Международно-правовые аспекты использования частных военных компаний (2013)

Капитан 2 ранга Н. Башкиров,
кандидат военных наук

Беспрецедентная масштабность задействования военно-политическим руководством США и стран НАТО частных, негосударственных подрядчиков для решения широкого спектра задач в военных конфликтах последних десятилетий остро поставила вопрос о международной нормативно-правовой базе их деятельности. Данное обстоятельство обусловлено односторонним развитием государственных правовых аспектов использования частных военных компаний (ЧВК) в основном только в США и ЮАР1.

 Частные военные компании выбраны военно-политическим руководством стран Запада в качестве эффективного инструмента стратегии "непрямых действий" (ведения необъявленной войны), сетецентричных и противоповстанческих (антипартизанских) боевых действий ВС США и ОВС НАТО. Значимым является также рассмотрение транснациональными корпорациями ЧВК как одного из основных средств защиты собственных интересов. При этом их бесконтрольная деятельность с точки зрения соблюдения норм международного права превратилась в серьезный фактор, обусловивший многочисленные нарушения прав человека в зонах конфликтов. Одновременно выявилась способность ЧВК решающим образом влиять на региональную стабильность и провоцировать военные конфликты.

Таким образом, к концу 90-х годов прошлого века сложилась ситуация определенного "международного правового вакуума" в сфере задействования ЧВК, которая характеризуется:
- ростом негативного влияния компаний на возможность морального оправдания войны и вооруженных конфликтов, на степень справедливости войны в силу прямой зависимости масштабов нарушений прав человека в ходе военных конфликтов от степени привлечения ЧВК;
- подрывом основополагающих принципов международного гуманитарного права (МГП), в том числе в силу неопределенности юридического статуса персонала ЧВК;
- невозможностью развития договорного процесса по укреплению коллективной безопасности в Европе и других регионах без дальнейшего совершенствования международных законов о ЧВК;
- отсутствием международных правовых норм привлечения наемников согласно основным международно-правовым документам2. С точки фения ряда правовых экспертов. ЧВК - это лишь изощренная форма классического наемничества;
- отсутствием взаимоувязанности государственных правовых основ привлечения наемников в США с МГП и законодательством в области прав человека и др.

Практика использования наемников неоднократно осуждалась на ряде международных конференций, в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН. Так, резолюция Генеральной Ассамблеи ООН "Определение агрессии", принятая в 1974 году, квалифицирует использование иррегулярных сил или наемников, осуществляющих акты применения военной силы против другого государства, как международное правонарушение. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1979 года отмечается, что "наемничество - это угроза международному миру и безопасности и, подобно убийству, пиратству и геноциду, является повсюду преступлением против человечества". В Дополнительном протоколе 1977 года к Женевским Конвенциям о защите жертв войны 1949 года (протокол I) содержится ст. 47 относительно наемников. Документом определено, что наемники не имеют права на статус военнопленных или комбатантов.

В соответствии с Дополнительным протоколом I 1977 года к ст. 47 Женевской конвенции 1949 года "наемник" - это лицо, которое специально завербовано на месте или за границей для непосредственного участия в вооруженном конфликте, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и с такими же функциями из числа личного состава вооруженных сил данной стороны и др. Положения Дополнительного протокола считаются нормами обычного права и. таким образом, обязательны.

ООН рекомендовало запретить использование наемников против национально-освободительных движений. В 1980 году по решению Генеральной Ассамблеи ООН был создан Специальный комитет в составе 33 государств для выработки международной конвенции, в которой намеревалось закрепить обязательства государств по борьбе с наемничеством. Затем в 1989 году ООН приняла Конвенцию о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников, вступившее в силу 12 лет спустя (20 октября 2001-го). По состоянию на декабрь 2003 года в общей сложности 25 государств приняли на себя обязательства, вытекающие из данной Конвенции3, а на февраль 2006-го - 24 государства-участника.

Конвенция 1989 года, в отличие от Дополнительного протокола I от 1977 шла, к категории наемников относит не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и, что существенно важнее - лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности.

Общим выводом, следующим из анализа положений норм МГП, является то, что наемники являются преступниками и подлежат привлечению к ответственности за свою деятельность как таковую. При этом к ответственности должно быть привлечено также государство, использующее наемников в ходе вооруженного конфликта.

Согласно выводам рабочей группы Комиссии ООН по правам человека по вопросу об использовании наемников как средстве нарушения прав человека и противодействия осуществлению права народов на самоопределение, (создана в апреле 2005 года), деятельность ЧВК и их сотрудников представляет собой "серую зону", которая не охватывается Международной конвенцией о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 года.

По оценкам специалистов в области международного права, массированное задействование ЧВК в ходе военных конфликтов в значительной степени препятствует соблюдению таких основополагающих принципов МГП, как различие и пропорциональность.

Принцип различия предполагает разделение участников вооруженных конфликтов на две группы - сражающиеся (комбатанты) и несражающиеся (некомбатанты).

Принцип пропорциональности запрещает нанесение чрезмерного ущерба. Любая военная операция должна соответствовать нормам МГП, которые ограничивают или запрещают использование определенных средств и методов ведения военных действий. Ущерб не должен быть причинен в масштабах больших, чем того требует военная необходимость в сложившихся обстоятельствах.

Согласно положениям современного международного права война может вестись только между ВС государств и не должно наносить ущерба гражданскому населению. Законными участниками войны считаются комбатанты4, и применение оружия возможно только в отношении них. В соответствии с международными нормами, в состав вооруженных сил5 (регулярных и иррегулярных), могут входить части и соединения ВС, милиции (полиции), безопасности, добровольческие отряды, отряды ополчения, личный состав организованного повстанческого движения сопротивления. К числу законно воюющих входят также лица, сопровождающие ВС.

К несражающимся относится личный состав, правомерно находящийся в структуре ВС воюющей стороны, оказывающий ей всестороннюю помощь в достижении успехов в боевых действиях, но не принимающий непосредственного участия в них. В отличие от комбатантов функции некомбатантов сводятся лишь к обслуживанию и обеспечению боевой деятельности вооруженных сил. Несражающиеся не могут быть непосредственным объектом вооруженного нападения противника. В то же время оружие, имеющееся у них, они обязаны использовать исключительно в целях самообороны и защиты вверенного им имущества.

К некомбатантам не должно применяться оружие. Однако если эти лица в силу обстоятельств непосредственно принимают участие в боевых действиях, они становятся комбатантами со всеми вытекающими последствиями. В случае захвата неприятелем на них тоже распространяется режим военного плена (за исключением лиц медицинского и духовного персонала, которые могут продолжать выполнять свои медицинские и духовные обязанности).

Деление вооруженных сил на сражающихся и несражающихся основывается на их "непосредственном участии в боевых действиях" с оружием в руках от имени и в интересах той воюющей стороны, в ВС которой они правомерно включены.

В силу неясности понятия "непосредственного участия в боевых действиях" невозможно четко определить статус персонала ЧВК согласно положениям международного права как комбатантов, некомбатантов или военнопленных в случае захвата противником.

Наемники однозначно не признаются в качестве комбатантов, и определяющим служит факт включения их в состав вооруженных сил. Так, в соответствии с официальными документами ВС США персонал ЧВК не входит в их структуру. ЧВК имеют собственную структуру подчинения и решают поставленные им согласно контрактам задачи через сложную структуру взаимодействия с командованием и подразделениями ВС. Они не имеют также права на статус, которым пользуется личный состав группировки войск (сил) как комбатанты. Персонал ЧВК имеет право на статус военнопленного в международном военном конфликте, только если является лицами, следующими за ВС (сопровождающими подразделения ВС) и отвечают требованиям ст. 13 Гаагской конвенции 1907 года и ст. 4А Женевской конвенции 1949-го.

Однако в соответствии с практикой, принятой в ВС США. персонал ЧВК снабжается идентификационной карточкой и обозначается в качестве "гражданских лиц, сопровождающих вооруженные силы", даже несмотря на то что не входит при этом в структуру подчинения. Но гражданские лица при этом лишены права непосредственного участия в боевых действиях, что чаще всего нарушается по опыту использования ЧВК в военных конфликтах в Ираке и Афганистане.

Частные гражданские подрядчики, управляющие разведывательными и ударным американскими беспилотными летательными аппаратами и информационными системами, нацеленными на разрушение системы связи и управления противника, должны быть уравнены с непосредственными участниками боевых действий с потерей статуса защиты от нападения.

Юридический статус огромного количества частных охранных служб, которые сопровождают дипломатов и гуманитарные организации, обеспечивают безопасность коммуникаций, представителей местной администрации-ставленников США на оккупированных территориях и даже лиц высшего командования ВС США является весьма сомнительным с точки зрения классических различий комбатанта и некомбатанта в международном праве. Таким образом, ЧВК в значительной степени усложняют возможность соблюдения такого принципа МГП, как различие между комбатантами и не комбатантами, в силу размытости статуса сотрудников частных военных компаний.

Принцип различия международного права подрывается и многочисленными проблемами, связанными с осуществлением деятельности ЧВК в зонах конфликтов. Персонал ЧВК не склонен следовать принципу различия, подвергая свою жизнь опасности, поскольку прибыль для них важнее вопроса законности или незаконности объекта нападения. Во всех случаях они открывают огонь в случае малейшего сомнения. Так, в Ираке и Афганистане сотрудники ЧВК не задумываясь применяют оружие при первом же подозрении на атаку со стороны смертников. Мотивы самопожертвования, которые неотделимы от морального статуса профессионального солдата, совершенно чужды наемникам. Возможность осуществления принципа различия весьма сомнительна везде, где только присутствуют ЧВК.

Участие сотрудников ЧВК способствует лишь ухудшению положения с правами человека и оборачивается насилием и убийствами, мародерством, внесудебными расправами, контрабандой оружия и наркотиков, торговлей людьми, терроризмом, плохим обращением с военнопленными6 и др. При этом из-за неясности юридического статуса частных подрядчиков их невозможно привлечь к суду за нарушения прав человека7.
Необходимо выделить активную деятельность Международного комитета Красного Креста (МККК) по разработке и развитию положений МГП, касающихся деятельности частных подрядчиков в рамках военных конфликтов. МККК ведет интенсивную работу по привлечению широкого круга правовых экспертов, заинтересованных правительственных и негосударственных органов, представителей ВПК и руководства крупных ЧВК к обсуждению различных вопросов. Комитет также поддерживает расширенное освещение правовых аспектов деятельности компаний в СМИ.

С точки зрения МККК, негосударственные субъекты, участвующие в военном конфликте, обязаны соблюдать нормы МГП. Статус персонала военных подрядчиков (ЧВК) определяется МГП в каждом конкретном случае, в частности, с учетом характера и условий выполнения возложенных на них функций. МГП определяет подрядчиков, в том числе сотрудников ЧВК, как гражданских лиц. Персонал фирм-подрядчиков (гражданские лица, находящиеся в составе сил) имеет юридический статус не комбатантов, и, независимо от гражданства, подчиняется законам того государства, на территории которого те выполняют работу. Если они не принимают непосредственного участия в боевых действиях, то имеют статус защиты от нападения как гражданские лица. Персонал может быть объектом для нападения, если непосредственно участвует в боевых действиях и только во время такого участия. Они являются также объектами для нападения, если входят в состав регулярных сил ВС государства или являются членами организованных вооруженных групп либо подразделений иод командованием, ответственным перед государством, или иным образом утратили статус своей защиты, как это определяется МГП.

Международный комитет Красного Креста, как независимая и нейтральная гуманитарная организация, выделяет следующие основные факторы, ведущие к стиранию различий между комбатантами и некомбатантами (гражданскими лицами):
- ведение боевых действий в современных локальных конфликтах, как правило, в условиях городской застройки, местах концентрации гражданского населения;
- маскировка комбатантов под гражданских лиц в рамках партизанских, повстанческих действий, гражданских войн;
- выполнение традиционных военных функций ВС частными гражданскими подрядчиками (ЧВК) и др.

По мнению экспертов МККК, лица  рассматриваются как принимающие непосредственное участие в боевых действиях, если их действия наносят военный ущерб одной из сторон конфликта. При этом под военным ущербом понимается взятие в плен, ранение, убийство личного состава, повреждение военных объектов, ограничение маневренности боевых подразделений, нарушение системы тылового обеспечения и коммуникаций.

Военный ущерб (намеренные действия, направленные против одной из сторон конфликта) можно причинить посредством саботажа, возведения баррикад, прерывания электроснабжения РЛС и других военных объектов, применения мин, оружия дистанционного наведения. Электронное вмешательство в работу ЭВМ, нападения на компьютерные сети - также примеры прямого ущерба. Все это расценивается как непосредственное участие в боевых действиях и ведет к потере статуса защиты от нападения.

В отличие от прямого косвенное участие в войне не ведет к потере статуса защиты и включает, например, производство и поставку ВВТ, строительство линий коммуникаций и объектов инфраструктуры, предоставление финансовой, административной и политической поддержки.

Эксперты ООН по правам человека полагают, что если сотрудники частных военных компаний непосредственно участвуют в боевых действиях, то они являются наемниками.

Подобное положение в сфере международного права вынудило США и Великобританию активизировать усилия по легализации наемничества и разработке международного свода норм в интересах урегулирования мирового рынка услуг ЧВК и оказания содействия национальным компаниям.

В первом десятилетии XXI века появились правовые инициативы по усилению контроля за деятельностью ЧВК со стороны правительства Великобритании (Green Рарег-2002) и швейцарского правительства совместно с организацией Международного Красного Креста (2006)8 (так называемая "швейцарская инициатива").

Данные инициативы изначально были направлены на:
- создание единого международного органа (секретариата) контроля за деятельностью ЧВК, имеющего право на запрет их деятельности в "странах-агрессорах" и других государствах с возможным лишением их лицензии на деятельность в качестве меры наказания;
- установление международного кон фоля режима лицензирования ЧВК;
- мониторинг международных органов за деятельностью ЧВК с разработкой соглашений между странами, имеющими такие компании.

Предполагалось, что функции международного органа(секретариата) контроля за деятельностью ЧВК могли бы состоять в рассмотрении жалоб на компании в случае возникновения инцидентов, ведении учета персонала ЧВК, осуществлении проверок подписываемых контрактов, а также в проведении сборов возможных финансовых штрафов.

Согласно позиции США и Великобритании в рамках "швейцарской инициативы" предполагается создание трех рабочих групп, включающих британских дипломатов и служащих МО США, которые определят структуру, источники финансирования и состав директоров будущего международного секретариата. В работе международного органа должны принять участие представители американского государственного департамента, Пентагона, а также ведущих американских и британских ЧВК.

Международный орган будет наделен полномочиями по проведению международных инспекций и правами по изъятию у компаний разрешений на реализацию профессиональной деятельности. Предполагается, что штаб-квартира будет размещена в Женеве.

Данные инициативы на сегодня завершились принятием "Документа Монтре"9 в 2008 году и "Международного кодекса поведения частных охранных компаний" в 2010-м, к которому к 1 февраля с. г. года уже присоединились и подписали более чем 592 ЧВК из 70 стран: 367 компаний (62 %) из 20 членов НАТО (в том числе из Великобритании - 199, США - 62).

В результате положено начало легализации наемничества через тесное увязывание международных правовых основ привлечения наемников с международным гуманитарным правом и законодательством в области прав человека. Открыт официальный путь к легализации наемничества на международном уровне, тогда как до недавнего времени МГП относило наемничество к преступлению.

Выполнение норм данного Международного кодекса - обязательное условие для заключения любых контрактов по предоставлению частных военных услуг на международном уровне. Вашингтон и Лондон уже предпринимают шаги по скорейшему внедрению Кодекса в основные ЧВК. Например, в июне 2011 года МИД Великобритании поставило перед английской Ассоциацией частных предпринимателей воздушно-космической обороны и безопасности (Aerospace, Defenee&Security-ADS) задачу по приведению всех предприятий отрасли в соответствие с нормами данного документа.

"Документ Монтре" и "Международный кодекс поведения частных охранных компаний" не имеют обязательной юридической силы и носят рекомендательный характер. Они не являются ограничивающими, ущемляющими, расширяющими или изменяющими каким-либо образом существующие применимые нормы международного права или соответствующих национальных законов либо устанавливающими, развивающими новые обязательства по международному нраву. Отмечается, например, что Кодекс лишь дополняет и не заменяет контроль со стороны компетентных органов, не возлагая никаких юридических обязательств и никакой юридической ответственности на компании, подписавшие его, помимо тех, которые существуют в соответствии с национальным законодательством или международным правом. Их содержание базируется на двух основных моментах:
- Передача полномочий на выполнение определенных задач подрядчикам не освобождает государства от ответственности.
- Государство, использующее ЧВК, должно обеспечивать и гарантировать соблюдение компаниями норм МГП и прав человека.
- Государства не должны, по возможности, позволять частным подрядчикам принимать непосредственное участие в военных действиях.

"Документ Монтре" содержит 70 рекомендаций по регулированию деятельности частных подрядчиков в зонах военных конфликтов и контролю за соблюдением ими норм международного права. В документе различаются три группы государств: государства-контрагенты; государства территориальной юрисдикции (на территории которых действуют ЧВК); государства происхождения (принадлежности, регистрации, местонахождения головного офиса). Все они несут ответственность за нарушение МГП, стандартов в области прав человека или иных норм международного права, совершенных ЧВК и их персоналом. Эти страны обязаны предоставлять возмещение за нарушение норм МГП и стандартов в области прав человека в результате противоправного поведения персонала ЧВК, когда такое поведение вменяется в вину государству согласно обычному международному праву в области ответственности государств.

В "Документе Монтре" используется понятие "частные военные и охранные компании" (ЧВОК), которое определяется следующим образом. ЧВОК - "частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные или охранные услуги, независимо от того, как они себя характеризуют. Их услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей, объектов, техническое обслуживание и эксплуатацию боевых комплексов, содержание под стражей заключенных, консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников".
МГП косвенно запрещает использование ЧВК для выполнения функций, которые прямо вменяются государству или органу власти, например, содержание лагерей военнопленных либо интернированных гражданских лиц в соответствии с Женевскими конвенциями.

Обязанности государств по "Документу Монтре" состоят в пресечении нарушений МГП ЧВОК, в том числе посредством административных, дисциплинарных и судебных санкций. Они обязаны принимать надлежащие меры для пресечения и расследования нарушений ЧВОК и их персонала. В числе обязательств этих стран принятие любых законов, необходимых для обеспечения требуемых уголовных санкций в отношении лиц, совершивших или приказавших совершить серьезные нарушения Женевских конвенций. Кроме того, они обязаны осуществлять поиск таких лиц и привлекать их, независимо от их гражданства, к ответственности в своих судах или передавать их для судебного преследования другим государствам или международному уголовному трибуналу.

В законодательстве государств должна быть установлена уголовная (корпоративная) гражданско-правовая ответственность в отношении преступлений по международному праву и национальному законодательству, совершаемых ЧВОК и их персоналом, в том числе за рубежом.

Государства территориальной юрисдикции должны требовать от ЧВОК получения разрешения на оказание услуг Также они должны установить ответственный орган, компетентный выдавать разрешение и выделить надлежащие ресурсы и подготовленный персонал для выдачи разрешений. Условием выдачи разрешения ЧВОК должно быть предоставление залога, который будет конфискован в случае ненадлежащего поведения или несоблюдения положений разрешения при условии, что ЧВОК была реально предоставлена возможность оспорить утверждения и устранить проблемы.

Одним из условий получения разрешения может быть ограничение максимального числа сотрудников ЧВОК и единиц оборудования, которое необходимо для оказания услуг. При нарушении условий оно может быть отозвано, приостановлено или ЧВОК направлено уведомление о возможном отзыве либо приостановлении разрешения с указанием конкретных нарушений. Может быть наложен запрет на повторную подачу заявки на получение разрешения в будущем или в течение определенного периода времени. Также могут быть предусмотрены финансовые санкции.

Государства происхождения (принадлежности, регистрации, местонахождения головного офиса) обязаны создать разрешительную систему и ввести оперативное лицензирование (в течение ограниченного и возобновляемого периода времени) и лицензирование специальных услуг, а также правила экспорта и возврата оружия и боеприпасов ЧВОК.

Государства территориальной юрисдикции, как и государства происхождения, обязаны осуществлять контроль за соблюдением положений выдаваемых разрешений, в том числе через связи с государствами-контрагентами.

"Документ Монтре" определяет также обязанности персонала ЧВОК и возможность его судебного преследования за совершение действий, квалифицируемых в качестве преступления по применимому национальному или государственному праву.

Согласно "Международному кодексу поведения частных охранных компаний" под частными охранными компаниями (ЧОК) и частными поставщиками услуг в области безопасности понимаются любые компании, коммерческая деятельность которых включает оказание охранных услуг от своего имени либо от имени другого лица, независимо от того, как такая компания себя характеризует. Под "охранными услугами" понимается охрана и защита (вооруженная или невооруженная) лиц и объектов (транспортные колонны, сооружения, конкретные помещения, объекты недвижимости и др.) либо любая другая деятельность, требующая ношения или использования оружия персоналом компании при исполнении своих функций.

При подписании Кодекса ЧОК обязуется создать в течение 18 месяцев механизмы внешнего контроля, которые должны осуществлять сертификацию компании, аудит и мониторинг деятельности в районах военных конфликтов, а также принимать соответствующие меры в случае нарушения Кодекса. Кроме того, компании, подписавшие Кодекс, обязаны:
- разработать внутренние процедуры выполнения требований в соответствии с принципами Кодекса и стандартами, вытекающими из него, и/или представить их;
- после создания механизма управления и надзора получить сертификат и на постоянной основе проводить независимые аудиторские проверки посредством этого механизма;
- обеспечить соблюдение Кодекса в качестве составной части контрактных соглашений клиентами, персоналом, субподрядчиками или другими сторонами, предоставляющими охранные услуги по договорам с ними;
- придерживаться настоящего Кодекса даже в тех случаях, когда он не включен в контрактное соглашение с клиентом.

В январе 2013 года существующим временным комитетом Кодекса представлена вторая его редакция, в части касающейся контроля и мониторинга деятельности ЧВК, с целью создания в 2013-м и запуска соответствующего механизма контроля и мониторинга, который охватит сертификацию ЧВК, аудит, отчетность о деятельности, инцидентах и преступлениях.

Таким образом, следующим этапом развития международной нормативно-правовой базы деятельности частных военных подрядчиков может стать создание международного управляющего органа при главенствующей роли в нем США и Великобритании. Данный орган должен взять на себя функции внешнего мониторинга и контроля деятельности ЧВК.

Разработка механизмов контроля на государственном и международном уровне ведется и по линии Женевского центра по демократическому контролю за ВС (Geneva Centre for the Democratic Control of Armed Forces), в частности, в рамках его "Программы приватизации безопасности" (Privatization of Security Program. PSP), a также по линии Женевской академии гуманитарного права и прав человека в тесном сотрудничестве с правительственными и парламентскими органами различных стран, международными и негосударственными организациями.

В то же время существует альтернативный проект развития международной нормативно-правовой базы ЧВК, предполагающий отказ от развертывания международных органов контроля и полное возложение ответственности за контроль за их деятельностью на государственные органы власти С принятием соответствующей конвенции регулирования деятельности ЧВК ООН. Это обусловлено тем, что в настоящее время можно вести речь о глобальной сети частных военных компаний в мире, подобных любой создающейся как национальная ЧВК, поскольку она работает ради денег, вынуждена действовать против собственной государственности и своего народа в случае выполнения заказов военно-политического руководства стран Запада, как это и происходит в зонах военных конфликтов.

Следует учесть, что законы страны, на территории которой находятся группировки вооруженных сил. многонациональные миротворческие контингенты, а также международные договоры и соглашения способны оказать непосредственное влияние на масштабы и возможность использования ЧВК следующим образом:
- предусматривая возможное первоочередное использование ресурсов страны пребывания и только затем - внешних подрядчиков;
- ограничивая список компаний, которые могут быть привлечены в качестве подрядчиков;
- вводя дополнительные обязательства в стране пребывания (таможенный досмотр, пошлины, регистрация автотранспорта, ограничения по перемещению и перевозкам, почтовые ограничения, правила найма местной рабочей силы);
- налагая в ряде случаев полный запрет на использование подрядчиков и др.

Таким образом в последнее время ведущими странами Запада, в особенности США и Великобританией, предприняты масштабные усилия по юридическому обоснованию в рамках международного права широкого задействования частных подрядчиков в вооруженных конфликтах. Задачей ставится полный контроль мирового рынка услуг ЧВК посредством создания единого международного органа лицензирования, мониторинга и аудита деятельности частных компаний в зонах боевых действий. Принятие "Документа Монтре" и "Кодекса поведения" следует рассматривать в качестве первого шага в решении этой задачи. Имея развитую государственную нормативно-правовую базу урегулирования деятельности частных подрядчиков, страны Запада во главе с США стремятся получить все преимущества эффективного инструмента геополитической конкуренции, контроля и влияния па военно-политическую ситуацию в мире и защиты глобальных интересов транснациональных кампаний, каковыми выступают ЧВК. В перспективе возможно появление международных наемных вооруженных сил, фактически выведенных из-под юрисдикции какого-либо государства как юридических лиц, основным предназначением которых станет защита интересов крупных транснациональных корпораций.

1 В США предоставление военных услуг регулируется "Законом о контроле над экспортом вооружений", согласно которому государственный департамент лицензирует ЧВК для работы за рубежом и контролирует деятельность фирмы по выполнению контракта. При этом сделки, стоимость которых превышает 50 млн долларов, подлежат одобрению конгрессом США.
В ЮАР деятельность ЧВК лицензируется национальным комитетом но контролю над обычными вооружениями согласно "Закону о регулировании иностранной военной помощи" (1998 год, "Акт о наемниках").

В отдельных странах, например России и Украине, наемничество является уголовно преследуемым.

2 Среди них:
- Женевская конвенция 1949 гола и статья 47 дополнительного протокола к ней 1977 года;
- Конвенция ОАЕ 1977 года об уничтожении наемничества в Африке:
- Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и подготовкой наемников (1989).

3 Азербайджан, Барбадос, Беларусь. Бельгия, Гвинея, Грузия, Италия, Камерун, Катар, Кипр, Коста-Рика, Ливийская Арабская Джамахирия, Мавритания. Мали. Мальдивские Острова. Саудовская Аравия. Сейшельские Острова, Сенегал, Суринам, Того. Туркменистан, Узбекистан, Украина, Уругвай и Хорватия. Еще девять государств тогда подписали, но не ратифицировали Конвенцию (Ангола, Германия, Демократическая Республика Конго. Конго. Марокко. Нигерия. Польша, Румыния и Югославия).

4 Комбатантами называются лица, входящие в состав ВС, находящихся в конфликте сторон, и имеющие право принимать непосредственное участие в боевых действиях (п. 2 ст. 43 Дополнительного протокола 1 1977 года). Они непосредственно ведут боевые действия против неприятеля с оружием в руках и только к ним применимо военное насилие, вплоть до физического уничтожения. Попав в руки неприятеля, они становятся военнопленными.

5 Согласно Дополнительному протоколу I к Женевским конвенциям 1949 гола ВС воюющих сторон "состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся пол командованием лица, ответственного перед пой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью, не признанными противной стороной. Такие ВС подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов" (п. 1 ст. 43).

6 Так, сотрудники ЧВК CAEL International и Titan широко использовали пытки и бесчеловечное обращение с узниками тюрьмы Абу-Грейб. Причем никто из них не предстал перед судом.

7 Например, в 2004 году руководитель временной администрации в Ираке Пол Бремер подписал приказ № 17 (Coalition Provisional Authority Order 17), в соответствии с которым подрядчики США (в том числе сотрудники ЧВК) получали неприкосновенность - они не могли быть привлечены к ответственности за совершенные ими преступления на территории Ирака в соответствии с законодательством Ирака.

8 Данная инициатива при ее принятии поддержана Австралией. Австрией. Анголой, Афганистаном, Великобританией. Германией. Ираком. Канадой, Китаем. Польшей. Сьерра-Леоне, США, Францией, Швецией. Украиной и ЮАР.

9 "Документ Монтре" излагает соответствующие международно-правовые обязательства и передовые практические методы государств, касающиеся функционирования частных военных И охранных компаний (ЧВОК) в период вооруженного конфликта.

Зарубежное военное обозрение. - 2013. - №8. - С. 10-18

 

Всего комментариев: 0
avatar