О нарушении Украиной норм международного права (2014)

Полковник Д. Симонов

Гуманитарное положение на юго-востоке Украины является катастрофическим «по любым человеческим меркам», - заявил постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин на экстренном заседании Совета Безопасности по ситуации в этой стране.

В ходе карательной операции украинские силовые структуры все более интенсивно задействуют авиацию, тяжелое вооружение (включая ракетные комплексы оперативно-тактического назначения, реактивные системы залпового огня «Град», «Ураган» и «Смерч») и оружие неизбирательного действия в населенных пунктах. Активно используются противопехотные мины, кассетные и зажигательные боеприпасы. Указанные действия являются грубейшим нарушением существующих норм международного права в области вооруженных конфликтов и должны квалифицироваться как военные преступления.

Так, вопреки положениям Конвенции о запрещении противопехотных мин1, участником которой является Киев, данный вид оружия в массовом порядке применяется украинскими войсками. Типовое оборудование блокпостов ВС Украины на юго-востоке страны помимо инженерных заграждений предусматривает и минирование подступов к ним. Боже того, по сведениям СМИ, украинская армия использует не только собственные запасы, но и значительное количество противопехотных мин американского производства. Одиозный проект правительства Украины по «инженерному укреплению границы с Российской Федерацией» также вопреки взятым им на себя обязательствам предполагает широкомасштабное минирование приграничных территорий.

К настоящему времени имеются многочисленные свидетельства очевидцев, вещественные доказательства, фото- и видеоматериалы, подтверждающие интенсивное применение подразделениями ВС Украины чудовищного по своему воздействию на человека зажигательного оружия (на основе белого фосфора и еще более совершенного вещества — N-17) в городах Донецк, Луганск, Славянск, н. п. Семеновка, Лисичанск и др. При этом грубо нарушаются требования Конвенции о «негуманном» оружии2, при любых обстоятельствах запрещающей подобные нападения не только на гражданские, но и на военные объекты, расположенные в районах сосредоточения населения3. Кроме того, карательная операция украинских силовых структур в юго-восточных районах страны по своему характеру и масштабам подпадает под действие запретительных положений Женевской конвенции 1949 года по гуманитарному праву Массово игнорируются ее требования, не допускающие осуществления «актов насилия или угрозы насилием, имеющих основной целью терроризировать гражданское население»4.

Регулярно отмечаются серьезные нарушения, приравниваемые данным соглашением к военным преступлениям, основными из которых являются: «нападения неизбирательного характера» (включая атаки, «не направленные на конкретные военные объекты»; бомбардировки густонаселенных районов); целенаправленные действия, заведомо влекущие за собой потери среди мирного населения и ущерб гражданским объектам; превращение необороняемых местностей в объект нападения; поражение объектов, необходимых для выживания гражданского населения, в том числе сооружений для снабжения населенных пунктов питьевой водой и продовольствием5.

Полностью игнорируются закрепленные в Конвенции обязательные меры по минимизации вреда для гражданских объектов при ведении боевых действий. Обстрелам с использованием тяжелых вооружений систематически подвергаются жилые кварталы, церкви, медицинские и образовательные учреждения, блокируется доступ продовольствия и гуманитарной помощи, преследуются беженцы. Целенаправленно проводятся нападения на журналистов и их задержание, а также на медицинский персонал и транспорт, перевозящий раненых. Кроме того, вопреки требованиям Конвенции массовый характер приобрели посягательства на жизнь, достоинство и физическую неприкосновенность, случаи жестокого обращения, пыток и истязаний местных жителей со стороны украинских силовых структур.

Естественным результатом подобных действий Киева становится рост жертв среди гражданского населения и резкое ухудшение гуманитарной ситуации.

Ощущая поддержку США и стран Запада, официальный Киев избрал тактику категорического отрицания всех выявленных преступлений или перекладывания ответственности за них на подразделения ополчения Донецкой и Луганской Народных Республик. При этом расследования не проводятся, сбор доказательств не организуется. Украина не является участницей Римского статута Международного уголовного суда, и рассмотрение обозначенных гуманитарных преступных действий в рамках указанного органа маловероятно ввиду его прозападной позиции.

Тем не менее массовые свидетельства преступлений украинской армии и нацгвардии не остаются незамеченными мировым сообществом. Так, специалисты правозащитных организаций «Хьюман райтс уотч» и Международного Комитета Красного Креста (МККК), несмотря на первоначальную дистанцированность от конфликта на Украине, провели уже несколько специальных миссий по установлению фактов, в результате которых было однозначно установлено, что осуществляемая в настоящее время Киевом карательная операция противоречит требованиям гуманитарного права.

Полученные доказательства четко указывают, что ответственность за выявленные преступления несут правительственные войска. При этом важно, что побывавшие на месте преступлений киевского режима правозащитники особо подчеркивают, что «сторонники Украины в Вашингтоне, Брюсселе и по всей Европе должны четко указать киевским властям на необходимость прекращения использования тяжелых вооружений и соблюдения норм международного гуманитарного права».

По итогам проведенных расследований были задокументированы многочисленные жертвы среди гражданского населения в районах, где не наблюдалось никакой активности ополчения. В этой связи «Хьюман райтс уотч» направила президенту Украины ряд обращений с требованием обеспечить выполнение положений международного гуманитарного права в зоне антитеррористической операции и предотвратить повторение подобных карательных действий в дальнейшем.

Российская Федерация для выхода из сложившейся гуманитарной катастрофы предложила отправлять в Донецк и Луганск гуманитарную помощь под эгидой МККК.

Рано или поздно к мировому сообществу придет осознание того, что за столь масштабные военные преступления придется нести ответственность, а те, кто поддерживал киевский режим, станут соучастниками данных нарушений норм международного права.

1 Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении (Оттавская конвенция) 1997 года.

2 Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (Конвенция о «негуманном» оружии) 1981 года.

3 Конвенция о «негуманном» оружии, Протокол Ш, ст. 2

4 Женевская конвенция 1949 года, Дополнительный протокол I, ст. 51.

5 Женевская конвенция 1949 года, Дополнительный протокол I, ст. 51, 54, 59.

Зарубежное военное обозрение. 2014, №8, С. 3-6
 

Всего комментариев: 0
avatar