Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Преступность в вооруженных силах Польши (2017)

Майор С. Бахтеев,
Р. Крючков

Последнее десятилетие XX века было ознаменовано ростом организованной преступности во всех странах бывшего социалистического лагеря, чему способствовали политическая нестабильность и ослабление государственных институтов, а также кризисные явления в экономике, последовавшие после смены социально-экономической формации. Польша не стала исключением, при этом криминальные элементы активно проникали в вооруженные силы - Войско Польское (ВП). преследуя преступные цели.

В начале 2000-х годов особенно остро стоял вопрос инфильтрации в ряды ВП наркоторговцев и членов уличных банд, зачастую направляемых своими главарями для получения опыта обращения с оружием, а также похищения оружия и боеприпасов. Так, по заявлению генерала Е. Словинского, занимавшего в тот период должность главного коменданта военной жандармерии, в 2003 году командование располагало информацией о делегировании в Войско Польское представителей организованных преступных группировок (ОПТ), которые обеспечивали кражи оружия и взрывчатых веществ.

В том же году состоялся резонансный судебный процесс над офицерами войсковой части, дислоцированной в районе Бемово, (г. Варшава). Однако ни одному из фигурантов дела не удалось предъявить обвинения в пособничестве преступникам, несмотря на то что без участия данных военнослужащих кража 75 пистолетов была бы невозможна.
Кроме получения опыта обращения с оружием и возможности его похищения воинские части Войска Польского привлекали представителей ОПТ в качестве перспективного рынка сбыта наркотических веществ. Так, в июне 2003 года в Интернете появились сообщения об издевательствах над молодыми военнослужащими и вечеринках с проститутками, распитием алкоголя и употреблением наркотиков, снятых скрытой камерой в казарме одного из подразделений 11-й бронекавалерийской дивизии (г. Жагань).

Среди участников этих правонарушений были члены уличных банд, призванные на военную службу в ВП, которые свободно занимались распространением наркотиков на территории воинской части, привлекая к преступной деятельности военнослужащих по контракту, организовывавших за отдельную плату хранение краденого, в том числе угнанных автомобилей, на территории военных городков.

Исследования, проведенные в середине 2000-х годов входящим в состав министерства обороны Польши военным бюро социологических исследований (в настоящее время - военное бюро общественных исследований), показали, что до 40% польских военнослужащих регулярно употребляло наркотики.

Прямым результатом подобной ситуации с криминализацией ВП стал низкий уровень морально-психологического состояния польских солдат и офицеров, задействованных с марта 2002 года для решения боевых задач в Афганистане в составе Международных сил содействия безопасности. Так, к сентябрю 2004 года более 200 из них были госпитализированы с различного рода психиатрическими расстройствами.

Неадекватным поведением, вызванным, возможно, употреблением наркотиков либо воздействием посттравматического синдрома, объясняется инцидент в афганской деревне Нангар Хел (провинция Пактика), произошедший 16 августа 2007 года. Вблизи нее в результате подрыва самодельного взрывного устройства была выведена из строя боевая бронированная машина (ББМ) "Росомаха" польского контингента.

Через несколько часов после этого патруль, состоявший из военнослужащих 18-го воздушно-десантного батальона 6-й воздушно-десантной бригады ВП, обстрелял деревню из крупнокалиберного пулемета и 60-мм миномета. В результате атаки были убиты шесть мирных жителей, в том числе беременная женщина и трое детей, еще трое гражданских лиц получили тяжелые ранения. В ходе последующего разбирательства сослуживцы участвовавших в нападении военнослужащих заявляли, что те, отправляясь на боевой выход, были в состоянии эмоционального возбуждения и говорили, что "едут пострелять в деревне".

К уголовной ответственности по данному инциденту были привлечены семь военнослужащих Войска Польского: два офицера, два сержанта и трое рядовых. Следствие шло в течение семи с половиной лет, несколько раз дело возвращалось на доследование. В итоге в феврале 2016 года решением военной коллегии Верховного суда в Варшаве лишь трое обвиняемых получили условные сроки наказания от двух до шести лет за неосторожное обращение с оружием и халатное отношение к исполнению приказов.

В настоящее время с переходом Войска Польского с 1 января 2010 года на систему комплектования по контракту и глубокой4 интеграцией ВП в военную структуру НАТО криминогенная обстановка в вооруженных силах страны по сравнению с 1990-ми и началом 2000-х улучшилась. По сообщению военного бюро общественных исследований, исчезла так называемая дедовщина - моральное и физическое издевательство солдат старших призывов над младшими. Были ликвидированы крупнейшие банды, зародившиеся сразу после падения социалистического режима в 1989 году и регулярно отправлявшие своих членов в Войско Польское на "стажировку".

Основная заслуга в этом деле принадлежит военной жандармерии, созданной в 1990 году, однако долгое время имевшей неопределенный юридический статус. Только в августе 2001 года польский сейм принял закон о военной полиции и военных правоохранительных органах, закрепивший правовое положение данного органа, а также регламентирующий его функции.

В полномочия военной жандармерии, в частности, входят:
- поддержание воинской дисциплины и общественного порядка;
- пресечение случаев нарушения воинской дисциплины и общественного порядка;
- сбор и обработка информации о состоянии правопорядка в вооруженных силах наряду с выработкой мер по противодействию правонарушениям;
- ведение оперативно-розыскной работы;
- расследование преступлений, поддержка обвинения в суде согласно положениям уголовного и налогового кодексов;
- поиск обвиняемых в совершении преступлений и иных правонарушений, пропавших без вести военнослужащих, вооружения, боеприпасов, взрывчатых веществ, прочего военного имущества, а также документов ограниченного доступа;
- охрана места преступления и сбор улик, подготовка экспертных и судебно-медицинских заключений}'
- контроль над дорожным движением;
- проверка правомерности ношения военной формы одежды, знаков различия и оружия военнослужащими, а также их нахождения вне расположения воинских частей;
- проверка правильности ношения военной формы одежды и знаков различия военнослужащими;
- выполнение фельдъегерских задач;
- силовое задержание подозреваемых в совершении преступлений;
- обеспечение правопорядка в ходе массовых мероприятий на территории расположения воинских частей и объектов военной инфраструктуры;
- обеспечение деятельности военных судов;
- охрана и обороны мест хранения вооружений и военной техники, а также прочего военного имущества.

Однако, несмотря на определенные достижения в области декриминализации ВП и обеспечения правопорядка, все еще имеют место резонансные преступления с участием польских военнослужащих. Так, в 2016 году только в Варминьско-Мазурском воеводстве военная жандармерия завела 89 уголовных дел, в том числе против банды из г. Рацибуж, состоявшей из военнослужащих 6-го воздушно-десантного батальона 6-й воздушно-десантной бригады, расположенного в г. Гливице (Силезское воеводство), и полицейских местного управления внутренних дел.

Для задержания преступников, обвиняемых в изготовлении и распространении наркотиков, торговле оружием и вымогательстве денег, была проведена специальная операция, в ходе шторой они оказали сопротивление. При обыске у задержанных были найдены оружие, подготовленное к дальнейшей продаже, а также готовые наркотики и полуфабрикаты для их изготовления. Полицейские, входившие в состав ОПГ, снабжали подельников информацией о ходе оперативно-розыскных мероприятий, а военнослужащие занимались физической защитой и распространением наркотиков среди сослуживцев.

Помимо дела рацибужской банды широкий резонанс в польском обществе вызвал инцидент, произошедший в ночь с 15 на 16 сентября 2016 года в одном из отелей г. Гижицко (Варминьско-Мазурское воеводство). Трое старших офицеров 15-й механизированной бригады, расположенной в этом городе, находясь в нетрезвом состоянии, злостно нарушали общественный порядок. Приехавший по вызову сотрудников отеля наряд полиции был избит, при этом травмы получили двое женщин-полицейских.

Военнослужащих удалось задержать только второму наряду полиции, подоспевшему на помощь коллегам. В ходе расследования инцидента обвинение в нанесении телесных повреждений средней тяжести представителям власти предъявлено трем офицерам управления данного соединения, в том числе заместителю командира бригады полковнику Петру Бенеку.

Особое внимание СМИ и общественности это событие привлекло по той причине, что полковник П. Бенек является сыном генерала Мечислава Бенека - высокопоставленного польского военачальника, бывшего в 2004 году командиром многонациональной дивизии в Ираке и занимавшего перед выходом в отставку в 2014-м должность заместителя командующего стратегическим командованием НАТО.

Следствие на данный момент не завершено, офицеры освобождены от занимаемых должностей. Военная жандармерия настаивает на увольнении со службы данных военнослужащих и привлечение их к уголовной ответственности с наказанием в виде лишения свободы на срок до трех лет.

Наряду с этим отмечаются случаи проникновения радикальных националистов и неофашистов в ряды Войска Польского. Так, в 2013 году в Интернете появилась информация о рядовом батальона почетного караула ВП Тобиасе Левандовском, имеющем тесные связи с праворадикальным движением, причем не только в Польше.

На одном из польских антифашистских интернет-ресурсов были размещены фотографии, на которых военнослужащий запечатлен вместе с лидерами ряда европейских неофашистских партий. Анализ страницы Т. Левандовского в социальной сети "Фейсбук" свидетельствует о том, что он является активистом националистической организации "Народно-радикальный лагерь" (Oboz Narodowo-Radykalny - ONR). В его профиле размещены фотоматериалы с различных мероприятий, проводимых ONR, а также со встреч европейских националистов, в том числе с участием членов итальянской ультраправой неофашистской партии "Новая сила" (Forza Nuova - FN) и движения испанских скинхедов "Кровь и ужас" (Blood & Honour).

Это не единичный случай связи националистов и польских военнослужащих. Так, на заре зарождения ONR адмирал в отставке Марек Точек принимал участие в обучении так называемой охраны марша независимости - группы радикальных националистов, которая должна обеспечивать безопасность своих единомышленников в ходе шествий и прочих мероприятий.

Таким образом, переход на контрактную систему комплектования Войска Польского и, следовательно, более тщательный отбор кандидатов на замещение должностей рядового и подофицерского (сержанты и прапорщики) состава, а также укрепление института военной жандармерии позволили декриминализовать вооруженные силы страны. Была пресечена практика инфильтрации в войска членов организованных преступных группировок с целью распространения наркотиков среди сослуживцев, завладения оружием и боеприпасами. Случаи участия военнослужащих в ОПТ стали носить единичный характер и вызывают широкий резонанс в обществе, как, например, дело рацибужской банды.

Наиболее распространенными правонарушениями являются причинение телесных повреждений, в том числе в состоянии алкогольного опьянения, а также финансовые преступления и растраты. В целом в настоящее время ситуация с преступностью в Войске Польском и проникновением в его ряды радикальных элементов не отличается от аналогичной ситуации и в вооруженных силах других стран НАТО.

Зарубежное военное обозрение. 2017, №5 С. 31-34

 


СМОТРИ ПО ТЕМЕ:
Категория: Польша | Добавил: pentagonus (18.06.2017) | Автор: Майор С. Бахтеев
Просмотров: 308 | Теги: С. Бахтеев, ВС Польши, преступность | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar