Организационно-концептуальная база совместимости ВС стран НАТО (2006)

Генерал-майор С. Печуров,
доктор военных наук

Следствием форсированного расширения НАТО в последнее десятилетие, безусловно, явилось временное укрепление политических позиций Запада на международной арене. Вместе с тем количественное увеличение альянса чревато серьезными для него проблемами, часть которых уже в настоящее время осознают наиболее дальновидные западные специалисты. Особое беспокойство среди них вызывает резкое снижение степени совместимости формирований альянса, что выражается в нестыковках многих концептуально-доктринальных положений, регламентирующих развитие национальных вооруженных сил недавно принятых в него государств, с натовскими документами, а также разные стандарты как оперативно-тактического, так и военно-технического характера. В связи с этим, не прерывая процесс расширения Североатлантического союза, его руководство все больше внимания уделяет решению комплексных вопросов совместимости, или всесторонней интероперабельности (как в последнее время называют этот процесс на Западе), входящих в военную организацию альянса национальных контингентов вооруженных сил. Для обозначения процесса интеграции внутри НАТО во всем его объеме на организационном уровне принято употреблять несколько терминов, среди которых наиболее распространенными, в том числе в названиях блоковых структур и органов, являются "совместимость", или "интероперабельность"*, и "стандартизация". Последний термин интерпретируется как "разработка и осуществление концепций, доктрин, методов и проектов для обеспечения и поддержания требуемых уровней сопряженности, взаимозаменяемости или унифицированности в оперативной, процедурной, материально-технической, технической и административной областях для достижения оперативной совместимости".

Организация Агентства НАТО по стандартизации

В принципе задачи оперативной и военно-технической совместимости национальных ВС под эгидой Североатлантического союза возложены на все руководящие, по сути многонациональные, органы блока. Вместе с тем на некоторых из них, как отмечают иностранные специалисты, прежде всего таких как Организация НАТО по стандартизации, Конференция руководителей национальных ведомств по вооружению, Консультативный комитет НАТО по вопросам управления и связи, Конференция руководящего состава тыла НАТО и некоторых других, лежит прямая ответственность за воплощение в жизнь решений военно-политического руководства альянса в данной области.

Следует подчеркнуть тот факт, что в НАТО практически со дня ее создания в 1949 году не только фиксировали наличие существующих и потенциальных проблем интероперабельности, но и вполне четко осознавали значительные трудности, с которыми придется столкнуться руководителям альянса в ходе их решения. Прежде всего еще во время консультаций по вопросам формирования органов управления блока и аспектам их функционирования было решено с целью нивелирования культурных различий официальными языками данной военно-политической организации сделать только два - английский и французский, а для обеспечения последующего безотказного функционирования всего сложнейшего механизма разработать единые стандарты в области тылового обеспечения в рамках военных структур НАТО.

Чуть позже с целью формирования единого процедурного, оперативного и материально-технического поля стандартизации в рамках альянса была образована первая общенатовская структура - Организация НАТО по стандартизации. Для осуществления же конкретной деятельности в данной области и вовлечения в нее представителей стран-участниц был создан рабочий орган - Группа по стандартизации альянса.

Существенное влияние на стандартизационную работу в блоке оказали события на международной арене в конце 80-х - начале 90-х годов и, как следствие, принятие в 1991-м новой коалиционной стратегической концепции. В ней нашел отражение курс руководства НАТО на фактически новую сферу деятельности блока по миротворчеству, урегулированию кризисных ситуаций и гуманитарным операциям. При этом предполагалось вовлечение во все эти мероприятия уже тогда обозначившихся новых "партнеров" из числа восточноевропейских стран - бывших членов Организации Варшавского Договора, что требовало соответствующих организационных, а также содержательных реформ, направленных на обеспечение совместимости военных потенциалов стран-участниц. Фактически была создана новая Организация НАТО по стандартизации (решение об этом было зафиксировано Советом НАТО в январе 1995 года). В результате структурной перестройки решение конкретных проблем стандартизации было возложено на Комитет НАТО по стандартизации, Совет НАТО по связи в области стандартизации и Управление по стандартизации НАТО. Среди этих органов в качестве главного был определен Комитет НАТО по стандартизации, в состав которого входили официальные представители стран - участниц альянса и решения которого направлялись на утверждение непосредственно в высшие инстанции блока. Совет НАТО по связи в области стандартизации функционировал при Комитете в качестве внутреннего координирующего органа, представляя интересы всех органов альянса, занимавшихся вопросами стандартизации. На Управление по стандартизации НАТО возлагались задачи по сути аппарата или штаба при первых двух структурах, которое представляло собой небольшой интегрированный орган, состоящий из офицеров и гражданских служащих. Перед всеми этими структурами была поставлена задача оптимизации работы внутри НАТО путем не только разработки действенных решений в области стандартизации, но и контроля их выполнения.

Однако уже через несколько лет, стремясь поспеть за быстро меняющейся обстановкой в Европе и соответствующими решениями военно-политического руководства НАТО, касавшимися главным образом увеличения числа членов блока, вновь встал вопрос о реформировании структур альянса, занимающихся вопросами интероперабельности во всем их объеме - от повышения уровня оперативной совместимости до стандартизации ВВТ.

На юбилейном вашингтонском саммите НАТО (1999) была принята очередная, обновленная коалиционная стратегическая концепция, результатом чего явилась интенсивная работа внутри военно-политических структур блока, направленная на дальнейшее повышение уровня стандартизации в национальных вооруженных силах стран альянса.

Уже в июне 2002 года было объявлено о первых результатах проделанного анализа предыдущей деятельности стандартизационных органов Североатлантического союза и намечены направления дальнейшей работы. Комитет НАТО по стандартизации оставался главным руководящим органом альянса в данной области и, как и прежде, замыкался напрямую на Совет НАТО. В своей работе, как было определено, он должен опираться на Группу представителей Комитета, которая занимается вопросами гармонизации и разработки рекомендаций на уровне представителей стран блока. Комитет НАТО по стандартизации работает под председательством генерального секретаря альянса, которого обычно представляют два постоянных сопредседателя - помощник генерального секретаря по военно-техническому обеспечению и начальник Международного военного штаба. С начала 2000-х годов в деятельности данного комитета активно участвуют государства - партнеры по натовской программе "Партнерство ради мира".

При комитете функционирует так называемая штабная группа НАТО. Она отвечает за организацию штабного взаимодействия и подготовку соответствующих документов, вносит свой вклад, в частности, в определение потребностей стратегических командований в области военной совместимости и стандартизации. В нее входят представители стратегических командований, Международного военного штаба и Международного секретариата, обеспечивающие работу руководящих органов и отвечающих за постановку задач по стандартизации.

В качестве же единого, интегрированного рабочего органа, имеющего своей целью реальное воплощение решений руководства блока по углублению и расширению оперативной и военно-технической совместимости и стандартизации, было решено определить Агентство НАТО по стандартизации, в состав которого входили бы военные и гражданские сотрудники (см. схему). Оно несет ответственность перед Комитетом НАТО по стандартизации за координацию деятельности во всех областях совместимости (интероперабельности). Этот орган определяет процедуры и функции планирования и исполнения решений в данной области в масштабах всего альянса, а также отвечает за подготовку заседаний Комитета НАТО по стандартизации и общую организационно-административную работу по всем соглашениям, касающимся стандартизации в НАТО (СТАНАГ), и внутринатовским уставам и наставлениям. В базу данных агентства занесены все документы альянса, касающиеся проблем совместимости национальных военных машин стран-участниц НАТО. Кроме того, на этот рабочий орган альянса возложена функция ведущего агента Военного комитета блока по развитию, координации, оценке оперативной совместимости и поддержке тесных отношений с международными, в том числе гражданскими, организациями по стандартизации.

В агентстве имеются пять отделов: политики и координации, межвидового взаимодействия ("объединенных сил"), сухопутных войск, ВМС и ВВС. На данные отделы замыкаются так называемые советы по стандартизации, в состав которых входит один представитель от каждой страны - члена НАТО. Советы действуют на постоянной основе. Их задачей является подготовка соответствующих соглашений и союзных (натовских) уставов и наставлений. При каждом из этих органов также на постоянной основе функционируют рабочие группы по различным проблемам стандартизации как в рамках отдельных видов ВС, так и в интересах межвидового взаимодействия ("объединенности"). Чем сложнее (с точки зрения совместимости) вопрос, стоящий перед многонациональным коллективом той или иной группы, тем большее число офицеров и гражданских представителей участвует в его работе. Например, в рабочую группу, занимающуюся проблемой обеспечения межвидового взаимодействия в воздушных операциях, входит шесть-десять офицеров и гражданских лиц только от США, причем представляющих все виды американских вооруженных сил, и некоторые заинтересованные компании военно-промышленного комплекса. Практически все соглашения, касающиеся вопросов совместимости контингентов войск и стандартизации ВВТ, а также натовские уставы и наставления либо разрабатываются непосредственно, либо проходят апробацию в этих группах. К 2005 году в НАТО было утверждено более 1 500 соглашений по стандартизации и около 700 блоковых уставов, наставлений и других документов в области совместимости ВС в рамках альянса.

Процедура подготовки данных соглашений и уставов/наставлений, как правило, предусматривает разработку проекта каким-либо государством-членом альянса, а затем его представление и анализ в рабочей группе. В случае несогласия с теми или иными положениями документа представители национальных ВС оспаривают их или делают оговорки и уточнения, которые затем обсуждаются на пленарных либо рабочих совещаниях. В случае их одобрения большинством представителей стран-участниц документ считается готовым к утверждению. Весьма примечательно, что деятельность Агентства НАТО по стандартизации выходит за рамки военных, в том числе блоковых, структур. Западные аналитики отмечают, что представители этой организации на постоянной основе работают и с различными гражданскими организациями, как международными, так и региональными, главным образом охватывающими, естественно, государства альянса. Данная работа всячески поощряется руководством блока, поскольку в подавляющем большинстве случаев, например при разработке и производстве тех или иных образцов ВВТ, якобы имеет место совпадение военных и гражданских стандартов по большинству разрабатываемых деталей и узлов. Более того, подчеркивают специалисты, "поскольку основная часть соглашений по стандартизации в НАТО уже в настоящее время базируется на гражданских стандартах, есть все основания констатировать факт тенденции количественного увеличения этого перечня".

В принципе все нюансы подготовки общенатовских документов по углублению совместимости контингентов национальных вооруженных сил в альянсе отражены в ряде основных уставов и наставлений блока, среди которых, в частности, ААР-3(Н) "Процедуры разработки, подготовки, издания и утверждения соглашений по стандартизации в НАТО и союзных уставов и наставлений" (март 2001 года), ААР-4 (2000) "Соглашения по стандартизации в НАТО и союзные уставы и наставления" (январь 2000 года), ААР-6 (V) "Словарь терминов и определений НАТО (на английском и французском языках)" (сентябрь 1998 года), AJP-01 (В) "Совместное применение группировок войск (сил) ОВС НАТО" и некоторые другие.

Особое значение с точки зрения оперативной совместимости национальных контингентов войск в рамках НАТО имеет упомянутый документ AJP-01 (В), по сути представляющий собой доктрину действий многонациональных группировок войск под эгидой НАТО, в которой раскрываются практически все нюансы совместимости военных машин стран-участниц в различных условиях обстановки. Помимо общих положений, затрагивающих роль и задачи коалиционных сил, их систему управления, структуры и особенности применения, в данном документе содержатся разделы, специально посвященные проблемам, от решения которых зависит конечный результат всей проводящейся в НАТО кропотливой работы в данной области, а именно успешное ведение боевых действий. Например, в документе указывается, что "задействование командно-штабных структур многонационального состава может привести к увеличению времени их реагирования на изменения обстановки, что не является характерным для аналогичных органов управления, выделяемых одним государством". Данный и другие аналогичные негативные моменты, по мнению разработчиков документа, могут быть преодолены путем использования в ВС стран-участниц единых доктрин, концепций и стандартных процедур, а также проведения соответствующих совместных мероприятий оперативной подготовки в условиях, близких к реальным.

Кроме того, выделяется и такой негативный фактор, который пока еще не изжит в альянсе, как различия в возможностях войск (сил) стран-участниц и применяемых в их ВС процедурах, безусловно, оказывающих отрицательное влияние на эффективность формирований многонационального состава.

В документе в особом подразделе подчеркивается нерешенность проблемы выработки единых стандартов управления, что отрицательно сказывается на взаимодействии контингентов войск стран-участниц и в еще большей степени при привлечении в коалиционные группировки войск формирований ВС из государств, не являющихся членами НАТО. Как считают разработчики документа, по-прежнему не устранены языковые барьеры даже внутри альянса, которые создают трудности при использовании средств связи, что якобы может стать причиной различной интерпретации отдаваемых (получаемых) приказов (распоряжений, команд, сигналов). Отмечается все еще имеющее место отсутствие сопряжения технических средств, препятствующее обмену информацией, разведывательными и другими данными. Кроме того, в значительной степени может затруднить всестороннее обеспечение войск продолжающаяся неспособность ряда государств-участников альянса осуществлять снабжение воинских формирований материальными и другими средствами (ресурсами) по единой схеме. Таким образом, несмотря на значительные усилия и выделяемые средства, руководство блока продолжает испытывать серьезные трудности на пути решения поставленной задачи по обеспечению максимально возможной совместимости вооруженных сил стран-участниц.

Вместе с тем западные специалисты подчеркивают существенные положительные сдвиги, достигнутые в последние годы на пути обеспечения совместимости (интероперабельности) и стандартизации в рамках НАТО и называют подготовленные в этой области соглашения, уставы и наставления "интеллектуальным хребтом альянса, который формирует общий фундамент для входящих в него ВС различных государств ... и который находит конкретное выражение в уже достигнутой общности доктрин и процедур, принципов при разработке документов, схожести методов управления войсками, связи, компьютерного обеспечения, взаимозаменяемости ВВТ и боеприпасов, а также в почти идентичных системах тылового обеспечения".

* Подробнее см.: Зарубежное военное обозрение. - 2006. - № 10. - С. 2-9.

Зарубежное военное обозрение. 2006, №11, С. 2-7

Всего комментариев: 0
avatar