Военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке (2010)

Подполковник А. Фролов

В российской политологии к странам Ближнего и Среднего Востока относят 18 государств: Турцию, Сирию, Ливан, Израиль, Кипр, Иорданию, Саудовскую Аравию, Йемен, Кувейт, Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Египет, Судан, Ирак, Иран и Афганистан.

Данный регион в силу многочисленных конфликтных ситуаций остается одним из наиболее нестабильных районов мира. Военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке характеризуется как сложная и противоречивая. Определяющее влияние на нее оказывают антитеррористическая операция на территории Исламской Республики Афганистан, ход реализации иранской ядерной программы, ситуация в Ираке, а также процессы, связанные с ближневосточным урегулированием (БВУ). 

Ситуация в Исламской Республике Афганистан (ИРА) остается напряженной. Администрация X. Карзая реализует принятый в январе с. г. в Лондоне план комплексного внутриполитического урегулирования. Основные усилия властей направлены на создание силовых структур, способных самостоятельно обеспечивать конституционный порядок. В соответствии с планом их общая численность к 2013 году должна составить около 400 тыс. человек, 240 тыс. из которых намечается иметь в афганской национальной армии и 160 тыс. -в афганской национальной полиции.

Одновременно с этим власти пытаются наладить диалог с вооруженной оппозицией в целях реинтеграции в мирную жизнь "умеренных" боевиков, участвующих в военных действиях преимущественно по материальным соображениям.

Международные силы содействия безопасности и афганские силовые структуры принимали меры по ликвидации незаконных вооруженных формирований. В этих целях в феврале с. г. в провинции Гильменд проводилась совместная войсковая операция "Моштарак". Общая численность задействованных в ней военнослужащих превышала 15 тыс. человек. Однако эффективность данного мероприятия оценивается как низкая (ликвидировано не более 130 боевиков). При этом отмечался рост числа жертв среди мирного населения.

Вооруженная оппозиция - Исламское движение талибов, Исламская партия Афганистана и Исламское движение Узбекистана - продолжает борьбу за "прекращение иностранной оккупации" страны. В настоящее время бандформирования полностью или частично контролируют около 52 % уездов ИРА. Ряд из них - в провинциях Газни, Гильменд, Дайкунди, Заболь, Кандагар, Нуристан и Пактика - находится под полным контролем боевиков. Более того, экстремистам удалось почти на 30 % нарастить свое присутствие в северных провинциях, ситуация в которых ранее являлась наиболее благополучной в плане безопасности.

В интересах восстановления в МРА теократического режима исламисты разработали и реализуют новую "стратегию" действий. Она предусматривает "переход на сторону властей" бандформирований в ряде провинций в интересах их передачи под контроль афганских сил безопасности. Предполагается, что в дальнейшем "сложившие оружие" боевики поступят на службу в армию и полицию, что будет способствовать увеличению числа их сторонников в силовых структурах. На этом фоне активизируется легальная политическая оппозиция. Бывший соперник главы Афганистана X. Карзая на президентских выборах А. Абдулла объявил о создании политического объединения "Движение перемен и надежды". Его ядро составили Партия нового Афганистана и Исламское общество Афганистана, имеющие более 60 мест в парламенте страны. На предстоящих в сентябре с. г. парламентских выборах "Движение перемен и надежды" рассчитывает получить не менее 100 (из 249) депутатских мандатов.

В целом анализ обстановки в Афганистане свидетельствует о том, что в ближайшей и среднесрочной перспективе ситуация здесь особенно не изменится. Несмотря на прилагаемые усилия, афганские власти вряд ли смогут стабилизировать обстановку в стране. В связи с этим ведущая роль в решении задач противодействия вооруженной оппозиции и обеспечения безопасности на территории ИРА сохранится за иностранными воинскими контингентами.

Обстановка вокруг Исламской Республики Иран (ИРИ) остается сложной. Основными факторами, определяющими сохранение политико-дипломатического и экономического давления на Тегеран, являются принципиальные разногласия ИРИ и ведущих государств мирового сообщества в оценках целей и хода реализации Тегераном национальной ядерной программы, а также нежелание иранских властей исполнять требования резолюций Совета Безопасности ООН № 1737, 1747, 1803, 1835 и 1929, связанные с прекращением работ по обогащению урана.

При этом отказ Тегерана ратифицировать дополнительный протокол о гарантиях может свидетельствовать о намерениях ИРИ проводить работы в области ядерной энергетики, не отвечающие заявленной мирной направленности.

Администрация США, рассматривая в первую очередь возможность многовариантного политико-дипломатического воздействия на Иран, активизировала принятие мер, направленных на введение дополнительных санкций, затрагивающих энергетический и банковский секторы этой страны, а также односторонних ограничений в отношении иранских компаний, прежде всего функционирующих в интересах Корпуса "стражей исламской революции" ВС ИРИ.

В свою очередь, Иран, несмотря на оказываемое со стороны мирового сообщества давление, продолжает отстаивать свое право реализовывать национальную ядерную программу. При этом даже в случае ужесточения экономических санкций Тегеран не изменит свои планы реализации национальных проектов в ядерной сфере.

Вместе с тем, хотя иранским ученым удалось получить первую партию урана со степенью обогащения 20 %, руководство страны по-прежнему заинтересовано в получении зарубежного топлива для тегеранского исследовательского реактора в обмен на иранский низкообогащенный уран. В связи с этим Тегеран в ближайшее время намерен возобновить переговоры по данному вопросу с представителями "Венской группы" (МАГАТЭ, РФ, США и Франция).

Во внешнеполитической области деятельность военно-политического руководства (ВНР) страны направлена на усиление своих позиций в регионе. В ходе визитов президента ИРИ М. Ахмадинежада в Сирию и министра обороны и поддержки ВС Ирана А. Вахиди в Катар в феврале текущего года приоритетное внимание было уделено обсуждению вопросов, связанных с обеспечением региональной безопасности и отражением возможной силовой акции со стороны Израиля.

Внутриполитическая обстановка в ИРИ в целом находится под контролем властей. Основные усилия сосредоточены на пресечении возможности проведения оппозицией несанкционированных акций протеста, а также деятельности экстремистских группировок. Принимаемые правоохранительными органами меры позволяют оперативно пресекать антиправительственные выступления. Кроме того, подразделения силовых структур Ирана с начала текущего года проводят в юго-восточных провинциях страны антитеррористическую операцию по нейтрализации сепаратистской белуджской группировки "Джундулла".

ВПР ИРИ по-прежнему не исключает возможности проведения США и их союзниками антииранской силовой акции и уделяет приоритетное внимание повышению боевой готовности войск к отражению агрессии.

В целом оказываемое мировым сообществом давление на иранское руководство до настоящего времени не привело к приостановке в стране работ по обогашению урана. Неконструктивная позиция Тегерана может в самое ближайшее время привести к инициированию США и их союзниками процесса введения в отношении Ирана новых санкционных ограничений как по линии Совета Безопасности ООН, так и в одностороннем порядке.

Обстановка в Республике Ирак остается напряженной, и сохраняется тенденция к обострению.

Центральная избирательная комиссия Ирака 26 марта с. г. объявила окончательные результаты подсчета голосов, полученных в ходе состоявшихся 7 марта парламентских выборов. Лидирующие позиции снимает список суннитско-шиитского блока "Иракия" (лидер - бывший премьер-министр А. Алауи), получивший 91 мандат. За ним следуют шиитские "Коалиция за главенство закона" (премьер-министр Н. Аль-Малики) с 89 мандатами и "Национальная иракская коалиция" (А. Аль-Хаким), получившая 70 мест. Представляющий интересы руководства Курдского автономного района Ирака "Курдистанский список" получил 43 мандата. Оставшиеся 32 места в новом составе национальной ассамблеи Ирака (парламенте) распределены между списком "Перемен" (курды, Н. Мустафа) - восемь мандатов; "Иракским списком согласия" (сунниты, У. Ат-Тикризи) - шесть, "Коалицией единства Ирака" (шииты, министр внутренних дел Дж. Буланы) - четыре, "Исламским союзом Курдистана" (С. Садык)- четыре, "Курдским исламским объединением Ирак" (М. Али) -два, а также между представителями национальных меньшинств (христиан, езидов, сабейцев и шабаков) - восемь.

Экстремистские группировки, действующие на территории страны, не прекращают подрывную деятельность, направленную на эскалацию напряженности, в первую очередь путем провоцирования столкновений на этнической и конфессиональной почве в районах со смешанным проживанием иракского населения.

Наиболее активно террористические структуры, в том числе "Аль-Каида в Ираке" (АКИ), действуют в столице, а также в центральных и северных провинциях. В качестве основных целей терактов ими определены: места массового скопления людей, религиозные сооружения, правительственные здания, объекты иракских силовых структур (ИСС) и ВС США. дипломатические миссии, представительства международных организаций и иностранных компаний. Боевики АКИ ведут выборочное наблюдение за потенциальными объектами нападения, отрабатывают маршруты выдвижения и отхода, занимаются пополнением запасов оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Кроме того, значительное внимание экстремисты уделяют вербовке в свои ряды новобранцев, в том числе для использования их в качестве террористов-смертников. Так, действующая в иракской столице организация "Щит ислама" (лидер- Абдурахман аль-Багдади) объявила о создании специальной группы "Батальоны мучеников" для совершения подобных терактов.

В среднем по стране ежесуточно проходит 10-15 таких акций. Высокий уровень террористической угрозы сохраняется в городах Багдад, Басра, Киркук, Мосул, Рамади, Тик-рит и Эль-Фаллуджа.

В целях противодействия террористам ИСС проводят рейдовые операции (в январе с. г. -1 640, феврале - 1 460, марте - 1 330), в ходе которых уничтожено свыше 80 боевиков и задержано около 1 500 лиц. подозреваемых в террористической деятельности. Одновременно ИСС осуществляют "зачистку" населенных пунктов, контролируют соблюдение режимов комендантского часа и запрещения ношения оружия.

Вместе с тем иракские силовые структуры, несмотря на принимаемые меры и значительную численность (ВС - более 224 тыс. человек, МВД - около 397 тыс.), до настоящего времени не способны самостоятельно решать задачи по обеспечению национальной безопасности и эффективно противодействовать экстремистам. Сохраняются серьезные проблемы в вопросах организации взаимодействия министерств обороны и внутренних дел, боевого и материально-технического обеспечения, функционирования разведывательных органов различной ведомственной принадлежности. Уровень профессиональной подготовки и морально-психологическое состояние значительной части личного состава являются низкими.

ВС США, дислоцированные на территории республики, в целом придерживаются подписанного в декабре 2008 года соглашения "О выводе американских войск из Ирака и регулировании их деятельности в ходе временного пребывания на территории страны". Американское командование вывело боевые части и продолжает передавать под контроль ИСС контролировавшиеся ими ранее объекты и блокпосты. Подразделения ВС США задействуются только для ведения разведки. Одновременно они продолжают оказывать содействие иракцам в охране государственной границы, а также в вопросах тылового обеспечения.

В целом принимаемые руководством Ирака и командованием ВС США меры до настоящего времени не позволили стабилизировать ситуацию в стране.

Военно-политическая обстановка в зоне Персидского залива сохраняется сложной. Саудовскую Аравию и ОАЭ не устраивает политика Вашингтона, оказывающего всестороннюю поддержку шиитско-курдскому большинству иракского населения в ущерб интересам мусульман-суннитов. Они выступают категорически против любых попыток расчленения территории Ирака по регионально-этническому признаку.

В рамках военной организации стран членов ССАГПЗ (ССАГПЗ Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Бахрейн, Катар. Оман) определены приоритетные направления военной политики, выполняются программы в области обороны, осуществляется координация деятельности командований и штабов национальных ВС, проводятся совместные мероприятия оперативной и боевой подготовки войск.

Вместе с тем, несмотря на значительный срок, прошедший с момента принятия решения о создании объединенных вооруженных сил "Щит полуострова" (1984), основные положения плана их строительства не реализованы. В настоящее время руководство стран ССАГПЗ признало бесперспективность продолжения деятельности по формированию группировки "Щит полуострова" в ее прежнем виде. В этой связи Саудовская Аравия инициировала процесс пересмотра программы военной интеграции арабских государств Персидского залива, которая предусматривает оптимизацию организационно-штатной структуры совместного воинского контингента с включением в его состав военно-воздушного и военно-морского компонентов на постоянной основе, а также корректировку принципов его боевого применения.

В сфере антитеррористической деятельности в руководящих структурах ССАГПЗ сформирован комитет по изучению угроз терроризма. Основная его задача - координация деятельности национальных разведывательных и контрразведывательных органов. Представители министерств финансов стран региона участвуют в работе группы разработки мер по борьбе с финансированием терроризма. Создан международный антитеррористический центр со штаб-квартирой в г. Манама (Бахрейн). Кроме того, формируется объединенный комитет по противодействию терроризму и совместная полицейская структура ССАГПЗ "Галфпол". Ключевыми их функциями будут координация работы правоохранительных органов и спецслужб по выявлению и пресечению деятельности исламских экстремистских группировок, а также налаживание сотрудничества с другими странами и международными организациями по обмену информацией.

Арабские государства Персидского залива проявляют обеспокоенность в связи с реализацией иранской ядерной программы. Арабы полагают, что действия Тегерана на современном этапе провоцируют США и их союзников на усиление политического и военного давления на исламскую республику. Вместе с тем страны ССАГПЗ выступают против силового разрешения ситуации вокруг Ирана, поскольку это может привести к возникновению широкомасштабного конфликта на Ближнем и Среднем Востоке.

Усиливаются противоречия внутри ССАГПЗ. Руководство большинства входящих в него стран выражает недовольство преобладанием мнения Саудовской Аравии при принятии коллективных решений и противодействует практически неограниченному влиянию Эр-Рияда. Широкое распространение получила практика заключения сепаратных соглашений и сделок военно-политического и экономического характера без их согласования со своими партнерами. Затягивается процесс формирования зоны свободной торговли, таможенного союза и единой внешней политики стран - участниц ССАГПЗ. Султанат Оман отказался от участия в экономической интеграции и отложил на неопределенный срок свое вхождение в "единое валютно-финансовое пространство", создание которого было запланировано до 2010 года.

Дополнительную напряженность в развитие межгосударственных отношений вносит отсутствие прогресса в урегулировании территориальных споров (Саудовская Аравия - Катар, Кувейт, ОАЭ). Взаимные претензии предъявляются в отношении прав собственности того или иного государства на богатые нефтью приграничные районы и прибрежный шельф. Вместе с тем арабские монархические режимы Персидского залива предпринимают активные шаги по решению существующих спорных проблем в рамках согласительных комиссий.

Особого внимания заслуживают претензии ОАЭ относительно прав на владение о-вами Абу-Муса, Большой и Малый Томб, в настоящее время находящимися под контролем Ирана. Временному поверенному Ирана в Абу-Даби была вручена нота протеста с требованием немедленного прекращения оккупации указанных островов. Позицию эмиратов поддержали министры иностранных дел стран ССАГПЗ, расценив подобные действия Ирана как открытое нарушение существующих договоренностей и международного законодательства.

Важным аспектом "проблемы островов" является подключение к ее разрешению США. Искусственное "подогревание" Вашингтоном данной проблемы направлено на установление международной изоляции Ирана и сохранение американцами своего политического, экономического и военного влияния в этом регионе.

В Ближневосточном регионе наиболее сложная обстановка складывается в зоне палестино-израильского конфликта. В июле-августе с. г. боевики палестинских экстремистских группировок периодически вели обстрел прилегающей к Сектору Газа территории Израиля неуправляемыми ракетами (НУР) типа "Кассам". В ответ израильские ВС наносили удары по местам расположения мастерских, производящих эти НУР. и районам их пусков вблизи населенных пунктов Джабалия, Рафах, Хан-Юнис, а также по подъемным тоннелям на границе Сектора Газа с Египтом. Проводились мероприятия по задержанию представителей Движения исламского сопротивления ХАМАС и группировки "Исламский джихад" на Западном берегу р. Иордан (ЗБРИ, города Рамаллах, Наблус, Хеврон, Вифлием, Дженин, Иерихон и Калькилья).

Осложнению ситуации способствовало намерение правительства Израиля открыть в марте текущего года древнееврейскую синагогу в районе мусульманской мечети Аль-Акса, что привело к массовым столкновениям палестинцев с израильской полицией в Иерусалиме и на ЗБРИ. Для предотвращения возрастания масштабов беспорядков силовые структуры Израиля неоднократно проводили задержание участников акций протеста. В целом арестованы свыше 100 палестинских активистов.

Дополнительную острогу в ситуацию вносит создание Израилем и Египтом так называемой разделительной стены между Сектором Газа и египетской территорией. Эти действия нацелены на перекрытие каналов нелегальной поставки оружия для вооруженных отрядов ХАМАС и полную изоляцию анклава. Начало инженерных работ привело к значительному обострению отношений между ХАМАС и Египтом.

Сохраняется напряженность и на ливано-израильской границе. Вооруженные формирования "Хезболлах" и группировка ВС Северного военного округа Израиля находятся в готовности к возможному вооруженному противоборству в данном районе. При этом израильтяне, обвиняя шиитскую группировку в наращивании боевого потенциала, осуществляют активную воздушную разведку территории Южного Ливана и долины Бекаа.

Подразделения Временных сил ООН в Ливане, выполняющие поставленные задачи в соответствии с резолюцией 1701 СБ ООН 2006 года в целях предотвращения возможных провокаций в отношении военнослужащих миротворческого контингента контролируют ситуацию в южной части Ливана - от р. Эль-Лшани до ливано-израильской границы.

Обращает на себя внимание подчеркивание Тель-Авивом низкой эффективности Временных сил ООН в Ливане. Израильтяне полагают, что их присутствие в этом районе не способствует пресечению диверсионно-террористической деятельности исламских экстремистских группировок и препятствует оказанию противодействия боевикам со стороны ВС Израиля.

На этом фоне процесс ближневосточного урегулирования, включающий в себя разрешение комплекса арабо-израильских противоречий на трех направлениях - палестинском, сирийском и ливанском, полностью приостановлен. Вопросы, касающиеся освобождения Израилем оккупированных арабских территорий (палестинский Западный берег р. Иордан, сирийские Голанские высоты, ливанский спорный район ферм Шебаа), создания палестинского государства, судьбы палестинских беженцев и определения статуса Иерусалима, по-прежнему остаются открытыми.

Тель-Авив твердо нацелен на сохранение своего полного суверенитета над Иерусалимом и поселениями на ЗБРИ, а также на недопущение возвращения палестинских беженцев на территорию современного Израиля. Израильская сторона настаивает на демилитаризованном характере будущего палестинского государства и обеспечении своего военного присутствия вдоль границы с Иорданией. При этом она выступает против любого представительства ХАМАС в палестинских органах власти.

Руководство Палестинской национальной администрации (ПНА) в качестве главного условия возвращения к переговорному процессу требует запрета всякой поселенческой деятельности израильтян на оккупированных территориях. Кроме того, оно настаивает на прекращении спецопераций ВС Израиля на ЗБРИ, снятии ряда их армейских блокпостов на палестинских территориях, передаче дополнительных зон под контроль сил безопасности ПНА, разрешении на доставку в Сектор Газа гуманитарной помощи и освобождении части палестинских заключенных.

Перспективы возобновления процесса палестино-израильского урегулирования остаются неопределенными. Израиль и ПНА в данном вопросе продолжают ориентироваться главным образом на посредническую деятельность Вашингтона, считая его единственной силой, способной реально воздействовать на происходящие в регионе события.

В настоящее время Белый дом активно прорабатывает вопрос о возобновлении "непрямых" переговоров между ПНА и Тель-Авивом. Палестинская сторона допускает возможность контактов с израильтянами, однако настаивает на необходимости прекращения теми строительства новых зданий в Восточном Иерусалиме и еврейских поселениях на Западном берегу р. Иордан. В свою очередь, Израиль заинтересован в установлении прямых контактов с ПНА.

Существенное влияние на развитие обстановки в регионе, в том числе на возобновление переговорного процесса по ближневосточному урегулированию, оказывает сложная внутриполитическая ситуация в Палестинской автономии, которая обусловлена фактическим двоевластием ХАМАС (Сектор Газа) и ФАТХ (контролирует ЗБРИ). Между этими группировками сохраняются острые противоречия по следующим вопросам: формирование правительства национального единства; проведение выборов главы ПНА и Палестинского законодательного совета; реформирования Организации освобождения Палестины; создание силовых структур, действующих как на ЗБРИ. так и в Секторе Газа. Попытки разрешить комплекс межпалестинских противоречий предпринимает Египет, однако они пока успеха не имеют. Подготовленный Каиром пакет компромиссных предложений по внутрипалестинскому урегулированию, предусматривавший проведение всеобщих выборов в ПНА в середине 2010 года, был отклонен лидерами ХАМАС.

Ситуация на сирийском направлении БВУ также остается без изменений. В настоящее время Тель-Авив воздерживается от возобновления непрямых переговоров с Дамаском, которые проводились в 2008 году при посредничестве Турции. Израильское правительство во главе с Б. Нетаньяху ужесточило подходы к достижению территориальных компромиссов с арабами. Оно категорично выступает против возврата Сирии оккупированных Голанских высот и Ливану ферм Шебаа. Кроме того, Тель-Авив стремится изменить основной принцип вероятного переговорного процесса с сирийцами. Израильтяне намерены окончательно отойти от формулы "мир в обмен на территории" (конференция в Мадриде, 1991) и предлагают свой подход - "мир в обмен на мир".

В заключение необходимо отметить, что регион Ближнего и Среднего Востока в силу существующих многочисленных конфликтных ситуаций остается одним из наиболее нестабильных в мире, а может быть, и самым нестабильным. Анализ развития обстановки в нем дает основание полагать, что имеющиеся здесь очаги напряженности сохранятся в ближайшей и среднесрочной перспективе.

Зарубежное военное обозрение. 2010, №9, С.3-12

Всего комментариев: 0
avatar