Действия и возможности обычной артиллерии в атомной войне (1956)

Генерал Жилли

Журнал "Ревю милитэр д'энформасьон" № 253, 10 июня 1955 года, и № 254, 25 июня 1955 года (General Cillis "Reflexions, sur la manoeuvre et les possibilites de I'artillerie classique en guerre atomique", "Revue militaire d'information" № 253, pp. 35-38, № 254, pp. 28-31, Juin, 1955)

Генерал Жилли является командующим артиллерией французских войск в Западной Германии. В своей статье он рассматривает вопрос об изменениях, которые, по его мнению, должны быть внесены в методы использования обычной артиллерии в условиях атомной войны. В качестве примера он берет артиллерию легкой французской дивизии и последовательно рассматривает ее действия на марше, при завязке боя и в атаке, в позиционной обороне и при ведении сдерживающих действий.

По мнению автора, усилия командования должны быть направлены прежде всего на повышение тактической мобильности артиллерии и развитие новых огневых средств, в частности управляемых реактивных снарядов, которые в будущем должны заменить современную артиллерию.

Ниже публикуется полный перевод статьи.

В последнее время в целом ряде устных выступлений и в печати дискутируется вопрос об использовании обычной артиллерии сухопутных войск в атомной войне. Эта дискуссия обнаружила отсутствие четкого и единого взгляда на рассматриваемую проблему.

Всеми отмечается очень незначительная дальнобойность современной артиллерии по сравнению с той небывалой до сих пор степенью рассредоточения войск, которое диктуется угрозой атомного нападения. Артиллерии, находящейся в таких "пористых" боевых порядках, грозит большая опасность от просачивающегося в них противника. При этом делаются следующие выводы:

1. Недостаточная плотность боевых порядков войск (в том числе и артиллерии) в редких случаях позволит сосредоточивать массированный огонь нескольких частей или соединений.

2. Чтобы не создавать для поддерживающих войск дополнительных трудностей, возлагая на них задачу по обеспечению собственной безопасности, артиллерия должна небольшими подразделениями (побатарейно) находиться в боевых порядках смешанных боевых подгрупп.

Иначе говоря, остается всего лишь один шаг до передачи батарей в полное подчинение командиров боевых подгрупп.

Противники этого взгляда - артиллеристы, верные не только доктрине массированного использования артиллерии, но и принципам ее проведения в жизнь в доатомный век, принципиально отказываются от подобного решения, в котором они усматривают ликвидацию артиллерии как самостоятельного рода войск.

Мы считаем, что при наличии таких крайне противоположных взглядов надо с объективных позиций рассмотреть, какие же изменения будут внесены в задачи обычной артиллерии и в способы их разрешения на поле боя в связи с появлением атомного оружия.

Прежде всего выясним, что представляет собой основная задача артиллерии. Здесь уместно напомнить, что создание и существование того "ли иного рода войск определяются задачей, стоящей перед этим родом войск, а не теми техническими средствами, которые он использует. Смысл существования артиллерии состоит в том, чтобы дать в руки командования сухопутных войск огневые средства, позволяющие ему мощным огнем, ведущимся на большую глубину, воздействовать на противника и обеспечивать действия частей и подразделений, которые без артиллерийской поддержки могут оказаться изолированными и, следовательно, не иметь успеха.

Нам, несомненно, возразят, что по сравнению с мощью атомного оружия и радиусом действия современной авиации возможности обычной артиллерии выглядят довольно жалкими. Рассуждать таким образом - значит забывать об основном свойстве артиллерии, восполняющем ее недостатки, свойстве, которого лишены авиация и до сих пор атомное оружие, - это постоянная возможность использования артиллерии командирами соединений и частей, действующими в первом эшелоне.

Таким образом, если основная задача артиллерии не будет выполнена, то командиры соединений и частей будут лишены основного средства, при помощи которого они навязывают противнику свою волю, а следовательно, и имеют возможность сосредоточить усилия.

Однако надо выяснить, позволяют ли средства, которыми располагает в настоящее время артиллерия, выполнить стоящую перед ней задачу. Приходится признать, что нет, не позволяют. Очевидно, что артиллерия, ведущая огонь на 10 и даже на 15 км и находящаяся в боевых порядках дивизии, протяженность которых по глубине в настоящее время превышает дальность артиллерийского огня, не менее чем на 50%, лишена свойственного ей маневра огнем. И не менее очевидно, что артиллерия на тракторной тяге, привязанная к дорогам и не располагающая достаточными силами и средствами для наземной самообороны во время передвижения, рискует оказаться "гирей на ноге" для смешанных подгрупп, которые она поддерживает (особенно в момент угрозы атомного нападения со стороны противника, требующий от этих подгрупп принятия рассредоточенного и очень подвижного боевого порядка).

И даже учитывая вышесказанное, разве можно махнуть на все рукой и под тем предлогом, что современная артиллерийская техника малопригодна для выполнения стоящих перед артиллерией задач, отказаться от ее разумного использования и стремления модернизировать и усовершенствовать ее? Конечно, нельзя. Наоборот, указанные трудности вынуждают нас:

1. Определить, куда должны быть направлены усилия конструкторов, чтобы создать такую артиллерийскую технику, которая позволила бы этому роду войск продолжать успешное выполнение основной задачи.

2. Внести нужные изменения в способы использования уже имеющихся артиллерийских средств, что позволит артиллерии по мере сил и возможностей в ожидании новой техники не отказываться, а продолжать выполнение стоящих перед ней задач.

В первую очередь мы хотим рассмотреть вопрос о том, какие изменения должны быть внесены в способы и методы использования наших теперешних артиллерийских средств, чтобы артиллерия смогла выполнять свою задачу и в атомный век. Такова первостепенная по важности проблема, стоящая перед артиллеристами.

Для этого необходимо прежде всего дать общее определение характерных черт общевойсковых боевых порядков, составной частью которых являются боевые порядки артиллерии.

Особенности построения боевых порядков войск в атомной войне. Основным фактором, влияющим на боевые порядки войск в настоящее время, является радиус поражающего действия атомной бомбы, который в среднем равняется 2000 м (бомба в 20 килотонн) или 4000 м (бомба в 150 килотонн).

При взгляде на эти цифры сразу же возникает мысль о необходимости рассредоточения боевых порядков войск.

В каких же границах будет происходить это рассредоточение? Поскольку для уменьшения опасности рассредоточивают войсковые единицы, из которых состоит тактическая группировка войск, то при этом надо стремиться к такому положению, чтобы одной атомной бомбой противник мог уничтожить не более одной войсковой единицы, т. е. точно так, как это делалось в эпоху бризантных взрывчатых веществ (первая и вторая мировые войны), когда при построении боевого порядка исходили из того расчета, чтобы одним снарядом самого крупного калибра выводилось из строя не более одного пехотного взвода.

Совершенно очевидно, что в условиях возможного применения атомного оружия масштаб этой войсковой единицы следует изменить. В противном случае, если мы попытаемся построить такой боевой порядок, при котором одним атомным взрывом одновременно не поражались бы два взвода, т. е. чтобы соседние взводы находились друг от друга на расстоянии 4 км, мы получим столь "пористые" боевые порядки, что их сопротивление противнику будет равняться нулю. И наоборот, если мы ничего не изменим в наших традиционных доатомных боевых порядках, то одной атомной бомбой можно будет нанести непоправимые потери целой дивизии, на что, конечно, никто не пойдет, ибо это грозит уничтожением целого корпуса всего лишь несколькими атомными бомбами. Отсюда следует, что той войсковой единицей, которой можно рисковать в атомной войне в расчете на ее уничтожение одной атомной бомбой, должно быть какое-то подразделение, а не часть или соединение, но и не взвод, как это было раньше.

Некоторые считают, что таким подразделением должна быть рота, однако они вынуждены соглашаться с тем, что их выбор несерьезен, так как роты, расположенные на расстоянии 4 км одна от другой, не могут оказать противнику серьезного сопротивления. Целесообразнее всего в качестве войсковой единицы избрать батальон, так как, с одной стороны, уничтожение одного батальона одним атомным взрывом не повлечет за собой срыва маневра всего соединения, а с другой - интервалы в 4 км между батальонами позволят им успешно выполнять поставленные перед ними задачи, учитывая при этом их усиление и лучшую техническую оснащенность.

Следует иметь в виду также и тот факт, что численность батальона значительно увеличится, поскольку ему будут придаваться средства поддержки и усиления.

Таким образом, именно в рамках боевого порядка батальона мы и будем теперь рассматривать проблему использования обычной артиллерии (при теперешней ее технической оснащенности).

Для этого последовательно остановимся на традиционно установившихся этапах боя.

Тактический марш1. Походный порядок легкой дивизии, состоящей из пяти моторизованных подгрупп, при тактическом марше по среднепересеченной местности изображен на схеме 1. Надо учитывать, что это примерная схема, и местность в каждом конкретном случае будет вносить в нее свои коррективы2.

Если тактика вынудит изменить предлагаемую схему, то она не сможет все же пренебречь понятием "размеры". Мы думаем, что схема 1 позволяет довольно точно определять "размеры" зоны развертывания. Эта зона должна отвечать следующим требованиям:

1. Устранять опасность уничтожения одной атомной бомбой двух батальонов (или подгрупп). На схеме 1 интервал безопасности очень удачный, так как походный порядок построен с учетом возможного взрыва бомбы в 150 килотонн.

Схема 1. Походный порядок легкой дивизии на марше.
Схема 2. Размещение артиллерии в походном порядке легкой дивизии на марше.
Схема 3. Маневр "двойная воронка"
Схема 4. Боевой порядок легкой дивизии в наступлении.
Схема 5. Боевой порядок артиллерии легкой дивизии в обороне.
Схема 6. Боевой порядок артиллерии легкой дивизии при ведении сдерживающих действий: А, а-дивизионы 105-мм гаубиц; В, Ь - дивизионы 105-мм гаубиц; С, с - дивизионы 155-мм гаубиц.

2. Обеспечить достижение максимальной "непроницаемости" походного порядка, построенного в соответствии с предыдущим требованием.

Рассмотрим теперь, как же артиллерия разместится в походном порядке войск, если артиллерия легкой дивизии будет состоять из двух дивизионов 105-мм гаубиц и одного дивизиона 155-мм гаубиц.

На схеме 2 дан примерный порядок распределения этой артиллерии. С каждой подгруппой первого эшелона двигается батарея 105-мм гаубиц. Три остальные батареи 105-мм гаубиц и дивизион 155-мм гаубиц распределены между двумя подгруппами второго эшелона.

Такое распределение сил и средств на марше не затруднит, разумеется, управление артиллерией. Овалы на схеме 2 показывают сохранение внутренней органической связи между различными подгруппами.

Нового в этом ничего нет. Размещение артиллерии в походном порядке войск во время тактического марша в условиях атомной войны не представляет никакой трудности.

Однако крайне необходимо, чтобы артиллерийский начальник всегда знал намерения общевойскового командира относительно дальнейших действий войск, особенно во время подготовки к бою.

На страницах печати отмечалось, что в атомной войне довольно часто будет применяться маневр, известный под названием "двойная воронка" (схема 3).

Этот маневр состоит из быстрого уплотнения походных порядков войск для нанесения мощного удара по противнику и столь же быстрого последующего рассредоточения их с целью принятия прежних интервалов и дистанций, чтобы войска не представляли собой выгодной цели для атомных ударов.

Отсюда следует, что для правильного выбора районов возможного развертывания артиллерии артиллерийский начальник должен быть заблаговременно поставлен в известность относительно намеченных общевойсковым командиром районов, в которых войска примут соответствующий боевой порядок для нанесения удара по противнику.

Завязка боя и атака. Необходимо сделать одно предварительное замечание. Сильный удар по противнику войска могут нанести только в сравнительно плотных боевых порядках, однако в этот момент они подвергаются риску атомного нападения. Произведем небольшие расчеты для выяснения масштабов этой опасности.

Схема 4 показывает, что при выборе огневых позиций батарей в районах развертывания моторизованных подгрупп есть полная возможность сосредоточить огонь всей дивизионной артиллерии, если только район развертывания дивизии не превысит размеров, указанных на схеме.

На этой же схеме видно, что подгруппы находятся друг от друга на таких расстояниях, которые делают невозможным поражение двух подгрупп одной атомной бомбой (в 20 килотонн).

Так как в настоящее время мощность бомбы в 20 килотонн является наиболее распространенной для тактического атомного оружия, то в этих границах допустимо и временное уплотнение боевого порядка. Плотность, указанная на схеме 4, вполне приемлема для боевых порядков наступающих войск в условиях применения атомного оружия. Такой боевой порядок позволяет использовать обычную дивизионную артиллерию, а тем более новые французские орудия, дальнобойность которых значительно больше, чем у старых3. Впрочем, удар по противнику будет наноситься на сравнительно узком участке фронта (от 2 до 3 км), так что возникнет необходимость лишь в кратковременном сжатии боевых порядков артиллерийских дивизионов.

Имеющаяся тенденция к выделению дивизиям "зон ответственности"4 размерами во много раз большими, чем это вызывается необходимостью противоатомной защиты, объясняется, помимо всего прочего, небывалым загромождением дорог массой военной техники, которой располагает моторизованная дивизия, особенно при существующих нормах построения походных колонн5. Поэтому необходимо выделять для дивизии несколько маршрутов, чтобы она не имела растянутого походного порядка, затрудняющего в случае встречи с противником быстрый ввод в бой всех сил и средств. Этим и объясняется появление столь обширных зон.

В этом отношении надо быть очень осторожными, ибо предыдущие рассуждения показали, что противник, имеющий превосходство в живой силе, но испытывающий недостаток в средствах транспорта, может противопоставить нам более плотные боевые порядки при значительно меньшем риске подвергнуться атомному нападению.

Напомним, что после атаки войска должны быстро рассредоточиться для уменьшения опасности атомного нападения. Это особенно важно в том случае, когда оборона противника будет прорвана и войска перейдут к развитию успеха (движение "веером"). Если же противник оказывает упорное сопротивление, то необходимо приостановить наступление и перейти к обороне.

В первом случае действия дивизионной артиллерии будут проводиться так же, как и при совершении тактического марша. Во втором случае, наоборот, возникнет необходимость в выводе артиллерии на фланги войск, что в прошлом допускалось лишь в редких случаях.

Следует подчеркнуть, что основная особенность в действиях дивизионной артиллерии будет состоять в том, что после завершения атаки дивизионы должны быстро сменить свои позиции.
Позиционная оборона. Прежде чем говорить о действиях обычной артиллерии в позиционной обороне, необходимо, как мы это сделали при рассмотрении действий артиллерии в наступлении, представить себе плотность боевого порядка дивизии в обороне.

При организации обороны речь всегда идет о создании оптимальной "непроницаемости" боевых порядков войск при одновременном уменьшении риска подвергнуть эти войска атомному нападению.

С точки зрения "непроницаемости" необходимо выяснить, какова будет плотность боевых порядков наступающих войск противника, с которым мы можем встретиться. На этот вопрос дает ответ схема 4. Ответ, несомненно, приблизительный, но не лишенный смысла. Эта схема наводит на мысль, что дивизия противника в наступлении может получить полосу ширимой 10 км.
Организуя оборону, мы можем позволить некоторое незначительное уменьшение плотности своих боевых порядков. Короче говоря, с точки зрения "непроницаемости" боевых порядков разумно выделять легкой дивизии (в составе пяти моторизованных боевых подгрупп) полосу в 10-15 км шириной.

С точки зрения обеспечения противоатомной защиты войск плотность походных порядков по фронту, показанная на схеме 1, является для нас наиболее приемлемой. В этом случае дивизия получает полосу в 18 км шириной6.

Это позволяет нам считать, что легкой дивизии в позиционной обороне можно назначить полосу шириной до 15 км. Как отмечалось выше, назначение более широких полос обороны, по нашему мнению, нисколько не обусловливает стремления обеспечить противоатомную защиту войск.

Боевой порядок артиллерии в позиционной обороне мог бы соответствовать боевому порядку, изображенному на схеме 5.

Из этой схемы видно, что при таком построений боевого порядка артиллерии маневр огнем в масштабе дивизионной артиллерии становится слишком затруднительным для 105-мм гаубиц американского образца, но вполне осуществим для новых французских 105-мм гаубиц. В данном случае нет оснований отказываться от использования артиллерийского дивизиона в его традиционной роли. И действительно, на схеме показано, что при ведении, например, заградительного огня управление артиллерийским дивизионом осуществляется чрезвычайно легко. Конечно, это выдвигает сложные проблемы топографической привязки артиллерии. Однако опыт недавнего прошлого показывает, что артиллерийские дивизионы, расположенные на площади в 25 кв. км (5 км х 5 км), способны сохранять полную согласованность действий.

Кроме того, развертывание артиллерии, как это бывает и в действительности, не будет производиться в соответствии с геометрической точностью схемы, ибо выбор огневых позиций зависит от характера местности.

Для эффективного использования артиллерии необходимо будет очень тщательно проводить топографическую подготовку и учитывать метеорологические и баллистические данные, что является дополнительным доводом в пользу того, чтобы не дробить артиллерийские дивизионы, являющиеся единственными подразделениями, которые могут проводить такую подготовку.

Но будет ли возможен маневр артиллерии, когда ширина полосы обороны дивизии непомерно увеличится? Необходимо признать, что в этом случае батареи 105-мм и даже 155-мм гаубиц, будучи широко рассредоточенными, не смогут уже больше представлять собой серьезную силу. Однако следует также признать, что они разделяют эту относительную слабость с равными себе подразделениями других родов войск. Позволительно оставаться скептиком как относительно ценности пехотного взвода, затерявшегося в районе площадью в несколько квадратных километров, так и относительно ценности батареи 105-мм гаубиц, отделенной от других батарей своего дивизиона расстоянием, равным дальнобойности гаубицы.

Сдерживающие действия. Прежде чем говорить об использовании артиллерии при сдерживающих действиях, необходимо в общих чертах определить рамки общевойсковых боевых порядков, в которые артиллерия включается.

Вспомним в связи с этим основные характерные черты любых сдерживающих действий. Прежде всего характерно наличие двух отдельных эшелонов, предназначенных для взаимного и поочередного сдерживания противника: один из этих эшелонов ведет бой с противником, в то время как другой отходит на новый рубеж, расположенный дальше в тылу, где он и организует оборону. Средняя плотность боевых порядков войск, ведущих сдерживающие действия, позволяет добиться существенной экономии сил и средств по сравнению с позиционной обороной. Однако такая плотность боевых порядков войск вполне достаточна, особенно на направлениях линий коммуникаций, чтобы вынудить противника развернуться и предпринять определенный маневр. Это позволит задержать наступление противника и нанести ему потери.

Можно допустить, что одна легкая дивизия, имеющая в своем составе пять боевых моторизованных подгрупп, в состоянии вести такие действия на двух направлениях. Если принять во внимание среднюю плотность дорожной сети Южной Германии, то дивизия может получить полосу обороны шириной 20-25 км. В этом случае на каждом из направлений сдерживающие действия будут вести две боевые моторизованные подгруппы7.

Следует отметить, что во время сдерживающих действий важную роль играет артиллерия, что часто упускается из виду. Задача, которую чаще всего ставят перед артиллерией в ходе сдерживающих действий, состоит в оказании непосредственной поддержки смешанным боевым подгруппам. Однако она могла бы более эффективно использоваться, если бы вела огонь по узлам коммуникаций, расположенным в глубине боевых порядков противника. Это становится особенно ясно, когда речь идет об орудиях с большой дальнобойностью, например о французской 105-мм гаубице (на мехтяге или на шасси легкого танка).

Поистине, с сожалением смотришь, как артиллерия с дальностью стрельбы до 15 км используется "перед носом" у пехотинцев, в то время как она могла бы сеять смятение в колоннах противника.

Перейдем к маневру огнем артиллерии. Прежде всего, кажется, не может быть и речи о маневре дивизионной артиллерией в полосе шириной до 25 км, за некоторым исключением (например, при контратаке, предпринятой в масштабе дивизии силой ударной боевой подгруппы). Отметим, впрочем, что такая ширина полосы не является следствием появления атомного оружия. Средняя плотность боевых порядков войск, ведущих сдерживающие действия, обусловливается не стремлением обеспечить противоатомную защиту войск, а экономией сил и средств. Короче говоря, действия одного артиллерийского дивизиона, с учетом дальнобойности современных 105-мм гаубиц, практически увязываются с действиями боевых подгрупп, на направлении которых он используется. Для дивизионов 155-мм гаубиц можно предусматривать в некоторых случаях возможность использования их на нескольких направлениях.

Наконец, нужно сказать, что непрерывность действий как при ведении дальнего огня, так и при оказании непосредственной огневой поддержки требует, чтобы артиллерия, как и пехота, постоянно делилась на два эшелона. Подобное построение боевого порядка артиллерии показано на схеме 6.

С целью "уравновесить" оба эшелона было бы желательно, чтобы легкая дивизия имела четыре легких дивизиона 105-мм гаубиц (по две батареи четырехорудийного состава в каждом, или всего 32 гаубицы калибра 105 мм, что равно современному оснащению дивизии) и один дивизион 155-мм гаубиц.

В этом случае можно было бы использовать на каждой сдерживающей позиции и на каждом направлении не одну изолированную батарею, как это потребовалось бы при современной организации, а один артиллерийский дивизион, располагающий средствами разведки и. учета баллистических данных, что необходимо артиллерии для успешного выполнения стоящих перед нею задач. Эти дивизионы должны быть самоходными.

Несмотря на то, что при действиях на таком широком фронте приходится отказаться от возможности сосредоточить огонь всех 105-мм гаубиц в любом пункте полосы обороны дивизии, необходимость управления дивизионами таких гаубиц со стороны командующего артиллерией дивизии не уменьшилась. Только командование дивизионной артиллерии будет в состоянии с помощью своей воздушной разведки указывать им цели в глубине боевых порядков противника. Подчинить эту артиллерию боевым подгруппам - значит обречь ее на близорукость, не использовать в своих интересах ее дальнобойность. Впрочем, это совсем не исключает возможности ее использования для оказания непосредственной поддержки.

Выводы

1. В ходе боевых действий каждая командная инстанция в целях выполнения общей задачи должна быть способна воздействовать на ход событий средствами, имеющимися в ее распоряжении. Командир взвода использует огонь ручных пулеметов, командиры рот, батальонов и полков - огонь минометов и т. д. Средством воздействия на ход боя командиров дивизий и армейских корпусов является их артиллерия.

Можно спорить относительно материальной части, которую артиллерия имеет или должна иметь на вооружении: атомные или неатомные снаряды, орудия с нарезным каналом ствола или пусковые реактивные установки. Однако при всех обстоятельствах в распоряжение командиров дивизий и корпусов необходимо предоставить наиболее эффективные средства воздействия на ход боя. Если же этого в настоящее время нельзя сделать, то необходимо создать такую организацию, которая позволила бы им по возможности наиболее эффективно использовать существующие средства.

2. Мы рассмотрели, насколько существующая организация артиллерии и ее материальная часть позволяют командованию влиять на ход боя в атомный век. Из произведенного нами анализа можно, по-видимому, заключить, что в условиях атомной войны обычная артиллерия может еще использоваться, однако она приближается к пределу своих возможностей. Поэтому крайне необходимо заменить ее новыми боевыми средствами.

Поскольку в настоящее время на вооружении войск этих новых средств еще нет, мы рассмотрим два момента в отношении использования обычной артиллерии, которые нам кажутся наиболее важными:

а) Необходимо, чтобы артиллерия больше приспосабливалась к условиям ведения атомной войны. Усилия должны быть направлены, в частности, на развитие тактической мобильности артиллерии. Особенности маневра "двойная воронка", о котором мы говорили выше, наводят на мысль, что в будущем артиллерийские дивизионы редко будут занимать огневые позиции в течение продолжительного времени. Относительная стабильность ее развертывания, что являлось одной из характерных особенностей этого рода войск, в значительной степени изжила себя. Вероятнее всего, артиллерия с целью осуществления маневра, связанного с быстрыми и поочередными сосредоточениями и рассредоточениями, должна будет шире использовать выжидательные позиции и занимать огневые позиции, предварительно оборудованные с учетом характера местности (на строго определенное время, необходимое для выполнения одной четко поставленной задачи). Это положение, впрочем, уже предусмотрено в настоящее время для подразделений атомной артиллерии.

Усилия должны быть направлены также на реорганизацию частей с целью их облегчения. Эта необходимость является общей для всех родов войск, а не только для артиллерии. Она соответствует новым установкам, которые в настоящее время детально изучаются в отношении пехотного полка. Согласно этим установкам полк хотят заменить усиленным батальоном.

В отношении артиллерии это могло бы выглядеть еще более просто. Достаточно было бы включить в состав моторизованной боевой подгруппы (бывший полк, ставший усиленным батальоном) батарею. Нам кажется, что это неправильное решение вопроса. Во французской армии батарея является подразделением, лишенным средств разведки, топографических средств и средств связи, и, следовательно, не способна выполнять задачи, стоящие перед артиллерией. Батарея может оказывать огневую поддержку боевой подгруппе, в состав которой она будет включена. Однако поддержка не будет действенной, и ее могут с меньшими расходами боеприпасов оказывать минометы.

Чтобы полностью использовать огневую мощь 105-мм гаубиц, необходимо обеспечить их средствами разведки, топопривязки и учета баллистических данных. Другими словами, нужно создать легкие дивизионы. Какой состав должны иметь эти дивизионы? Этот вопрос требует изучения. Но уже сейчас на основании рассмотренных выше примеров использования артиллерии при ведении сдерживающих действий можно сказать, что создание легких дивизионов двухбатарейного состава (4 или 6 орудий в каждой) явилось бы хорошим ответом на данный вопрос.

б) Командованию, которое располагает артиллерией, не следует отказываться от ее использования под тем предлогом, что наша современная материальная часть не полностью отвечает требованиям атомной войны, а также дробить артиллерийские дивизионы на более мелкие подразделения. Это означало бы, с одной стороны, лишить командование дивизии или армейского корпуса возможности влиять на ход боевых действий собственными средствами и, с другой стороны, не использовать всех возможностей артиллерии для действий в глубину и по фронту.

Нужно, следовательно, чтобы командование, допуская необходимое рассредоточение огневых позиций артиллерии, стремилось сохранить связь между артиллерийскими подразделениями минимум в масштабе дивизиона (это всегда возможно), а лучше всего - в масштабе всей дивизионной и корпусной артиллерии.

Дальнобойность артиллерии является основой маневра огнем. Очевидно, что. командир дивизии, развернутой в полосе шириной 20 км, или корпуса, действующего в полосе шириной 50 км, сможет полностью использовать боевые возможности своего соединения лишь в том случае, если оно будет располагать огневыми средствами, обладающими дальнобойностью 20-30 км для дивизии и 60-80 км для армейского корпуса. Только управляемые реактивные снаряды позволят, вероятно, обеспечить такую дальность действия. Вот почему с большой надеждой следует приветствовать рождение 701-го дивизиона управляемых реактивных снарядов, являющегося зародышем артиллерии будущего.

В то же время необходимо, чтобы эти части, имеющие на вооружении средства дальнего действия, были обеспечены собственными средствами разведки (самолетами, радиолокационными станциями, без которых они были бы "слепыми"). Наконец, их эффективность значительно увеличилась бы, если бы они получили на вооружение снаряды с атомным, зарядом.
В настоящее время на вооружении французских войск состоят улучшенные образцы артиллерийских орудий, имеющие дальность стрельбы 15-18 км и смонтированные на шасси танка. Однако их дальнобойность уже недостаточна, и, кроме того, они слишком дороги. Следовательно, они не могут одни решить проблему новой артиллерии.

В заключение мы хотели бы отметить следующее:

1. Совершенно ясно, что современная материальная часть артиллерии имеет слишком ограниченные боевые возможности и не в состоянии обеспечить выполнение всех задач этого рода войск в атомный век. Однако, учитывая различного рода трудности, можно считать, что она еще останется на вооружении войск в течение определенного периода времени.

2. Вместе с тем необходимо стремиться к созданию совершенно новых средств борьбы (управляемых снарядов, могущих нести атомные заряды), которые в будущем заменят современную артиллерию.

1 В капиталистических армиях марши подразделяются на тактические, когда возможно столкновение с противником, и административные, когда столкновение с противником маловероятно. - Ред.

2 В частности, глубина походного порядка в значительной степени возрастет на труднопроходимой местности, вынуждающей подгруппы принимать растянутый походный порядок.

3 14 км для 105-мм гаубиц и 18 км для 155-мм гаубиц.

4 Этот термин не устраняет тревожного положения, вызываемого "пустотами", которых очень много в указанных зонах.

5 2500 автомашин, двигающихся по одной дороге, составляют колонну длиной до 400 км.

6 Разумеется, боевые порядки в обороне будут менее глубокими, чем походные порядки на марше.

7 В крайнем случае дивизии можно выделить и третье направление, на котором действовали бы пятая боевая моторизованная подгруппа и несколько других более или менее разрозненных подразделений.

Военный зарубежник 1956 №1  С. 27-36

Всего комментариев: 0
avatar