Военная политика Великобритании на современном этапе (2007)

Ю. Шмелёв

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (просто Великобритания, или Соединенное Королевство) является одной из ведущих держав мира и участниц Североатлантического союза, располагающей огромным экономическим потенциалом и оказывающей существенное влияние на политический климат в Европе и за ее пределами. На протяжении своей многовековой истории Великобритания стремилась определять приоритеты в мировой политике, решать судьбы многих стран и народов, используя для этого и свою экономическую мощь, и значительную военную машину.

Внешняя политика государства во многом уникальна и являет собой пример классической дипломатической игры, основанной на балансировании между интересами двух глобальных лидеров - США и Европейского союза. Только при таком подходе Лондону удается отстаивать свои национальные интересы, не сильно поступаться суверенитетом в глазах общественного мнения (что важно для внутренней политики) и оказывать влияние на мировые политические процессы.

История свидетельствует, что при смене правительства и приходе к власти другой партии особых перемен в военно-политическом курсе страны не происходит, поскольку у находящейся в оппозиции партии имеется так называемый теневой кабинет, который постоянно следит за обстановкой и находится в курсе всей деятельности правящей структуры. К тому же на протяжении большей части новой политической истории Великобритании за власть боролись две буржуазные партии: консерваторов и лейбористов, попеременно сменяя одна другую в зависимости от исхода очередных парламентских выборов. Преемственности способствует и то, что помимо высшего руководства у руля управления вооруженными силами находится профессиональный аппарат чиновников военного ведомства, который, в отличие от партийных политиков, не меняется в зависимости от итогов выборов. Система эта постоянна и действует бесперебойно.

С приходом к власти в 1997 году после долгого перерыва Лейбористская партия во главе с Э. Блэром формально провозгласила отказ от многих установок своих предшественников. Переоценка прежней стратегии была связана с осознанием нового места Великобритании в мире и доминированием прагматизма во внешней политике нового кабинета. В послевоенные годы страна превратилась в один из ведущих глобальных финансовых центров. Основу ее экономики составляла уже не промышленность, а сфера услуг, которая в сочетании с всеобщей информатизацией и передовыми коммуникационными технологиями сделала Лондон главным "сервис-центром" Европы. Британия стала местом сосредоточения штаб-квартир крупных транснациональных корпораций, перевалочным пунктом для американских и японских инвесторов, вкладывающих средства в европейскую экономику, и для европейцев, желающих открыть для себя американские рынки.

Политика военного строительства и деятельность национальных вооруженных сил основываются на положениях, изложенных в едином документе "Британская военная доктрина", в котором подчеркивалось, что "на современном этапе зона жизненно важных интересов Соединенного Королевства расширилась".

Приоритетным направлением военно-политической деятельности правительства страны является тесное сотрудничество в рамках Североатлантического союза. который рассматривается в качестве основы системы безопасности не только на Европейском континенте, но и в мире в целом. В связи с этим оно направляет активные усилия на глобализацию функций и расширение состава альянса (в том числе за счет Грузии и Украины), наращивание военного потенциала блока, совершенствование его структуры и системы управления.

Особое внимание британское руководство уделяет укреплению своих позиций в альянсе посредством широкого участия в его руководящих военно-политических и командных органах. Лондон выделяет в состав группировок ОВС НАТО значительные контингента национальных ВС, а также предоставляет в распоряжение блока свои стратегические ядерные силы.

Стремясь к усилению своих позиций в рамках Европейского союза. Великобритания участвует в формировании единой европейской политики в области безопасности и обороны и поддерживает идею создания общеевропейского механизма разрешения конфликтов и кризисных ситуаций, в том числе в регионах, удаленных от Европейского континента.

Важным вкладом Великобритании в интеграционные процессы на континенте стала инициатива по развитию европейской политики в области обороны и безопасности. Прорывом на этом направлении стало решение о формировании военного потенциала ЕС - независимого от Североатлантического союза, но связанного с ним, принятое в декабре 1998 года на франко-британском саммите в Сен-Мало. Возникновение "европейской армии" отнюдь не противоречило желаниям США, а, напротив, должно было стимулировать возрождение интереса Вашингтона к континенту, все более удалявшемуся на периферию глобальной безопасности. Такое справедливое разделение бремени затрат на оборону и безопасность между США и их европейскими союзниками должно было обеспечить сохранение общего американского оборонного "зонтика", который терял в весе из-за появления новых, более актуальных для Вашингтона угроз в других уголках мира. Поэтому региональная политика в области безопасности и обороны должна сводиться к участию европейских сил реагирования лишь в операциях по решению миротворческих и гуманитарных задач, стабилизации постконфликтных ситуаций, борьбе с терроризмом, включая оказание помощи "третьим странам" в ликвидации на их территории инфраструктуры террористических организаций, а также в других случаях, по согласованию с руководством блока, когда проведение операции под эгидой НАТО нецелесообразно. Благодаря Лондону удалось выработать и компромиссную позицию по формированию европейских штабных и командных структур в 2003 году.

Менее чем через полгода после встречи в Сен-Мало британское руководство стало одним из инициаторов решения другой европейской проблемы - во многом благодаря его усилиям была начата операция НАТО в Косово. А в 2001 году Лондон активно поддержал очередное расширение альянса и возвращение бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы в "семью" европейских народов. На протяжении последних лет Великобритания выступала также за проект Европейской конституции, реформирование и большую координацию политики в области юстиции и правопорядка, а также борьбы с незаконной миграцией.

Активная политика проводилась и в экономической сфере. Одним из ключевых постулатов лейбористского правительства стал вопрос о присоединении Великобритании к зоне евро. Несмотря на первоначальный скептицизм политической элиты и отторжение этой идеи со стороны общественности, в ходе избирательной кампании 2001 и 2005 годов британское правительство пообещало провести референдум по вопросу о введении европейской валюты и выработать пакет условий для вступления в зону евро. Лондон выступает с критикой аграрной политики ЕС, настаивая на ее изменении в сторону сокращения стимулов к перепроизводству продукции агропромышленного комплекса.

В период своего председательствования в ЕС (вторая половина 2005 года) британская сторона основные усилия направляла на преодоление конституционного кризиса Евросоюза, связанного с приостановкой процесса ратификации единого конституционного договора, разрешение противоречий по структуре и параметрам бюджета организации на 2007-2013 годы, содействие дальнейшему расширению ЕС и ужесточение иммиграционной политики, урегулирование ближневосточного кризиса. Великобритания активно выступает за наращивание военного потенциала этой организации и повышение его роли на международной арене.

Сотрудничество с Соединенными Штатами Америки традиционно занимает центральное место в военной политике правительства Великобритании. Являясь сторонником развития особых отношений с Вашингтоном, Лондон выступает в качестве его главного стратегического союзника и партнера, поддерживает американскую администрацию по всем основным международным проблемам, последовательно защищая мнение о невозможности стабильного существования Европы без экономического, политического и военного присутствия США.

Близость Лондона и Вашингтона объясняется не только общностью языка, истории, представлений о демократии и свободе торговли, но и совместным видением угроз, стоящих перед международным сообществом. Отсюда и стремление Великобритании максимально укрепить трансатлантические связи и поддержка ею существования и трансформации НАТО, которая порой приводила к серьезным осложнениям в отношениях с европейскими партнерами. Сюда можно отнести и споры Евросоюза и Великобритании о характере операции в Македонии, о соглашениях "Берлин плюс", позволяющих ЕС пользоваться инфраструктурой НАТО, о ключевой роли Североатлантического союза в борьбе с терроризмом. Лондон выглядел "троянским конем" Вашингтона в Европе и в связи с лоббированием проамериканских резолюций ООН, и размещением войск в Персидском заливе, и совместным заявлением с Испанией и европейскими странами-неофитами в поддержку американской операции в Ираке и предоставлением соответствующих гарантий безопасности Турции.

При этом, как ни удивительно, но для Лондона никогда не существовало противоречия между политикой атлантизма и развитием европейской интеграции. Скорее оба эти процесса в глазах руководства страны должны дополнять друг друга. К основным направлениям британо-американского военного сотрудничества относятся: координация планов применения вооруженных сил; совместное участие в военных акциях, в том числе проводящихся без получения мандата ООН, а также в решении задач в интересах обоих государств; обмен разведывательной информацией; использование американскими войсками военных объектов на территории Великобритании; планирование и проведение двусторонних учений, а также других мероприятий оперативной и боевой подготовки войск (сил); совместная разработка и производство новых образцов ВВТ.

Особое значение для Лондона имеет тесное сотрудничество с Вашингтоном в области ядерных вооружений. В текущем году парламент Великобритании продлил срок действия двустороннего соглашения 1958 года "О сотрудничестве в области использования атомной энергии для обеспечения взаимной обороны". Данный документ является основой британо-американского взаимодействия в сфере ЯО. Благодаря этому соглашению США имеют мощный рычаг влияния на Великобританию как на ядерную державу, что позволяет Вашингтону рассчитывать на поддержку Лондоном своих внешнеполитических и военных акций.

Важную роль в развитии двусторонних связей играет взаимодействие в процессе создания Соединенными Штатами глобальной системы противоракетной обороны. В 2003 году Лондон и Вашингтон подписали межправительственное соглашение о кооперации в области ПРО, которое предусматривает обмен информацией по данной проблеме, учреждение совместного координирующего органа и расширение сотрудничества между проектными организациями и предприятиями ВПК. Военно-политическое руководство (ВПР) Великобритании полностью поддерживает планы Соединенных Штатов по вопросу размещения тактических противоракет ПРО США в Европе, считая их необходимыми для обеспечения противоракетной защиты европейских стран. В то же время Лондон считает, что для будущего размещения элементов ПРО необходимо проведение консультаций с руководством РФ с целью учета ее интересов, смягчения позиции по данному вопросу, а также недопущения раскола в НАТО и ЕС.

Даже оказавшись в сложной дипломатической и внутриполитической ситуации в связи с поддержкой операции США в Ираке (антивоенные демонстрации, обвинения в развязывании войны без наличия достаточных доказательств существования оружия массового поражения у Саддама Хусейна, обвинения со стороны европейцев в слепом подчинении воле Вашингтона и т. п.), правительство Великобритании сумело найти оптимальную тактику маневрирования между интересами США и Европы.

Тем не менее Лондон был первым, кто выдвинул концепцию обуздания "американского ковбоя". Не позволяя Белому дому предпринимать односторонние действия, Великобритания надеялась повлиять на его политику изнутри коалиции. В какой-то мере, учитывая подавляющую военную мощь Соединенных Штатов и их решительность в достижении национальных интересов, этот прием был более конструктивен, чем критика Вашингтона со стороны, которую практиковали Франция, Германия и Россия. Именно под давлением Э. Блэра Вашингтон согласился пройти весь путь, связанный с принятием резолюций ООН по Ираку.

По инициативе Британии США вернулись к более сбалансированному подходу в отношении конфликта на Ближнем Востоке, одобрили "дорожную карту" и удерживаются от применения военной силы для разрешения иранской проблемы. При этом Великобритания не переставала убеждать Белый дом в правильности неких европейских подходов, в частности идеи многосторонних действий. По мнению британского руководства, американская администрация должна стремиться к работе с Европой как единым целым и партнерство с Европой должно базироваться на "убеждении, а не на диктате". Лондон, как и вся Европа, поддерживает Киотский протокол, выступает за создание палестинского государства, прилагает усилия в борьбе с бедностью в Африке и других регионах и т. п.

Сотрудничество с ведущими западными державами осуществляется как в рамках международных организаций, так и на основе двусторонних соглашений. Новым моментом в двусторонних отношениях стало объединение усилий в борьбе с террористической угрозой, в частности сотрудничество в юридической и финансовой сферах, а также по линии полицейских структур и специальных служб стран.

После 11 сентября произошла некоторая смена приоритетов лейбористского правительства - от европейского вектора Лондон вернулся к вектору глобальному. Одну из своих миссий Соединенное Королевство видит в построении нового, "безопасного, справедливого и преуспевающего мира", основанного на демократических ценностях и позволяющего контролировать процессы глобализации.

Необходимость подобного подхода диктуется, в частности, положением внутри страны. Великобритания, несмотря на достаточно жесткую миграционную политику, постепенно превращается в мультикулыурное общество, в котором все большую роль играют отнюдь не англичане, а выходцы из других стран и представители этнических общин. В этих условиях постепенно стирается граница между внутренней и внешней политикой, будь то отношения с Индией и Пакистаном или со странами Ближнего Востока и мусульманского мира. Остро встают проблемы консолидации такого разнородного общества и интеграции "второго поколения" (то есть детей иммигрантов). Оно считает Британию своей родиной, но вынуждено "впитать в себя" этнические и английские ценности.

Значительное место в военно-политической деятельности правительства занимает борьба с международным терроризмом, который рассматривается им в качестве одной из основных угроз национальной безопасности в XXI веке. Особую важность данной проблемы продемонстрировали имевшие место 7 июля 2005 года в Лондоне теракты, кардинально изменившие общий подход Британии к терроризму. Эти действия показали стремление экстремистов к масштабным акциям, приводящим к значительным жертвам и разрушениям, а также дестабилизирующим ситуацию в стране в целом. В то же время руководство страны использует активизацию антитеррористической деятельности в интересах формирования "нового" миропорядка в соответствии с западными стандартами, не останавливаясь перед силовым устранением неугодных политических режимов. Подтверждением такой политики является участие Великобритании в военной операции против Ирака. В целом характер и направленность военно-политического курса ее руководства последних лет свидетельствуют о том, что для достижения целей, отвечающих национальным интересам, оно делает ставку на использование военной силы как эффективного инструмента. Задействование войск предусматривается как в миротворческих операциях, так и боевых действиях в составе коалиционных сил на передовых театрах.

Распространение демокра-тических ценностей и защита прав человека стали основой этого "мессианского" курса Соединенного Королевства. Причем Лондон готов идти на многосторонние интервенции для смещения режимов, "терроризирующих" собственное население.

Военно-политический курс Великобритании в Азии, Африке и Латинской Америке направлен на дальнейшее расширение своего влияния в данных регионах, в том числе посредством военного и военно-технического сотрудничества (ВТС). Британская сторона предпринимает активные шаги по закреплению на традиционных рынках сбыта и поиску новых.

Основными партнерами страны в Азии являются Индия и Пакистан. Лондон стремится поддерживать на высоком уровне свое военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С этой целью он регулярно направляет туда боевые корабли для демонстрации военной мощи и участия в проводимых совместно с ВМС Австралии, Новой Зеландии, Малайзии и Сингапура учениях в рамках пятистороннего соглашения о военном сотрудничестве данных стран. Расширяется британское проникновение на региональный рынок вооружений. При этом наиболее интенсивно развивается ВТС с Таиландом, Индонезией и Малайзией.

Важное значение Великобритания придает укреплению своего влияния на Африканском континенте, пытаясь оказывать воздействие на руководство ведущих стран региона в интересах достижения собственных геополитических целей. При этом, используя различные каналы влияния, Лондон стремится навязать руководству африканских государств собственное видение глобальных процессов и заручиться полной поддержкой с их стороны региональной политики Соединенного Королевства.

В рамках программ предоставления военной и военно-технической помощи государствам Африки Великобритания принимает активное участие в модернизации их вооруженных сил, обучении африканцев британской методике проведения миротворческих операций, активизирует сотрудничество по линии спецслужб.

В Западной Африке одним из приоритетов для Великобритании является Сьерра-Леоне. Британские миротворцы приняли активное участие в восстановлении демократически избранного правительства этой страны и разоружении повстанцев. В настоящее время Лондон поддерживает проводимые там реформы системы управления и экономики. В частности, в 2003 году во взаимодействии с властями этой страны была создана прозрачная система добычи и торговли алмазами. Великобритания оказывает поддержку в переподготовке армии и полиции Сьерра-Леоне, включая и проекты по реинтеграции в них бывших боевиков. В период с 4 сентября по 5 ноября 2006 года на юго-западном побережье страны было проведено крупнейшее учение британских амфибийно-десантных сил "Вэла диплоймент".

Укрепляются британские позиции на региональном рынке вооружений стран Латинской Америки. После многолетнего разрыва отношений с Аргентиной, вызванного войной за Фолклендские (Мальвинские) о-ва, с ней постепенно налаживаются контакты в военной сфере, в частности достигнут ряд договоренностей об обмене слушателями военных учебных заведений, о проведении совместных военно-морских учений и визитах кораблей. Расширяется ВТС с Чили и Бразилией.
Направленность военно-политического курса Великобритании на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива определяется ее стремлением укрепить свои позиции в этом стратегически важном регионе мира и создать благоприятные условия для обеспечения прежде всего национальных экономических интересов. Правительство поддерживает концепцию создания независимого Палестинского государства при условии предоставления Израилю соответствующих гарантий безопасности согласно принципу "мир в обмен на землю". Признавая невозможность решения палестино-израильского конфликта без совместных усилий международного сообщества, Лондон выступает за сохранение ведущей роли США в ближневосточном урегулировании.

Правительство Великобритании поддерживает американскую концепцию постконфликтного восстановления Ирака, которое, по его мнению, должно осуществляться под жестким военным контролем со стороны государств, внесших наибольший вклад в свержение режима С. Хусейна. При этом взаимодействие с ООН и другими международными организациями предполагается налаживать прежде всего в сфере восстановления инфраструктуры и оказания гуманитарной помощи населению. В соответствии с предложением США Великобритания взяла на себя руководство действиями коалиционной группировки в южной части Ирака, развернув в районе г. Басра свой воинский контингент численностью около 10 тыс. человек. Вместе с тем, несмотря на решение Вашингтона увеличить численность своих войск в этой стране, британское правительство заявило о намерении сократить в текущем году наземный компонент своей группировки войск (сил) в Ираке на 1,6 тыс. человек. Данное решение обусловлено главным образом острой критикой прежнего правительства Великобритании под руководством Э. Блэра со стороны оппозиции и ряда общественных организаций за "чрезмерную поддержку политики США", отсутствие легитимности в использовании национальных вооруженных сил в урегулировании иракского кризиса, значительные материальные и финансовые затраты, возникшие проблемы, связанные с комплектованием ВС, не позволяющие обеспечивать эффективные действия двух крупных британских воинских контингентов - в Ираке и Афганистане.

В то же время в целях укрепления своего политического и военного влияния в Центрально-Азиатском регионе Великобритания наращивает национальный воинский контингент, действующий в составе Международных сил содействия безопасности (МССБ) и операции "Несгибаемая свобода", проводящихся в Афганистане.

Большое значение руководство страны придает участию ее вооруженных сил в урегулировании ситуации на Балканах. Лондон в своих официальных заявлениях постоянно подчеркивает "отсутствие прямых британских интересов" в бывшей Югославии, указывая на свое желание действовать прежде всего в соответствии с резолюциями ООН и ОБСЕ, направленными на урегулирование регионального конфликта в интересах европейской и мировой безопасности. Тем не менее, осуществляя миротворческую деятельность в этом регионе, Великобритания получает следующие возможности: упрочения своих позиций в Юго-Восточной Европе; долгосрочного проникновения в финансово-промышленные структуры республик бывшей Югославии; обеспечения (через территории Балканских государств) непосредственного доступа к топливно-энергетическим ресурсам Ближнего Востока; дальнейшего продвижения на Кавказ и в Центральную Азию; создания благоприятных условий для использования наземной и морской инфраструктуры бывших югославских республик. В соответствии с ранее одобренными планами руководства ЕС британское министерство обороны приняло решение о выводе национального воинского контингента из состава миротворческих сил EUFOR в Боснии и Герцеговине.

Отношения с Россией Великобритания рассматривает с позиции своего членства в НАТО и, несмотря на заявления о приоритетном развитии отношений с Москвой, по-прежнему придерживается устаревших стереотипов, считая Российскую Федерацию и ее Вооруженные Силы потенциальным источником военной опасности. Существенное воздействие на двустороннее сотрудничество оказывают разногласия по ряду принципиальных военно-политических проблем, в том числе касающихся расширения НАТО, распространения влияния альянса за пределы зоны его ответственности, поддержки планов США по созданию системы ПРО, а также путей урегулирования отдельных кризисных ситуаций и конфликтов.

Вместе с тем необходимость взаимодействия в решении актуальных проблем международной безопасности, включая совместное противодействие международному терроризму, обусловливает заинтересованность Великобритании в развитии военного сотрудничества с Россией. В Лондоне считают, что политика в отношении РФ должна включать создание условий, обеспечивающих Великобритании возможность максимального "втягивания" России в сотрудничество с НАТО и подключение ее к коалиционным планам. Большое внимание, которое уделялось обсуждению проблемы терроризма во время визита президента РФ В. Путина в октябре 2005 года в Лондон, и его приглашение (первого из мировых лидеров) в секретный правительственный центр кризисного реагирования "Кобра" показывает, что британское руководство расценивает Российскую Федерацию как одного из основных союзников в борьбе с международным терроризмом. Одновременно оно полагает необходимым проводить в отношении РФ линию, направленную на противодействие дальнейшему повышению ее роли в международных делах. С этой целью Лондон стремится ослабить власть в России посредством поддержки оппозиционных ей кругов, а также усиления политического и психологического давления на нее по ряду известных позиций.

Приоритетными направлениями развития отношений с Россией в военной сфере руководство Великобритании считает: проведение дву- и многосторонних консультаций по вопросам урегулирования кризисных ситуаций в различных регионах мира; взаимодействие в борьбе с международным терроризмом, а также при решении вопросов нераспространения ОМП и контроля над обычными вооружениями, в том числе по линии спецслужб.

Кроме того, к перспективным формам сотрудничества относятся: проведение конференций и встреч различного уровня, совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки, а также поисково-спасательных операций. Весьма показательным в этом плане стало участие британских военных в спасении экипажа российского батискафа "Приз" (АС-28) в августе 2005 года у берегов Камчатки. Президент России Владимир Путин наградил пятерых британцев, участвовавших в спасательной операции, орденом "За морские заслуги". Великобритания выступает также за расширение совместного участия в миротворческой деятельности.

Правительство Соединенного Королевства в целом поддерживает усилия российского руководства, направленные на стабилизацию обстановки в Чечне, однако проявляет традиционную озабоченность в связи с якобы имеющим место нарушением прав человека со стороны федеральных сил.

Британское ВПР проводит активную деятельность в целях дезинтеграции Содружества Независимых Государств и усиления влияния Великобритании на постсоветском пространстве. Рассматривая Украину в качестве главного противовеса влиянию России Лондон стремится к расширению двустороннего сотрудничества в экономической и военной областях, поддерживает прозападные тенденции в украинской политике. Особое внимание уделяется созданию предпосылок для вовлечения Украины в сферу деятельности НАТО. По оценке британских экспертов, этой цели служат задействование контингента ее ВС в операции многонациональных сил по поддержанию стабильности в Ираке, а также расширение участия Киева в программе "Партнерство ради мира". В частности, ежегодно на украинской территории проводится типовое учение "Казацкая степь" с привлечением вооруженных сил Великобритании и Польши.

В отношении Минска Лондон проводит политику поддержки оппозиции и вовлечения в этот процесс определенных политических сил в России и других граничащих с Белоруссией государств.

Политика ВПР Великобритании в Центральной Азии направлена в первую очередь на получение доступа к энергетическим ресурсам стран региона и установление контроля над ними. При этом государственные органы Прикаспийских государств обеспечивают полную поддержку британских топливно-энергетических компаний, стремящихся закрепиться на их нефтяных и газовых рынках.

Преследуя прежде всего экономические интересы, руководство Великобритании прилагает активные усилия к закреплению в Азербайджане, Казахстане и Таджикистане и получению доступа к их природным ресурсам. При этом Лондон пытается максимально "привязать" данные страны к Западу.
Основным военно-политическим партнером Соединенного Королевства в Закавказье является Грузия. Великобритания прилагает активные усилия по установлению тесных контактов с руководством республики. Это обусловлено прежде всего ее стремлением ограничить влияние России в регионе. В отношениях с Азербайджаном ставка делается на содействие его официальным властям в обеспечении стабильности внутриполитической обстановки в этой стране активному участию британских компаний в добыче нефти в регионе. Так, на церемонии открытия нефтепровода по маршруту Тбилиси - Баку - Джейхан в обход российских территорий присутствовал заместитель премьер-министра страны.

Приоритетным направлением развития военного сотрудничества с Азербайджаном и Грузией является приведение системы обучения военнослужащих к соответствующим стандартам НАТО. С этой целью Великобритания принимает активное участие в разработке программы реформирования вооруженных сил, а также в подготовке их офицеров в учебных центрах британских ВС.

Активизация международного терроризма привела к переоценке руководством страны приоритетов в сфере политики в области контроля над вооружениями и разоружением. В связи с опасениями по поводу возможности проведения терактов с использованием ОМП и "нетрадиционных" средств его доставки оно по-новому рассматривает эту проблему и отводит поиску путей ее решения одно из главных мест в своей военно-политической деятельности. Предотвращение такой угрозы, по мнению официального Лондона, должно стать также важнейшим приоритетом в работе международного сообщества.

Позитивное развитие российско-американского диалога, посвященного разоружению, позволяет британскому руководству занимать прагматичную позицию по вопросам разоружения, включая ядерно-космическую проблематику. В частности, оно выразило готовность обсуждать российскую инициативу создания глобальной системы контроля нераспространения баллистических ракет и ракетных технологий. Важное значение придают в Лондоне Договору о нераспространении ядерного оружия. Великобритания выступает за укрепление единства "пятерки" ядерных держав в противодействии распространению ЯО и средств его доставки. При этом ключевая роль отводится национальным и международным мерам контроля за экспортом материалов и технологий, которые могут быть использованы при производстве ОМП. Лондон с сожалением воспринял заявление начальника российского Генштаба о возможности выхода Москвы из договора о РСМД в связи с планами Соединенных Штатов, предусматривающими развертывание в странах ЦВЕ элементов ПРО, полагая что данный шаг приведет к серьезным последствиям для европейской и международной безопасности.

Руководство Великобритании рассматривает Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) в качестве одного из важных компонентов европейской безопасности. В то же время оно уклоняется от ратификации адаптированного ДОВСЕ, мотивируя это невыполнением Россией своих обязательств по выводу войск из Грузии и Приднестровья в соответствии со Стамбульскими договоренностями 1999 года.

Другим инструментом обеспечения стабильности помимо вооруженного вмешательства могут стать более эффективные международные институты. Лондон пытается извлекать максимум выгоды от своего участия в "Группе восьми", Совете безопасности ООН и т. п. и поддерживает реформирование этих органов, дабы они могли более соответствовать мировым реалиям.

Смена большей части правительства во главе с Э. Блэром в июне 2007 года изменений во внешнеполитический курс страны не принесла.

В арсенале Великобритании широко задействуются экономические методы построения "справедливого мира". Руководство страны выступает за дальнейшую либерализацию торговли и принятие решений по значительному снижению торговых барьеров. В частности, речь идет о снижении тарифов на промышленные товары и сокращении субсидий сельскому хозяйству в развитых странах. Все шире в Великобритании распространяется практика "справедливой торговли", которая становится неотъемлемой частью деятельности ведущих и социально ответственных корпораций. Смысл системы заключается в закупке товаров в развивающихся странах по мировым ценам с одновременной выплатой некой небольшой компенсации тем производителям, цены на продукцию которых снижаются в силу рыночной конъюнктуры (чай, кофе, какао-бобы и т. п.). С одной стороны, это стимулирует производство и модернизацию в развивающихся странах, а с другой - существенно расширяет экономические возможности Великобритании по проникновению на их рынки.

Конечным итогом политики западных стран является внедрение ценностей либеральной демократии и прав человека, несмотря на видимое различие в методах реализации поставленных целей (ориентация США на односторонние действия силового характера и концепция ЕС, основанная на многостороннем подходе, "вовлечении" и экономических мерах). При этом пропаганда подобной системы ценностей строится на использовании исторического опыта западных государств. Это в полной мере относится и к британской внешней политике.

Либеральная демократия рассматривается как средство обеспечения стабильности и предсказуемости восточного и южного "окружения" лидеров мировой экономики и политики. Э. Блэр не раз подчеркивал, что в современном взаимозависимом мире любой внутренний конфликт может иметь серьезные последствия для других стран, а значит, вмешательство должно быть оправданно, с тем чтобы предотвратить их. Причем первой ласточкой в этом направлении стала интервенция НАТО в Косово, поддержанная Великобританией. Аналогичная риторика использовалась бывшим премьер-министром и для преодоления разногласий в собственной партии по поводу войны в Ираке.

Жертвами интервенции могут стать режимы, не столько имеющие "злостные намерения" в отношении западных стран, сколь неспособные контролировать собственную территорию и предотвратить расползание оружия массового поражения и террористической угрозы. Как утверждает доктрина внешней политики Великобритании, "способность проецировать военную силу станет одним из главных инструментов нашей внешней политики". Применение "экспедиционных войск" постепенно становится центральным элементом реагирования на кризисы, "закрывая двери для альтернативных дипломатических и иных инициатив".

Зарубежное военное обозрение. 2007, №10, С.3-13

Всего комментариев: 0
avatar