Военная политика Европейского союза (2005)

В. Максимов

Важным направлением деятельности Европейского союза (ЕС) является сотрудничество стран-участниц организации в сфере безопасности. Цели, задачи, формы и способы этой деятельности реализуются через так называемую европейскую политику в области безопасности и обороны (ЕПБО). Основные положения ЕПБО раскрываются в Маастрихтском договоре, Петерсбергской и Хельсинкской декларациях, Европейской стратегии безопасности.

Маастрихтский договор об учреждении Евросоюза, подписанный в 1991 году, определяет "реализацию общей внешней политики и политики безопасности" в качестве одной из основных областей сотрудничества стран-участниц. Координация деятельности членов ЕС в военной сфере была возложена на Западноевропейский союз (ЗЕС), который стал выступать в роли силовой составляющей Евросоюза (см. "Справочные данные").

Изменения в военно-политической обстановке, произошедшие в конце прошлого столетия, привели к эволюции взглядов руководства стран Западной Европы на угрозы для национальной безопасности и вытекающие из них новые задачи национальных и коалиционных вооруженных сил. Приоритеты военной политики европейских государств в сфере безопасности были переориентированы с подготовки к проведению широкомасштабных наступательных и оборонительных операций в Европе на урегулирование вооруженных конфликтов в различных регионах мира на выгодных для Запада условиях.

В целях реализации данного курса ряд ведущих западноевропейских стран во главе с Францией стал активно продвигать идею повышения своей самостоятельности в вопросах обеспечения безопасности и получения возможности на равных с американцами вести диалог и принимать решения по основным проблемам войны и мира. Особое недовольство в Париже и других европейских столицах высказывалось в связи с недостаточным учетом Соединенными Штатами мнения союзников по ключевым вопросам деятельности НАТО.

В этих условиях Совет ЗЕС в 1992 году принял Петерсбергскую декларацию, в соответствии с которой страны-участницы выразили намерение независимо от Североатлантического союза "решать гуманитарные, спасательные и миротворческие задачи, направлять воинские контингента для урегулирования кризисов, в том числе путем принуждения к миру". Этот документ впервые продемонстрировал намерение европейских членов НАТО добиваться большей самостоятельности от Соединенных Штатов при решении задач обеспечения собственной безопасности, хотя и в достаточно ограниченном объеме.

Со своей стороны США подвергали критике союзников в связи с несоответствием их претензий на усиление своей роли в Североатлантическом союзе фактическому вкладу в формирование коалиционного военного потенциала. После окончания "холодной войны" западноевропейские государства значительно снизили долю военных расходов в национальных бюджетах как за счет сокращения вооруженных сил, так и путем замораживания ряда программ разработки, закупки и модернизации вооружения и военной техники (ВВТ). В результате армии этих стран начали испытывать острую нехватку современных средств управления, связи, разведки и РЭБ, а также самолетов военно-транспортной авиации и боевых кораблей. В связи с этим способность государств Западной Европы автономно выполнять даже весьма скромные по масштабу Петеребергские задачи вызывала серьезные сомнения по обе стороны Атлантики.

В целях решения задач ЕПБО и повышения военных возможностей ЕС главы государств и правительств Европейского союза в 1999 году подписали подготовленную по инициативе Великобритании и Франции Хельсинкскую декларацию, которая определяла основные параметры военного строительства в рамках организации. В соответствии с этим документом Евросоюз должен был к 2003 году обладать возможностями по проведению через 60 сут после принятия политического решения самостоятельной операции по выполнению Петеребергских задач продолжительностью до одного года при условии одновременного привлечения не более 60 тыс. военнослужащих.

В структуре Евросоюза были созданы также собственные военно-политические и военные органы управления: Комитет по внешней политике и политике безопасности (КВПБ), Военный комитет и Военный штаб ЕС.

КВПБ, куда входят представители министерств иностранных дел в ранге послов, осуществляет координацию военно-политической деятельности стран Евросоюза, позволяя оперативно решать текущие проблемы в этой сфере.

Военный комитет ЕС является высшим военным органом Евросоюза, отвечающим за оценку военно-политической обстановки и подготовку предложений по задействованию военного потенциала стран-участниц в интересах разрешения кризисных ситуаций. Кроме того, на этот орган возложена организация взаимодействия с НАТО в военной области.

Важнейшие решения Военный комитет принимает в ходе заседаний главнокомандующих вооруженными силами (начальников генеральных штабов ВС) стран-членов Евросоюза, которые проводятся дважды в год. Его повседневная деятельность осуществляется на уровне национальных военных представителей. Председатель Военного комитета назначается Советом ЕС сроком на три года из числа представителей высшего командного состава стран-участниц Евросоюза (должность соответствует рангу армейского генерала по натовской градации).

Военный штаб ЕС отвечает за реализацию решений и планов Военного комитета, включая организацию и проведение операций под эгидой Евросоюза. Вместе с тем этот орган не имеет в своем постоянном распоряжении необходимых технических средств и достаточного количества подготовленного личного состава. В связи с этим пункты управления операциями сил реагирования развертываются на базе соответствующих органов ОВС НАТО в Европе или национальных вооруженных сил членов ЕС. Предложения о развертывании постоянно действующего оперативного центра, подчиненного Военному штабу, реализуются крайне медленно из-за отсутствия единогласного мнения по этому вопросу в рамках организации. На должность начальника Военного штаба ЕС назначается на ротационной основе корпусной генерал от вооруженных сил одной из стран-членов Евросоюза.

В развитие Хельсинкской декларации был разработан механизм формирования сил реагирования ЕС. В повседневных условиях части и подразделения, предназначенные для выделения в состав коалиционных группировок, должны находиться в национальном подчинении. Решение о выделении воинских контингентов принимаются самостоятельно руководством каждой из стран-участниц, исходя из государственных интересов. Свои конкретные обязательства члены Евросоюза внесли в каталог сил и средств, планируемых для передачи в оперативное подчинение этой организации. После увеличения в 2004 году состава ЕС до 25 стран и подписания соглашения об участии Норвегии в реализации ЕПБО в документ были включены: 17 бригад и 14 отдельных батальонов сухопутных войск и морской пехоты, свыше 350 боевых самолетов, более 100 кораблей и катеров (общая численность личного состава около 120 тыс. человек). Эти показатели утверждены с учетом необходимости ротации личного состава в зоне конфликта через четыре-шесть месяцев и не предполагают одновременного задействования всех упомянутых сил и средств.

В целях создания военно-промышленной основы для реализации ЕПБО в Евросоюзе были предприняты усилия по повышению эффективности работы национальных производителей продукции военного назначения. При активном участии руководства ЕС представители компаний начали переговоры об углублении научно-производственной кооперации, исключении дублирования усилий в ходе создания новых образцов, устранении чрезмерной конкуренции. Одновременно главы национальных ведомств, отвечающих за формирование оборонных заказов, активизировали консультации в целях реализации совместных программ закупок ВВТ. Основное внимание было уделено сотрудничеству в области авиационной, радиоэлектронной и кораблестроительной отраслей военно-промышленного комплекса. В свою очередь, политическое руководство Евросоюза стало более последовательно отстаивать интересы производителей ВВТ из стран-участниц ЕС на внутреннем и внешнем рынках. В 2004 году для более эффективного и комплексного решения вопросов военно-технического сотрудничества в структуре ЕС создано Европейское оборонное агентство.

Были налажены регулярные контакты между Евросоюзом и НАТО (встречи на высшем уровне, совместные заседания совета Североатлантического союза и КВПБ), что позволило оперативно решать проблемы, возникающие во взаимоотношениях этих организаций. В 2002 году был подписан пакет соглашений "Берлин плюс", устанавливающих порядок использования в операциях ЕС военных ресурсов альянса.

Первым практическим мероприятием в рамках реализации ЕПБО стало проведение ЕС в 2003 году операции "Конкордия" в Македонии. Ее особенность заключалась в том, что она была организована в целях закрепления результатов операций Североатлантического союза в этой балканской стране при использовании структур оперативного планирования блока, систем связи, разведки и средств перебросок.

За ней последовала операция по пресечению межэтнических столкновений в Демократической Республике Конго (бывший Заир) "Артемис". Она вошла в историю как первый опыт самостоятельного применения ЕС военной силы. Подготовка и проведение этой операции были осуществлены без задействования натовских структур. В качестве страны-организатора выступила Франция, на базе штаба ВС которой создавались необходимые органы управления. Эта страна также выделила 1 500 человек в состав международных сил, насчитывавших до 1 800 военнослужащих.

Первый опыт Евросоюза в сфере урегулирования кризисов показал способность этой организации решать отдельные миротворческие задачи и позволил ее руководству шире взглянуть на приоритеты ЕПБО, прежде ограниченные выполнением Петерсбергских задач. Разработанная в конце 2003 года Европейская стратегия безопасности значительно дополнила перечень угроз, для отражения которых ЕС планирует задействовать свой военный потенциал. Наряду с региональными конфликтами к ним отнесены: международный терроризм, распространение оружия массового поражения, кризис системы государственного управления в "проблемных" странах, организованная преступность.

Анализ документа показывает, что Евросоюз стремится занять особое место в системе международной безопасности, соблюдая при этом баланс интересов и военно-политических функций с НАТО. Свою основную задачу эта организация видит в урегулировании кризисов, характеризующихся низким уровнем вооруженного противостояния, но осложненных комплексом сопутствующих политических, экономических и гуманитарных проблем, не поддающихся разрешению исключительно силовым путем и требующих согласованного применения как военных, так и невоенных (по терминологии ЕС - "гражданских") сил и средств. Вместе с тем функции гаранта глобальной безопасности для стран Запада и проведение операций в условиях высокой вероятности оказания противником серьезного вооруженного сопротивления на современном этапе Евросоюз признает за НАТО.

Необходимость выполнения положений европейской стратегии безопасности потребовала уточнения планов военного строительства, изложенных в Хельсинкской декларации. При этом на первое место были выдвинуты не количественные показатели коалиционных сил, а нормативы их готовности к применению. В 2004 году в ЕС завершилась разработка так называемой концепции боевых тактических групп (БТГ), которая предусматривает создание к 2008 году в составе сил реагирования 13 высокомобильных формирований численностью по 1,5 тыс. человек. При необходимости они должны за 5 сут подготовиться к переброске в район кризиса и действовать там автономно в течение месяца. Каждая группа в зависимости от характера поставленной боевой задачи может включать до четырех мотопехотных (пехотных) и одну танковую (бронекавалерийскую) роту, батарею полевой артиллерии, усиленный комплект подразделений боевого и тылового обеспечения.

Для перебросок боевых тактических групп планируется задействовать поддерживаемые в соответствующей степени готовности самолеты военно-транспортной авиации, десантные корабли стран-участниц, а также зафрахтованные самолеты и морские суда гражданских компаний.

По мнению западных военных экспертов, БТГ должны применяться для упреждающего реагирования на кризисные ситуации, создания условий для развертывания в зоне конфликта основных миротворческих контингентов, выполнения экстренных задач по защите и эвакуации граждан стран Евросоюза за рубежом.

Значительное внимание в ЕС уделяется также стабилизации обстановки в различных регионах в постконфликтный период, что предусматривает проведение мероприятий по окончательному разоружению незаконных формирований, захвату или уничтожению их лидеров, оказанию помощи местным властям в создании силовых структур, решению гуманитарных задач. В частности, в 2004 году Евросоюз начал на территории Боснии и Герцеговины миротворческую операцию "Алтея", в которой принимают участие около 7 тыс. военнослужащих из 33 стран.

Кроме того, опыт операций в бывшей Югославии показал, что после подавления вооруженного сопротивления международные миротворческие контингента сталкивались с необходимостью решения несвойственных для вооруженных сил задач: борьба с преступностью, пресечение массовых беспорядков, организация системы административного управления, решение наиболее острых социально-гуманитарных проблем местного населения, восстановление объектов коммунального хозяйства, энергетики, транспорта.

В связи с этим в Европейском союзе принято решение о создании гражданских антикризисных структур общей численностью до 15 тыс. человек, включающих подразделения правоохранительных органов, формирования спасателей, медиков, строителей, группы специалистов в области права и управления. Их планируется применять как самостоятельно, так и во взаимодействии с силами реагирования ЕС.

Важным компонентом гражданских антикризисных структур являются полицейские силы Евросоюза, которые в настоящее время проводят операции в Боснии и Герцеговине (параллельно с операцией "Алтея"), в Македонии, а также в Демократической Республике Конго. Эффективность этой формы антикризисной деятельности ЕС признана не только в рамках самой организации, но и на уровне ООН.

С целью повышения возможностей полицейских сил в текущем году должен завершиться процесс создания сил европейской жандармерии, в состав которых войдут соответствующие подразделения карабинерских войск Италии, национальной жандармерии Франции, военной жандармерии Нидерландов, гражданской гвардии Испании и национальной гвардии Португалии (всего до 3 тыс. человек). Эти силы должны быть способны в ходе операций, проводимых по решению Евросоюза, НАТО, ООН или ОБСЕ, поддерживать общественную безопасность, обеспечивать соблюдение режима и воинской дисциплины на объектах международных контингентов, оказывать помощь местным правоохранительным органам.

Приглашение к участию в совместной структуре получили и другие страны Евросоюза, а также кандидаты на вступление в ЕС, имеющие соответствующие военизированные формирования (жандармерию, национальную гвардию, пограничную охрану).

Важным направлением деятельности гражданских антикризисных структур Евросоюза является обеспечение оперативного и согласованного реагирования на стихийные бедствия в любой точке мира с целью локализации их последствий и недопущения гуманитарных катастроф. Так, в ходе состоявшейся в январе этого года внеочередного заседания Совета ЕС, на котором обсуждалась обстановка в странах Южной Азии, пострадавших от цунами, принято решение об усилении координации между государствами Евросоюза в сфере оперативного реагирования на стихийные бедствия.

Угроза со стороны международного терроризма, актуальность которой для европейских стран подтвердили теракты в Мадриде и Лондоне, деятельность организованных преступных сообществ, незаконная миграция поставили страны ЕС перед необходимостью разработки и реализации в рамках ЕПБО программ по обеспечению внутренней безопасности. В настоящее время в Евросоюзе ведется подготовка концепции совместных действий по защите населения от террористических атак с использованием ОМП и других высокоразрушительных средств. Предусмотренные концепцией меры должны также снизить риск техногенных катастроф и повысить готовность к ликвидации последствий стихийных бедствий. К их реализации предусматривается привлекать не только создаваемые в рамках ЕС гражданские антикризисные структуры, но и подразделения инженерных войск, силы и средства РХБЗ, военно-медицинские формирования, самолеты военно-транспортной авиации стран-участниц, силы специальных операций.

Все большее значение для безопасности государств Евросоюза приобретает охрана общих внешних границ, защита морских коммуникаций, связывающих Европу с Северной Америкой и основными регионами добычи углеводородного сырья. В этих целях предусматривается активно использовать многонациональные соединения ВМС, формируемые при участии стран ЕС ("Евромарфор", франко-германскую группу надводных кораблей, испано-итальянское амфибийно-десантное соединение), а также силы европейской жандармерии.

В целом сотрудничество в сфере безопасности, в том числе и военной, является одним из важнейших направлений деятельности государств Евросоюза. Перспективы его дальнейшего развития определяются способностью этой организации решать существующие проблемы в политической и экономической сферах, которые особо проявились в период конституционного кризиса, разразившегося в этой организации. Существенное наращивание коалиционного военного потенциала ЕС невозможно без завершения реформы органов управления, упрощения процедуры принятия решений по принципиальным вопросам, преодоления дисбаланса в развитии между "старой" и "новой" Европой. Однако уже сейчас можно говорить о том, что Евросоюз состоялся как новый участник системы международной безопасности, последовательно и жестко отстаивающий собственные интересы.

Зарубежное военное обозрение 2005 №9, С. 2-8

Всего комментариев: 0
avatar