Ракетно-ядерная программа Индии ч1 (2008)

Подполковник В. Мурсаметов

После завоевания Индией независимости ее руководство неоднократно заявляло, что страна не намерена производить ядерное оружие и что атомная энергия будет использоваться лишь в мирных целях. Вместе с тем развитие ядерных исследований в мирных целях создало задел для осуществления военной программы, причем в основном за счет внутренних ресурсов.

Разработка Индией военной ядерной программы определялась рядом факторов:
- Острой конфронтацией с Пакистаном, неоднократно (в 1947-1948, 1965, 1971) приводившей к вооруженным конфликтам между ними. Индия и Пакистан расценивали друг друга как главного военного противника, что стимулировало взаимное развитие средств "сдерживания и устрашения". Опасения Индии усилились после полученных ею в конце 70-х - начале 80-х годов сведений о работах по созданию ЯО в Пакистане.
- Ростом напряженности в отношениях с Китаем, чему способствовало обострение индийско-китайских отношений после тибетских событий 1959 года, поражение Индии в войне 1962 года, вступление Китая в 1964 году в мировой "ядерный клуб", наличие с ним спорных, прежде всего территориальных, проблем.
- Наряду с ростом ракетно-ядерного потенциала Китая как особую угрозу в Дели воспринимали развитие пакистано-китайского сотрудничества в военной области.

Начало ядерной программы. Первые шаги в области развития ядерной науки и технологии были предприняты Хоми Джеханжиром Бхабха еще в марте 1944 года, когда за три года до обретения независимости и за год до первого испытания ЯО он отправляет своему дяде в трест сэра Дораба Тата предложение об учреждении ядерного исследовательского института. В результате 19 декабря 1945 года был создан Институт фундаментальных исследований им. Тата с X. Д. Бхабха в качестве первого директора. 15 апреля 1948 года новое правительство Индии приняло закон об атомной энергии, который впоследствии, менее чем через год после обретения страной независимости, привел к образованию индийской комиссии по атомной энергии (ИКАЭ).

Атомный исследовательский центр им. X. Д. Бхабха
Центр атомных исследований им. И. Ганди в г. Калпаккам

В 1954 году был дан старт индийской ядерной программе, приведший в конечном счете к созданию ядерного потенциала. 3 января 1954 года ИКАЭ решает организовать новое учреждение - институт по изучению атомной энергии "Тромбей". 3 августа 1954-го создается департамент атомной энергетики (Department of Atomic Energy - DAE) во главе с X. Д. Бхабха. Это ведомство существует и по сей день и подчиняется напрямую премьер-министру.

Программа развивалась быстро. С 1954 по 1956 год бюджет на эти цели увеличился 12-кратно. К 1958 году департамент расходовал треть индийского научно-исследовательского бюджета. В 1959 году в институте по изучению атомной энергии работало около 1 тыс. ученых и инженеров.

В 1955 году при помощи британской стороны началось сооружение первого индийского исследовательского реактора "Апсара" мощностью 1 МВт. 4 августа 1957 года он перешел в критичное состояние, став первым действующим реактором в Азии (не считая имевшихся у Советского Союза), опередив на несколько дней появление первого японского аналога.

В сентябре 1955 года Канада поставила Индии исследовательский реактор мощностью 40 МВт, а в феврале 1956-го США передали 21 т тяжелой воды для него. Таким образом сложилось название реактора-CIRUS (Canada-India Reactor, U. S.). Он достиг критичности 10 июля 1960 года. Приобретение CIRUS стало переломным моментом на пути к созданию индийской атомной бомбы. На этом реакторе был выработан плутоний для первого индийского ядерного испытания в 1974 году, и около половины плутония, который, как считается, есть в распоряжении Индии. Он стал прототипом для более мощного индийского реактора -"Дхрув", предназначенного для получения плутония.

Институт по изучению атомной энергии "Тромбей" был формально открыт премьер-министром Дж. Неру 20 января 1957 года. 12 января 1967 года Индира Ганди переименовала его в память погибшего в авиакатастрофе (24 января 1966 года) X. Д. Бхабха, и он обрел свое современное название - Атомный исследовательский центр им. X. Д. Бхабха.

В июле 1958 года премьер-министр Неру одобрил проект "Феникс" по строительству завода производительностью 20 т ядерного топлива в год - в соответствии с производственной мощностью CIRUS. Предприятие основывалось на созданной в США технологии "пьюрекс", а проект был подготовлен американской фирмой "Витро интернэшнл". Строительство завода по производству плутония началось в г. Тромбей 27 марта 1961 года, а в строй он вошел в середине 1964-го.

В 1969 году введена в эксплуатацию первая АЭС в г. Тарапур под Бомбеем, которая была оснащена реакторами с кипящей водой.

Ядерные испытания. 7 сентября 1972 года во время посещения атомного исследовательского центра премьер-министр Индии И. Ганди дала устное распоряжение ученым разработать ядерное взрывное устройство (ЯВУ) и подготовить его к испытанию. Вслед за этим разрешением в стране приступили к воплощению имевшегося на бумаге проекта. Начались также поиски и геологические изыскания для подготовки подходящего испытательного полигона.

На всем протяжении НИОКР по созданию ЯВУ, формально называемого "Мирный ядерный заряд", но гораздо чаще "Улыбающийся Будда", поддерживалась особая степень секретности. В проекте по разработке и испытанию первого индийского ядерного устройства в период с 1967 по 1974 год участвовало 75 ученых и инженеров. Интересен тот факт, что никто из членов правительства, включая министра обороны, не был проинформирован о проекте. Только три человека в Индии, кроме тех, кто был реально задействован в проекте, знали о нем - это премьер-министр И. Ганди, ее доверенный советник бывший секретарь П. Н. Хаксар и ее действующий секретарь Д. П. Дхар.

18 мая 1974 года на полигоне "Покхаран" было успешно проведено первое подземное испытание ЯВУ на основе плутония, мощность которого составляла 8 кт.

С момента первого испытания и до мая 1998 года Индия относила себя к неядерным государствам, отказывалась присоединяться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), мотивируя это тем, что оба они ущемляют права неядерных государств. Индийские ученые настаивали на проведении испытаний по крайней мере с конца 1995 года. Они опасались, что продление действия ДНЯО от 1968 года, последующее заключение в 1996-м ДВЗЯИ и ужесточение экспортного контроля могут в значительной степени воспрепятствовать реализации индийской ядерной программы, которая рассматривалась как необходимая защита в случае резкого ухудшения отношений с Китаем.

Руководству Организации оборонных исследований и разработок (DAE и DRDO - Defence Research and Development Organisation) удалось убедить правительство страны в том, что ДВЗЯИ несовместим с безопасностью Индии, и в начале 1998 года оно смогло получить санкцию на проведение ядерных испытаний, которые впоследствии получили название операция "Шакти" (Shakti - "Сила").

О проведении подземных ядерных испытаний на полигоне "Покхаран" премьер-министр А. Б. Ваджпаи объявил 11 мая 1998 года. Тогда было испытано три ЯВУ: одно (оно считается термоядерным) мощностью 45 кт, другое - 15 кт и третье - менее 1 кт. 13 мая были испытаны еще два заряда мощностью менее 1 кт.

По оценкам зарубежных экспертов, первые три ЯВУ были взорваны в одной испытательной скважине практически одновременно (с задержками в наносекунды). Устройство малой мощности либо служило детонатором для инициирования термоядерного взрыва, либо представляло собой сравнительно небольшой заряд, который должны нести тактические ракеты.

Сразу после испытаний у зарубежных специалистов возник вопрос, являлось ли третье ЯВУ на самом деле термоядерным? По мнению американских экспертов, оно могло быть и устройством повышенной мощности, и действительно термоядерным, которое сработало не так, как планировалось. При этом они ссылались на мировой опыт, который свидетельствует, что без предварительного испытания первичного ядерного заряда крайне трудно разработать и успешно испытать заряд термоядерный. Тем не менее официальные лица в Дели в течение нескольких лет неизменно повторяли, что Индия осуществила успешное испытание именно термоядерного заряда.

Проведенные 11 мая испытания застали весь мир врасплох и оказались для многих полной неожиданностью. Все работы по их подготовке и проведению индийским руководством были тщательно засекречены. За несколько дней до этих событий ультрасовременный американский спутник-шпион сообщил о готовности индийского полигона к демонстрации ядерной мощи. Однако эксперты, задачей которых было расшифровать и проанализировать полученную через спутник информацию, приступили к работе слишком поздно - взрывы уже прогремели. Примечателен тот факт, что даже директор ЦРУ Дж. Тенет узнал об этих испытаниях из сообщений агентства Си-эн-эн. То, что Дели удалось сбить с толку ЦРУ, стало таким же триумфом, как и само проведение ядерных испытаний.

Таким образом, в конце 1990-х годов Индия была отнесена к категории стран, неофициально ("де-факто") обладающих ядерным оружием.

Ядерная инфраструктура. Разведанные запасы урана в Индии, по оценке МАГАТЭ, составляют около 35 тыс. т при затратах на извлечение до 80 долларов за 1 кг. Его добыча осуществляется в трех шахтах штата Бихар. Месторождения урана находятся также в штатах Андхра-Прадеш, Орисса, Раджастан и Мегхалая. Запасов тория на территории Индии существенно больше, чем урана (более 370 тыс. т), поэтому индийские ученые целенаправленно занимаются разработкой ядерного топливного цикла на основе тория.

Мощности по обогащению урана в стране невелики (исследовательский пилотный каскад в Центре ядерных исследований им. X. Д. Бхабха и маломощный завод в Раттехали, штат Карнатака). Проводятся также эксперименты по лазерному обогащению урана в г. Индор, штат Мадхья-Прадеш.

Всего в Индии действуют пять исследовательских реакторов и планируется построить еще один. Четыре реактора небольшой мощности были закрыты. Причем ни на них, ни на большинство энергетических реакторов гарантии МАГАТЭ не распространяются.

В г. Калпаккам с 1985 года функционирует реактор FBTR на быстрых нейтронах тепловой мощностью 40 МВт, однако его редко эксплуатируют на мощности свыше 10,5 МВт. 10 апреля 2001 года там было начато строительство аналогичного реактора мощностью 500 МВт, завершить которое планируется в 2009 году.

На начало 2007 года в стране было введено в эксплуатацию 15 ядерных энергетических блоков, подавляющее большинство которых национального производства. Первая АЭС "Тарапур-1" была оснащена реакторами с кипящей водой (BWR) американской фирмы "Дженерал электрик". С помощью Канады Индия осуществила разработку тяжеловодных энергетических реакторов на природном уране (PHWR) типа CANDU, которые составляют основу ядерной энергетики страны.

Индийское правительство вынашивает планы дальнейшего масштабного развития ядерной энергетики. В течение нескольких следующих лет должны войти в строй еще восемь ядерных энергетических реакторов, два из которых мощностью по 1 000 МВт построит Россия.

Долгое время узким местом ядерной программы являлось производство тяжелой воды, которая относится к "критичной" ядерной продукции. Ее экспорт в неядерную страну, на деятельность которой в этой сфере не распространяются гарантии МАГАТЭ, сегодня запрещен правилами Группы ядерных поставщиков. Однако Индия сталкивалась с серьезными трудностями при импорте этой продукции даже до введения всеобъемлющих гарантий данной организации. Именно поэтому руководство страны уделяло особое внимание созданию собственного производства. В настоящее время здесь действует восемь заводов по производству тяжелой воды общей годовой производительностью 722 т.

С точки зрения возможностей Индии производить ядерные оружейные материалы наибольший интерес представляют мощности по переработке облученного ядерного топлива и выделению плутония. В данный период в стране функционируют три радиохимических предприятия: опытный завод в г. Тромбей, заводы в городах Тарапур и Калпаккам. Они могут производить плутоний оружейного качества, однако для национальной военной ядерной программы этот вид топлива вырабатывается только на заводе в г. Тромбей (выпускает 30 т отработанного ядерного топлива в год).

Наряду с развитой производственной базой в Индии создан также и мощный научный потенциал. Под эгидой ИКАЭ в стране действуют восемь ядерных научно-исследовательских центров. Численность работающих только в крупнейших из них составляет несколько тысяч человек. Следует особо отметить научно-исследовательский центр по атомной энергии им. X. Д. Бхабха и центр атомных исследований им. И. Ганди в г. Калпаккам, где на высоком научном уровне проводятся исследования и разработки в области мирного и военного использования атомной энергии.

Таким образом, Индия в настоящее время способна самостоятельно проектировать и изготавливать ядерные установки, выполнять различные операции в рамках топливного цикла, начиная с добычи урана и заканчивая переработкой ядерного топлива.

Создание СЯС. Намерения в отношении создания стратегических ядерных сил (СЯС) фактически никогда не скрывались ни политиками, ни военными в Индии. Сразу после ядерных испытаний в 1998 году премьер-министр А. Б. Ваджпаи заявил о курсе на политику "минимального ядерного сдерживания". В августе 1999 года специально созданным органом - консультативным советом по национальной безопасности - был опубликован краткий проект ядерной доктрины страны, представленной СНБ при премьер-министре. Именно в этом документе впервые официально был предложен принцип развертывания триады сил сдерживания (то есть придание способности нанесения стратегического ядерного удара всем трем видам вооруженных сил) и системы управления и контроля. В нем также были сгруппированы все основные принципы в области ядерных вооружений, которые выдвигались индийской правящей элитой на протяжении многих лет задолго до обретения статуса фактической ядерной державы. Примечательно, что в проекте ничего не было сказано об источниках или характере угроз, которые могут оправдать использование ЯО.

При этом конкретные параметры такой доктрины освещались весьма скупо. В 2001 году в Индии было создано командование стратегических ядерных сил. Тем не менее пока достаточно трудно составить четкое представление о том, насколько эта страна продвинулась на пути превращения в державу, обладающую реальным боего-товым ядерным потенциалом. Что касается оценки перспектив развития будущих сил ядерного сдерживания Индии, то этот вопрос продолжает вызывать споры как среди политиков, так и среди специалистов - индийских и зарубежных.

5 января 2003 года по итогам заседания комитета по безопасности во главе с премьер-министром А. Б. Ваджпаи было объявлено о создании высшей инстанции, имеющей полномочия принимать решение о применении ядерного оружия. Общий контроль за использованием ЯО был возложен на орган, состоящий из двух советов - политического и исполнительного (во главе с премьер-министром А. Б. Ваджпаи и советником премьер-министра по национальной безопасности Б. Мишрой соответственно). Решение принимает исполнительный совет с санкции политического совета по рекомендации комитета начальников штабов вооруженных сил.

11 января 2003 года командующим индийскими СЯС был официально назначен маршал авиации Т. М. Астхана. Было решено, что этот пост будет ежегодно передаваться "представителям трех видов ВС" в порядке очереди. Премьер-министр назван единственным лицом, обладающим "ядерной кнопкой", то есть полномочиями на отдачу команды на применение СЯС. Некоторым обозревателям это показалось довольно странным, поскольку в соответствии с конституцией страны верховным главнокомандующим вооруженными силами является президент, а не премьер-министр. Возможно, во исполнение этого пункта соответствующим индийским структурам придется внести некоторые изменения в конституцию. Осталось также неясным, кто имеет право замещать премьер-министра в случае его неспособности отдавать приказы.

На прошедшем заседании была утверждена и ядерная доктрина страны. Вкратце ее положения сводятся к следующему:
- Индия намерена создавать и развивать потенциал минимального разумного сдерживания.
- Руководство страны провозглашает принцип неиспользования ЯО первой. Оно может быть применено только в качестве ответа на ядерное нападение на территорию страны или индийские вооруженные силы где бы то ни было.
- Ответный ядерный удар, который может быть нанесен только с санкции гражданского политического руководства страны, будет массированным, с расчетом нанести неприемлемый ущерб.
- Ядерное оружие не может быть применено против неядерного государства.
- В случае широкомасштабного военного нападения на Индию или ее вооруженные силы где бы то ни было с применением химического или биологического оружия руководство страны оставляет за собой право ответного ядерного удара;
- Дели продолжает строго придерживаться международных режимов в сфере контроля над экспортом ядерных и ракетных материалов и технологий, подтверждает свое участие в переговорах по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов и продолжает придерживаться объявленного страной моратория на проведение ядерных испытаний.
- Индия вновь подчеркивает свою приверженность цели полного всеобщего ядерного разоружения.

В 2005 году представитель национального министерства обороны заявил, что "ядерная доктрина страны основана на принципе минимального вероятного средства устрашения и в противоположность другим государствам исключает так называемый превентивный удар по противнику, что направлено в первую очередь на предотвращение угрозы нанесения ответного ядерного удара". Однако, отвергая, с одной стороны, "холодную войну", Индия, в свою очередь, не дает четкого ответа на вопрос, каким именно количеством ядерных боеголовок она располагает для "минимального устрашения".

В 2004 году в интервью изданию "Дефенс ньюс" представитель МО заявил, что через пять - семь лет Индия намерена иметь на вооружении наземного, воздушного и морского компонентов 300-400 ядерных и термоядерных боеприпасов. Однако, принимая во внимание то обстоятельство, что в настоящее время эта страна располагает запасами оружейного плутония, достаточного для изготовления не более 100 боеприпасов, реальность таких планов вызывает сомнения. Некоторые международные аналитические центры по предотвращению ядерной угрозы оценивают ядерные запасы Индии в 50-60 боеприпасов. Вне всякого сомнения, это число в последующее десятилетие должно увеличиться.

Теперь Индия имеет практически полностью сформированную систему принятия решений о применении своего ядерного арсенала. Кроме того, обладание оформленной ядерной доктриной (пусть и в самом общем виде) является весьма важным обстоятельством с внутриполитической точки зрения.

(Окончание следует)

Зарубежное военное обозрение. 2008, №9, С. 24-29

 

Всего комментариев: 0
avatar