Состояние и особенности реализации международного договора о торговле оружием (2019)

Полковник В. Славнов

Международный договор о торговле оружием (МДТО, Arms Trade Treaty) принят Генеральной Ассамблеей ООН 2 апреля 2013 года. Резолюцию в поддержку данного правового акта одобрили 154 государства из 193 членов ООН, выступили против три (Иран, КНДР и Сирия) и 23 страны - в том числе Россия, Белоруссия, Боливия, Венесуэла, Индия, Китай и Куба, при голосовании воздержались.

Договор был открыт подписанию 3 июня 2013 года в г. Нью-Йорк (США) и вступил в силу 24 декабря 2014-го, через 90 дней после даты сдачи на хранение депозитарию (Генеральный секретарь ООН) 50-й ратификационной грамоты. МДТО является первым юридически обязывающим документом, регламентирующим экспорт, импорт, транзит, передачу вооружения и военной техники (ВВТ), а также посреднические услуги в этой сфере. Носит бессрочный характер.

Основными целями договора заявлены:
- усиление контроля над распространением в мире обычных вооружений:
- предотвращение попадания оружия преступным группировкам и террористическим организациям;
- обеспечение региональной и глобальной безопасности;
- установление единых межгосударственных правил продажи и приобретения обычных вооружений на мировом рынке.

Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 61/89 от 2006 года отсутствие соответствующих общих правил создает угрозу миру, примирению, безопасности, стабильности и устойчивому развитию. МДТО регламентирует экспорт, импорт, транзит и передачу ВВТ, а также посреднические услуги в данной сфере.

В перечень подлежащих контролю вооружении и военной техники включены следующие категории: танки и боевые бронированные машины; артиллерийские системы большого калибра; боевые самолеты и боевые вертолеты; военные корабли;ракеты и их пусковые установки; легкое и стрелковое вооружение; боеприпасы, запасные части и компоненты.

Договор запрещает государству-участнику передачу оружия, если есть предположение, что оно может быть использовано для совершения актов геноцида, преступлений против человечности или иных военных преступлений.

В документе определены критерии легальности продаж вооружения, согласно которым требуется принимать во внимание действующие санкции Совета Безопасности ООН, собственные международные обязательства сторон по другим договоренностям, способность предлагаемого на экспорт оружия подорвать мир и безопасность, а также серьезные нарушения государствами-получателями прав человека и норм гуманитарного права.

Изменения и поправки в текст соглашения разрешается вносить не ранее чем через шесть лет после начала его действия (то есть после 24 декабря 2020 года). Впоследствии предлагаемые поправки могут рассматриваться конференцией государств-участников (ЮГУ) один раз в три года. Между конференциями действуют три рабочие группы - по транспарентности и отчетности, по универсализации соглашения и по эффективному выполнению его положений.

Договор запрещает государству-участнику передачу оружия, если есть предположение, что оно может быть использовано для совершения актов геноцида, преступлений против человечности или иных военных преступлений.
Для оказания содействия странам-участницам в реализации положений документа создан специальный орган - секретариат МДТО (штаб-квартира в г. Женева. Швейцария), куда участники соглашения, руководствуясь своими национальными законами, должны на ежегодной основе представлять отчеты, отражающие выданные на поставки ВВТ разрешения и внесенные в национальные законодательства изменения по этой проблематике.

Бюджет секретариата формируется из ежегодных взносов (от всех подписантов договора) и взносов на организацию и проведение регулярных сессий КГУ МДТО (от участвующих в мероприятии стран и организаций).

Имея максимально ограниченную структуру, секретариат выполняет следующие функции:
- оказание технического содействия в реализации положений договора;
- сбор и обобщение национальных ежегодных отчетов по вопросам экспорта подлежащих контролю ВВТ;
- анализ законности продаж вооружения с учетом действующих санкций Совбеза ООН н международных обязательств сторон по другим договоренностям;
- регистрация возможных нарушений государствами - получателями ВВТ прав человека и норм международного гуманитарного права;
- содействие расширению состава участников МДТО;
- обеспечение работы КГУ. в том числе решение организационных вопросов, и необходимого обслуживания заседаний, проводимых в соответствии с настоящим договором;
- предоставление ежегодных отчетов для Генеральной Ассамблеи ООН о реализации МДТО на региональном и глобальном уровне.

По состоянию на 1 июля 2019 года договор подписали 130 государств (в том числе США и Израиль), ратифицировали 83 (включая всех членов Евросоюза). В числе не подписавших Индия, Иран. Китай. КНДР. Саудовская Аравия. Сирия и Россия.

Участие в МДТО рассматривается большинством государств в качестве инструмента укрепления своего авторитета и влияния в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС). При этом они считают, что ввод его в действие способствовал усилению контроля за распространением в мире обычных вооружений, укреплению международной безопасности. Кроме того, некоторые из них рассчитывают на дополнительные дивиденды от участия в форме расширения взаимодействия в военной области с ведущими западными странами, подтверждения надежности в качестве импортера ВВТ, а в перспективе на получение статуса привилегированного партнера. Именно поэтому за несколько месяцев до вступления документа в силу его спешно подписали Украина и Грузия.

Анализ функционирования нового соглашения свидетельствует, что в настоящее время оно в существующем виде не может служить универсальным стандартом в области торговли ВВТ. Договор предоставляет широкие возможности дня выборочного запрещения поставок оружия определенному импортеру под спорными гуманитарно-правовыми предлогами, носит общий характер и. по сути, является рамочным документом. При этом он не содержит четких правки, надежно исключающих попадание оружия в незаконный оборот. В частности, отсутствуют положения о контроле за реэкспортом обычных вооружений, регулировании передач оружия, произведенного по иностранным лицензиям. Недостаточно внимания уделено мониторингу конечного использования поставляемой продукции.

Кроме того, новый международно-правовой акт не запрещает передачу оружия негосударственным субъектам международного права, в том числе и тем. чья деятельность нарушает законодательство страны, на территории которой они находятся. Попытки России включить данное положение в его текст были решительно блокированы ведущими государствами Запада, и в первую очередь США, стремящимися сохранить за собой свободу действий по снабжению оружием антиправительственных группировок в странах с неугодными режимами.

В настоящее время среди участников договора существуют серьезные разногласия в подходах к закреплению положений МДТО в национальных правовых актах. Это обусловлено тем, что в большинстве развивающихся стран собственные системы экспортного контроля в отношении ВВТ отсутствуют или нуждаются в серьезной модернизации. Вследствие этого требуется выработка универсальных механизмов адаптации их нормативно-правовой базы под обозначенные цели.

Соединенные Штаты, лидирующие на рынке вооружений, подписали МДТО в сентябре 2013 года. Однако большинство членов американского конгресса выступили против его ратификации, так как, по их мнению, обязательства по договору могут привести к ограничениям на оборот оружия в стране, а также нарушить вторую поправку к конституции. гарантирующую американцам право на владение стрелковым оружием.

Вместе с тем администрация Б. Обамы в декабре 2016 года направила этот документ в сенат конгресса США на ратификацию, где сторонникам дополнительных ограничений на торговлю оружием пока не удается набрать необходимые 2/3 голосов для его одобрения.

Президент Д. Трамп 26 апреля 2019 года на ежегодном съезде национальной стрелковой ассоциации, на поддержку которой он рассчитывает в борьбе за президентский пост в 2020 году, объявил о намерении выйти из данного соглашения. Он обратился к сенаторам с просьбой остановить процесс ратификации МДТО. а также выразил готовность отозвать подпись под этим документом. По его словам, такое решение направлено главным образом на защиту "конституционных прав американцев".

Представители стран Евросоюза считают, что действия Вашингтона разрушат механизм, для создания которого ЕС приложил значительные усилия. В дальнейшем Брюсселю станет сложнее убеждать других крупных экспортеров оружия присоединиться к МДТО. Кроме того, по мнению европейцев, демарш американцев нанесет серьезный ущерб эффективности, авторитету и универсальности договора, затруднит работу по выстраиванию равноправных условий для международной торговли ВВТ и по противодействию контрабанде вооружения. Он также приведет к снижению уровня доверия в трансатлантических отношениях, хотя ЕС и США продолжат сотрудничество по отдельным вопросам экспортного контроля.

Не просматриваются перспективы и в отношении возможного присоединения к МДТО Китая. В Пекине полагают, что текст договора является "сырым", некоторые его положения могут быть трактованы неоднозначно, а наличие в нем "гуманитарных ограничений" и требований об отчетности как экспортеров, так и импортеров вооружений может существенно осложнить ВТС КНР с другими государствами. Кроме того, китайская сторона считает неприемлемой для себя и нынешнюю "усеченную" конфигурацию МДТО, в которой не участвуют ключевые игроки на рынке вооружений.

Отмечается, что на данном этапе документ полезен лишь для государств, не обладающих развитой системой экспортного контроля, в отличие от Китая, где законодательство в данной сфере отлажено. В связи с этим Пекин не намерен приспосабливаться к новым международным стандартам, навязываемым этим договором.

Сдержанное отношение к участию в соглашении сохраняется и в Индии. Учитывая, что она в значительной степени зависит от импорта оружия (закупается более 70% ВВТ), в Нью-Дели негативно относятся к положениям договора, ограничивающим использование импортируемого оружия, а также позволяющим транзитным странам досматривать и задерживать военные поставки. В МИД Индии считают, что вопрос о возможном присоединении ее к МДТО будет оставаться в дискуссионной плоскости, до тех пор пока о готовности участвовать в нем не заявят Китай и Пакистан.

Традиционные партнеры России в сфере ВТС (Алжир. Венесуэла, Египет, Иран. Куба. Сирия) на данном этапе также не намерены подписывать это соглашение, отмечая, что его недостатки вряд ли могут быть устранены в обозримой перспективе. В первую очередь их беспокоит отсутствие в документе четких критериев "проблемных" стран, которым не должны поставляться ВВТ. По их мнению, это создает основу для вольной интерпретации договора и использования его в целях "наказания" любого неугодного Западу государства.

Следует отметить, что основные усилия главных идеологов МДТО (страны Евросоюза) направлены на вовлечение в него государств Африки и Латинской Америки, на оружейных рынках которых они хотели бы укрепить свои позиции, потеснив Россию и Китай.

Что касается РФ, то для нее присоединяться к данному договору в его нынешнем виде нет необходимости, поскольку установленные им стандарты существенно ниже российских. В частности, законодательство страны в области экспорта, импорта, транзита, передачи ВВТ и оказания посреднических услуг в этой сфере является более совершенным, чем требования МДТО.

Так, договор не ставит заслонов для передачи оружия оппозиции, воюющей против правительств своих стран, и не предусматривает мер против проникновения вооружения в ряды террористических организаций. При разработке документа Россия настаивала на включении в текст пунктов о запрете продаж ВВТ "неуполномоченным негосударственным субъектам", о прекращении поставок оружия, произведенного без лицензий или по просроченным лицензиям, об ужесточении положения о реэкспорте оружия. Но эти требования не были учтены. Кроме того, в договоре нет механизма контроля над его исполнением, а действие соглашения не распространяется на беспилотные летательные аппараты и другие современные военные технологии. С учетом данных обстоятельств Россия считает присоединение к МДТО нецелесообразным.

В целом состояние и ход реализации Международного договора о торговле оружием свидетельствуют о том, что он в настоящее время не отзывает существенного влияния на мировой рынок ВВТ и не является реальным инструментом эффективного контроля оборота вооружений, носит декларативный характер и не содержит жестких правил, надежно исключающих попадание оружия в незаконный оборот и его передачу негосударственным субъектам.

Очевидно, что реализация планов Д. Трампа но отказу от МДТО нанесет серьезный ущерб его сторонникам и фактически обесценит документ среди основных государств - экспортеров вооружения и военной техники.

Зарубежное военное обозрение. - 2019. - №11. - С. 11-14

Всего комментариев: 0
avatar