Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке (2015)

Военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке

Полковник С. Угольников

Военно-политическая обстановка (ВПО) на Ближнем и Среднем Востоке сохраняет сложный характер. Получившие широкую известность "революционные" события "арабской весны" привели к резкой дестабилизации внутриполитической ситуации в ряде стран региона.

Негативное воздействие на ее развитие оказывают следующие факторы: вооруженные конфликты в Йемене, Ираке, Сирии; нестабильность в Ливане и стремление к региональному лидерству со стороны Саудовской Аравии, Ирана и Турции; отсутствие перспектив палестинско-израильского урегулирования, углубление социально-экономических проблем; усиление противостояния светских политических сил и исламистов, а также расширение масштабов деятельности террористических организаций, в первую очередь "Исламского государства Ирака и Леванта" (ИГИЛ).

Произошедшие в ходе так называемых "арабских революций" изменения внутриполитических балансов, существовавших в странах Ближнего и Среднего Востока в течение длительного периода времени, привели к появлению новых, созданных по кланово-племенному и конфессиональному признакам незаконных вооруженных формирований, а также к росту сепаратистских настроений.

Все большее распространение получает практика урегулирования спорных ситуаций не путем государственного посредничества, а силовыми способами, что способствует подпитке дезинтеграционных процессов и усилению угрозы территориального распада ряда стран, прежде всего Йемена, Ирака и Сирии.

Новым очагом напряженности в последнее время становится Йеменская Республика, обстановка в которой характеризуется эскалацией внутриполитического кризиса. Протестные выступления населения, возглавленные оппозиционным шиитским движением "Ансар Алла" (лидер -А. Аль-Хуси), переросли в масштабные боестолкновения с суннитскими военизированными отрядами правящей исламистской партии "Ислах" и привели к существенному усилению влияния в стране шиитского меньшинства.

Кризис стал закономерным следствием слабости и политической несамостоятельности президента Йемена А. Хади, ориентирующегося на США и Саудовскую Аравию. Действуя согласно их рекомендациям, он способствовал подписанию в сентябре 2014 года лидерами "Ислах" и шиитов "Соглашения о мире и национальном партнерстве", предусматривающего расширение представительства этой конфессии в правительстве и парламенте. Однако, являясь, по сути, "техническим" президентом, А. Хади не смог обеспечить его выполнение, в связи с чем протестные выступления приобретали все больший размах и остроту.

Шииты установили полный контроль над столицей - г. Саной - и всеми крупными городами страны, включая порт Ходейда на побережье Красного моря. Лидеры организации "Ансар Алла" объявили о взятии власти в республике, роспуске парламента и передаче всех властных полномочий Высшему революционному комитету.

Характер развития ситуации в Йемене был воспринят руководством Саудовской Аравии как угроза национальной безопасности страны, поскольку волнения могли распространиться на прилегающие к границе Йемена районы королевства, населенные шиитами. Кроме того, Эр-Рияд опасался дальнейшего усиления на юге Аравийского п-ова позиций Ирана, который уже в течение длительного времени оказывал поддержку йеменской "Ансар Алла".

В этих условиях власти Саудовской Аравии приняли решение о проведении с 26 марта 2015 года операции против оппозиционного движения "Ансар Алла". Для легитимизации своих действий саудовцы обеспечили формальное обращение президента А. Хади с просьбой о помощи. Для противодействия йеменским шиитам Эр-Рияд сформировал международную коалицию, в которую вошли девять арабских стран Ближнего Востока и Северной Африки - Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Катар, Бахрейн, Египет, Иордания, Марокко, Судан, а также Пакистан, связанный с Саудовской Аравией договорными обязательствами в области обороны.

ВВС стран-участниц коалиции наносят авиационные удары по позициям "Ансар Алла", а также частей и подразделений йеменских вооруженных сил, поддерживающих А. Аль-Хуси. Одновременно Эр-Риядом введена воздушная и морская блокада республики.

Вооруженное противостояние в Йемене постепенно перерастает в гражданскую войну, грозящую территориальным расколом страны. При этом она может превратиться в площадку открытого столкновения Ирана, оказывающего помощь хуситам, и Саудовской Аравии, перешедшей к прямому военному вмешательству на стороне президента А. Хади, а также суннитских племен и радикальных группировок. По мере разрастания конфликта возможен ввод на йеменскую территорию воинских контингентов Саудовской Аравии и ее союзников, что может подтолкнуть Иран на ответные действия и спровоцировать аналогичный шаг. Это чревато угрозой появления в регионе нового крупного очага суннитско-шиитского противостояния.

Неуклонно растут масштабы и интенсивность боевых действий против "Исламского государства" в Ираке. Вооруженные силы совместно с правоохранительными органами проводят контртеррористические операции в центральных и северных провинциях республики.

Боевики ИГИЛ контролируют до 30% территории страны, провозгласив на захваченной территории провинций Анбар, Найнава и Салах-эд-Дин "Исламский халифат". Вынужденный нейтралитет, а зачастую и прямое содействие местных суннитских племен, которые предпочли власть ЙГИЛ шиитскому правительству в Багдаде, позволило исламистам сформировать институты государственной власти, в том числе собственную полицию и шариатские суды. Одновременно в 2014 году они значительно укрепили свой военный потенциал за счет трофейного вооружения иракских вооруженных сил и привлечения в ряды группировки боевиков из других стран, что дало возможность существенно расширить масштабы террористической деятельности на территории Ирака.

Особое внимание лидеры группировки уделяют включению в состав нового квазигосударственного образования нефтеносных районов для его экономической подпитки.

В свою очередь, национальные вооруженные силы во взаимодействии с правоохранительными органами продолжают проводить контртеррористические операции по восстановлению конституционного порядка в провинциях Анбар, Найнава и Салах-эд-Дин, а также перешли к наступательным действиям к северу от иракской столицы, стремясь расширить ее зону безопасности и обеспечить беспрепятственное транспортное сообщение с северной частью страны.

Вместе с тем в последнее время наблюдается снижение темпов наступательных действий войск и переход к затяжным позиционным боям. Все большее внимание уделяется организации обороны ключевых населенных пунктов и объектов, а также созданию вокруг них безопасных зон. Тем самым формируются многочисленные хорошо защищенные опорные пункты, из которых по мере необходимости войска проводят точечные операции против боевиков.

С учетом наличия в республике значительных пустынных районов и растянутости транспортных коммуникаций активно ведется воздушная разведка целей, которые затем поражаются с помощью авиации и артиллерии без вступления с противником в огневой контакт. В населенных пунктах в ходе боев все чаще используются высокоточное оружие, снайперские группы и мобильные отряды на бронеавтомобилях.

Общая численность войск, участвующих в боевых действия против ИГИЛ, составляет около 150 тыс. человек. В противоборстве задействованы также отряды иракских курдов "Пешмерга". Кроме того, ведется работа по организации суннитских и шиитских добровольческих вооруженных формирований.

Расширение масштабов деятельности ИГИЛ вынудило администрацию Соединенных Штатов принять решение о создании международной коалиции против данной группировки. С августа 2014 года к нанесению авиаударов по иракской территории кроме США привлекаются военно-воздушные силы Австралии, Бельгии, Великобритании, Дании, Нидерландов и Франции. Однако результативность применения авиации против экстремистов с военной точки зрения остается низкой, так как они действуют преимущественно мелкими мобильными группами и, как правило, успевают своевременно покидать угрожаемые районы.

Принимая во внимание недостаточно высокую эффективность авианалетов, не подкрепленных эффективными наземными наступательными действиями, в Вашингтоне особую роль в борьбе с экстремистами ИГИЛ отводят силовым структурам Ирака и курдским отрядам самообороны. В связи с этим министерство обороны США в последнее время существенно расширило масштабы их военной подготовки.

В складывающихся условиях Силы защиты Курдистана (СЗК) "Пешмерга" наращивают свой боевой потенциал и постепенно занимают ведущую роль в проведении наземных операций против боевиков на фоне отсутствия значимых успехов иракских правительственных войск. При этом помощь в организации и проведении контртеррористических операций оказывают военнослужащие вооруженных сил США и ряда стран НАТО. Одновременно западные государства рассматривают варианты увеличения объемов прямых поставок курдам артиллерийских систем, минометов, противотанковых комплексов и средств разминирования.

В свою очередь иранское руководство, рассматривая ИГИЛ как потенциальную угрозу национальной безопасности, тоже наращивает масштабы своего участия в борьбе против исламистов в Ираке. Тегеран осуществляет поставки оружия Багдаду, а также боеприпасов к ним. При этом иранское командование не исключает такого варианта развития ситуации, при котором для отражения угрозы со стороны "Исламкого государства Ирака и Леванта" потребуется масштабное задействование национальных сухопутных войск.

Обстановка в Сирийской Арабской Республике также сохраняет напряженный характер. Основными факторами, оказывающими негативное влияние на ее развитие, являются эскалация вооруженного противоборства правительственных войск с оппозицией и исламскими террористами, кризисная экономическая ситуация, а также деятельность США и их союзников, направленная на свержение правящего режима.

Сирийское правительство, несмотря на углубление политических, военных и социально-экономических проблем, сохраняет устойчивость. В этих условиях страны Запада и их арабские союзники, добиваясь смены власти в республике, наращивают масштабы оказания всесторонней помощи сирийской оппозиции под предлогом необходимости противодействия ИГИЛ. В последнее время боевики достигли значительных успехов в южной части страны. В результате скоординированного наступления бандформирования оппозиции захватили значительную часть территории провинций Дераа, Кунейтра и Идлиб. Сложная обстановка складывается в восточных провинциях Ракка, Хасеке и Дейр-эз-Зор, находящихся под контролем "Исламского государства Ирака и Леванта".

Негативное влияние на обстановку в стране оказывает резкое ухудшение экономической ситуации, что во многом стало следствием введения Соединенными Штатами и Европейским союзом "удушающих" санкций против Дамаска. В ближайшей перспективе американская администрация рассматривает возможность ужесточения экономического давления.

Другим направлением деятельности США и их союзников против Дамаска является активизация подготовки прозападной сирийской оппозиции, включая ее вооруженные формирования.

Пентагон приступил к обучению личного состава Сирийской свободной армии (ССА) и других "умеренных" группировок в лагерях на территории Турции, Иордании, Саудовской Аравии и Катара.

В течение трех лет планируется подготовить около 15 тыс. боевиков. По взглядам Вашингтона, основную роль в свержении режима Б. Асада должна сыграть именно "умеренная" оппозиция, в первую очередь ССА.

Наиболее последовательную позицию в этом вопросе занимает Турция. Хотя Анкара по-прежнему настаивает на необходимости силового смещения Б. Асада, руководство страны считает, что такой сценарий должен быть реализован в формате операции НАТО. При этом Турция категорически отвергает возможность своего внеблокового участия в военных действиях. Одновременно она выступает за создание так называемых бесполетных и буферных зон на сирийской территории, которые в перспективе могут использоваться в качестве "плацдарма" для наступления сирийской оппозиции на Дамаск.

Другой традиционный противник Дамаска - Израиль - в отношении возможной сухопутной операции в Сирии занимает сдержанно-негативную позицию, скептически оценивая ее вероятные последствия для собственной безопасности. По оценке Тель-Авива, падение режима Б. Асада практически неизбежно повлечет захват власти в стране ИГИЛ и близкими к ней структурами, экспансионистские устремления которых распространяются, в том числе и на Израиль.

События в Сирии и Ираке напрямую влияют на обстановку в соседних государствах.

В Ливане наиболее сложное положение складывается в северо-восточной части страны, где бандгруппы "Исламского государства Ирака и Леванта" при поддержке других экстремистских группировок периодически предпринимают попытки захвата территории республики.

В свою очередь, шиитская организация "Хезболла" в настоящее время позиционирует себя в качестве единственной политической силы, способной сплотить ливанскую нацию и предотвратить межконфессиональное противоборство. При этом Израиль по-прежнему рассматривается ее руководством в качестве главного противника, что вынуждает ливанских шиитов сохранять на израильском направлении основную часть своих сил.

Дополнительным фактором, оказывающим негативное влияние на обстановку в Ливане, является наличие значительного количества сирийских и палестинских беженцев. Уже сегодня их доля составляет около 40 % численности населения страны (4,2 млн человек), что создает потенциальную угрозу социального "взрыва" и дальнейшей дестабилизации обстановки.

Военно-политическая обстановка в Турции сохраняет сложный характер, что обусловлено организацией деятельности террористических группировок и формирований Рабочей партии Курдистана (РПК), обострением внутриполитической борьбы после проведенных в июне с. г. парламентских выборов, а также ухудшением криминогенной обстановки из-за сложной экономической ситуации в республике.

Расширение сепаратистской деятельности РПК вызвано отсутствием прогресса в процессе мирного урегулирования курдской проблемы. По мнению курдов, антитеррористические меры, предпринимаемые властями (увеличение группировки войск на юго-востоке страны, применение авиации в ходе операций и т. д.) способствуют осложнению ситуации. На этом фоне участились угрозы боевиков Рабочей партии Курдистана в адрес не только представителей силовых ведомств, но и простых граждан, не поддерживающих идеи сепаратизма.

Обстановка в стране осложняется политической нестабильностью, возникшей вследствие потери правящей Партией справедливости и развития Турции (ПСР, председатель - А. Давутоглу) конституционного большинства в законодательном органе страны (впервые с 2002 года). Несмотря на победу на парламентских выборах с результатом 40,9% голосов (258 мест) ПСР для формирования правительства вынуждена вступать в коалицию с одной из оппозиционных партий, прошедших в парламент, среди которых Народно-республиканская партия (132 места), Народно-демократическая партия и Партия националистического движения (по 80 мест). В свою очередь лидеры оппозиции подготовили условия, при выполнении которых они готовы заключить коалиционное соглашение. Общим из них является требование отказаться от планов перехода к президентской системе управления государством, а деятельность Р. Т. Эрдогана вернуть в конституционное русло парламентской страны.

Турецкое руководство в качестве возможных вариантов дальнейшего развития событий не исключает роспуск парламента в случае отсутствия договоренности о формировании кабинета министров между лидерами партий в течение 45 дней. При этом согласно конституции республики внеочередные выборы должны состояться в срок не позднее 45 сут после соответствующего решения главы государства.

Нарастание напряженности в турецком обществе вызвано также усиливающимся недовольством населения в связи с увеличением числа сирийских беженцев. В сложившейся ситуации правительство было вынуждено принять решение о введении квот на их трудоустройство. Помимо этого росту протестных настроений способствуют значительные расходы бюджетных средств на лечение беженцев и участие мигрантов в криминальном бизнесе.

Серьезное дестабилизирующее воздействие на внутриполитическую обстановку на Ближнем Востоке оказывает неурегулированность палестино-израильского конфликта. Обе стороны выдвигают взаимно неприемлемые условия двустороннего соглашения. Движение исламского сопротивления ХАМАС требует полного снятия блокады Сектора Газа, а израильское правительство настаивает на демилитаризации анклава. Кроме того, руководство автономии несогласно с требованиями Тель-Авива о сохранении израильского военного присутствия на Западном берегу р. Иордан (ЗБРИ), а также о контроле израильтян над воздушным пространством Палестины и границей будущего палестинского государства с Иорданией.

Учитывая бесперспективность попыток возобновления мирных переговоров с Израилем и получив отказ Совета Безопасности ООН принять резолюцию об установлении сроков прекращения оккупации ЗБРИ, М. Аббас в одностороннем порядке начал процедуру признания палестинской государственности в международно-правовых институтах. В частности, палестинская администрация подала заявки на присоединение к 20 конвенциям и договорам по линии ООН. В их числе "Римский статут", регулирующий деятельность Международного уголовного суда (МУС).

Став с 1 апреля с. г. полноправным членом МУС Палестина может подать иски против Израиля по обвинению в военных преступлениях. При этом М. Аббас, несмотря на неизбежные политические и финансовые потери в случае продолжения односторонних антиизраильских действий, намерен использовать угрозу международного уголовного преследования в качестве инструмента давления на Тель-Авив.

В свою очередь следует ожидать, что в ближайшей перспективе курс нового израильского правительства по отношению к палестинцам не претерпит значительных изменений. Основные политические силы Израиля убеждены, что, несмотря на поддержку государственности Палестины со стороны многих стран, она не должна состояться в качестве "полноценного" государства, поскольку не обладает необходимыми атрибутами (собственные вооруженные силы, правоохранительные органы и законодательная база).

Процессы так называемой арабской весны привели к резкой активизации деятельности экстремистских группировок, в том числе ассоциирующих себя с международной террористической организацией "Аль-Каида". К ним относятся прежде всего такие группировки, как "Исламское государство Ирака и Леванта", "Аль-Каида на Аравийском полуострове" и "Джебхат ан-Нусра". Боевики из Ливии, Туниса, Ливана, Ирака, Йемена и Саудовской Аравии в настоящее время активно проявляют себя не только в Ираке и Сирии, но и в соседних с ними странах, оказывая дестабилизирующее влияние на внутриполитическую ситуацию. Неподконтрольные властям действия "воинов ислама" способствуют распространению радикальных идеологических взглядов, контрабанде оружия, усилению местных экстремистских группировок.

На Ближнем Востоке фактически развернута сеть лагерей подготовки террористов, конечной целью которых является создание "Исламского халифата" на территории Сирии, Ирака и сопредельных с ними государств.

Одновременно в Ближневосточном регионе расширяются масштабы межконфессиональных противоречий. Усиление позиций суннитских фундаменталистов значительно осложнило положение религиозных меньшинств, особенно христиан, которые вынуждены покидать Сирию и даже Ливан.

В последнее время во внешней политике ведущих ближневосточных государств наблюдаются заметные изменения. Так, обостряется борьба за региональное лидерство между Саудовской Аравией и Ираном. При этом Эр-Рияд для достижения своих целей намерен использовать искусственное нагнетание исторического противостояния между суннитами и шиитами, что проявляется в настоящее время в Йемене. Подобная практика оказывает дестабилизирующее воздействие на развитие обстановки в Сирии, Ираке, Ливане и Бахрейне, создавая угрозу расширения масштабов религиозных и межконфессиональных конфликтов в этих странах.

В целом в ближайшей перспективе военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке сохранит тенденцию к дальнейшему обострению. События в Йемене, Сирии и Ираке будут оставаться ключевым фактором, определяющим характер развития ситуации во всем регионе. Очевидно, что ИГИЛ, являясь одной из основных деструктивных сил на Ближнем Востоке, будет стремиться к установлению полного контроля над всем регионом, включая Израиль и другие государства, руководство которых не разделяет идею создания "Исламского халифата". При этом дополнительное негативное влияние на развитие ситуации будет оказывать противоборство Эр-Рияда и Тегерана за региональное лидерство.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №7, С.3-11


СМОТРИ ПО ТЕМЕ:
Категория: Геополитика | Добавил: pentagonus (30.08.2015) | Автор: Полковник С. Угольников
Просмотров: 4712 | Теги: средний восток, С. Угольников, ИГИЛ, Ближний Восток | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar