаемых и районов образования очагов напряженности на Африканском континенте по состоянию на 2011 год наглядно показывает, что большинство кризисов обусловлено борьбой за доступ к природным ресурсам. При этом вооруженные конфликты могут носить как внутри-, так и межгосударственный характер и быть спровоцированы внешними силами, заинтересованными в доступе и использовании природных ресурсов региона.

В этом плане особое значение имеют углеводородные ресурсы. Растущий спрос на сырье в интенсивно развивающихся азиатских странах кардинально поменял расклад "внешних" сил в регионе. Несмотря на то что Африканский континент является традиционной зоной политических и экономических интересов Франции, Великобритании и США, КНР в последние годы уделяет этому региону повышенное внимание, и в первую очередь по причине наличия там большого количества необходимых ей природных ресурсов. Изложенные в Белой книге КНР 2006 года "Политика Китая в Африке" направления и механизмы реализации стратегического партнерства со странами региона были успешно осуществлены китайским руководством на практике.

Анализ статистических данных Международного валютного фонда по торговому обороту стран Африки показал, что Пекин почти "с нуля" за десять лет захватил африканский рынок сбыта товаров и услуг, вытеснив оттуда Вашингтон и значительно ослабив позиции Парижа. Этому способствует политика, при которой КНР не жалеет средств при продвижении своих экономических интересов и вкладывает крупные инвестиции не только в строительство промышленных объектов, но и в развитие всей сопутствующей инфраструктуры будущего государства-партнера, особо не церемонясь по поводу соблюдения прав человека, уровня демократизации общества и т. п.

Вместе с тем, учитывая невысокую (относительно таких гигантов, как Китай или Индия) емкость рынка сбыта африканских государств, с точки зрения анализа перспектив обострения существующих и возникновения новых конфликтов в регионе более информативным параметром является структура импорта сырьевых ресурсов ведущими внешними игроками. Анализ динамики изменения данною параметра показывает, что, хотя Соединенные Штаты по-прежнему лидируют по объемам импорта из Африканского региона, Китай вплотную приблизился к ним, значительно опередив Францию, которой он уступал еще в 2005 году.

Это свидетельствует о наличии в регионе мощного конфликтогенного фактора, который останется актуальным как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. Более того, есть основания полагать, что события "арабской весны" 2011 года связаны в том числе с усилением позиций Пекина в Северной Африке. Следует отметить, что именно по этой причине Франция была инициатором развязывания военной операции против Ливии в марте 2011 года.

Темпы роста экспорта Китаем из Африки сырьевых ресурсов вынуждают Соединенные Штаты проводить в отношении стран региона более активную политику по отстаиванию своих экономических интересов. Париж тоже сосредоточил свои усилия на создании таких условий, которые бы позволили обеспечить доступ французских компаний к разработке нефтегазовых месторождений, а также продвигать на африканский рынок продукцию своего ВПК.

Однако одних только мер экономического и политического характера западным государствам явно недостаточно. Поэтому вполне можно ожидать наращивание практики использования военного инструмента, обеспечивающего "африканские" экономические интересы Вашингтона и Парижа, тем более что, согласно заявлениям военно-политических лидеров Китая, на современном этапе он не намерен отстаивать свои национальные интересы за рубежом с помощью военной силы.

В 2008 году США сформировали объединенное командование вооруженных сил в африканской зоне, которая включает территории 53 стран. Кроме того, наиболее действенным инструментом распространения американского влияния и контроля являются программы военной помощи, в частности "Международное военное образование и подготовка", реализуемые Вашингтоном в тех африканских государствах, где они имеют экономические интересы.

Обоснованием важности африканского направления внешней политики в общей системе приоритетов военно-политического курса является, по мнению руководства США, неспособность ряда африканских режимов "самостоятельно и надежно контролировать происходящие на континенте процессы", а также рост масштабов организованной преступности, связанной, в частности, с морским пиратством и хищением сырой нефти. Кроме того, особую обеспокоенность Белый дом выражает по поводу возможности использования обширных, слабо контролируемых национальными правительствами территорий континента международными террористическими группировками для организации центров подготовки и баз хранения оружия, а также убежищ для боевиков.

Несмотря на поэтапное сокращение своею военного присутствия в Африке с 8 до 5 тыс. человек, вызванное стремлением сократить расходы на долгосрочное поддержание крупных воинских контингентов, у Франции, в отличие от США, имеется на континенте немало военных баз, размещенных в соответствии с соглашениями о безопасности в Сенегале, Габоне, Кот-д'Ивуаре, Чаде, Буркина-Фасо, Нигере, Центральноафриканской Республике и Джибути. При этом прямое вооруженное вмешательство французских вооруженных сил в апреле 2011 года во внутренний конфликт в Кот-д'Ивуаре, а также проведение в январе 2013-го военной операции "Сервал" по освобождению Мали от исламских экстремистов и восстановлению территориальной целостности своей бывшей колонии свидетельствуют о готовности Парижа отстаивать свои внешнеполитические интересы в Африканском регионе с помощью любых методов, включая силовые, осуществлять свержение неугодных режимов и обеспечивать приход к власти лояльных правительств. Это лишний раз подтверждает тенденцию сохранения взглядов ВПР ведущих зарубежных стран на вооруженные силы как на один из главных инструментов достижения политических и экономических целей.

В своей политике по разрешению конфликтов на Африканском континенте Франция опирается на ряд документов, в том числе на "Белую книгу по вопросам обороны и национальной безопасности" 2013 года. Согласно ей в этом регионе "существуют наиболее серьезные риски и угрозы стратегическим интересам страны", а также на программу "Усиление возможностей африканских государств но поддержанию мира" - RECAMP (Renforcement des capacites africaines au maintien de la paix). Это - французская инициатива, цель которой состоит в обучении и вооружении батальонов по поддержанию мира на региональном уровне. Кроме того, Париж способствовал осуществлению программы "Европейская мирная поддержка" (Facilite de paix européenne), позволившей с 2004 года финансировать операции по поддержанию мира, проводимые Африканским союзом.

Китай оказывает значительную поддержку государствам региона при отстаивании ими своих интересов в ООН и других международных организациях, активно участвует в миротворческой деятельности в качестве посредника при урегулировании отдельных конфликтов (в частности, в суданской провинции Дарфур), а также в составе соответствующих воинских контингентов ООН. В настоящее время китайские "голубые каски" в Африке насчитывают около 1 600 человек (в Западной Сахаре, Демократической Республике Конго, Либерии, Кот-д'Ивуаре, Судане). При этом военное присутствие КНР сводится главным образом к военному сотрудничеству с рядом африканских стран по таким вопросам, как обучение и материально-техническое обеспечение.

В целом анализ интересов, намерений и действий глобальных геополитических субъектов в отношении африканских стран, особенностей их геофизического расположения, наличие природных ресурсов, оценка внутриполитической борьбы и социально-экономического состояния, а также развитие военно-политической обстановки в мире применительно к рассматриваемым странам Африканского континента позволяют сделать вывод о возможном продолжении практики преднамеренного неконтролируемого вмешательства в их внутренние дела со стороны ряда зарубежных государств (особенно США и Франции), направленного на усиление их экономических и политических позиций в регионе. Это, в свою очередь, приведет не только к сохранению существующей зоны нестабильности в данной части света, но и расширению ее географии.

Не исключено, что в ближайшем будущем западные страны обратят внимание на Нигерию, обладающую такими природными богатствами, как нефть, природный газ, олово, железная руда, каменный уголь, свинец, цинк и ниобий, который используется при изготовлении: деталей летательных аппаратов; оболочки для урановых и плутониевых тепловыделяющих элементов; контейнеров для жидких металлов; деталей электролитических конденсаторов; "горячей" арматуры электронных (для радарных установок) и мощных генераторных ламп; коррозионно-устойчивой аппаратуры в химической промышленности. Он применяется также в криотронах - сверхпроводящих элементах вычислительных машин. Ниобий известен и тем, что он используется в ускоряющих структурах большого андронного коллайдера.

Доказанные запасы нефти в Нигерии составляют более 37 млрд баррелей, а газа - 5 трлн м\ что ставит эту страну на второе место в Африке после Ливии по нефти и на седьмое в мире по газу. При этом Ливия и Нигерия находятся в значительном отрыве от остальной нефтяной группы африканских государств: занимающая третье место Ангола имеет всего 1,8 млрд т; Алжир - 1,5 млрд т; Судан - 0,9. Именно эти богатства привлекают внимание стран "развитой демократии". Контроль над ними в условиях общего сокращения запасов природных ископаемых становится не только актуальной задачей, но и "предметом первой необходимости". Вот почему в этом регионе возможны как организация государственных переворотов и терактов, так и прямая военная агрессия.

1 От англ. tribe - "племя". Трайбализм: 1 ) племенной или этнический сепаратизм в обществе, сохраняющем пережитки родоплеменного деления; 2) враждебное отношение в обществе одной этнической группы к другой.

2 По данным германского Гейдельбергского института изучения международных конфликтов (Heidelberg Institute for international Conllict Research).

Зарубежное военное обозрение. - 2013. - №8. - С. 3-9

 

Всего комментариев: 0
avatar