Саммит НАТО в Мадриде. Новая стратегическая концепция и дальнейшая милитаризация альянса (2022)

Полковник А. Борисов

В Мадриде с 28 по 30 июня состоялся саммит Североатлантического союза на уровне глав государств и правительств с участием представителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) – Австралии, Республики Корея, Японии и Новой Зеландии, а также президента Украины В. Зеленского в онлайн-формате.

Подготовка мероприятия осуществлялась в условиях проведения ВС РФ специальной военной операции (СВО) на Украине. Руководство стран Запада в своих заявлениях неоднократно высказывалось о том, что конфликт на Украине разрушил мир в Европе, в связи с чем требуется кардинальное переформатирование системы обеспечения европейской безопасности с учетом вызовов со стороны России.

По итогам встречи принята новая «Стратегическая концепция НАТО» определяющая цели, задачи и приоритеты деятельности альянса на ближайшие десять лет. Этот документ рассматривает РФ не в качестве стратегического партнера, как это было в прежней лиссабонской стратегической концепции 2010 года, а как «самую значительную и прямую угрозу для безопасности союзников, мира и стабильности в евроатлантическом регионе». В этом документе в качестве главной функции НАТО назвали «защиту суверенитета и территориальной целостности» стран – союзников альянса.

Одновременно заявляется, что НАТО «будет использовать все возможности сокращения стратегических рисков, включая укрепление предсказуемости путем диалога, углубление взаимопонимания и установление эффективного антикризисного управления, а также механизмов предупреждения». Подчеркивается, что альянс не ищет конфронтации с Россией, не представляет угрозы для Москвы и готов сохранять каналы коммуникации открытыми.

Следует отметить, что термин «главная угроза» появился задолго до проведения Россией специальной военной операции на Украине 24 февраля 2022 года. Так, в докладе «НАТО-2030: совместно в новую эру», представленном «группой мудрецов» альянса в ноябре 2020 года, отмечалось «кардинальное изменение обстановки в сфере безопасности» с момента принятия действующей стратегической концепции (2010). При этом Россия на ближайшее десятилетие показана в качестве основного источника угроз на Евроатлантическом пространстве».

В новой концепции утверждается, что стратегические ядерные силы НАТО, особенно США, являются высшей гарантией безопасности Североатлантического союза». При этом указывается, что отдельные центры принятия решений этих союзников (Великобритании и Франции) способствуют сдерживанию, усложняя расчеты потенциальных противников. «Стратегия ядерного сдерживания альянса также зависит от передового развертывания ЯО США в Европе и вклада заинтересованных союзников. В этих целях в Великобританию будут направлены две эскадрильи истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35, способных нести ядерное оружие, то есть, «национальный вклад самолетов двойного назначения в миссию НАТО по ядерному сдерживанию по-прежнему занимает центральное место в этих усилиях», – подчеркивается в документе.

В документе отмечены растущее влияние Китая в мире, его намечающееся лидерство в сфере высоких технологий и применяемые Пекином инструменты «мягкой силы» (масштабные инвестиции в европейскую инфраструктуру, экономическое давление). Особое опасение у НАТО вызывает наращивание ядерного потенциала республики, а также активное российско-китайское военно-техническое сотрудничество: «углубление стратегического партнерства между КНР и Российской Федерацией, а также их взаимные усиливающиеся попытки подорвать базирующийся на правилах международный порядок противоречат нашим ценностям и интересам». Была выдвинута идея создания в структуре международного секретариата блока отдельного подразделения по отслеживанию сотрудничества РФ с КНР в политической, военной и научной областях. При этом ряд зарубежных экспертов полагает, что возможное заключение военно-политического союза между этими государствами стало бы настоящим кошмаром для мадридских «блюстителей мира на планете».
Поскольку Китай стал «системным вызовом для ценностей, безопасности и интересов членов Североатлантического союза» и современного миропорядка, было объявлено о планах нарастить оборонный потенциал альянса в АТР и на постсоветском пространстве с привлечением возможностей ВС Японии, Республики Корея, Австралии и Новой Зеландии. Участники саммита пообещали также поддерживать партнеров в Азиатско-Тихоокеанском регионе не только в их конкуренции с Китаем, но и по вопросам борьбы с климатическими изменениями, дезинформацией, киберугрозами.

Таким образом, Пекин пока не определен в качестве военной угрозы и его намерены сдерживать в основном в космосе и киберпространстве, а также на политической и дипломатической арене. Новая концепция якобы сохраняет возможность «конструктивного диалога с КНР и работы для урегулирования системных проблем, которые ставит перед евроатлантической безопасностью Китай».

Согласно концепции, «Европейский союз является незаменимым партнером НАТО» в обеспечении мира и безопасности. При этом в двусторонних отношениях закрепляется ведущая роль Североатлантического союза в обеспечении безопасности Запада. Выдвигается инициатива о создании в Международном секретариате НАТО и Европейской внешнеполитической службе специализированных структур для взаимодействия и обмена информацией, то есть, НАТО признает целесообразность более сильной и боеспособной европейской обороны, которая взаимодействует с альянсом.

В мадридской концепции подчеркивается, что стратегическое значение для Североатлантического союз представляют не только Украина, но и Западные Балканы, Черноморский регион, Ближний Восток, Северная Африка и Индо-Тихоокеанский регион, поскольку «события там могут напрямую повлиять на евроатлантическую безопасность», то есть, альянс в инициативном порядке определил для себя миссию «обеспечения мира и безопасности» уже на всей планете. Стало заметным стремление блока наделить себя правом решать несвойственные для этой организации проблемы, подменяя собой военно-политические и дипломатические структуры ЕС, а в перспективе и ООН.

В качестве приоритетных областей реформирования НАТО названы разработка и приобретение нового вооружения и военной техники, принятие мер по недопущению технологического превосходства любого вероятного противника, развитие и внедрение передовых технологий в сфере обороны, в том числе искусственного интеллекта (ИИ) в вооруженных силах, создание роботизированных и космических систем, ракетных гиперзвуковых комплексов, развитие квантовых и биотехнологий.

Не забыты угрозы кибер- и гибридных войн, распространения ОМП. Достигнута договоренность о создании механизма быстрого реагирования на угрозы в киберпространстве на добровольной основе с использованием национальных сил и средств для ответа на существенную «злонамеренную кибердеятельность». Изменения климата на планете также не ускользнули от внимания альянса, который намерен создать Центр передового опыта НАТО по вопросам климата и безопасности.

Исходя из указанных оценок, основной функцией НАТО определена «защита территории и граждан государств – членов». При этом не исключается задействование военного потенциала блока в рамках ст. 5 Вашингтонского договора не только в ответ на вооруженное нападение, но и в качестве реакции на «гибридные» и кибератаки, а также на «враждебные операции в космосе».

В новой стратконцепции сохранены ключевые задачи организации, изложенные в предыдущей версии 2010 года: коллективная оборона и сдерживание потенциального противника, предотвращение и урегулирование кризисов, обеспечение безопасности на основе сотрудничества (то есть реализация партнерской политики).

Одновременно важными направлениями деятельности признаны повышение устойчивости альянса к внешнему воздействию (главным образом, со стороны России и Китая), а также достижение технологического превосходства над РФ и КНР.

Подчеркнуто, что объединенные вооруженные силы НАТО должны быть способны вести «интенсивные военные действия во всех операционных средах против сопоставимого по мощи противника, обладающего оружием массового поражения». С учетом этого указано, что ОВС блока будут представлять собой сбалансированное сочетание обычных и ядерных сил, средств противоракетной обороны, а также обладать значительным потенциалом в космической и киберсферах.

В числе приоритетов строительства ОВС НАТО выделены: повышение боевой готовности войск (сил), совершенствование системы управления, оптимизация процессов принятия решений, внедрение цифровых технологий, развитие космических и киберсил.

Подтверждено намерение продолжить расширение блока. Отмечено, что перспектива вступить в организацию есть «у всех европейских демократий, разделяющих ценности альянса, желающих и способных взять на себя ответственность и обязанности, связанные с членством в Североатлантическом союзе и присоединение которых будет способствовать общей безопасности».

Заявлено о готовности альянса комплексно задействовать политические, экономические и военные инструменты для урегулирования конфликтов. При этом предполагается расширять географические рамки применения объединенных вооруженных сил и активно привлекать третьи страны к антикризисной деятельности.

Помимо принятия стратегической концепции главы государств и правительств в ходе саммита НАТО также наметили пути реформирования ОВС блока для противодействия «российской угрозе», в том числе новые параметры военного присутствия альянса на «восточном фланге». Одним из ключевых элементов запланированных преобразований станет развертывание полномасштабной «системы обеспечения коллективной обороны» вблизи границ России.

В интересах этого предполагается существенно увеличить численность группировок войск (сил) на «восточном фланге» блока. В частности, на базе восьми многонациональных батальонных тактических групп (Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Польша, страны Балтии) намечено создать формирования бригадного уровня.

Помимо этого официально объявлено о намерении развернуть в Восточной (Центральной) Европе и Прибалтике дополнительные средства ПВО/ПРО и ударное вооружение, увеличить количество заблаговременно заскладированного в регионе ВВТ. Важной задачей ставится повышение боевой готовности ОВС НАТО.

На итоговой пресс-конференции генеральный секретарь НАТО объявил о планах создать «новую конфигурацию ОВС НАТО» (NATO New Force Model).
Одним из ее элементов станет увеличение общей численности соединений, частей и подразделений «высокой готовности» до 300 тыс. военнослужащих. В данную категорию будут входить силы первоочередного задействования блока, комплект формирований в рамках инициативы НАТО «Четыре тридцатки», а также наиболее укомплектованные и оснащенные формирования национальных ВС.

Кроме того, предполагается определять комплекты сил и средств (Preassigned forces) для развертывания в назначенных районах в случае вооруженного конфликта, организовать их подготовку в целях освоения соответствующих ТВД.

Президент Соединенных Штатов Джозеф Байден объявил о намерении нарастить группировку американских войск в Европе. Предполагается разместить в Польше на постоянной основе передовой пункт управления штаба 5-го армейского корпуса (до 250 человек), в Румынии – бригадную тактическую группу (около 5 тыс. человек). Кроме того, Пентагон считает необходимым усилить формирования ВС США в странах Балтии; сформировать в Великобритании две эскадрильи тактических истребителей F-35; увеличить с четырех до шести количество эсминцев УРО, базирующихся в ВМБ Рота (Испания) в качестве элементов европейского сегмента глобальной системы ПРО США.

В ходе Совета Североатлантического союза на высшем уровне официально объявлено о создании (подписан устав) центра оборонных инноваций НАТО для поддержки (особенно на начальном этапе) перспективных НИОКР в военной сфере, а также об учреждении для этих целей специализированного инвестиционного фонда (около 1 млрд долларов).

Лидеры стран альянса подтвердили курс на доведение национальных расходов до 2 проц. ВВП к 2024 году. Согласно данным, размещенным на официальном сайте НАТО, совокупные затраты на нужды ВС с 2014 года выросли на 295 млрд долларов до 1,19 трлн долларов.

Достигнуты договоренности принять на следующем саммите НАТО новые обязательства, определяющие параметры наращивания ассигнований на нужды ВС после 2024 года. Согласованы планы увеличить общий бюджет организации, предназначенный для финансирования наиболее важных коалиционных программ.

На саммите заявлено о начале процедур вступления в альянс Финляндии и Швеции. В ходе состоявшихся 28 июня с. г. финляндско-шведско-турецких консультаций при посредничестве генерального секретаря НАТО Анкара разблокировала процесс интеграции североевропейских государств. Это стало возможным благодаря уступкам Хельсинки и Стокгольма по вопросам взаимодействия в борьбе с терроризмом, а также снятию Вашингтоном санкций на поставку Турецкой Республике вооружения и военной техники.

Финляндия и Швеция 5 июля с. г. подписали со странами альянса протоколы о вступлении в НАТО, являющиеся неотъемлемой частью Вашингтонского договора 1949 года. Теперь данные документы подлежат ратификации всеми союзниками по альянсу. Процесс очередного расширения НАТО может завершиться в ближайшие три месяца, максимум – до конца 2022 года.

На сессии Совета Североатлантического союза подтверждены перспективы присоединения Украины и Грузии к альянсу в будущем в соответствии с решениями Бухарестского саммита 2008 года.

Главы государств и правительств утвердили обновленный «всеобъемлющий пакет помощи» Киеву. Первоочередные усилия планируется направить на ускоренное оснащение ВСУ вооружением и военной техникой западного производства.

Кроме того, предусматривается активизировать содействие Украине в развертывании защищенных систем связи, наращивании потенциала по противодействию БПЛА, обеспечении горючим и смазочными материалами.

Важным пунктом повестки дня стала помощь «наиболее уязвимым для российского давления странам». Согласованы дополнительные направления содействия Грузии, включая наращивание ее возможностей в сферах разведки, киберобороны, стратегической пропаганды и подготовки войск. Одобрены «пакеты помощи» Боснии и Герцеговине, Молдавии.

Кроме того, принято решение активизировать содействие в развитии силовых структур Туниса и Мавритании, в первую очередь в интересах борьбы с терроризмом.

Совместно со странами АТР намечены шаги по сдерживанию Китая. Особое внимание – повышению осведомленности о внешней и военной политике Пекина, снижению зависимости от китайских инвестиций, противодействию «вредоносной» деятельности КНР в киберпространстве, борьбе с дезинформацией.

Согласованы приоритеты взаимодействия между альянсом и Евросоюзом. Среди них – поддержка Украины, повышение оперативности воинских перевозок, нейтрализация «гибридных» угроз.

Для демонстрации вклада блока в борьбу с глобальным изменением климата одобрены меры по снижению выбросов парниковых газов в результате деятельности ОВС НАТО.

Характерно, что в Мадриде не нашли отражения проблемы энергетического и экономического кризисов, связанного с ними значительного падения уровня жизни европейцев. Сложившаяся ситуация – результат маниакальной настойчивости европейских лидеров в принятии ущербных для себя экономических санкций против России. Было ли это глупостью или изменой национальным интересам в угоду Вашингтону? Скорее всего, бездумные планы американских сателлитов опирались на обещания своего суверена компенсировать их издержки за счет контрибуций и бесплатных энергоносителей России после ее истощения, развала или смены режима.

Свою оценку итогам саммита НАТО в Мадриде дал постоянный представитель КНР при ООН Чжан Цзюнь, заявивший на заседании Совета Безопасности, что руководство Китая чрезвычайно обеспокоено последствиями принятия новой стратегической концепции альянса. По его мнению, именно агрессивная политика Североатлантического союза в последние годы провоцирует все новые проблемы в мире, при этом отдельные лидеры стран – участниц блока «объявляют другие государства угрозой западной демократии». Чжан Цзюнь призвал также не использовать украинский конфликт как предлог для усугубления мировой конфронтации и создания новой «холодной» войны.

Таким образом, итоги саммита НАТО в Мадриде ни в коей мере не затронули вопросы укрепления системы европейской безопасности и стабильности на Европейском континенте. Напротив, результаты его работы показали, что США стремятся вернуть однополярный мир, чему противится подавляющее число государств в мире. Документ утвердил курс альянса на долгосрочное военное противодействие с Россией и наращивание его военной мощи в странах Восточной Европы, увеличение численности его воинских формирований, размещаемых вблизи границ Российской Федерации и Белоруссии. При этом РФ не рассматривается в качестве важнейшей части архитектуры европейской безопасности, чьи интересы необходимо учитывать, а как «угроза» альянсу, готовому в борьбе с ней поставить мир на грань ядерной войны.

Не подлежит сомнению, что основные положения концепции сформулированы Соединенными Штатами, заинтересованными в разжигании вооруженного конфликта на континенте с перспективой вовлечения в него Польши, Румынии и Прибалтийских стран. Это провоцирует непредсказуемые последствия не только для европейских натовских стран, но и для англосаксов – империй лжи, глобальных устроителей мировых войн, вооруженных конфликтов, политических и экономических кризисов и хаотизации миропорядка на планете. При этом себя они позиционируют в качестве последнего бастиона «свободы и демократии» против «тоталитарного Востока».

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №8. - С. 9-13

Всего комментариев: 0
avatar