Об итогах февральской сессии совета НАТО в Брюсселе (2015)

Майор С. Краснов

В Брюсселе 5 февраля с. г. состоялась сессия Совета НАТО на уровне министров обороны государств-членов блока. Основная цель мероприятия-согласование дальнейших шагов, направленных на выполнение концептуальных решений саммита НАТО в Великобритании (сентябрь 2014 года) о наращивании военного потенциала альянса, основой которого является "План действий по повышению готовности НАТО к реагированию на кризисы" (Readiness Action Plan).

В рамках реализации плана главы военных ведомств приняли решение увеличить численность сил первоочередного задействования (СПЗ) блока до 30 тыс. военнослужащих и создать на ротационной основе в их составе межвидовые формирования экстренного реагирования (МФЭР). Данное формирование будет включать пять батальонных тактических групп (до 5 тыс. человек) со сроком готовности основных подразделений 2 сут, а остальных - до 7 сут.

В 2015 году основу МФЭР составят подразделения ВС Германии, Нидерландов и Норвегии, а начиная со следующего года формирование будет комплектоваться за счет вооруженных сил одной из стран НАТО (Великобритания, Германия, Италия, Испания, Польша или Франция). Участие США ограничится в основном выделением средств воздушных перебросок и разведки. Полную готовность МФЭР к решению задач планируется достичь к очередному саммиту Североатлантического союза, который пройдет в Варшаве, в 2016 году.

Наряду с этим министры большое внимание уделили развитию коалиционных органов управления в Восточной Европе. Так, по замыслу руководства блока, штаб германо-датско-польского А К БР (г. Щецин, Польша) будет иметь ключевое значение для обеспечения оперативного наращивания группировки ОВС НАТО в Восточной Европе и Прибалтике. К середине 2015 года намечено увеличить его численность с 200 до 400 военнослужащих. Признано также целесообразным поддержать усилия Румынии по созданию на национальной территории командования дивизионного уровня численностью около 250 человек, которое будет непосредственно подчиняться объединенному командованию ОВС НАТО "Неаполь" (Италия).

Одновременно принято решение о создании передовых координационных центров (ПКЦ) блока в Болгарии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Эстонии. На формируемые структуры возлагается решение следующих задач:
- координация приема и развертывания на территории страны пребывания воинских формирований других государств;
- планирование и проведение многонациональных мероприятий оперативной и боевой подготовки;
- детальная проработка и своевременное уточнение планов коллективной обороны НАТО, в части касающейся принимающей страны;
- расширение возможностей командно-штабной структуры НАТО по развертыванию контингентов войск (сил) "на угрожаемых направлениях".

К работе на постоянной основе в каждом из центров намечается привлечь до 50 офицеров и служащих. Около 50 % должностей подлежат укомплектованию представителям и принимающей страны. В развитие данной инициативы не исключается возможность создания подобных пунктов в Венгрии и других странах блока. Готовность ПКЦ к решению функциональных задач должна быть обеспечена к началу 2016 года. Для формирования этой сети в текущем году запланировано выделить из коалиционного бюджета 25 млн евро.

Важное место в повестке дня встречи занимали вопросы ядерной политики альянса, которые обсуждались на заседании Группы ядерного планирования НАТО (без участия представителя Франции). С учетом анализа изменений текущей обстановки в Европе и обострения отношений с Россией главы оборонных ведомств сделали вывод, что на данном этапе "планы коллективной обороны альянса обеспечивают необходимый уровень ядерной безопасности и не требуют кардинальных корректировок". Вместе с тем признано целесообразным осуществлять непрерывное отслеживание возможных изменений в построении российских стратегических ядерных сил (СЯС) с целью недопущения военного превосходства РФ в каком-либо из компонентов.

В связи приостановкой практического военного сотрудничества с Россией делегация США выступила за более широкое использование механизмов контроля за СЯС РФ в рамках действующих соглашений в данной сфере. Одновременно представители Вашингтона выступили за форсирование процесса развертывания "объектов оборонной инфраструктуры" ПРО НАТО на территории Польши и Румынии "в целях эффективной защиты европейских стран от ракетных угроз".

Глава Пентагона Ч. Хейгел отметил, что в современных условиях выдвинутая в 2010 году Бельгией, Германией, Люксембургом, Нидерландами и Норвегией инициатива о сокращении тактического ядерного оружия (ТЯО) США в Европе потеряла свою актуальность и должна быть полностью снята с повестки дня. Представители Пентагона заявили также о необходимости сохранения на текущем уровне запасов американского тактического ядерного оружия (200 авиационных бомб типа В61) в Европе. При этом руководству Бельгии, Германии, Италии, Нидерландов и Турции рекомендовано в процессе планового обновления авиапарка обеспечить техническую готовность самолетов к применению американского ТЯО, приняв во внимание возможность закупки истребителей пятого поколения F-35 как "наиболее отвечающих современным требованиям".

Особое внимание в ходе Совета НАТО было уделено развитию ситуации на Украине. Ответственность за ее обострение на Донбассе была возложена на Российскую Федерацию и заявлено о невозможности восстановления отношений с Москвой до возвращения Киеву Крыма и прекращения поддержки Россией ополченцев Донецкой и Луганской Народных Республик.

Руководство НАТО пришло к выводу о необходимости активизации усилий в интересах сдерживания России не только на украинском направлении, но и на всем постсоветском пространстве. В качестве основных направлений деятельности альянса определены: взаимодействие с международными и европейскими организациями; выявление на ранних стадиях "скрытых мероприятий Кремля" по дестабилизации ситуации в регионах; проведение единой информационной кампании; оказание помощи государствам - бывшим республикам СССР. При этом решение о поставках вооружения и военной техники Украине признано целесообразным принимать странами НАТО самостоятельно на основе двусторонних соглашений.

Заседанию Совета НАТО предшествовала встреча министров обороны стран-участниц организации Североатлантического договора с грузинским МО в рамках комиссии НАТО - Грузия, на которой обсуждались вопросы реализации пакета помощи Тбилиси для подготовки страны к членству в Североатлантическом союзе.

Главы военных ведомств подтвердили решение Бухарестского саммита НАТО (2008) о перспективах вступления Грузии в блок при условии ее соответствия критериям, предъявляемым к кандидатам на членство в альянсе. В интересах дальнейшего вовлечения Тбилиси в коалиционную деятельность планируется активно использовать участие Грузии в новом партнерском формате блока - "платформе оперативной совместимости", в рамках которой предполагается привлечение представителей МО Грузии к процессу оперативного планирования НАТО. Кроме того, для оказания содействия Тбилиси в реформировании национального сектора безопасности и обороны было принято решение о направлении в эту страну советников.

Особое внимание было уделено перспективам создания к концу 2015 года в Вазиани (25 км юго-восточнее Тбилиси) совместного учебно-тренировочного центра. По замыслам, данный объект будет использоваться для проведения совместных учений и тренировок в интересах повышения оперативной совместимости и слаженности подразделений ВС Грузии, стран НАТО, а также государств-партнеров. Возможности центра позволят организовывать на его территории одновременное обучение до 1,5 тыс. военнослужащих. В реализации данной инициативы примут участие более десяти государств альянса.

В ходе заседания комиссии НАТО - Грузия союзники по блоку выступили в поддержку "территориальной целостности и суверенитета Грузии в международно-признанных границах", а также выразили озабоченность подписанием договора между Россией с Абхазией и подготовкой аналогичного документа с Южной Осетией.

В рамках анализа текущих операций блока в кризисных районах мира министры обороны стран НАТО признали целесообразным сохранить численность группировки войск (сил) КФОР в Косово на прежнем уровне (около 4 600 военнослужащих). Одновременно заявлено о готовности продолжить оказание афганскому правительству финансовой помощи до конца 2017 года и о расширении двустороннего взаимодействия по военной линии.

В целом принятые на заседании Совета НАТО на уровне министров обороны решения направлены в первую очередь на наращивание военного потенциала организации в интересах военного сдерживания РФ и подтверждают нацеленность блока на придание политике конфронтации с Россией долгосрочного характера.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №3, С.45-46

Всего комментариев: 0
avatar