Взгляды руководства НАТО на формирование и применение коалиционных амфибийно-десантных сил (2021)

Капитан 1 ранга С. Буров

Североатлантический союз наращивает военные возможности в интересах сдерживания Российской Федерации. Одним из приоритетных направлений деятельности блока является укрепление потенциала объединенных ВМС (ОВМС), прежде всего за счет внедрения новых подходов к формированию и применению коалиционных амфибийно-десантных сил (АДС), а также повышения их боеспособности.

По взглядам руководства НАТО, создание Россией зон ограничения (воспрещения) доступа (ЗОВД) на наиболее важных операционных направлениях усложнит развертывание группировок объединенных вооруженных сил (ОВС) НАТО на "восточном фланге" блока в угрожаемый период. Наиболее уязвимыми от российского высокоточного оружия большой дальности являются наземные военные коммуникации. Кроме того, сложность и длительность процедур согласования разрешений на пересечение воинскими эшелонами (колоннами) границ внутри Европы ставят под сомнение возможность быстрого реагирования. В связи с этим многократно возрастает роль экспедиционных формирований ОВМС блока.

В настоящее время свои амфибийно-десантные формирования для ОВС альянса предоставляют Великобритания, Испания, Италия, Нидерланды, США и Франция. Они могут выделить в состав сил первоочередного задействования (СПЗ) НАТО от тактической группы, созданной на основе двух батальонов, до усиленной бригады. Возможности европейских союзников по предоставлению десантных кораблей варьируются между двумя и пятью единицами. Соответствующие ресурсы США значительно превосходят эти показатели.

Несмотря на то что СПЗ НАТО являются наиболее боеготовым ядром ОВС альянса, в состав его морского компонента входит только одна амфибийно-десантная группа (АДГ, до трех десантных кораблей и батальон морской пехоты - МП). На нее возлагается решение отдельных боевых задач на приморских направлениях в отрыве от основных баз снабжения в течение не менее 30 суток.

В Брюсселе полагают, что в современных условиях роль амфибийно-десантных сил в составе СПЗ НАТО необходимо усилить. В частности, целесообразно увеличить на национальном уровне количество данных формирований, соответствующих единым коалиционным стандартам, сократить сроки их готовности к развертыванию, повысить эффективность применения на начальном этапе возникновения вооруженного конфликта. При этом предусматривается задействование части сил в нанесении удара по объектам противника в интересах преодоления ЗОВД.

По взглядам военных экспертов альянса, увеличение количества национальных амфибийно-десантных формирований в долгосрочной перспективе даст возможность создать оперативное соединение ОВМС, которое, используя американские суда (плавбазы) передового базирования и ударные средства коалиционной группировки, сможет самостоятельно провести морскую десантную операцию (МДО). Потенциал соединения позволит осуществить вторжение с моря, захватить плацдарм на побережье, обороняемом противником, обеспечить наращивание группировки войск (сил) с целью последующего наступления. Необходимым условием для начала МДО является прорыв ЗОВД и свобода действий наступательной группировки войск (сил).

При этом руководство НАТО в интересах сокращения потерь и предотвращения затягивания сроков проведения подобных операций в дальнейшем будет стремиться совершенствовать способы применения АДС и повышать их боеспособность.

Основными средствами для нанесения ударов по береговым целям останутся крылатые ракеты морского базирования "Томахок", а также авиация флота и МП. Ее ударные и огневые возможности планируется повысить за счет дальнейшей реализации программы принятия на вооружение ВС европейских стран американских тактических истребителей пятого поколения F-35B/C "Лайтнинг-2".

Так, в ходе похода авианосной ударной группы (АУГ) ВМС Великобритании (в составе многоцелевого авианосца "Куин Элизабет", двух эсминцев УРО проекта 45, двух фрегатов проекта 23, многоцелевой атомной подводной лодки и вспомогательных судов) в Северное море и северо-восточную часть Атлантического океана в сентябре-октябре прошлого года корабли АУГ участвовали в учении "Джойнт уорриор-2020/2", в рамках которого были отработаны вопросы ведения боевых действий по завоеванию господства на море, защиты прибрежных морских коммуникаций, установления военно-морского контроля над судоходством, а также высадки морского десанта с кораблей на побережье комбинированным способом. Кроме участия АВМ "Куин Элизабет" в ходе совместного с ОВМС НАТО учения проведен ряд тренировок с авиацией американской морской пехоты. Эскадрильи истребителей F-35B из состава 3-го авиакрыла МП США (АвБ Мирамар, штат Калифорния) и 617 ибаэ (АвБ Мархам) ВВС Великобритании отработали вопросы завоевания господства в воздухе, организации противовоздушной обороны корабельного соединения, а также оказания огневой поддержки боевым кораблям и морской пехоте.

Наращивать наступательные и оборонительные возможности ВМС США и их союзников планируется за счет реализации концепции "Распределенная огневая мощь". Она была разработана Соединенными Штатами в качестве ответа на увеличивающиеся способности других стран по ограничению (воспрещению) доступа на театры военных действий (ТВД). Принято решение повысить ударные возможности фрегатов УРО типа "Фридом" и "Индепенденс", оснастив их противокорабельными ракетами с дальностью стрельбы более 180 км. Боевые особенности таких кораблей будут активно использоваться в ходе амфибийных операций, прежде всего для уничтожения надводных целей небольшого водоизмещения, ведения противоминных действий и борьбы с подводными лодками. Кроме того, планируется применять необитаемые подводные и автономные надводные аппараты, а также БПЛА, которые намечено принять на вооружение до 2025 года.

Так, с 2016 года продолжается реализации программы STUAS (Small Tactical Unmanned Aircraft System), в рамках которой на вооружение МП США поступает тактический БПЛА большой продолжительности полета RQ-21A "Блэк Джек". Аппарат предназначен для ведения видовой воздушной разведки, выдачи целеуказания и ретрансляции сигналов связи при обеспечении боевых действий подразделениями и частями МП на удалении до 100 км.

Основным разведывательным оборудованием БПЛА RQ-21A является оптико-электронная система "Мульти-8000", установленная в носовой части фюзеляжа на гиростабилизированной платформе. Система включает две инфракрасные камеры разных диапазонов длин волн, цифровую дневную телевизионную камеру и лазерный дальномер-целеуказатель. Дополнительной полезной нагрузкой, размещаемой в отсеках фюзеляжа или на пилонах крыльев, можгут быть радиолокационная станция с синтезированной апертурой антенны "НаноСАР" и аппаратура ретрансляции сигналов связи.

Компактная РЛС "НаноСАР" работает в диапазоне частот 8-12 ГГц и потребляет мощность от 10 до 25 Вт. В ней реализованы режимы маршрутной съемки и селекции движущихся целей. Дальность действия станции 3 300 км, линейное разрешение на местности 35 см.

В состав комплекса с БПЛА RQ-21A "Блэк Джек" ВМС США входят: три аппарата (пять - для подразделений морской пехоты), станция управления (две - для МП), взлетно-посадочное оборудование, комплект запасных частей и принадлежностей. Аппарат может запускаться с площадок ограниченных размеров, с палубы кораблей при допустимой скорости ветра до 15 м/с. Запуск БПЛА, оснащенного поршневым двигателем (мощность 6 кВт) осуществляется с пневматической катапульты. Для его приземления используется устройство "Скай Хук".

Текущими планами предусмотрена закупка 56 комплексов (из них 32 - для подразделений МП), которые заменят состоящие на вооружении аппараты "Скэн Игл".

Еще одна реализуемая в настоящее время американская концепция "Морское базирование" предусматривает оперативное развертывание группировок ВС США на океанских и морских ТВД, а также создание плавучих морских баз, способных решать различные задачи, в том числе проводить амфибийно-десантные операции. Основным преимуществом последних, если сравнивать их с наземными, является возможность развертывания в любом районе Мирового океана без поддержки береговой инфраструктуры. Плавучие морские базы включают десантные корабли, корабли охранения и подводные лодки, суда заблаговременного складирования и тылового обеспечения, а также десантно-высадочные средства (ДВС).

Важная роль в ходе амфибийных операций отводится судам заблаговременного складирования.

Они сведены в две эскадры (о. Диего-Гарсия, арх. Чагос, и о. Гуам, Марианские о-ва). На судах каждой из них находятся военная техника и запасы материальных средств, которые обеспечат ведение боевых действий экспедиционной бригады МП численностью до 16 тыс. человек.

Плавбазы передового базирования типа "Монтфорд Пойнт" предназначены для перегрузки ВВТ с транспортных судов на ДВС, что значительно ускоряет выгрузку тяжелой техники и десанта на необорудованное побережье.

Новая национальная концепция развития ВС США (2019) под условным наименованием "Фос дизайн-2030" предполагает использование в дальнейшем высокомобильных амфибийно-десантных сил без тяжелого вооружения. В связи с этим основные боевые танки М1А1 "Абрамс" будут выведены со складов морской пехоты американских ВМС в Норвегии (в районе г. Тронхейм, 395 км севернее г. Осло). В новом облике огневую поддержку подразделений будут обеспечивать реактивные системы залпового огня и беспилотные летательные аппараты. Предполагаемые изменения в запасах вооружения и военной техники МП ВМС США на территории Норвегии вызваны пересмотром взглядов американской стороны на возможные формы боевого применения подразделений в случае их задействования в сложных природно-климатических и физико-географических условиях Арктики.

По мнению коменданта морской пехоты США Б. X. Бергера, в перспективе МП должна стать одной из самых высокотехнологичных сил, которая будет способна решать задачи специального назначения. Численность ее формирований должна быть сокращена. На тактическом уровне немногочисленные группы морских пехотинцев, вооруженных БПЛА, будут обеспечивать действия основных сил. На оперативном и стратегическом уровне формирования МП должны действовать как экспедиционные и десантные силы реагирования на кризисные ситуации. Общий замысел их преобразования заключается в том, чтобы в полной мере развивать уникальные возможности морской пехоты.

В соответствующем плане значительное внимание уделяется высокотехнологичным вооружениям и автоматизированным системам. Наиболее вероятно, что МП будет оснащена не только БПЛА, но и роботизированными платформами наземного и морского базирования. Предполагается также усилить ее возможности в области РЭБ, разведки и целеуказания.

Эмблема многонационального воинского формирования "Объединенные экспедиционные силы"

Расширение потенциала АДС Североатлантического союза затрудняется отсутствием единых требований к амфибийно-десантным силам и их нацеленностью на решение прежде всего задач по защите национальных интересов стран - членов альянса. В связи с этим в НАТО активно проводится комплектование и подготовка отдельных компонентов коалиционных АДС на региональном уровне.

Этот процесс можно проследить на примере многонационального воинского формирования "Объединенные экспедиционные силы" (Joint Expeditionary Force - JEF, ОЭС). Руководство Великобритании приняло на себя обязательство по их формированию и дальнейшему управлению в ходе саммита НАТО в 2014 году (г. Ньюпорт, Уэльс, Великобритания).

В первоначальный состав участников этого формирования входили Великобритания, Нидерланды, Норвегия, Дания и страны Балтии. В июне 2017 года к ним присоединились Швеция и Финляндия. Организационно ОЭС включают сухопутный, воздушный и морской компоненты. Многонациональные экспедиционные силы предназначены для ведения операций "высокой интенсивности" при минимальной тыловой поддержке со стороны принимающего государства. Общая численность 10 тыс. человек. Предполагаемый срок готовности к развертыванию 10 суток.

В случае возникновения кризисных ситуаций в Европейском континентальном районе и прилегающих к нему морских зонах формирование усилит СПЗ блока. Кроме того, ОЭС может действовать совместно с многонациональными формированиями под эгидой других международных организаций, включая Европейский союз и ООН.

Создание и подготовка объединенных экспедиционных сил проходили в три этапа:

Первый этап (2014-2016) включал формирование органов управления и разработку концепции применения экспедиционных сил. Сертификация штаба ОЭС проходила во время командно-штабного учения "Джойнт вентча-2016" в период с 26 июня по 9 июля.

Второй этап (2016-2018) британское командование провело ряд мероприятий по созданию десантных сил. 28 июня 2018 года министрами обороны девяти стран-участниц был подписан меморандум о завершении процесса формирования ОЭС. Штаб расположен в г. Нортвуд (Великобритания).
Командующим ОЭС назначен генерал-майор британских ВС Руперт Джонс.

В 2018 году проверка готовности сухопутного компонента формирования состоялась в ходе учения ОЭС "Брэйв лайон-2018" (20-26 ноября), которое проводилось на базе объединенного центра боевой подготовки и огневой поддержки сухопутных войск Дании (г. Оксбель). На практике отрабатывались вопросы применения сухопутных подразделений ОЭС в ходе разрешения кризисной ситуации.

Третий этап. В 2019 году в период с 20 мая по 9 июля в акваториях Северного и Балтийского морей, на территории Дании, Швеции, Литвы, Латвии, Эстонии и воздушном пространстве над ними был проведен курс боевой подготовки морского компонента многонациональных экспедиционных сил под руководством Великобритании под условным наименованием "Балтик протектор".

Районы проведения курса боевой подготовки объединенных экспедиционных сил "Балтик протектор"

Наиболее широко отрабатывались варианты применения АДС в операциях "коллективной обороны". Так, в ходе учения ВМС стран Североатлантического союза и государств-партнеров "Данэкс-2019" (23 мая - 2 июня, Дания, прилегающие акватории Северного и Балтийского морей) происходило боевое слаживание многонациональной АДГ при высадке десанта на необорудованное побережье.

Амфибийно-десантные силы в учении "Балтопс-2019" задействовались по планам командования ОВМС НАТО.

Коалиционные АДС были представлены двумя амфибийно-десантными группами, в составе которых насчитывалось 17 боевых кораблей и вспомогательных судов, а также два батальона морской пехоты. Высадка десанта производилась 16 июня в районе н. п. Нимерсета (Литва) с ТДК "Гнезно" ВМС Польши и УДК "Хуан Карлос I" ВМС Испании. В маневрах принимали участие военнослужащие ВС Бельгии, Великобритании, Испании, Литвы, Польши, Португалии, а также МП ВМС США. Высадка десанта с УДК "Хуан Карлос I" ВМС Испании и ДТД "Форт-Макгенри" (ПБ Мейпорт, штат Флорида) ВМС США выполнялась 18 июня в районе н. п. Равлунда (Швеция). Британские морские пехотинцы использовали для высадки норвежские ракетные катера "Стейл" (P-963) и "Глимт" (P-964).

В ходе учения "Амфибекс-2019" (24 июня - 9 июля, восточная часть акватории Балтийского моря) во время МДО была отработана тактика совместных действий подразделений национальных ВС стран Балтии и формирований войск усиления, развернутых в регионе в рамках инициативы "Энхансд форвард презенс". Морская пехота высаживалась на побережье населенных пунктов Нимерсета (Литва), Варва (Латвия) и Сааремаа (Эстония).

Анализ мероприятий оперативной и боевой подготовки показывает, что при обострении кризисной ситуации на Балтийском операционном направлении ОЭС в срок до 10 сут способны занять три важных района (рубежа) на побережье стран Балтии и обеспечить возможность развертывания основных соединений и частей одного из армейских корпусов ОВС НАТО.

В то же время, несмотря на декларируемые оперативные возможности экспедиционных сил, реальная подготовка личного состава формирования оставляет желать лучшего. Так, в ходе КБП "Балтик протектор-2019", контингент ВС Великобритании из состава ОЭС, отрабатывая вопросы высадки десанта на о. Сааремаа при поддержке танков и армейской авиации, не справился с задачей по занятию ключевых объектов. Не имеющие боевой техники силы самообороны Эстонии ("Кайтселийт"), имитировавшие "противника", используя знание местности и численное превосходство, удержали позиции, не позволив силам ОЭС закрепиться на побережье.

В целом реализация планов НАТО по внедрению новых подходов к формированию и применению коалиционных АДС позволит Североатлантическому союзу эффективно применять имеющиеся силы и средства морской пехоты, а также добиться преимущества на начальной стадии возникновения кризисной ситуации.

Зарубежное военное обозрение. - 2021. - №1. - С. 73-79

Всего комментариев: 0
avatar